Церковь - она и в Африке Церковь

О жизни одного православного прихода в ЮАР

В провинциальном южно-африканском городке Робертсоне действует православный храм в честь Марии Египетской, где по благословению греческого архиепископа Сергия отец Захария ван Вук служит на языке африкаанс. Особенность этого храма в том, что ноты всех песнопений батюшка использует русские, таким образом соединяя русскую хоровую культуру и язык потомков голландских первопоселенцев. Об этом удивительном храме и об одном дне из жизни его прихода и пойдет речь в рассказе.

Проезжаешь небольшой городок Робертсон, потом поселение местных цветных, потомков древних бушменов, которые еще до приезда в ЮАР голландских первопоселенцев жили на этой земле, и попадаешь в совершенно удивительный райский уголок - на территорию православного храма в честь Марии Египетской, где, по благословению греческого архиепископа Сергия, служит священник Захария ван Вук.  

Маленький каменный храм расположился в долине, которую с одной стороны окружают величественные и прекрасные Лангебергские горы, а с другой - небольшие холмы, за которыми - Робертсон. В солнечный день храм светится еще издали, потому что солнечные лучи, попадая на желтые стены, усиливают цвет. Округлый купол красиво вырисовывается на фоне гор. Все в строении органично, как будто не человек построил этот храм, а сама природа, или лучше Господь Бог. Вокруг храма заботливыми руками местного фермера Дэни посажены розы всевозможных сортов, зеленеют виноградники, на гранатовых деревьях висят тяжелые красные плоды, готовые к сбору.

Нас встречают звонким лаем две большие собаки Дэни, черная Мистер и золотисто-рыжая Флика. Из ворот храма выходит батюшка Захария, высокий и стройный, в черном повседневном облачении. Он радостно приветствует нас по русскому православному обычаю, трижды целуя. Между нами и отцом Захарией нет такой большой дистанции, какая порой бывает между обычными прихожанами и священниками в России, здесь священник твой друг, к которому ты относишься с большим уважением, почтением и в то же время с дружеской любовью.

Отцу Захарии 67 лет, но выглядит он довольно молодо и подтянуто. У батюшки седые волосы, коротко остриженные, и небольшая седая бородка, маленькие пронзительные глаза его всегда немного с хитрецой смотрят на тебя, на высоких скулах играет румянец.

Главное увлечение отца Захарии - музыка! Он может подолгу с наслаждением слушать диски с записями пения хоров, а потом с невероятным увлечением об этом рассказывать. На своем фортепиано он проигрывает песнопения для каждого голоса и может петь и аккомпанировать по многу часов. У батюшки длинные музыкальные пальцы, и всегда приятно смотреть, как они уверенно и скоро бегают по клавишам. Само собой, поет отец Захария и на литургии; его громкий, густой голос ведет за собой наш маленький и неслаженный хор. В маленькой квартирке батюшки (которая пристроена к храму, так что он может попасть из нее прямо в алтарь) царит артистический беспорядок, всюду книги по богословию, православные журналы из Америки, литургические тексты, и, конечно же, ноты. Так квартира отражает его музыкальную и творческую душу.

Вслед за батюшкой нас выходит встречать и фермер Дэни, Даниил по-нашему. Дэни - правая рука отца Захарии, он и в хоре поет, и помогает по хозяйству, и как самый близкий друг проводит вечера с батюшкой за прослушиванием музыки или просмотром видеофильмов.

После приветствий мы все вместе идем в храм. Когда батюшка купил этот участок земли, здесь был всего лишь небольшой каменный домик, похожий на сарай. Пригласили архитектора, который и придумал уникальное сооружение, в котором соединились храм, трапезная, несколько жилых комнаток для паломников и квартира батюшки.

Из трапезной деревянная дверь с крестом ведет прямо в маленький храм. Помещение рассчитано всего на 25-30 человек, но оттого, что оно такое небольшое, как-то уютнее и приятнее, словно ты находишься у себя дома. Художница Анна из Йоханнесбурга расписала стены яркими фресками в наивном стиле. В алтарной апсиде - Богородица Оранта с грустным, задумчивым ликом; в куполе - Спаситель, чуть ниже, в барабане - апостолы, а в парусах - четыре Евангелиста; справа на стене Сошествие во ад и Вознесение Господне, слева - Преображение и над входной дверью - Успение Богородицы. Конечно, фрески не такого высокого качества, какие можно увидеть во многих храмах в России, но в них есть очарование наивности, какой-то особенный африканский дух. Нет, не этнические колорит или сюжеты, но что-то в цветах, в общем радостном ощущении от фресок.

На деревянном иконостасе - небольшие иконы, у стен - столики с иконами, лампадками. Свечки теплятся в небольших деревянных ящичках, наполненных песком. Через ажурные окошки проникает рассеянный утренний свет...

Ровно в девять в маленький колокол снаружи храма звонит фермер Дэни, батюшка готовится в алтаре, а прихожане начинают заполнять храм. В непраздничные воскресные дни прихожан очень мало. Вот пришла Макрина, англичанка, которая живет по соседству с храмом и занимается реставрацией книг и их изготовлением; приехала из соседнего городка МакГрегора Анна, учительница младших классов; пришла греческая семья: отец Георгий с женой Анастасией, их дети Кристофер и Михаил и бабушка Елена, и, наконец, незаменимый Дэни. Большая радость для всех наших прихожан (а особенно для батюшки), когда на службу приходят местные дети из поселка. Их человек восемь, возрастом от пяти до 11-12 лет. Видно, что живут они в довольно тяжелых условиях, в бедности и тесноте, но каждый именно в воскресение, на службу, нарядился в самые лучшие свои одежды. Девочки в платьицах с рюшами и в ярких платках, мальчики в белых рубашках и брюках. Все ужасно конфузятся в храме и, войдя, сразу же бегут к стульчикам вдалеке, садятся рядком и ждут начала службы. Дети похожи тогда на маленьких, испуганных птичек, которые сидят на ветках и тревожно ждут чего-то...

Служба начинается с такого трогательного неофициального момента: Дэни, который является главным певчим, приносит себе стаканчик воды, чтобы в течение службы смачивать горло, откашливается и открывает книгу с текстом и нотами. Когда батюшка из алтаря видит эти традиционные манипуляции, он начинает службу.

Хотелось бы написать о некоторой особенности служб в Робертсоне. Здесь, в отличие от России, каждому прихожанину выдают книгу, где последовательно и подробно описан весь ход службы, с молитвами священника, диакона и с песнопениями для хора. Так что все могут следить за происходящим. Это сделано еще и потому, что в общине нет отдельного хора из-за малого количества людей, поэтому поют по возможности все, кто может петь. Поет даже сам батюшка, своим звучным, густым, низким голосом, ведет нас, не дает сбиться нашему нестройному пению.

Служба ведется на втором официальном языке в ЮАР - африкаанс, поскольку главной задачей отца Захарии было привести к православной вере именно своих соотечественников-буров. Африкаанс - красивый и необычный язык. Он относится к ветви германских языков; это смесь диалекта Южной Голландии, Фландрии, малайско-португальского креола и жаргонов и пиджинов на основе голландских диалектов, употребляемых в среде моряков. Мало того что отец Захария сам перевел все молитвы и песнопения с английского на африкаанс (потому что до этого никаких православных книг с молитвами не издавалось), так он еще, как человек с прекрасным музыкальным вкусом, разбирающийся в церковной музыке, соединил этот перевод с русской хоровой музыкой, потому что, по его словам, именно на такую музыку слова ложатся почти идеально.

Самый удивительный момент службы - это чтение Евангелия. Батюшка выходит на амвон со Священным Писанием, и вокруг него собираются все дети со свечками в руках. Они выглядят как темнокожие ангелы, лица их одухотворены и серьезны, кто-то даже приоткрыл от вдохновения рот, вслушиваясь в слова и пытаясь их понять. Смотришь на них, таких еще невинных, чистых, отрытых всему доброму, и хочется самой стать вновь ребенком, и также трепетно держать в руках маленькую свечку, внимая таинственным Божьим словам.

Когда служба заканчивается, все перемещаются в трапезную, и начинается традиционное чаепитие. Местных детей сажают за отдельный, «детский» столик, дают им печенье, сладкий питьевой йогурт (если нет поста), и они весело, увлеченно переговариваясь, поглощают угощение. Взрослые за чаем, кофе и сладостями обсуждают все интересные новости о происходящих в стране или в городе событиях, с не меньшим увлечением, чем дети, пересказывают смешные истории про своих любимых питомцев или просто про животных (в ЮАР эта тема очень популярна), ну и, конечно, обсуждаются вопросы православного быта, которые касаются всех прихожан (например, подготовка к посту). Батюшка, снявший облачение, немного уставший, обычно сидит на мягких креслах, пьет кофе и разговаривает с каждым понемножку, внимательно и вежливо каждого выслушивая. Украдкой он поглядывает на детей, которые резвятся в своем уголке, кому-то подмигивает, кому-то в шутку грозит, чтобы не слишком шалил. По всему видно, что он очень любит своих маленьких прихожан.

Прихожане Кристофер и Макрина огранизовали что-то вроде воскресной школы для детишек. Приносят им православные раскраски, стараются рассказывать о Церкви, о православной литургии, да и просто по-доброму общаются с детьми, которые в своих семьях зачастую не получают тепла, ласки и внимания.

После того как все расходятся, обычно остается Дэни и мы с мужем. Самое хорошее время, чтобы спокойно поговорить с батюшкой. Спрашиваю отца Захарию: «Почему Вы решили сделать церковь именно для буров? Почему служите на африкаанс, а не на более популярном английском?» Он ненадолго задумывается: «Наша страна пережила серьезные и трагические события, пережила смену всего политического строя, отмену апартеида. Я сейчас не хочу говорить о политике... Я бур и прежде всего мне близки переживания моих соотечественников, говорящих на языке африкаанс. После отмены апартеида они как будто потеряли смысл жизни, потому что новое правительство вырезало их историю даже из школьных учебников. О наших дедах и прадедах стало стыдно говорить, как будто они были только эксплуататорами. Буры потеряли желание идентифицировать себя с этой страной, они словно отключили мозг, чтобы не думать обо всем этом. Они просто живут, стараются сделать свою повседневную жизнь комфортной, приятной. Семьи стали более закрытыми, не стало прежнего единения, теплых и очень близких взаимоотношений между соседями в городах. Слишком много всего криминального происходит, чтобы быть открытыми. И вот я подумал, что, создав именно здесь церковь, именно для буров, я могу показать им: вот оно место, которое может вновь объединить людей; ведь православные прихожане на каждой литургии соединяются через Церковь, через Таинства Церкви с Телом и Кровью Христовыми, с Самим Христом и со всеми святыми всех времен и народов, со всеми православными людьми вообще... И потом всегда можно общаться после литургии, поддерживать друг друга. Это так здорово!»

«Я обычный, простой человек, - продолжает он, - не какой-то там ученый или великий богослов. У меня нет грандиозных планов, сверхамбиций в отношении будущего нашего прихода. Я просто очень рад, когда приходят новые люди, когда они не просто приходят и уходят, но приходят и остаются с нами. Я рад, когда люди приходят к вере осознанно, путем поиска, сомнений, а не когда людей завлекают какой-то агрессивной агитацией или рекламными действиями, типа бесплатной еды и прочего... Я знаю, что, может быть, прихожан будет мало из-за такой моей позиции, но зато это будут серьезные люди. И вообще я буду просто рад, если после меня останется что-то, кто-то останется...»

Вечером мы прощаемся с батюшкой. Он стоит у двери своей квартиры и машет нам рукой. Дверь маленькая, деревянная, с небольшими коваными крестиками. Рядом с квартирой батюшки растет лимонное дерево, на котором сейчас висят большие желто-оранжевые плоды, готовые к сбору. Солнце медленно садится; на лицо батюшки падают теплые, красноватые отсветы, делая его еще более умиротворенным и добрым.

И есть в этом моменте что-то удивительное, что-то библейское... Это дерево, эта дверь, этот скромный пастырь у двери... 

СПРАВКА: Православие принесли с собою в Южную Африку первые иммигранты из Греции и Кипра, первая греческая православная церковь была основана в 1904 году в Кейптауне, а архиепископ переместил свою резиденцию в Кейптаун в 1968 году (в его владении территории Южной Африки: Западная и Восточная Капские провинции, провинция Свободное государство, Квазулу-Натал и независимые страны: Намибия, Свазиленд и Лесото). Есть в ЮАР и приход Русской Православной Церкви в Йоханнесбурге (храм преподобного Сергия Радонежского).

 

 


 

 

 

 


 

 


 

 

 


Фото из архива автора.    Автор: ЭСТЕРХЕЙЗЕН Анастасия


http://www.foma.ru/tserkov-ona-i-v-afrike-tserkov.html

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Анастасия Эстерхейзен:
Церковь - она и в Африке Церковь
О жизни одного православного прихода в ЮАР
23.09.2013
Все статьи автора