Крымский вектор Турции

20.05.2013

Не так давно в Анкаре на торжественной презентации фильма «Къырымогълу... Борьба одного народа», повествующего о трагедии крымско-татарского народа и Мустафе Джемилёве как его лидере, вице-премьер-министр Турции Бюлент Арынч отметил: «Когда-то я сказал президенту Виктору Ющенко, Мустафа Джемилёв - герой всех тюркских народов. Мы все его уважаем и любим. Если вы обидите его, значит, обидите и нас. Если вы расстроите его, значит, расстроите и нас. Наше будущее сотрудничество зависит от вашего отношения к Джемилеву», добавив об актуальности сказанного и сегодня (1).

Неудивительно, что слова турецкого чиновника позволили руководителю отдела внешних связей крымско-татарского меджлиса Али Хамзину расценить их как «явно знаменательные, если не сказать исторического характера, события, когда Турция впервые после развала СССР открыто выступила в защиту крымско-татарского народа в адрес Украины» (2). «Это хороший месседж Украине, да и остальным, кто так печётся о Крыме, не понимая, что основным правопреемником Кучук-Кайнаджирского договора является только Турция», - намекнул функционер меджлиса.

Впрочем, тезис о зависимости двусторонних связей от положения крымских татар присутствовал в официальной турецкой риторике с момента установления дипломатических контактов с Украиной, хотя и в разных формулировках.  Во время недавнего официального визита на Украину председатель Великого Национального Собрания Турции Джемиль Чичек настаивал на отмене постановления крымского парламента «О Дне памяти жертв трагедии армянского народа» (в связи с трагическими событиями 1915 года в Османской империи, известными как геноцид армян). Сразу после принятия данного постановления в 2005 году турецкая сторона пыталась уговорить Киев и Симферополь аннулировать его, но безрезультатно. Джемиль Чичек обсуждал «армянское постановление» с председателем Верховной Рады Владимиром Рыбаком и спикером крымского парламента Владимиром Константиновым (3).

Совсем недавно в турецких СМИ появились карты «Новой Турции», включающие Республику Кипр, часть Греции, Болгарии, Грузии, Армении, Азербайджана, а также северные районы Ирака и Сирии. Всё это сопровождалось реваншистскими рассуждениями о скором возвращении «старых, добрых времён» (4).

«В настоящий момент геополитические интересы Турции начинают проявляться. По крайней мере, речь идёт о восстановлении зоны влияния Турции на территории, прежде называющейся Османской империей», - полагает директор Института стран СНГ Константин Затулин (5). В этой связи эксперт предупреждает, что активизация Турции подхлестнёт активность протурецких элементов в Крыму.

Турция в Крыму: экономическое измерение

Степень внимания Турции к Крыму недостаточно оценивать лишь в категориях геополитики, необходимо раскрыть и экономическую сторону вопроса. И начать логично с верхнего уровня - внешнеэкономических отношений Украины и Турции. В 2012 году Турция стала шестым внешнеторговым партнёром Украины с объёмом товарооборота в 5 млрд. 637 млн. долл. (6). При этом она является вторым торговым партнёром Украины в Черноморском бассейне, уступая лишь России. Анкара неустанно поднимает вопрос установления Зоны свободной торговли с Украиной. В Министерстве экономики Украины по этому поводу сообщают, что Соглашение о Зоне свободной торговли с Турцией планируется подписать до следующего (2014-го) года. Безусловно, от введения режима свободной торговли в первую очередь выиграет Турция как поставщик широкого ассортимента товаров на украинский рынок.

По данным Минэкономики АРК, за прошлый год в общем объёме экспорта Крыма доля Турции составляет 4,2%, а импорта - 6,2% (7). При этом совокупные объёмы экспорта и импорта товаров Автономной Республики Крым составили 818,3 млн. долл. и 963,6 млн. долл. соответственно.

Что касается инвестиций, здесь картина не такая определённая из-за самой специфики этого вида капиталовложений. Так, совокупный объём прямых инвестиций в экономику Крыма за 2012 год составил 343,4 млн. долл., а за весь период инвестирования (по состоянию на конец 2012 г.) он достиг 1463,7 млн. долл. При этом в первую пятёрку инвесторов вошли Кипр - 540,3 млн. долл., Российская Федерация - 350,6 млн. долл., Германия - 137,6 млн. долл., Британские Виргинские Острова - 115,4 млн. долл. и Великобритания - 55,1 млн. долл.  (8).

Видим, что даже в первой десятке стран-инвесторов Турция отсутствует. Складывается впечатление, что турецкое экономическое и особенно инвестиционное присутствие в Крыму непропорционально мало по сравнению с имеющимся потенциалом. Но утверждение о невысоких объёмах турецких инвестиций в экономику Крыма требует одного важного дополнения. Дело в том, что далеко не все поступления средств из-за рубежа регистрируются профильными государственными инстанциями как собственно инвестиции. В случае с Турцией львиная доля неучтённого - вливания на нужды крымских татар, относимые к донорской помощи.

В целом за 2011 год по этой донорской линии Турция реализовала в Крыму 4 проекта на сумму 8,1 млн. грн. (9). Интересно, что столько же потратил ЕС на свои 22 проекта. В то же время лидерами по донорской помощи стали США (25 проектов) и Германия (3 проекта), вложившие соответственно 39 и 16,97 млн. грн.

Пути и механизмы влияния

Главным из них является меджлис крымско-татарского народа. В ходе своих визитов на Украину турецкие государственные деятели наивысших рангов неизменно выкраивают время на отдельные встречи с руководством данной организации. В то же время оппозиционный меджлису «Крымско-татарский народный фронт» не удостаивается подобного внимания южной соседки, не говоря уже о финансовой и политической поддержке с её стороны.

Однако в последние месяцы в СМИ ширится информация, что Турция разочаровывается в меджлисе и отказывается выделять ему финансовую помощь. Причина, скорее всего, в том, что меджлис занимает откровенно враждебную позицию по отношению к украинской власти, грозя нарушить турецкую внешнеполитическую формулу «ноль проблем с соседями» применительно к Украине. Анкара на самом деле не готова ради меджлиса жертвовать отношениями с Киевом, в которых имеет большую заинтересованность. И заявления об обратном из уст турецких чиновников - не более чем манипулятивный политический приём. Кроме того, ценность меджлиса в глазах Турции снижает и то обстоятельство, что с недавних пор он утратил монопольное право делегировать своих представителей в крымские органы власти.

В то же время Анкара хорошо осознаёт сохраняющееся значение меджлиса как рычага давления на Киев в важных для турецко-украинских отношений вопросах, поскольку даже нынешнее украинское руководство не позволяет себе полностью игнорировать фактор меджлиса.

TIKA как USAID турецкого разлива. Турецкое агентство по международному сотрудничеству и развитию (ТIКА) осуществляет свою деятельность на основе соглашения между Турцией и Украиной, предусматривающего воплощение в жизнь проектов, главным образом по социальной и гуманитарной поддержке крымских татар. Агентство активно содействует развитию крымско-татарского языка и культуры, поддерживает крымско-татарские организации и Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК). В местах компактного проживания крымских татар оно помогает решать проблемы, связанные с водоснабжением, газификацией и т.д.

Стоит вкратце указать некоторые конкретные результаты работы TIKA на полуострове. По состоянию на апрель 2000 г. 260 крымско-татарских семей были обеспечены 240 домами, 189 из которых были куплены, а 51 - построен в рамках проекта TIKA о постройке тысячи домов для репатриантов (10). Кроме того, с 2000 года агентство профинансировало проекты по обеспечению водой 17 посёлков компактного проживания крымских татар. С 2006 г. в регионах компактного проживания крымских татар TIKA профинансировала реконструкцию и материальное обеспечение семи национальных школ, а в целом на развитие образования в Крыму с 2006 г. было затрачено 3 млн. 200 тыс. долл. (41 проект). Кроме того, турецкая сторона в лице, прежде всего, агентства TIKA выразила готовность помочь в финансировании строительства Соборной мечети в Симферополе и Центра полиэтнической культуры молодёжи при Крымском инженерно-педагогическом университете.

Не стоит забывать, что в Турции проживает наиболее многочисленная крымско-татарская диаспора, насчитывающая, по разным данным, от 500 тысяч до 5 млн. человек. Сформировались диаспоральные организации крымских татар, которые стремятся принимать активное участие в поддержке национального движения в Крыму. Самой крупной из них является Ассоциация культуры и поддержки крымских тюрок (Kirim Türkleri Kültür Yardimlasma Dernegi). Именно она поддерживает тесную связь с меджлисом крымско-татарского народа. Также заслуживают упоминания по меньшей мере две известные крымско-татарские организации Турции - Emel и Kirim.

Как следствие, идёт активное взаимодействие между регионами Турции и Крымом, а также между отдельными крымскими и турецкими населёнными пунктами в рамках механизма побратимских связей. Это постепенно соединяет Крым и Турцию в одну прочную сеть, в единое коммуникационное и социокультурное пространство.

Религиозный фактор воздействия. Единство веры с крымскими татарами даёт Турции дополнительные возможности для укрепления своих позиций в Крыму. Отличным прикрытием для идеологической обработки крымских татар в духе пантюркизма и исламизма представляется довод о желании помочь им после возвращения из мест ссылки возродить почти полностью утраченные исламские традиции и институты. С этой целью (помочь в возрождении ислама) в Крыму на постоянной основе и полностью легально пребывает представитель Министерства по делам религий Турции при ДУМК.

Но настораживает другое. Помимо этого представителя на полуострове активно работает немало других, зачастую неучтённых официальными службами религиозных проповедников из Турции, которым суперлиберальное украинское законодательство предоставляет полное раздолье действий. 

В их числе турецкая экстремистская секта «Нурджулар», деятельность которой признана экстремистской и запрещена в России, Турции и ряде других государств. В одной связке с «Нурджулар» специалисты называют террористическую пантюркистскую организацию «Серые волки» («Бозкюртлары»), запрещённую в Казахстане, Узбекистане и самой Турции. Между тем, по некоторым сведениям, эти запрещённые в Турции секты подозреваются в связях с турецкой разведкой, а «Серым волкам» приписывают ещё и тесную связь с крымско-татарской ультранационалистической партией «Адалет» (11). Впрочем, достойную конкуренцию турецким исламистам в «обработке» крымской уммы составляет нетрадиционный ислам арабского толка с присущим ему религиозным интернационализмом и идеей всемирного халифата.

Усилению турецкого религиозного влияния в крымско-татарской среде значительно способствует практика отправки крымско-татарских абитуриентов на учебу в Турцию и возвращение многих из них с «промытыми мозгами». Эта система была налажена ещё в 90-е годы и успешно действует по сегодняшний день.

* * *

В обозримом будущем громкие заявления о скором превращении Крыма в турецкий протекторат либо вилаят так и останутся надуманной угрозой или несбывшейся мечтой - для кого как. Но полуостров и далее будет оставаться объектом экспансии Турции. И наследница Блистательной Порты, вновь ощутившая прилив сил, будет бороться за вовлечение полуострова в свою геополитическую сферу с помощью «мягкой силы», информационных технологий, общественной дипломатии.

 

1. http://reeana.com/crimea/all-politics/item/4195.html

2. http://qha.com.ua/turtsiya-obyavila-ukraine-o-svoei-politpozitsii-po-krimskim-tataram-124630.html

3. http://www.bbc.co.uk/ukrainian/rolling_news_russian/2013/04/130407_ru_n_crimea_turkey.shtml

4. http://regnum.ru/news/fd-abroad/armenia/1648987.html

5. http://novoross.info/politiks/13264-medovyy-mesyac-rossiysko-tureckih-otnosheniy-zakanchivaetsya-schitaet-zatulin.html

6. http://www.ved.gov.ru/exportcountries/ua/about_ua/ved_ua/

7. http://minek-crimea.gov.ua/files/file/макро_12_2012.pdf

8. http://www.sf.ukrstat.gov.ua/2013/exp26.pdf

9. http://qha.com.ua/turtsiya-v-2011-goda-profinansirovala-realizatsiyu-4-proektov-v-krimu-107490.html

10. http://cpd.crimea.ua/pdf/1.%20Togrul_rus_final_CA.pdf

11. http://www.fondsk.ru/news/2008/03/14/8709.html

http://odnarodyna.com.ua/node/13616

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий