«Дружба» с НАТО по плану

Сотрудничество Украины с НАТО развивается динамично. Такой вывод можно сделать на основе положений документа «Годовая национальная программа сотрудничества Украина-НАТО на 2013 год», одобренного на заседании Кабинета министров Украины в начале апреля этого года. Проект президентского указа, вводящего программу в действие, и сама программа разработаны Министерством иностранных дел Украины с целью «оказания международного содействия реформам, которые проводятся в Украине».

В проект программы включены предложения 36 органов исполнительной власти различного уровня. Документ определяет приоритетные меры в политической сфере, а также меры по реформированию сектора обороны Украины, отраслей экономики и энергетической безопасности, подходы к борьбе с коррупцией и международным терроризмом, задачи по активизации взаимодействия с ключевыми международными организациями регионального и мирового уровня.

«Политическая составляющая» (раздел 1 «Политические и экономические вопросы») традиционно касается развития демократии и гражданского общества, реформы судебной системы и усовершенствования законодательства «по западным стандартам», а также защиты прав человека и свободы слова. Сейчас для украинской власти заполнение этого раздела упрощается подготовкой к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. Ведь можно просто копировать в «натовский» план соответствующие обязательства перед европейцами в сфере совершенствования избирательной системы, судебной реформы, борьбы с коррупцией и т.д., и все будут счастливы.

Создается впечатление, что Украина и впрямь берет на себя какие-то политические обязательства перед НАТО. Но на самом деле это далеко не «эксклюзив». Единственное, что неясно в этой ситуации - это то, зачем вообще украинской власти брать на себя такие обязательства перед Альянсом? С ЕС понятно: Украина заявила о евроинтеграции и курсе на вступление в туманной перспективе в ЕС.

Но в НАТО Киев точно не собирается, по крайней мере на словах. Украинское руководство об этом заявляет постоянно, внеблоковый статус зафиксирован в действующих базовых в сфере национальной безопасности документах:  «Стратегия национальной безопасности», «Военная доктрина Украины», «Стратегический оборонный бюллетень», «Концепция реформирования и развития Вооруженных сил Украины на период до 2017 года». А потому, каков смысл в принятии на себя политических обязательств перед НАТО - совершенно непонятно.

То же самое касается и экономической составляющей. По старой традиции Киев вписывает в ГНП все те экономические прогнозные показатели и обязательства, которые дублируются в обязательствах перед ЕС, МВФ и Всемирным банком. В прошлом году базовым документом, из которого черпались эти показатели, была «Программа экономических реформ Украины на 2010 - 2014 годы "Зажиточное общество, конкурентоспособная экономика, эффективное государство"». В 2013 году таким документом стала «Программа активизации развития экономики на 2013-2014 годы», утвержденная правительственным постановлением №187 от 27 февраля 2013 года.

Но вот незадача: реальная экономика не спешит соответствовать тем обещаниям, которые Киевом даются Западу. Так, в «Годовой национальной программе сотрудничества Украина - НАТО на 2012 год» значится обещание относительно того, что «темпы роста реального валового внутреннего продукта в 2012 году составят не менее 103,9%». Известно, что по итогам 2012 года рост ВВП составил лишь 0,2% (100,2%). Однако в Брюсселе никого такое несоответствие не смущает. Но почему Украина должна отчитываться перед Альянсом?  

В 2013 году НАТО обещано «обеспечить темпы роста реального валового внутреннего продукта на уровне 105-106% в среднем за год; достичь к 2014 году уровня инфляции 5-6%; оптимизировать налоговую систему путем снижения налоговой нагрузки; сократить дефицит бюджета в секторе государственного управления до уровня 2% в 2013 и 2014 годах».

Что касается сотрудничества в сфере энергетической безопасности, то здесь та же картина: Украина берет перед НАТО обязательства, которые фигурируют в ее «европейских» документах. Это, прежде всего, «интеграция Объединенной энергетической системы Украины в объединение европейских энергосистем ENTSO-E (континентальная Европа)» и выполнение обязательств, вытекающих из ее членства в Энергетическом сообществе. Среди основных целей - «создание благоприятных условий для привлечения отечественных и иностранных инвестиций в развитие энергетической отрасли Украины» и «диверсификация источников, поставщиков, маршрутов и средств поставки энергетических ресурсов, импортируемых в Украину».

В годовой программе Украина (традиционно) обязуется «изучить опыт государств-членов НАТО по обеспечению энергетической безопасности, в частности, путем продолжения сотрудничества в рамках Совместной рабочей группы Украина - НАТО по вопросам экономической безопасности». Обязуется также совместно с экспертами НАТО проводить анализ данных «о существующих и потенциальных угрозах для безопасного функционирования объектов атомной энергетики, магистральных нефтепроводов и линий электропередач».

Все «сопутствующие» направления сотрудничества Украины с НАТО как военно-политического блока в итоге сводятся к основной сфере - оборонной. Вот здесь у Киева и Альянса есть вполне конкретные планы и форматы партнерства, которые вроде не относятся к военному сотрудничеству с ЕС. 

В частности, сотрудничество с Альянсом в оборонной сфере происходит по четырем основным направлениям:

- участие Вооруженных сил Украины в операциях, миссиях и инициативах НАТО;

- проведение совместных учений и других мероприятий (в том числе обучение украинских офицеров на различных курсах НАТО);

- помощь Альянса в реформировании украинской армии;

- помощь НАТО в решении внутриукраинских проблем (главный проект - помощь в утилизации оружия и боеприпасов).

Об участии Украины в операциях НАТО. Достаточно сказать, что с присоединением к операции НАТО «Океанский щит» в феврале 2013 года Украина, не будучи членом Альянса, стала первой страной-партнером, которая принимает участие во всех текущих операциях этого военно-политического блока. И это участие обеспечивается за счет самой Украины, поскольку НАТО традиционно не компенсирует ни цента стране-партнеру за военную помощь (в отличие, например, от миротворческих миссий ООН, где за каждого «выделенного» в контингент военного и единицу техники страна получает неплохую денежную компенсацию).

Совместные учения. Это, по сути, не более чем форма отработки вопросов участия украинских военных в операциях НАТО. И хотя Минобороны Украины постоянно говорит о «бесценном полученном опыте» в ходе таких маневров, этот опыт может в основном пригодиться только там же - в военных миссиях Альянса. То же можно сказать и об обучении офицеров на различных курсах НАТО. Финансируются такие мероприятия обеими сторонами.

К слову, среди основных учений 2013 года, которые пройдут на территории Украины - украинско-американские учения "Си Бриз-2013" и "Репид Трайдет-2013" с привлечением подразделений европейских стран НАТО, а также учения по линии Украина-НАТО "Кленовая арка-2013". На протяжении года на территорию Украины для участия в этих учениях будет допущено около 3 000 военнослужащих с вооружением и военной техникой, 9 кораблей, 2 подводные лодки, около 30 вертолетов и 20 самолетов армии США и других государств-членов НАТО. 

Что касается помощи НАТО в реформировании украинских Вооруженных сил, то здесь ситуация следующая. Реально Альянс серьезно помогал украинскому Минобороны в 2004-2010 гг., когда предыдущая власть ставила целью вступление Украины в НАТО. Помощь состояла как в рекомендациях по реформам, так и в выделении средств на отдельные проекты - например, при переформатировании органов военного управления по «натовским» стандартам.

Сейчас таких проектов практически нет. И вся помощь сводится к приезду из Брюсселя военных экспертов НАТО для проведения консультаций (которые, кстати, в сегодняшних условиях не особо востребованы украинским военным ведомством - если говорить о реализации услышанных рекомендаций). Затраты НАТО на эту работу чисто символические - в основном это лишь оплата командировок своих сотрудников.

И, наконец, помощь НАТО в утилизации боеприпасов в рамках деятельности Трастового фонда. Это был до последнего времени, пожалуй, самый затратный проект НАТО в отношении партнера-Украины. Однако с началом 2013 года деньги на него у НАТО вдруг закончились

В итоге складывается интересная ситуация. Украина в составленной ею Годовой национальной программе сотрудничества дает обещания НАТО в самых различных сферах - политики, экономики, энергетической безопасности (пусть они, по сути, дублируют обещания, данные ЕС, но все же это - обязательства, взятые государством). Одновременно Киев оказывает НАТО беспрецедентную как для страны-партнера военную помощь, причем исключительно за счет собственных налогоплательщиков.

А в ответ Украина получает от НАТО из самых существенных проектов лишь нефункционирующий Трастовый фонд по утилизации боеприпасов. И если Украина гарантирует выполнение своих обязательств хотя бы изложением их на бумаге и утверждением высшим руководством страны, то Трастовый фонд НАТО - это благотворительная инициатива, за которую в Альянсе никто ответственности не несет.

Зачем такое сотрудничество нужно Украине - остается только догадываться. Но то, что НАТО и ЕС для Украины становятся фактически «одним лицом», похоже, не должно вызывать сомнений.

25 апреля в Киеве состоялось 10-е заседание Совместной рабочей группы Украина-НАТО по вопросам военной реформы высокого уровня.  Было отмечено, что приоритеты взаимодействия между странами в области безопасности и обороны являются частью «Годовой национальной программы сотрудничества Украина-НАТО на 2013 год», выступающей средством «для проведения внутригосударственных реформ в разных сферах жизнедеятельности государства» (1).

1. http://www.rnbo.gov.ua/news/1457.html

http://odnarodyna.com.ua/node/13305

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий