ИХТИология

Интервью с Адрианом Гусейновым

Ансамбль "Ихтис" - редкое для среднерусских просторов музыкальное явление. Оно уже получило у некоторых критиков титул "русских Dead Can Dance", хотя, на мой взгляд, это гораздо более интересное и глубокое явление, чем названная австралийская группа. Композиции в исполнении Адриана Гусейнова и его музыкантов представляют собой аутентичный христианский духовный фольклор. Но этот материал положен на "живую" и со вкусом сделанную акустическую инструментальную "подкладку". Такой синтез радует как ухо искушенных меломанов и критиков, так и наболее вдумчивой части молодежи, в сферу интересов которой входит модный нынче этнический рок. Многочисленные истории, рассказанные Адрианом в интервью и телеэфирах, пожалуй, стали частью духовного фольклора. Особенно известен рассказ о съемках клипа в Сербии, когда прямо на глазах у музыкантов произошло чудесное явление - на небе появился Крест, который не был следом от самолета.

Порталу "Религаре" удалось поговорить с Адрианом не только о музыке и о новейшем альбоме группы, но и о тех процессах в обществе, которые не могут не волновать настоящего христианина и настоящего музыканта.

 

- Адриан, Вас многие помнят по Рождественскому флэшмобу 2011-го года. Вы же стали его организатором-первопроходцем?

- Да, это был первый у нас в стране святочный флэшмоб. И мне отрадно, что нас тогда поддержало огромное количество людей. А ролик, снятый агентством "РИА-Новости", до сих пор пользуется устойчивой популярностью. Это, как и было задумано, породило много подобных флэшмобов.

- Что вы чувствовали тогда?

- Неописуемую радость, как и все участники. Сцена и зрительный зал совместились. Ведь совместно исполненная колядка - совсем не то же самое, что фольклор со сцены.

А еще есть мнение, что авторы перформансов и флэшмобов используют те же техники, что и авторы политических акций - та же мысль в зеркальном отражении.

-Вот удивили! Нет, насчет аналогии техник не согласен совершенно. У флэшмоба изначально совершенно иная природа, уходящая корнями в традиции уличного театра.

-Сегодня в богемной среде разговоры о политике часто осуждаются. А для вас это не запретная тема?

- В богемной не знаю, для меня не запретная. А почему они осуждаются?

- Если что-нибудь не то озвучить - можно нерукопожатным стать.

- Это, наверное, потому, что главные ревнители толерантности на практике чаще всего оказываются у нас самыми нетерпимыми к другим мнениям. Им кажется, что только они желают миру света, добра, любви, а все, кто против... То есть проблема в банальном отсутствии уважения друг к другу, не говоря уже о христианской любви, которая воспринимается как какая-то метафора. У меня есть друзья с обеих сторон, которых я искренне люблю, тем неприятнее переживается возникшая традиция дружить по политическому принципу. Это страшная духовная ловушка!

- В Европе по-другому? Там, говорят, художник и музыкант пока еще более свободны в высказываниях, нет?

- Высказаться-то тебе там может и дадут, но что потом? Рискуешь иметь реальные негативные последствия. Попробуй высказаться, например, против содомии.

- С ЛГБТ все понятно. А вот политические взгляды могут быть продиктованы христианством напрямую?

- Да, если эти взгляды сообразуются с заповедями Христовыми. А если говорить о системе, то только, монархия. Да и то в нынешних условиях монархия, увы, нереальна - пока не достойны.

- Согласна. Но вы ведь бывали в славянских странах, в Греции. Там люди не стесняются говорить о политике?

- У сербов есть поговорка: "Где два серба, там три партии". Они ужасно любят поспорить о политике. В Сербии общество поляризовано. Большая часть за свою культуру, но, как и у нас, есть крикливое прозападное меньшинство, которое очень активно.

- Как на Украине?

- Возможно. Они любят вспоминать времена Тито, который умел на противовесах доить и запад и Советский Союз, благодаря чему югославы имели возможность гулять по Европе и имели относительно благополучный быт. А о том, что Тито, после совместной борьбы против фашистов, уничтожил народное движение четников, о том что не примирил два народа, призвав хорватов к покаянию за совместный с немцами геноцид сербов во время ll-й мировой, вспоминают редко. Потому, в наше время и рвануло, да так, что нет теперь Сербской краины...

- Ну, а вы политические беседы вести не боитесь?

- А чего бояться? Только стараюсь не вступать в интернет-дискуссии. Это отнимает слишком много времени, эмоций и приносит реальные грехи. Люди в таких "дискуссиях" часто перестают быть людьми. Честно говоря, до того как понятие рукопожатности вошел в обиход в протестной среде, я сам иногда пользовался этим выражением. Но рукопожатность для меня никогда не была связана с политикой.

- В отличие от представителей "болотного" сообщества?

- Да. Мне все это протестное движение с белыми лентами было неприятно с самого начала. Есть крылатое выражение, которое приписывают Черчиллю: "Кто в 20 лет не был революционером, у того нет сердца. Кто в 40 лет не стал консерватором, у того нет разума". Мне 42 и, естественно, консерватизм это моё. Само слово "консерватор" - латинизм, означающий "сохранение".

- А что сегодня сохраняет консерватизм?

- Мне нравится определение Бердяева: "Консерватизм - это не то, что мешает движению вперед и вверх, а то, что препятствует движению назад и вниз". Пережив перестроечные годы, очень хорошо помню, что тогда творилось и очень хорошо помню чувства стыда и беспомощности за то, что делали со страной. Поверьте, для мужчины - сильная прививка. А сейчас вижу, как пытаются играть на чувствах народа, кричат: "Вас грабят"! Конечно, коррупция была и есть, и с ней надо жёстко бороться. Но меня пытаются заставить поверить, будто меня только и делают, что грабят. Чтоб я, несчастный, только об этом и думал. Такая спекуляция на нехристианских, низких эмоциях, которые пытаются сделать основными и мастерски использовать. Не нужно вестись на такое и делать целью своей жизни отклики на подобные мороки.

-

 

- Коррупция ведь тоже, мягко говоря, не христианское явление?

- Конечно. Но нельзя с ней бороться, опираясь и даже укореняясь в низких чувствах.

- Протестное движение предлагает неправильную мотивацию?

- Безусловно. Христианская борьба со злом не предполагает революций и никогда не совершается со злобой в сердце. А истерия некоторых лидеров Болотной изначально напоминала что-то сектантское. Одни и те же приемы зарабатывания дешевого авторитета, нагнетание страстей.

- Бесстрастность госчиновников внушает больше доверия?

- Госчиновников - не знаю, но, не будучи "путинистом", я пока понимаю логику большинства действий президента нашей страны, хотя и допускаю, что еще могу обмануться. Чуть больше года назад преставился мой духовный отец, который, в свое время меня крестил и открыл для меня православное христианство. Когда мы с ним поднимали в разговорах вопрос о личности Владимира Путина, он говорил: "Зная, что он крещеный, поминай его в молитвах. Уверяю тебя, что Господь никогда не похвалит тебя за бесплодный ропот и осуждение, но при этом с тебя спросится, что лично ты сделал духовного, чтобы исправить ситуацию? Молился? Зная, что он причащается, в записки на литургию его вписывал? Ведь если здесь Промысел, он откроется молящемуся. Если же это наваждение, то оно скорее пройдет". Слова моего духовного отца убедили меня. Тогда как господствующая сейчас эстетика постмодерна все высмеивает - любую нормальную инициативу.

- Так легче всего...

- Нет, это специальный прием, а не просто самый легкий путь. Это технология: можно высмеять любую ценность, опустить самое высокое.

- Это происходит и в искусстве, и в политике.

- В частности, это заметнее всего как раз на примере лидеров протестного движения. Они разрушают христианское незамутнённое мировосприятие. Будь ты хоть семи пядей во лбу, твою инициативу все равно мастерски высмеют и опустят в интересах болотной революции. Неважно, художник ты или общественный деятель.

- Ленин называл это "партийностью искусства" и был по крайней мере откровенен. Теперь это никак не называется... Но лучше вернемся к музыке. Ваш ансамбль "ИХТИС" возник примерно примерно три года назад. Я, признаться, боялась, что проект провалится, потому что сегодня исключительно духовный фольклор, начисто лишенный скабрезности, да еще в непривычной аранжировке, популярным быть не может. Но мои ожидания, к счастью, не оправдались. Почему?

- Мы достаточно требовательно отбираем материал. Нас не интересуют какие-то отвлечённые песни о любви и житейских проблемах, их и так много поют. Ваши прогнозы, благодарение Богу, не оправдались, думаю потому, что мы не меняя вокальный материал (он остается аутентичным), обрамляем его качественной инструменталкой и подаем так, чтобы молодежное ухо это хорошо воспринимало. А уже потом молодежь начинает думать о глубине содержания.

- Это миссия?

- Мы стараемся избегать таких громких заявлений, но в принципе - конечно.

- А как подбирается репертуар? Или песни вас сами находят?

- Сами находят.

- Например?

-

 

Например, в Сербии у меня есть друзья, и одна из них, Мила, вдруг присылает мне две песни на слова Николая Сербского. Оказывается, в Сербии их исполняет церковный хор. Мы присмотрелись, поработали - и теперь это одни из самых известных песен, которые исполняет "ИХТИС". Ну и за время пения на клиросе, с 94-го года, у нас набралось много кантов, колядок, а сейчас ещё и друзья-батюшки присылают.

- А как насчет влияний?

- На меня в период воцерковления повлияло творчество покойного архидиакона Романа Тамберга. Сегодня оно воспринимается уже как немного наивное, но в свое время сыграло большую роль. Благодаря ему, мне стало понятно, что и как можно петь за пределами богослужения. У нас некоторые сложности с определением стиля, но, наверное, все это можно назвать православным фолком.

- Но ваш стиль очень узнаваем. Один раз услышишь, и ни с кем не спутаешь. А в одном интервью вы сказали, что "ИХТИС" вообще правильнее было бы считать не просто ансамблем, а братством. Как такое возможно в эпоху, когда большинство групп формируется по принципу: "лидер - наемные работники"?

- Да просто Господь послал нас друг другу, поэтому нас связывают не только профессиональные качества, но и, например, кумовщина. Я крестный детей у двоих участников. Другие тоже друг другу кумовья. А в крестные ведь кого попало не берут. Мы все хорошо знаем друг друга по жизни, мы верующие церковные люди и нам хорошо вместе.

- Хотя и совершенно разные собрались люди в смысле возраста, образования и прочих статусов?

- Да, совершенно. И разговоры от бытовых до историко-философских. В общем, нам интересно.

- Тогда, пожалуйста, ваше золотое слово о музыкантах.

Петр Акимов - виолончель-легенда. С одной стороны, школа Питерской консерватории, которую он закончил. А с другой, с младых ногтей школа питерского (и не только) рока. Он играл и с Гребенщиковым, и с "Наутилусом Помпилиусом", и с "Аукцыоном", и с "Колибри", и с группой "Выход". Продолжает блестяще музицировать с Ольгой Арефьевой. Вот это уникальное сочетание академического образования и неформального опыта привело к тому, что Петр способен к такому стилю исполнения, которого до него не было, наверное, в нашей независимой музыке.

- Так. А остальные?

Михаил Смирнов, мультиинструменталист. У него есть свой замечательный проект кельтской музыки "Art Ceilidh" (Арт Кейли), получивший признание даже в Ирландии. Автор музыки более чем к 20 отечественным фильмам. Многодетный отец.

Ваня Смирнов, младший брат Михаила. Гитарист. Самый молодой участник, ждет третьего ребенка, очень позитивный человек. Вы, наверное, знаете, что они оба - сыновья прекрасного акустического гитариста Ивана Смирнова и племянники известного священника?

-Разумеется...

Михаил Полторак - выпускник Московской консерватории. Это говорит само за себя. Дирижер-хоровик. Регент московского храма. Руководитель школьной звукостудии. Сын священника. Многодетный отец.

Иерей Олег Осадчий. Долгое время служил диаконом, у него прекрасный голос. О.Олег был солистом своей музыкальной группы, с англоязычным репертуаром. Сейчас он в иерейском сане.

Иван Жежерун, столяр-резчик. Огромный опыт церковного пения. Больше двадцати лет на клиросе.

Сергей Ляховецкий, программист. Опыт церковного пения и знание народной песни - необходимый для нас опыт. Многодетный отец.

Конечно, можно было бы набрать профессиональных, народных или академических певцов, но это была бы совсем другая история. У нас есть все, что нам нужно - просто нормальное мужское пение, хорошие мужские голоса, не специфические, наиболее привычные для уха обычного человека.

- Все такие разные, как же происходит работа над аранжировками? Вот находите песню - и...

- Сначала с новой песней я просто живу, а потом предлагаю ее инструменталистам. Они сообща размышляют над ней. Потом мы ее играем и вырисовывается общая форма. Каждый высказывается, и, в итоге, приходим к единому знаменателю.

- Соединение рока с фольклором - модное направление. Когда это оправдано? Можете привести удачные примеры?

- Нашу музыку трудно назвать роком. Скорее это осовременивание: вводится музыкальный аккомпанемент. Такой подход правомерен, когда на выходе все звучит красиво и качественно. Примеры? Вот Сергей Старостин - пожалуй, самый яркий. Существует фестиваль "Этносфера", который специализируется на музыке подобного рода, еще этнофьюжн-проект "Груня", "Ладони" гусляра Максима Гавриленко, Таисия Краснопевцева с Сергеем Клевенским. А сколько еще неизвестных, которые не в мейнстриме! Важно, чтобы фольклор не профанировали. Искусство все-таки должно не отражать действительность, а возвышать человека, напоминать ему о том, что он образ Божий.


- Вы часто давали интервью разным ресурсам, были на ТВ. И каждый раз рассказывали истории о том, как Бог оказывался совсем близко, рукой подать. Расскажете еще?

 

- Таких случаев полно. Иногда удивляюсь и благодарю Бога, что жив и относительно здоров. Особенно когда встречаемся с армейскими друзьями и вспоминаем прошлое. Главное,конечно - благодарность Богу. Вот вам почти анекдотическая история. Знакомые Ивана Жежеруна, одного из участников ансамбля, купили говорящего попугая и решили во исполнение псаломских слов "Всякое дыхание да хвалит Господа" научить его всего одной фразе: "Слава Богу за все!" Сказано - сделано. Как-то раз, этот попугай заболел, и у него выпали все перья - бывает такое у птиц. В общем, стал абсолютно лысым комочком. А попугай этот привык, что когда семья обедает или ужинает, его тоже чем-нибудь угощают, кладут в клетку кусочки. Вот все ужинают, он сидит в клетке - дверца открыта. А ничего не дают. И, видимо, у попугая началась паника на предмет того, что ужин сейчас кончится, а его не угостят. И он, забыв о приключившейся с ним куцости, решил вылететь из клетки, но перьев-то нет. Звонкий шлепок об пол. Семья в ужасе застыла. И вдруг из-под стола раздается истошный вопль: "Слава Богу за все!" История смешная, но поучительная.

Здесь опять хочу вернуться к теме, с которой мы начали, и добавить, что негатив, который пытается разбудить в нас "кипение возмущённого разума", начисто лишает нас чувства благодарности Богу. Такая хитрость - лишить душу этого благородного чувства и поселить вечный ропот и осуждение.

- С этого равнодушия все и начинается?

- Да. И самое страшное, что сейчас этот постмодерн вползает в церковную ограду, в головы православных христиан. Даже в ответ на осуждение очевидно страшных вещей вроде пропаганды содомии среди подростков - вдруг поднимается непонятный шум. В том числе со стороны отдельных людей, считающих себя церковными. Казалось бы, разве возможны здесь разные мнения? Ан нет... Оказывается "нас отвлекают от более важных проблем". Мне как педагогу хочется сказать: "ЧТО С ВАМИ?" Более того, постмодерн уже вмешивается и в богословские вопросы.

- Что с этим делать?

- Сопротивляться! С одной стороны духовным образованием, с другой духовной простотой. Вспоминать: "Где просто, там ангелов со сто". Наблюдать за собой: ведь эффективно можно сопротивляться только вползанию постмодерна в себя самого. Мудрая простота вообще единственное лекарство от постмодерна. Не считая, естественно, посильной аскезы - поста и молитвы.

- Но это только к себе применимо. А бороться со злом вовне реально?

- В публичном пространстве необходимо активное творческое делание. Делание как служение Богу и ближним, чем бы мы ни занимались. Помню как меня, в этом смысле, поразило письмо свт.Николая Сербского машинисту поезда из книги "Миссионерские письма". Нужно делать своё дело так чтобы другим стало тепло и понятно, ради чего ты вообще живешь. И тогда сбудется евангельское: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца Вашего Небесного" (Мф. 5, 16).

- Что здесь может музыкант?

- Играть качественную музыку, чтобы она духовно возвышала слушателя, а не вгоняла в депрессию или механически отражала пороки мира и души музицирующего. Музыка должна просветлять душу. Не зря сказано: "И чувства добрые я лирой пробуждал...". Это должно быть девизом для творчества.

- Какой музыке доступно это воздействие, кроме академической?

- В первую очередь духовной музыке, потом классике, потом настоящей народной.

- Но духовную музыку трудно воспринимать отдельно от богослужения, а канты - малоизвестная часть фольклора...

- Вот мы и пытаемся обрести утерянное и наверстать упущенное, популяризируя забытое.

- Многое упирается сегодня в репертуар. Есть потрясающе талантливые люди, но им нечего играть, они просто не в состоянии написать достойную песню.

- Согласен. Мы, в этом смысле, очень просто решили проблему. Сами ничего не сочиняем, а берём испытанное временем. И потому свободны. У меня такое ощущение, что в России, особенно жестоко уничтожалась культура народного пения. В Грузии до сих пор поют, в Сербии, Болгарии и Польше тоже. И духовные песни в том числе. На Украине прекрасно поют, целая колядовачная культура осталась...

- А у нас нет?

- У нас нет. У нас остервенело уничтожался этот вид народного искусства и коммуникации. Ну, а добил все телевизор, конечно. Он всех в деревнях разобрал по домам, разобщил, люди перестали собираться и петь.

- Это не только духовных песнопений касается. Не поют вообще ничего. Сверстники моего сына, подростки, теперь даже с гитарой не собираются. Визуальная культура возобладала. Интернет виноват?

- Культура пения, да и вообще соборности, в несколько этапов рушилась. Первый - телевизор. Следующий - появление видеомагнитофона. Я не шучу! У меня есть версия, что СССР в первую очередь распался благодаря появлению видеомагнитофона. Пока к нам не пришли видеокассеты, с видами манящего потребительского образа жизни, люди как-то относительно спокойно жили. Конечно, коммунистическая пропаганда, которая шла по телевизору - гадость, но она не так сильно разобщала людей и не так интенсивно разрушала умы и замутняла сердца. Ей, конечно, уже не верили и почти не замечали, но эту идеологию сменила пустая культура потребления.

Третий этап разложения, конечно, связан с интернетом.Закат живого общения. Сейчас много молодых людей, с трудом умеет общаться лично, глаза в глаза. Только посты писать и читать умеют, причем, желательно - короткие, а то "многа букафф"...

- Большие связные тексты уже не воспринимаются?

- Да, клиповое сознание влияет и на качество восприятия. Увы, иногда и себя ловлю на этом.

- Что с этим делать?Кстати, из-за интернета люди перестают ходить на живые концерты (а также на выставки, литературные вечера и в гости друг к другу). У музыканта две тысячи френдов в социальных сетях и двадцать человек сидит зале. Это нормально?

- Конечно, нет. Тут многое зависит от воспитания и семейных традиций. Если с детства прививать хороший вкус, вопреки общим тенденциям, все будет нормально. В ребенке с детства необходимо с любовью воспитывать вкус к хорошей музыке - духовной, академической, народной и любой другой, но качественной. Это потом откликнется.

- А если водить некому? Интернет-поколение не очень-то водит, только по аквапаркам и торговым центрам. Ну, в кафе еще любят детей таскать..

- Но все-таки есть такие семьи, в которых люди даже в походы ещё ходят, не то что на концерты, или выставки. На них надежда. Концерт посетить - это ведь не то же самое, что запись послушать. Это встреча. Там происходит общение в пространстве искусства.

- В завершение не могу не спросить об альбоме, который вы только что записали.

- Да, слава Богу, что Он послал нам сотрудников "Радио Вера", предложивших нам совместный проект, в результате чего, на днях, вышел альбом "Рождество". Альбом довольно пёстрый и интересный. Там 14 песен, 4 из которых на русском, остальные 10 на разных языках, но все они посвящены Рождеству Христову. В планах презентация альбома и, конечно, концерты. Приходите. Будем вам рады.

http://www.religare.ru/2_103516.html

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Адриан Гусейнов:
ИХТИология
Интервью с Адрианом Гусейновым
30.01.2014
Все статьи автора