Патриотизм - не идолопоклонство

Ответ уранополиту Александру Люльке

Многие знают имя убиенного священника Даниила Сысоева как бесстрашного свидетеля о Христе. Однако этот выдающийся миссионер, к сожалению, не был свободен от некоторых заблуждений, которые усвоили и стали культивировать его ревностные почитатели. Он стал основателем идеологии так называемого уранополитизма (небесного гражданства), идеологии, противопоставляющей Небесное Отечество - земному, христианство - патриотизму. Разоблачению этой идеологии я посвятил ряд статей. Последняя из них - «Уранополитизм против православного патриотизма» в день Победы была опубликована на сайте Православие.Ru.

На мою критику уранополитизма («небесного гражданства», идеологии, противопоставляющей христианство и патриотизм) ответил один из ближайших соратников убиенного о. Даниила Сысоева - апологет уранополитизма Александр Люлька. Несмотря на то, что Александр Люлька высказал претензии не только ко мне, но и к позиции редакции сайта Православие.ру, высказанной в предисловии к моей статье, редакция сайта все же опубликовала этот ответ, дабы пагубность и антицерковность этого учения (уранополитизма) стала ясна читателям, что ей и удалось. Апологету уранополитизма опять-таки на том же сайте ответил священник Димитрий Шишкин в статье «Еще раз о любви к земному Отечеству». Ответил, на мой взгляд, достаточно исчерпывающе, однако я хочу кое-что дополнить.

А. Люлька пишет: «... редакция как будто даже утверждает, что "учение об уранополитизме можно было бы принять как вполне ортодоксальное, ибо все православные христиане призваны стремиться к Небесному Отечеству", но тут же исключает такую возможность, ввиду того, что иереем Даниилом Сысоевым "патриотизм христианина" объявляется идолопоклонством, а "любовь к земному Отечеству - запретной и недостойной истинного христианина". Понятна озабоченность редакции подобным мнением, но непонятно, почему отцу Даниилу именно такое мнение приписано»[1].

В самом деле, о. Даниил нигде не говорил, что любить Родину запрещено. В одной из статей он рассматривает патриотизм в двух значениях - значении идеологии и значении чувства любви к Родине. Для него это чувство нейтрально: «Так что, как хорошо заметила одна из моих оппонентов, патриотизм в этом отношении похож по значению на стремление хорошо и красиво накрыть стол. Ни грехом, ни добром это чувство не является. Но если это чувство мешает идти в небо, то в этом случае его придется побороть»[2]. Умеренные уранополиты цитируют это место, чтобы указать, что уранополитизм не против патриотизма. Однако любовь к Родине, как и любовь к ближнему вообще - это не только чувство. Это - прежде всего жертвенное служение, требующее подвига. Просто чувство любви к Родине - это действительно нормальное состояние человека (ненормально лишь его отсутствие, хотя я допускаю, что могут быть разные ситуации). А вот к бескорыстному служению Отечеству способны весьма немногие. И когда А. Люлька, говоря о патриотизме, заявляет: «не трудно мнить себя добродетельным, считая добродетелью нечто приятное и удобное к совершению»[3], я вспоминаю того же генерала Карбышева, который, как и генерал Власов, попал в плен к нацистам. Он бы мог согласиться на условия нацистов, и зажить припеваючи, однако отказался. Все знают, как был казнен Карбышев - его поливали ледяной водой из брандспойта на морозе. Приятно ли, удобно ли было генералу? Понимаю, что А. Люлька имел в виду другое. Только никто на самом деле и не считает добродетелью чувства или даже убеждения. Напрасно он приписывает это оппонентам.

Кроме того, я цитировал слова о. Даниила: «Писание и Предание (то, чему учили все, всегда и повсеместно) не признает в принципе двойной родины у христиан. У нас есть одна Родина - небо, и есть гостиница, где мы сейчас странствуем»[4]. Вполне логично напрашивается вывод: те, кто считают, что у нас, христиан, кроме Небесного Отечества, куда мы все стремимся, есть еще и Отечество земное, поступают против Предания и Писания.

Но это - о чувстве любви к Родине. Другое дело - патриотические убеждения. Это, как я понимаю, уже идеология, и с этой идеологией уранополитизм уже ведет принципиальную борьбу. Служение Родине на основе патриотических убеждений для христианина, согласно о. Даниилу Сысоеву, - вообще грех. В другой статье он написал: «Служение Родине, как это понимают патриоты - есть чистое идолопоклонство, служение твари вместо Творца»[5]. Очевидно, под патриотами о. Даниил подразумевал каких-то злодеев. Между тем, наши святые совершенно иначе относились к этому слову, и весьма скорбели о том, что патриотизм угасает в русском народе. Вот, к примеру, что говорит св. Иоанн Кронштадтский: «Теперь приказано отпустить сто миллионов на постройку подобных панцирей; а способных офицеров нет как и нет, а главное - охоты к делу, патриотизма да религии в будущих моряках не предвидится, и морские будущие чудовища опять обречены будут на истребление. - Господа, извините, но послушайте болящего за флот постороннего человека. Приготовьте сначала любящих Россию и Бога и преданных всем сердцем делу офицеров, как в Германии и Англии»[6]. То же мы встречаем у святителя Николая Японского или священномученика Иоанна Восторгова, о чем я уже писал в предыдущих статьях (см. например: http://www.blagogon.ru/digest/400/).

Под патриотами они подразумевали то же, что и словарь Даля: «ПАТРИОТ, патриотка, любитель отечества, ревнитель о благе его, отчизнолюб, отечественник или отчизник. Патриотизм м. любовь к отчизне». Большинство остальных авторитетных словарей подразумевают примерно то же, и под патриотизмом подразумевают именно любовь к своему народу (вообще советую уранополитам читать не только Википедию). Кого имел в виду о. Даниил Сысоев, и кого имеют в виду его последователи и единомышленники (в т.ч. А. Люлька), мне неясно. Ясно, что по о. Даниилу Сысоеву патриотизм вреден или, во всяком случае, неполезен для христианина: «В чем духовная польза патриотизма? Этот вопрос все больше встает перед мной. Патриотизм не помогает исполнять заповедь о любви каждому, кто оказался рядом со мной. Он не помогает мне исполнять прямую заповедь о молитве за власти и почитании существующих властей. Он откровенно мешает помнить, что наша родина в небе. Патриотизм мешает памяти смертной. Ведь смерть навсегда уводит меня из земного места рождения. Патриотизм порождает печаль мира сего, творящую смерть, по апостолу Павлу. Он заставляет болеть мое сердце за то, что откровенно безразлично для вечности и погружает дух в печаль века сего.  Патриотизм не дает постоянно помнить о Боге, властвующем над всеми, Который поставил пределы каждому народу как в пространстве, так и во времени. Он заслоняет мысль о Вседержительстве Бога. Так мне, уранополиту, не понятно, есть хоть что-то духовно полезное в патриотизме? Ведь какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? И какой выкуп человек даст за душу свою?»[7].

Так что неправы те, кто утверждает, что уранополитизм не против патриотизма, а всего лишь за то, чтобы любовь к земному Отечеству не заслоняла Бога. Уранополитизм в лучшем случае считает патриотизм неполезным, а в худшем - враждебным христианству.

Как я уже сказал выше, патриотизм есть одна из форм служения ближнему. О том и сказано в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых на Архиерейском Соборе 2000 г.: «II.3. Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Православный христианин призван любить свое отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру. Такая любовь является одним из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему, что включает любовь к своей семье, соплеменникам и согражданам»[8].

Об этом я указывал и в предыдущей статье. Посему я продолжаю недоумевать, когда читаю у А. Люльки следующее: «что помешало Т. Давлетшину привести заповедь о любви к земной родине? Дело было бы сразу решено. Но Т. Давлетшин почему-то не приводит такой заповеди, как не привел её никто при жизни отца Даниила. Странно, не правда ли? Неужели такой заповеди нет? Но раз нет заповеди, нет и добродетели, нет и награды на небесах. А если так, то быть патриотом - не похвально, не быть им - не предосудительно»[9]. Я-то наивно полагал, что из моих слов сразу на ум придет заповедь о любви к ближнему. Кому-то пришла. Но не уранополитам.

