Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Исповедальный поэт

Александр  Москалев, Русский дом

28.03.2013


27 марта 1913 года, 100 лет назад родился Александр Яковлевич Яшин, русский поэт и публицист …

-30.jpg

Победит ли русская правда и на этот раз? - вот о чём думается в канун векового юбилея певца Севера, исповедального поэта и публициста Александра Яшина.

Александр Попов (псевдоним Яшин) родился в деревне Блудново (ныне Никольского района Вологодской области) в крестьянской семье, а через 55 лет (16 апреля 1968 года) смертельно больной поэт записал в дневнике: «Жалкую всё-таки жизнь я прожил. А ведь мог... Мог!..»

А уж не у него ли так удачно сложилась литературная судьба! Уже в пятнадцать лет Саша Попов начинает печататься в центральных журналах, в юном возрасте его избирают делегатом первого Северо-Двинского губернского съезда пролетарских писателей, в девятнадцать лет - литсотрудник областной газеты, председатель оргкомитета краевого Союза писателей. Через два года у Яшина выходит первая книга «Песни Северу», и его тут же отправляют делегатом на Первый съезд писателей в Москву. Рядом с ним в зале сидят Л.Леонов, М.Шолохов, М.Горький...

Ещё через год он переезжает на постоянное жительство в столицу и поступает в Литературный институт. От такой стремительной и блистательной карьеры может закружиться голова. К сорока годам Яшин был лауреатом Сталинской (Государственной) премии, вошёл в круг избранных, его стихи печатались в хрестоматиях, появились деньги на сберкнижках, квартира в знаменитом писательском доме в Лаврушинском переулке, машина. Но похвастаться он мог только одной удачной поэтической книгой («Северянка», 1938).

«Всех трудней испытаний / Испытание славой», - предостерёг поэт и начал следующий круг восхождения.

Я как будто родился заново,
Легче дышится, не солгу, -
Ни себя, ни других обманывать
Никогда уже не смогу...

Александр Яшин поздно осознал, что его талант - прежде всего талант прозаика. «Прозаический дебют свой отношу к 1956 году, - писал он, - когда был опубликован рассказ "Рычаги"». Его рассказы и повести «Рычаги» (1956), «Вологодская свадьба» (1962), «Угощаю рябиной» (1965) и другие стали этапными для русской прозы, были отмечены гражданской смелостью и высоким художественным уровнем, что дорого стоило автору. «Я слишком много стал понимать и видеть и ни с чем не могу примириться», - записал он однажды в дневнике. Богатство власть имущих и бедность простых смертных, обман и несправедливость, издевательство чиновников над Россией...

Повесть Яшина «В гостях у сына» (1957) была опубликована только в восьмидесятых годах, на волне «перестройки», беззастенчиво клонировавшей «оттепель» конца пятидесятых - начала шестидесятых, но сюжет её оказался вечным.

Внезапно, как будто из небытия, вернулись в его поэзию православные по содержанию и сжатые до афоризма формулы: «Ни к безверию, ни к сомнению / Не причастна душа моя...»; «Спешите делать добрые дела!»; «И в сердце не будет места гордыне...». Его сборник «Совесть» (1961) поразил всех. «Лучшей считаю книгу "Совесть", она выстрадана, а не сочинена», - признавался Яшин.

«Сейчас принято считать, что все советские писатели были не духовными людьми. Это неправда...» - замечает дочь поэта Наталья Яшина. Дневниковые его записи после хрущёвских погромов церквей подтверждают правоту её слов.

«7 апреля 1966 года. Сегодня Благовещенье, великий четверг, день, когда нельзя работать. Мать вчера доткала полотно, убрала стан. Выдала мне Библию и отцовское Евангелие.

19 апреля 1966 года. Радуница. Бабы ушли в Пермас на поминание родных покойников. Как можно противиться такому чувству людей, а противятся ещё и теперь. А недавно и вовсе запрещали ходить на кладбище.

28 мая 1966 года. Троицкая суббота. За льнозаводом, где совсем недавно разобрали, уничтожили церковь, многотерпеливый русский народ поминает своих родственников. На месте церкви работали мощные бульдозеры, следы их работы видны. Груды камня и щебня, и земли - груды, а не ровное место. Кирпича для завода досталось от церкви совсем ничего. А красота уничтожена. И в народе, кроме горькой обиды, ничего не осталось. Женщины молились груде земли и камней на месте, где раньше был алтарь. Русский народ держится своих обычаев, своей старины - никакие бульдозеры не могут срыть память о красоте и нравственной порядочности, святости».

«Отлучили от церкви - от веры не отлучишь...» - подытожил Яшин. На пике своей творческой жизни он уже не питал никаких иллюзий.

Александр Яшин высоко ценил творчество Николая Рубцова, Александра Романова, Виктора Коротаева, Ольги Фокиной. Более того, признал превосходство рубцовской лирики над своей (в самолюбивой писательской среде такое признание дорогого стоит). Рубцов посвятил пронзительное стихотворение Яшину «Последний пароход».

Не ошибся он и в своём ученике Василии Белове. Настойчиво советовал ему, тогда ещё автору поэтической книжки, писать прозу. Василий Иванович до конца дней своих раскаивался, что так и не написал полноценную повесть о старшем друге. Но нам бы самого Яшина почаще читать - ни строчки не устарело в исповеди русского поэта!

Александр Александрович МОСКАЛЁВ

http://www.russdom.ru/node/5781



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме