Конец эры религиозной свободы?

События, имевшие место в последние недели в Гагаринском районе столицы, вселяют серьезные опасения за положение православных верующих в современной России.

30 марта и 6 апреля на улице Молодежной полиция грубо разогнала молебны верующих о строительстве храма. По словам участников молебнов, несколько человек из их числа доставлялись в ОВД Гагаринского района, где на них оказывалось сильное психологическое давление с целью прекратить практику коллективных молитв. Сам по себе молебен - то есть коллективная молитва - является формой отправления верующими своих религиозных потребностей (обрядом). Таким образом, представители правоохранительных органов нарушили права верующих на проведение публичных религиозных обрядов в соответствии со статьями 17, 31 и 55 Конституции РФ, а также статьями 3,4, 6 и 7 Федерального Закона "О свободе совести и религиозных объединениях".

Среди молившихся 6 апреля был священник Димитрий Ненароков, но присутствие носителя сана не остановило полицию. Особенную тревогу вызывает тот факт, что одновременно с незаконным разгоном 6 апреля верующие подверглись нападкам со стороны группы неизвестных лиц, выкрикивавших лозунги экстремистского содержания и угрозы, бросавших в верующих кусками льда и снега, несмотря на наличие среди них маленьких детей. Но этих лиц, в отличие от мирно молившихся православных, никто из стражей правопорядка остановить не пытался. Эта циничная выходка свидетельствует о возможном сращивании антиправославных сил с отдельными представителями властных структур. Развитие подобных тенденций очень опасно для российского общества. Этот процесс должен быть остановлен сразу, в зародыше. В противном случае рано или поздно мы окажемся в условиях нового авторитарного строя, навязывающего обществу атеистические взгляды репрессивными методами.

Сегодня мы находимся в полушаге от такого развития событий. Чтобы предотвратить этот сценарий, необходимо провести тщательное прокурорское расследование инцидентов на самом высоком уровне и выявить заказчиков демонстративных акций в Гагаринском районе.

По словам сотрудников полиции, причиной разгонов стало нарушение законодательства о массовых мероприятиях. Однако участница молебна 6 апреля сообщила, что ее единоверцы "подавали уведомление о предстоящем мероприятии в установленном законом порядке". Никаких политических требований, привлекающих внимание прохожих, разумеется, не было и не могло быть во время мирной коллективной молитвы (иное было бы кощунством).

Молитвенное стояние было поддержано экстренно созданным 4 апреля Координационным советом православных и правозащитных организаций "Защитим "Программу-200", целью которого является поддержка Программы строительства православных храмов в новых районах Москвы, одобренной в 2010 г. Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и главой Москвы Сергеем Собяниным. Также православные активисты утверждают, что на прошедшей ранее встрече с префектом ЮЗАО О. Волковым последний публично заявил, что "никто не разгоняет молебны". Тогда кто отдал приказ о разгоне молящихся, и не страдают ли отдельные представители местной власти в столице религиозной ксенофобией?

Православные верующие хотят обратить внимание общества на знаковость этих событий. Раньше местная власть себе такого не позволяла. Совершенно очевидно, что молебен не имеет ничего общего с политическим митингом. Но его пытаются таковым представить. Это значит, что само участие в религиозной жизни становится сегодня делом политическим. Его запрещают. Тем самым религия приравнивается к политике не верующими, а их противниками. Мы категорически против искусственной политизации церковной и религиозной жизни в России.

Но сегодня мы фактически наблюдаем возвращение к советскому антирелигиозному курсу. Другим признаком этого возврата являются упорные разговоры таких политиков как Михаил Прохоров, о принятии в России специального "Религиозного кодекса", несмотря на отсутствие кодексов для атеистов и носителей иных идеологий, которые, согласно Конституции, равны перед государством. Предложения Михаила Прохорова четко и недвусмысленно должны быть признаны антиконституционными и получить правовую оценку со стороны государства.

Нагнетание антиправославной ксенофобии отдельными чиновниками - позорное явление в жизни российского общества. Но вызывает удивление и тот факт, что на фоне продолжения антиправославной кампании представители правозащитного сообщества проявляют явные признаки политической ангажированности. Директор центра "Сова" Александр Верховский в интервью журналу The New Times, несмотря на осквернение храмов, спиливание крестов и прочие проявления ксенофобии, главной тенденцией 2012 года называет "активизацию процерковных активистов", а православные убеждения - "культурной самоидентификацией". Подобные выводы способны лишь подорвать авторитет правозащитных организаций, в которых общество сегодня объективно нуждается. А совпадение сроков выхода публикации с участием Верховского (8 апреля) и разгона молящихся (6 апреля) наводит на совсем печальные размышления. Неужели мы имеем дело с хорошо скоординированными действиями на разных уровнях - как силовом, так и информационном?

Для православных верующих сейчас главное не молчать и не дать "заиграть" ситуацию. Случаи в Гагаринском районе Москвы нельзя оставить без внимания. Необходимо выяснить, на каком уровне принималось решение о разгоне молебнов 30 марта и 6 апреля, кто несет за это ответственность. Может быть, следует обратиться в Генеральную Прокуратуру с просьбой дать правовую оценку и правовой комментарий случившемуся. Мы верим, что государственные органы заинтересованы в том, чтобы определиться с проблемой и не возвращаться к ней в будущем.

Вряд ли кто-то из серьезных политиков захочет принять ответственность за прекращение эры религиозной свободы в России.

Четкая политическая позиция здесь просто необходима. Православные верующие, являются частью гражданского общества и хотят жить в правовом государстве. И закон о защите чувств верующих в этой ситуации будет очень кстати.

Александр Щипков,помощник депутата ГД Сергея Миронова

http://www.religare.ru/2_100774_1_156.html

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Щипков:
Александр Щипков: «Мы должны уйти от либерального мировосприятия»
Эксклюзивное интервью заместителя Главы Всемирного Русского Народного Собора, политического философа Александра Щипкова Телеканалу «Царьград»
03.12.2019
Запрет на ценностное мышление
Нынешняя ситуация в России напоминает эпоху хрущевских гонений на Церковь
21.10.2019
Все статьи автора