Как я уже писал в предыдущей статье, по словам о. Даниила Сысоева, «ОСК [Основы социальной концепции] в этом пункте крайне нетрадиционный документ», однако я все же замечу, что и наши святые под патриотизмом понимали именно то же самое, что и «Основы». И тот же упомянутый мною священномученик Иоанн Восторгов в годину, когда патриотизм был в поношении, говорил следующее:

«Безумные и слепые! Но почему же тогда исключать любовь к родным, к своему народу и своему отечеству? Разве это не люди? Разве они исключены из области проявлений и приложения альтруизма? Почему же нужно запрещать патриотизм? ...Послушайте голоса природы и здравого разума; он говорит вам, что нельзя любить человечество, понятие отвлеченное: человечества нет, есть отдельные люди, которых мы любим; что нельзя любить того, кого мы знаем и с кем живем, так же, как и того, кого мы не видели никогда и не знаем»[10].

Как видим, здесь идет речь именно о любви к ближнему, а не о любви к территории проживания, как понимают нередко уранополиты. Конечно, мне могут возразить, что ближний - это не только соотечественник, а любой человек, который находится рядом с нами, независимо от его национальности или гражданства. Соглашусь. Только ведь в реальности рядом с нами находятся чаще всего именно соотечественники. Большинство из нас живут в родном Отечестве, а не где-нибудь в Новой Зеландии.

Слово «отечество», как я уже писал в прежней статье, даже в Священном Писании имеет значение не только территории, но и народа: «Преклоняю колена мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф.3, 14-15). Отечество на земле - это народ, племя, как о том толкует блаж. Феофилакт Болгарский: «От верховного Отца, говорит, всякое отечество: на земле - племена называет отечествами, получившие такое название от имени отцов; на небесах же, - так как там никто ни от кого не рождается, - отечествами обозначает отдельные сонмы, то есть и горние, и дольние чины Он сотворил, и от Него произошли те, которые именуются отцами»[11]

В русском языке слово «отечество» также употребляют в обоих смыслах. Да и слово «земля» нередко употребляется не в значении территории. И когда говорят «сражаться за Русскую землю», то тем самым подразумевают не столько территорию, сколько народ, на этой земле проживающий. Ведь если враг захватывает землю, то населяющий ее народ либо изгоняется, либо истребляется, либо порабощается. Угнетается в любом случае. И сражаться за родную землю означает именно то, о чем говорится в библейской книге Неемии: «А неприятели наши говорили: не узнают и не увидят, как вдруг мы войдем в середину их, и перебьем их, и остановим дело их. И осмотрел я, и стал, и сказал знатнейшим и начальствующим и прочему народу: не бойтесь их; помните Господа великого и страшного и сражайтесь за братьев своих, за сыновей своих и за дочерей своих, за жен своих и за домы свои» (Неем. 4. 11,14). «Домы свои» - это ведь тоже земное, временное. Только если весь народ изгнать из домов, то что будет с этим народом? Кстати, и слово «дом» в Библии нередко употребляется в значении народа (дом Израилев).

В этой же статье А. Люлька пишет: «Не составило бы труда, разве что отняло много времени, подробно опровергнуть выводы, которые делает Т. Давлетшин в статье, показать несостоятельность его выкладок, когда в любителей земного отечества он записывает святых, например, таких, как преподобный Сергий Радонежский, который - вот опять незадача! - ни разу не упоминает ни Родину, ни Отечество, при благословении князя Димитрия на бой с татарами, но сам предлагает сперва откупиться, дать дары и поклониться (!)».

Здесь апологет уранополитизма несколько забежал вперед, ибо я в той статье не записывал преп. Сергия в число любителей отечества, а всего лишь отказался признать его коллаборационистом. Я всего лишь указал на некорректность того, чтобы при оправдании измены Власова ссылались на пример преп. Сергия. Кстати, сам Люлька в своем ЖЖ написал еще при жизни о. Даниила (и о. Даниил сослался на него в своей статье про Сергия Радонежского) небольшую статью - «Антипатриоты Древней Руси». Там, пародируя патриотов, пишет следующее: «Вот, что пишут настоящие, исконные русские пламенные патриоты: "Христиане - подлые предатели Руси, татаро-монгольские холуи.
Поднял Русь на борьбу не Сергий, а великий князь Дмитрий Донской, которого попы хватали за руки. Духовенство говорило, что подобает утолить ярость Мамаеву великой данью и дарами. Когда Дмитрий Донской приехал к Сергию, то первое, что он услышал от Сергия: «Почти дарами и воздай честь нечестивому Мамаю, да, увидев твое смирение, господь бог вознесет тебя, а его неукротимую ярость и гордость низложит».
Позорная и ничтожная личность! Позор ему вечный! И этого Радонежского называют покровителем Москвы. Очень и очень смешно. А Дмитрий Донской не стал слушать всех этих лизоблюдов и одержал великую победу"»[12]. Где А. Люлька встречал подобных «патриотов», для меня великая загадка.

Только как я и указал в предыдущей статье, сам князь Димитрий, как следует из источника о благословении его преп. Сергием, тоже хотел сначала откупиться, но лишь столкнувшись с непреклонностью Мамая, решил дать ему бой, в чем преподобный Сергий его и поддержал. Позиция князя ничем на самом деле не отличается от позиции преп. Сергия, который, по логике выдуманных А. Люлькой «патриотов» является «подлым предателем Руси, татаро-монгольским холуем». Такое же отсутствие логики, как и в статье о. Даниила о Власове. Смею предположить, что о. Даниил, приведя пример преп. Сергия, как пример «оправданного предательства», вдохновился статьей своего соратника. Дело в том, что сам о. Даниил написал также статью «Преподобный Сергий и уранополитизм», где заявил, в частности, следующее: «Интересно, что этот предполагаемый патриот, согласно Епифаниевскому житию вовсе не разу не говорил ни слова Русь, ни слова "земное отечество", ни "земная родина", про сам термин "патриот" он ясно что также не упоминает. Это что ж за патриот такой, который о земной родине вовсе не помнит?»[13]. В этой статье о. Даниил ссылается на процитированную статью А. Люльки.

Но вообще-то я действительно считаю преп. Сергия Радонежского самым настоящим русским патриотом, сознавая, конечно, что главным делом преподобного было вовсе не патриотическое служение. В этом я вполне солидарен с «Основами социальной концепции Русской Православной Церкви» (где пример преп. Сергия упоминается как пример любви к Отечеству), а также с уже цитируемым св. Иоанном Восторговым, который сказал в предреволюционное время, когда патриотизм был в поругании, следующее:

«В тяжелые дни смуты умов и сердец и затемнения совести общественной, когда в учреждении, призванном явить голос всей русской земли, раздается слово поругания на самое чувство патриотизма, - отрадно припомнить преподобного отца нашего Сергия Радонежского и всея России чудотворца.
Отрадно увидеть в нем, и подкрепить, и осмыслить, и подтвердить святость и незыблемость горячей любви к родине.
Святой, благословивший героя Донского на брань; (святой, пославший в страшную сечу, имеющую решить судьбу родины, двух иноков, уже укрывшихся было в обители от печалей века сего, но ради высокого чувства и подвига любви к родному народу снова надевших военные доспехи под мантию монашескую); святой, освятивший своею подписью государственный закон о новом порядке престолонаследия, имеющий принести крепость царству и его правителям; святой, исходивший своими стопами соседнюю область с мятежно-крамольными князьми и затворивший церкви и алтари для непокорствующих законной власти законного князя, - вот кто преподобный Сергий при жизни»[14].

Однако, по мнению А. Люльки, преп. Сергий благословил кн. Димитрия вовсе не из любви к Родине. По словам Люльки, преп. Сергий призывает сражаться «за веру, за всё православное христианство, то есть не за границы, не за территорию, не за соотечественников-язычников, а и за православных иностранцев, случись такая возможность». При этом он опирается на Сказание о Мамаевом побоище: «Мир вам, братья мои, твердо сражайтесь, как славные воины за веру Христову и за все православное христианство с погаными половцами». И осенил Христовым знамением все войско великого князя - мир и благословение» (Сказание о Мамаевом побоище[15].

Вообще-то я полагаю, что следует с большой осторожностью относиться к свидетельствам древнерусских источников. Весьма сомнительно, что кн. Димитрий был уполномочен сражаться за все православное христианство. Думаю, что слова преп. Сергия, приведенные в его житии, написанном преп. Епифанием, учеником преподобного Сергия, более соответствуют истине: «Услышав от Великого князя о нашествии Мамая, святой благословил Димитрия, вооружил его молитвой и сказал: "Господин мой, тебе следует заботиться о врученном тебе Богом христоименитом народе. Иди против безбожных, и с Божией помощью ты победишь и вернешься в свое отечество невредимым с великими почестями"»[16].

Как видим из этого жития, преп. Сергий благословил князя сражаться за врученный ему Богом христоименитый народ, и этот народ - русский, поскольку язычников на Руси в то время было меньшинство. Все православное христианство кн. Димитрию Бог не вручал. Посему я соглашусь со священномучеником Иоанном Восторговым и соборным документом («Основами социальной концепции», см. «Церковь и нация»), а не с А. Люлькой и о. Даниилом Сысоевым (также отрицавшим христианский патриотизм преп. Сергия в своей статье «Сергий Радонежский и уранополитизм»). Смею также предположить, что живи преп. Сергий во времена св. Луки Крымского (время Великой Отечественной войны), то он благословил бы также сражаться и «за соотечественников-язычников» (т.е. наших сограждан, в большой массе отпавших от православной веры). Не думаю, что его нравственная позиция была бы отличной от позиции  св. Луки.

В самом конце статьи А. Люлька цитирует ап. Павла и толкование бл. Феофилакта: «Наконец, простейший вопрос. Что нам говорит Священное Писание, где находится отечество христиан?

"Наше же жительство - на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа" (Флп. 3:20).

"Жительство" - здесь το πολιτευμα, отечество, гражданское состояние.

Бл. Феофилакт Болгарский:

"Итак, мы должны думать о вышнем, должны стремиться к нашему отечеству, где нам назначено жить, так как Господь и Царь наш там, и оттуда мы ожидаем Его пришествия во славе Отца со святыми ангелами. Итак, и место, и лицо должны возбуждать вас к стыду"»[17].

На самом деле он (как и остальные уранополиты, цитирующие сие) вырывает из контекста и слова апостола и слова экзегета. Цитирую полнее обоих - слова апостола и толкование:

«Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю... поступают как враги креста Христова.

Некоторые лицемерно исповедовали христианство, но жили в утехах и спокойствии, их-то и называет апостол врагами креста. Потому что крест ищет души, готовой на смерть, жаждущей опасности. А они свободны от этого и живут совершенно противоположно сему. Если бы они любили крест, то любили бы жизнь крестоносную, то есть горькую. Неужели после этого мы не будем страшиться пред мыслью, что тот, кто друг роскоши, земного спокойствия и безопасности - враг креста Христова?

Их конец - погибель, их бог - чрево.

Потому что они служат ему, как Богу, и всячески угождают ему. Для одних бог - деньги, для других - чрево; о них Павел говорит в другом месте: будем есть и пить, ибо завтра умрем (1Кор. 15:32). Вот новое идолослужение.

И слава их - в сраме... Они мыслят о земном.

Потому что богом они имеют чрево, ничего не думая о духовном или небесном»[18].

Итак, отсюда видно, что апостол противопоставляет Небесное гражданство не патриотизму, а стяжательству, роскоши и стремлению к утехам. В наш век культа богатства и потребления это особенно актуально, и даже нерелигиозные патриоты (если они искренни) протестуют против этого культа. О патриотах из числа христиан и говорить нечего. Но уранополиты, как я заметил, упорно подменяют противостяжательский смысл, выдавая его как антипатриотический. Идея Небесного гражданства сейчас особенно необходима как воздух, но не патриотизму следует противопоставлять эту идею, а лишь его извращенным формам, а еще более - потребительской идеологии, господствующей все более в нашем обществе. Идеология же уранополитизма направляет по ложному пути. Патриоты из числа православных христиан вовсе не утверждают, что земное отечество выше Небесного. И те святые, которые высказывались в защиту патриотизма, все же говорили о том, что Небесное Отечество выше земного. С этим согласны и современные православные патриоты. Но когда нам говорят, что патриотизм - это идолослужение, то мы не можем не возмутиться такой подменой.

Понимаю прекрасно, что идеология уранополитизма является некой реакцией на явные перегибы некоторых идеологов патриотизма. И если бы уранополиты ограничились только борьбой с этими перегибами, я бы, как и большинство других православных христиан, встал бы на их сторону. К сожалению, борясь с одной крайностью, уранополиты впали в другую.                                                                                                         


---------------------------

[1] Александр Люлька. Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина. http://www.pravoslavie.ru/polemika/61669.htm

[2] Сысоев Даниил, священник. О патриотических чувствах и Небе. http://pr-daniil.livejournal.com/49946.html

[3] Александр Люлька. Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина. http://www.pravoslavie.ru/polemika/61669.htm

[4] Сысоев Даниил, священник. О словах святителя Филарета. http://pr-daniil.livejournal.com/52138.html

[5] Сысоев Даниил, священник. Ответ Дмитрию Анатольевичу (но не Медведеву):). http://pr-daniil.livejournal.com/57596.html

[6] Выборка из дневниковых записей святого праведного Иоанна Кронштадтского. http://www.ornin.narod.ru/dnevnik/o_rossii.htm

[7] Сысоев Даниил, священник. Патриотизм и заповеди - 1. http://pr-daniil.livejournal.com/39420.html

[8] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. II. Церковь и нация. http://www.patriarchia.ru/db/text/141422

[9] Александр Люлька. Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина. http://www.pravoslavie.ru/polemika/61669.htm

[10] Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов. Патриотизм и христианство. Слово в день преподобного Сергия 5 июля 1907 года; сказано в храмовый праздник в церкви преподобного Сергия, что на Большой Дмитровке в Москве. http://lib.eparhia-saratov.ru/books/noauthor/russiaprayer/1.html

[11] Толкование Священного Писания блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. Первое Послание Апостола Павла к Ефесянам, гл.3. http://feofilakt.ru/efesyanam/glava-3

[12] А. Люлька. Антипатриоты Древней Руси. http://alyulka.livejournal.com/416385.html

[13] Сысоев Даниил, священник. Преподобный Сергий и уранополитизм. http://pr-daniil.livejournal.com/54529.html

[14] Священномученик Иоанн Восторгов. Священной памяти небесного покровителя земли русской. http://www.rus-sky.com/gosudarstvo/i_vost/i_vost1.htm [Ст. в день памяти препод. Сергия Радонежского, 5 июля 1906 г.]

[15] Александр Люлька. Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина. http://www.pravoslavie.ru/polemika/61669.htm

[16] Житие и чудеса преподобного Сергия игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным. Глава 22. О победе над Мамаем и о монастыре на Дубенке. http://www.stsl.ru/lib/book2/chap_e18-31.htm#ch_e22

[17] Александр Люлька. Где отечество христиан? Ответ на статью Тимура Давлетшина. http://www.pravoslavie.ru/polemika/61669.htm

[18] Толкование Священного Писания блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. Послание Апостола Павла к Филиппийцам. Глава 3. http://feofilakt.ru/filippiytsam/glava-3

 

  Благодатный Огонь

http://www.blagogon.ru/digest/417/  

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий