«Не привыкайте к алтарю!..»

Вечная память

22 мая, на 88 году жизни почил о Господе старейший священник СПб епархии, настоятель храма Спаса Нерукотворного Образа в Парголово протоиерей Михаил Сечейко.

Господь устроил так, что за несколько дней до смерти дорогого батюшки мы встретились со священником Спасо-Парголовского храма отцом Антолием Трохиным и попросили его рассказать об отце Михаиле. Вот рассказ о. Анатолия: добрые слова, сказанные о живом ещё, любимом и глубоко уважаемом человеке.

- Об отце Михаиле я впервые услышал от моей жены; она тогда была беременна второй раз и очень волновалась, много молилась о благополучных родах, часто ходила ко всем нашим святыням. В ту пору Казанская чудотворная икона Божией Матери находилась в Князь-Владимирском соборе, и жена моя отправилась туда помолиться. Вернулась чрезвычайно взволнованная, со светлым лицом: «Я встретила такого замечательного батюшку! Он так по-отечески ко мне отнёсся: выслушал, успокоил, отслужил молебен у Казанской иконы!..» Долго она вспоминала потом этого дивного батюшку, а я слушал её и не догадывался, что речь идёт о нашем будущем настоятеле.

Когда скончался отец Василий Лесняк (†06.05.1995), давний, всеми любимый и почитаемый настоятель нашей Спасо-Парголовской церкви, мы - священство и прихожане - были уверены, что никто нам его не заменит, что найти равноценную замену просто невозможно... И вот Господь прислал нам отца Михаила Сечейко - того самого батюшку, который произвёл в своё время столь глубокое впечатление на мою жену...

И надо сказать, что отец Михаил не стал убеждать нас в том, что он ни в чём не хуже нашего дорогого отца Василия. Отец Михаил - мудрый и многоопытный человек - прекрасно понимал, что свежая рана скоро не затянется, что авторитет отца Василия ещё долго будет довлеть над нами, что сразу принять новые порядки никто не захочет, да и не сможет... И батюшка ничего из установленного отцом Василием менять не стал: целый год он присматривался, изучал свой новый храм, размышлял, молился...

А вы учтите, что, прежде чем получить это назначение, он 37 лет (вы вдумайтесь только!) служил ключарём в Князь-Владимирском соборе. Всем нам невольно приходило на ум такое сравнение: огромный старый дуб, давным-давно росший на своей земле, взяли да пересадили на новое место! Легко ли будет ему прижиться?

И отец Михаил сам понимал все трудности, вставшие перед ним... Услышав о новом назначении, он отправился к тогдашнему нашему митрополиту владыке Иоанну (Снычёву) в его резиденцию на Каменном острове, чтобы решительно отказаться от перевода. Пришёл и видит: владыка совсем больной, закутанный платками, лежит на кровати, - и понял батюшка, что отказать владыке он не сможет... «Надо, отец Михаил!» - только и сказал митрополит Иоанн, и батюшка без слов подчинился. Тогда мы ещё не знали, какое это будет для нас благодеяние...

Отец Михаил сохранил всё, что оставил нам отец Василий Лесняк, и в то же время привнёс нечто новое: прежде всего внушил нам особую духовную дисциплину, ответственность перед своим служением, чувство священнического долга. «Не привыкайте к алтарю!» - не устаёт повторять нам настоятель, ибо алтарь - это место, где вечно совершается величайшее чудо Божие, а привыкать к чуду гибельно для души.

Отец Михаил просто не понимает, как можно пропустить службу: никакие отговорки, ссылки на болезнь его не убеждают. Если человек может встать с кровати - значит, он должен служить! Надо сказать, что эти требования он подкрепляет своим собственным примером. Ещё когда он только пришёл к нам, у него уже было больное сердце, а теперь, с годами, немощи множатся, но отец Михаил никогда не позволяет себе расслабиться. Нечто подобное было и с отцом Василием Лесняком: когда он служил, мы стояли вокруг и гадали, в какую сторону батюшка начнёт падать, чтобы тут же его подхватить. А отец Михаил не позволяет себе помогать! Он говорит: «Мне Господь помогает! Что вы меня опекаете? Я же ветеран войны, я сам справлюсь!» Он и дома всё своими руками делает. Иной раз приходит на праздник в храм - а немощи-то одолевают, сил-то нет, - но он приступает к службе, и час идёт за часом, - и в конце дня наш настоятель бодро заявляет: «Ну вот, теперь я полон сил! Что вы удивляетесь? Все бабушки, все наши старые прихожане исцеляются только в храме, лечатся службой Божественной!»

После службы идём в трапезную, беседуем за столом и не устаём поражаться могучей памяти отца Михаила. Он - ходячая энциклопедия нашей епархии: помнит всё, что здесь случилось начиная с 1950-х годов. Память поразительная: когда батюшка делает отпуст на литургии, то лишь бросит взгляд на сегодняшний список святых, и потом повторяет его без запинки, не заглядывая в бумажку! А как он на проповедях без шпаргалки цитирует  огромные отрывки из творений Святых Отцов!.. Иметь такую память - это особый Божий дар.

Из своих учителей отец Михаил чаще всего вспоминает прославленного питерского батюшку, пережившего и гонения и войну, - отца Анатолия Медвецкого, настоятеля Никольского собора.

Иногда вспоминает наш настоятель и годы войны... Его призвали на фронт уже году в 1943-м, а до того он жил в оккупированной Белоруссии и держал связь с партизанами. Как-то шёл по улице родного городка, и вдруг его окружила плотная толпа немцев с овчарками на поводках. «Нам известно, что ты знаешь дорогу к партизанам!» Михаил пытался возражать, но его не слушали... Вдруг за него заступился кто-то из полицаев - знакомый семьи Сечейко: «Нет, это не тот! Ему ничего не известно!» Немцы поверили своему, но на прощанье наградили юношу таким ударом, что тот надолго потерял сознание. Очнувшись, Михаил побрёл домой, думая только об одном: «Неужели меня не расстреляли?!» Потом пришли наши, Михаила призвали в Красную армию, были годы на фронте, было тяжёлое ранение... Обо всём этом батюшка не любит вспоминать...

И супруга его - матушка Феофания - тоже пострадала в годы войны: вся её семья была расстреляна фашистами, а сама она, раненая, едва спаслась из горящего дома. Когда матушка Феофания стоит в храме, я всегда внимательно смотрю на неё: какая она и величественная, и серьёзная, и добрая одновременно!.. Эти супруги уже больше шестидесяти лет живут друг с другом; для нас они - живая легенда! Эти люди с молоком матери впитали православную веру и дают нам пример жизни во Христе, твёрдости, долга.

А как много сделал отец Михаил для храма!.. Он провёл обширный ремонт, позолотил весь иконостас, все оклады икон... Не считаясь со своими хворями, он неуклонно вникает во все хозяйственные заботы, - и не в ущерб духовной жизни, не в ущерб молитве: видели бы вы, как он плачет, когда диакон возглашает слова ектеньи!.. Особенно когда звучат слова: «И о добром ответе на Страшном судищи Христове!» - тут отец Михаил кланяется особенно глубоко, и слёзы льются по его щекам...

Да, немощи телесные одолевают с годами... Немощи и горести... Все знают, какую боль пришлось пережить отцу Михаилу: несколько лет назад схоронил он любимую дочь, Ирину, которой едва перевалило за сорок... Я помню Ирину Михайловну. В страшные 1990-е годы ей пришлось быть депутатом, - ей, которая с детства воспитывалась в соблюдении заповедей Божиих, в вере и духовной стойкости. Не раз жаловалась она мне: «Как тяжко! Не знаю, как выстою!.. И угрожают мне со всех сторон, и подкупить пытаются, и подставить... Суют взятку и говорят: "Не возьмёшь, живой не останешься!" Не по силам этот крест для меня!..» - «Ирина Михайловна, держись! Господь тебе поможет!» - отвечаешь ей, бывало. И она держалась из последних сил, не жалела себя, - пока не сгорела... Сколько теперь людей приходит на её могилу здесь, на Шуваловском кладбище... Она оставила глубокий след в душах человеческих -
достойная дочь достойных родителей, пример для подражания.

Смерть дочери стала глубокой раной для отца Михаила, - незаживающей раной. Всякий раз, когда подходит день памяти Ирины - праздник Прп.Сергия Радонежского, - мы видим, какая скорбь проступает на лице нашего настоятеля...

А всё-таки отец Михаил не сломлен - ни скорбями, ни болезнями. Несмотря ни на что, душа его устремлена к Богу, сердце его - в храме Божием. Он и сам не расслабляется, и нам расслабиться не даёт, всегда призывая нас служить у алтаря Господня неленостно, честно, самоотверженно, - как и сам он служит вот уже более шестидесяти лет.

о.Анатолий ТРОХИН, клирик храма Спаса Нерукотворного Образа в Парголово

 

Сороковины отца Михаила Сечейко - 30 июня

http://pravpiter.ru/

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий