Герой не нашего времени

55 лет назад зародился Гагановский почин

В 1958 году 26-летняя прядильщица Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината Валентина Гаганова перешла в отстающую бригаду и вывела ее в передовые. А спустя год ей уже присвоили звание Героя Социалистического Труда.

После этого она еще трижды повторяла свой почин. Используя свой опыт, авторитет и умение работать с людьми, грамотно и по-новому организовывала работу в бригаде и в короткие сроки выводила её в передовые. Почин Гагановой пришелся по душе текстильщикам. Её примеру последовали многие: сначала у себя на фабрике, потом на комбинате, на предприятиях Вышнего Волочка и всего Верхневолжья - инициатива перехода передовиков производства на отстающие участки, чтобы поднять их до уровня передовых.

Гаганова стала символом своего времени, равно как и Гагарин. Впрочем, они и по жизни были друзьями. Как и с другими космонавтами - Титовым, Комаровым, Леоновым. Ее любили за добрый нрав и открытый характер. Андрей Дементьев посвящал ей стихи, Иосиф Кобзон - песни. Ее знали в лицо Хрущев, Косыгин, Брежнев, Рыжков, Горбачев, молодой Ельцин делал ей дорогие подарки...

Увы, в 2010 году Валентины Ивановны не стало.

А в начале 2000-х я ездил к ней в Вышний Волочёк. Она жила всё в той же квартире на последнем этаже старого трехэтажного дома, в котором бывал еще Гагарин.

Вспоминала, как он упрекал ее: «Краны текут, дверь в ванную не закрывается... Разве так должны жить герои? Чтоб к следующему приезду все исправила».

Но другому приезду случиться не довелось. А в ту пору, когда появился в той квартире я, у дома прохудилась крыша, оттого потолки в квартире Гагановой были сплошь черные. Напротив ее окон разбил свои палатки коммерческий табор, и вечерами продавцы жгли мусор в железных урнах, а едкий дым от этих кострищ заполнял квартиру, заставляя плотнее закрывать форточки. Ближе к ночи у коммерсантов начиналась гульба. Оправляться обычно бегали в их подъезд.

«Станешь жаловаться, в милиции говорят, делайте металлическую дверь. А кому делать-то? Одни пенсионеры в доме», - жаловалась Валентина Ивановна. Ей тоже пенсии едва хватало на прожитье, потому как до недавнего времени в новой России Герои Труда были вроде как вне закона. Пережитком социалистического прошлого.

В ту пору она уже часто болела. Причем, к физическим болячкам добавлялись душевные. Ее единственный сын Сергей в составе сводного милицейского отряда Тверской области несколько раз был в Чечне. Отряд участвовал в боях, нес потери. Чего стоили те командировки Валентине Ивановне - знают только матери воевавших в горячих точках сыновей. Не принимала ее душа и новый уклад жизни.

Однажды ее пригласили на фабрику. Пришла, поглядела.

С одной стороны, рабочего человека не только задвинули на задний план, ему вообще не дают работать. А с другой... Спросила: «Вы бесплатно согласились бы работать, как мы?» - «Нет, Валентина Ивановна». Какие же из них герои-то вырастут?

«Мы за каждого человека боролись, даже за уголовников. А сейчас таких даже на работу не берут. Как-то смотрела по телевизору, как выпускали на свободу по амнистии малолетних преступников, и за ними никто не приехал, и плакала. После школы к нам на фабрику приходили, считай, дети, с ними как с детьми и надо было - где поругать, а где и по головке погладить. Кто хотел учиться, не держали - помогали, устраивали. Если ушел паренек в другой цех, спросишь начальника: «Как там наш Савельев?» - «Ничего, работает...». А самого встретишь: «Как, сынок, нравится?» - «Нравится». - «Ну и слава богу». Мы каждого своего рабочего знали, где и как он живет. А нынешних хозяев человеческие судьбы вообще не интересуют. Каждый чувствует себя временщиком, живет сегодняшним днем».

...Она считала, что всем в жизни обязана матери.

- Помню, пришла соседка: дай денег в долг. Ой, говорю, наверно у меня нет. А мать: «Как это нет? Ты, по-моему, никогда до последней копейки не доживаешь». Я ей показываю кошелек: шесть рублей осталось. «Вот поди и три рубля отдай ей». Я у мамы до самой смерти была в подчинении. Бывало, говорит: «Вот по радио передают, что тебя партия воспитала, комсомол. Это я тебя воспитала. Кто вас научил трудиться-то, а?». Как начнет, как начнет. Но что правда, то правда. Они с папой в три часа ночи уходили косить, а Валенька должна была корову подоить да в пять часов ее вместе с овцами в поле выгнать. В 7 лет я уже все делала по дому и в поле. В войну и после войны на быках пахали. Мама говорила: «Надо трудиться, доченька, без трудов праведных не наживешь палат каменных».

«Каменных палат» она себе так и не нажила, хотя человеку со стороны в это трудно поверить. Даже в Вышнем Волочке, где практически все друг друга знают, как построят в городе новый дом, говорят: это для Гагановой.

А Гаганова была героем нетипичным ни по меркам нынешнего века, ни по меркам прошлого. Да, благодаря ей в Вышнем Волочке построены многие социальные объекты, жилые дома, общежития, но никогда личные интересы не вплетала в общественные.

«Как-то подаю заместителю Косыгина бумажку с просьбами - мы тогда вязальные машины меняли на фабрике, ткацкие станки, и заодно прошу для директора новый автомобиль. Он говорит: «А у тебя есть машина?» - «Нет». - «Ну а директор-то тебя хоть возит?». - «Возит, возит», - соврала я. И хоть бы раз себе что попросила».

А когда комбинат приватизировали, ей не досталось ни одной акции. Потом новая хозяйка спохватилась, дала бумажку на 50 акций, а через какое-то время пожалела. «Давай, - говорит, - мы тебе за них лучше 600 рублей дадим».

Гаганова не выдержала, вспылила: «Нинка, ты же у меня в бригаде работала. И не стыдно тебе предлагать такое? Да я лучше их порву».

Гагарин однажды спрашивает ее: «Ты знаешь, про нас частушки поют: «Кому на Руси жить хорошо? Гагарину, Гагановой, Титову, Брежневу, а остальным по-прежнему". Она отвечала: «Ну и хорошо, пусть поют». Ей не в чем было себя упрекнуть. Даже когда старый социальный порядок рухнул, и многие бывшие герои соцтруда и партийные лидеры подобно мародерам бросились на его развалинах набирать себе капитал, она стояла в стороне от этой вакханалии и лишь повторяла: «Мужики, а ведь у смерти карманов нет. Ничего с собой не возьмете: ни денег, ни особняков...». Теперь иной раз и усомнится: может, и ей надо было так, не осталась бы под старость больной и нищей, но потом спохватывается - не с ее характером. Как-то хотела по старой дружбе попросить у Кобзона денег на лекарства, и не смогла.

У нас с ней было несколько встреч. В гостиницу она меня не пускала, оставляла ночевать у себя, угощала пирогами. И рассказывала, рассказывала.

«Мне рабочие говорят: «Вы для нас как были Валентиной Ивановной, так ею и останетесь». «Нет, - отвечаю, - я уже не та. Я уже стала зло помнить. Обиды плохо переносить, особенно если они незаслуженные».

...Поднимать отстающую бригаду ее никто не понуждал. Гаганова в ту пору была секретарем комсомольской организации цеха, и в качестве общественной нагрузки помогала той бригаде, поскольку работала рядом. «Потом думаю: Господи, ну что же меня так заколебали, лучше я там сама буду работать». И перешла.

Так вот просто и рождался тот исторический почин.

Вечная память Вам, Валентина Ивановна!

г. Вышний Волочёк

http://www.stoletie.ru/sozidateli/geroj_ne_nashego_vremeni_628.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Калинин:
Лишние люди
Размышления над книгой писателя Александра Попова о проблемах русской деревни
16.01.2019
Но жить-то надо!
Устюжна - город, не покорившийся врагу в самые смутные времена, празднует свое 765-летие
04.08.2017
Пропавшая память
Как разбазаривали ценности, вывезенные после революции из дворянских усадеб
21.07.2017
Больше, чем библиотеки...
Как сельские библиотекари хранят память об умирающих деревнях
11.01.2017
«Бразды пушистые взрывая»
Может ли объяснить эту фразу учитель, настроенный лишь на ЕГЭ
22.03.2016
Все статьи автора