Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Император Николай II в истории России: обзор литературы, перспективы изучения и характеристика источников

В.  Лебедев, Татьянин день

27.12.2012

Святой государь император Николай II прожил действительно очень трудную жизнь, ему пришлось решать очень сложные проблемы внутренней и внешней политики, и, в конце концов, принял страшную мученическую смерть. О его личной жизни уже написано много работ, государственное и общественное служение государя России начали изучать только в последние годы и здесь естественно еще немало пробелов. Задача настоящей работы - наметить вопросы, которые позволяют выяснить роль императора в развитии государства.

Зачем нужна такая работа?

Во-первых, в обществе не утихают споры о путях развития страны. Одни полагают, что для развития нужно использовать сталинские методы, т.е. через создание репрессивного аппарата управления, другие - наоборот, говорят о либеральных моделях экономической политики. Последние, как правило, считают, что в процессе появления демократических институтов по западному образцу прогресс (под которым ошибочно подразумевают чаще всего рост экономики) будет как бы сам собой благодаря наличию частной собственности на средства производства и конкуренции. Однако исторический опыт показал, что обе модели общественного строя являются схемами, которые приводят лишь к развалу государства и огромным потерям среди населения. Именно поэтому опыт национально-государственного строительства в дореволюционной России может дать нам верный идеологический вектор, который поможет нам сориентировать и объяснить многие современные проблемы.

Во-вторых, известно, что государя ругали не только при жизни, но и десятилетиями оскорбляли память о нем. Определить, почему так случилось, и восстановить его доброе имя тоже очень важно. Это требует уважение к Отечественной истории, к Русской Православной Церкви и, наконец, элементарная справедливость. Именно поэтому правильно отступить от традиционных принципов написания статей, где около пяти страниц отводится на анализ основных работ и на характеристику источников, а затем - дается обзор, где поставленные задачи раскрываются. В данном случае вся статья посвящена историографии вопроса, сделана попытка исследовать, как ее воспринимают читатели, исходя из этого, определить перспективы изучения, и какими документами мы располагаем для этого.

 

 

Историография.История России конца ХIХ - начала ХХ века уже почти 100 лет привлекает внимание историков, как в нашей стране, так и за рубежом. Причина интереса очевидна: многие события этого времени - Первая мировая война, революция, резкие изменения в сфере экономики и культуры - оказали сильное влияние на весь последующий ход исторического процесса. В академических институтах и вузах было написано огромное количество книг и статей по самым разным проблемам, возникавшим во время правления последнего императора, т.е. с 1894 до 1917 г.: от истории внешней политики до вопросов финансовой реформы. Однако личность главы государства, императора Николая II (1868-1918), изучали весьма поверхностно. Особенно это характерно для отечественной историографии. Как вполне обоснованно заметил один из современных исследователей, П.В. Мультатули, преобразования Петра Великого, Екатерины II или Александра II никому в голову не приходит называть реформами Меньшикова, Потемкина или Милютина, но как только речь заходит об эпохе Николая II оперируют терминами «реформа Витте» или «Столыпинская реформа»[1].

В советской литературе по известным идеологическим причинам личные и деловые качества оценивали, как известно, исключительно отрицательно. В энциклопедиях, в монографиях и статьях его считали душителем свобод, не интересующимся государственными делами политиком, невеждой, реакционером, угнетателем и т.д. Позиция императора, как и представителей Дома Романовых, освещалась в контексте различных сюжетов внутренней или внешней политики и в основном с конца 1960-х годов[2]. В 1920-е годы вышло несколько публикаций документов о падении династии, но в то время не проводили археографическую обработку документов и качество издаваемой литературы было неудовлетворительным[3]. В 1930-е годы эта тема была запретной. Подчеркнем, что антимонархические настроения и сопутствующие им статьи о кризисе самодержавия в предреволюционной России стали важнейшим элементом пропаганды. В 1930-1950-е годы значительное количество репрессированных получило большие сроки, в частности, за то, что хвалили условия жизни в дореволюционной России. Таких было не менее 30% осужденных[4]. Характерная для советской литературы известная степень политизация событий вызвана не только цензурными ограничениями, но и ограниченностью доступа к архивным документам. Однако, на наш взгляд, не следует слишком строго судить и осуждать всех историков, работавших в то время.

В силу объективных обстоятельств эти пропагандистские установки о государе пришлось постепенно пересматривать. Опираться на суждения В.И.Ленина было нельзя, так как он, кроме оскорблений, ничего конкретного о Николае II почти не писал[5]. На первый взгляд парадоксально, но в 1905 г. руководитель партии большевиков, страшно ругаясь, все же изредка отдавал должное грамотной политики самодержца во время учреждения Думы[6]. На это впоследствии, по-видимому, никто не обратил внимания. Почти все его труды посвящены вопросам классовой борьбы, конфликтам с другими партиями или фракциями. Следовательно, появилась необходимость в публикациях архивных документов. Именно тогда, с конца 1950-х годов, появились публикации документы по истории экономики и военной истории. И здесь у советской историографии были определенные достижения.

Во-первых, ввели в научный оборот новые источники, которые позволяют представить, какой воз проблем свалился на плечи молодого монарха, с одной стороны, а с другой - определить, как их решали. Во-вторых, были разработаны правила археографии, библиографии, источниковедения и других дисциплин. Благодаря этому существенно улучшилась качество публикаций (это выгодно отличает их от многих современных книжек, где нет даже научно-справочного аппарата). Изданные сборники, равно как и публикации в профильных научных журналах, отличает высокая степень достоверности, их можно полезно использовать и в наше время.

С.Ю. Витте

В качестве примера можно привести ряд сборников документов и монографий по отдельным отраслям экономики, истории науки и техники, военной истории. Пожалуй, наиболее важные для изучения личности монарха источники - воспоминания министра финансов С.Ю. Витте (1849-1915), а также ряд его докладов и выступлений по вопросам сельского хозяйства, передачи российской нефтяной промышленности иностранным компаниям и т.д.[7] В одной из них, подготовленной проф. И.Ф. Гиндиным, опубликовано решение императора Николая II по докладу Витте о развитии промышленности[8]. Эта публикация, равно как и пометы государя на докладах министров, опровергала суждения, что он не интересовался делами. Отношения министра с последним российским императором были очень натянутые - Витте обманывал его, говоря о пользе иностранных капиталов для развития экономики (под видом иностранных капиталов он вполне сознательно передал нефтяные предприятия на Кавказе дочерним фирмам американской компании Рокфеллера), интриговал и, в конце концов, был освобожден от занимаемой должности. Естественно, воспоминания содержат лживую характеристику Николая II, почему их и позволили публиковать. Однако факт их противоборства, вызванный противоречиями в системе взглядов на цели развития государства и на методы экономической политики, также опровергал тезис, что монарх не интересовался государственными делами. Отметим, что именно с 1960-х годов в науке утвердился миф о Витте как выдающемся государственном деятеле, который не изжит в полной мере и в наши дни.

Столь же противоречивые впечатления оставляли исследования, авторы которых ставили специальные задачи, например раскрыть состояние развитие какой-либо отрасли производства или ситуацию на флоте в годы Первой мировой войны. По-видимому, на них в меньшей степени обращали внимания цензоры из Главлита, и историки пользовались большей свободой. В качестве примера можно привести содержательный и интересный труд В.Б. Шаврова. После слов о технико-экономической отсталости России автор делает на следующей странице смелый для советской литературы вывод, что уровень технического исполнения русских самолетов был не ниже зарубежного[9]. Роль императора, как и вообще представителей Дома Романовых, в создании авиации в книге публиковать не могли. Отмечено лишь значение Особого комитета по усилению русского флота на добровольные пожертвования[10]. Однако заинтересованный читатель легко мог заказать в библиотеке им. В.И. Ленина роскошное издание «Русский морской и воздушный флот, сооруженный на добровольные пожертвования. Иллюстрированный очерк деятельности Высочайше учрежденного Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования» (СПб., 1913), чтобы увидеть, что ключевую роль в образовании этой организации сыграл двоюродный дядя и муж сестры монарха - великий князь Александр Михайлович Романов, причем устав и все вопросы по развитию этой отрасли были санкционированы лично Николаем II.

Таким образом, в 1960-1980-х годах появились исследования, выводы которых заметно отличались от оценок, высказанных иными историками, что император «поглощен своей частной жизнью»[11]. В конце 1980-х годов специалисты эти противоречия уже заметили[12]. Разобраться, что же все-таки произошло в нашей стране в начале ХХ века и в причинах падения монархии не могли даже специалисты. Как показали данные Всесоюзного социологического исследования, проведенного в 1987-1988 гг. кафедрой идеологической работы Академии общественных наук при ЦК КПСС, интерес к прошлому страны проявляют 73 % опрошенных, причем наибольший интерес (42,3%) вызывали жизнь и деятельность лиц дореволюционной эпохи. Подавляющее большинство респондентов были не удовлетворены преподаванием истории[13].

 

 

Император Николай II и императрица Александра Федоровна

Постсоветская российская историография удовлетворить запросы читателей в одночасье не могла. Тем не менее, в 1990-2000-х годах ситуация стала постепенно изменятся. Свобода слова, ликвидация Главлита, открытие архивных фондов - все эти обстоятельства создали благоприятные предпосылки для более адекватного понимания исторического процесса. Примечательная черта времени - расширение тематики исследований: вопрос о роли монарха и монархии в истории постепенно стали рассматривать более объективно. Возросло количество научно-исследовательских организаций, где проводили изучение данного вопроса. Это работники архивов, в первую очередь Государственного архива Российской Федерации, ведомственных и общественных организаций - Российской академии государственной службы, Российского института стратегических исследований, Российского общества историков-архивистов и др. Важнейшее значение для развития исторической науки имеет научная и редакционно-издательская деятельность Русской Православной Церкви.

Одной из первых серьезных научно-исследовательских работ в новейшей литературе, посвященной императору Николаю II, стало исследование петербургских историков Б.В. Ананьича и Р.Ш. Ганелина[14]. Заслуга авторов - подробное изложение биографии монарха и попытка рассмотреть его воззрения. В статье отмечены и положительные стороны его личных и деловых качеств: хорошая память, неплохое образование и пр. Однако бросается в глаза слабая документальная база исследования. Работа основана, главным образом, на работах 1960-1970-х годов, воспоминаниях или дневниках сановников, относившихся к императору предвзято, или родственников, в частности на основе неудачно изданных мемуарах великого князя Александра Михайловича, которые были написаны по памяти через 12 лет после революции. Поэтому без ошибок и в этой статье не обошлось, например слова, что у императора не было четкой внутриполитической программы, не соответствуют реалиям тех лет. Многие важнейшие события, в частности начало Первой русской революции и роль монарха в них, несколько смазаны. Такова была источниковедческая база исследователей 20 лет тому назад.

В 1990-х - начале 2000-х годов начался настоящий книжный бум. Основное внимание исследователей сосредоточивалось на экономической истории и внешней политики начала ХХ века. Особенно сильный толчок этому процессу способствовала подготовка сборников в связи со 150-летнем юбилеем со дня рождения Витте в 1999 году. В Институте экономике РАН по благой инициативе академика Л.И. Абалкина начали издавать собрание сочинений и документальных материалов о Витте (автор этих строк участвовал в этой работе). Именно эти материалы показали, насколько пагубным для будущего страны оказался вектор индустриализации, заданный его реформами. Стало понятным, зачем понадобилось якобы столь необходимые иностранные инвестиции в промышленность, почему многие предметы, в том числе военного назначения, изготавливали так дорого и в то же время такого низкого качества. И главное стало понятным, почему Витте и его единомышленники так остро ненавидели тех лиц, которым доверял монарх. Ответ был очевиден: все оппоненты Витте выступали за национально-технологическую самостоятельность российской экономики, в этом, а также в просвещении народа на основе православных ценностей, они видели спасение монархии и будущее России. Однако позиция самого главы государства и его роль во всех событиях по-прежнему оставалась на периферии научных интересов. В литературе ограничились публикациями материалов, связанных с личной жизнью царя: это его переписка с Александрой Федоровной и дневники (крайне неудачно изданные). В оценках монарха как государственного деятеля никаких перемен не произошло. Спустя пять лет после публикации вышеупомянутой статьи в журнале «Вопросы истории» вышел в свет учебник В.А. Федорова, из которого видно, что мнение историков о государе не изменилось[15]. Единственная тема, которая волновала очень многих в конце 1990-х годов, - история убийства царской семьи и захоронения их в Петропавловской крепости. С этим вопросом тесно связано чрезвычайно важное событие - канонизация императора и его семьи, а также великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой[16].

Какие последствия имело это решение для российского общества? Во-первых, оно со всей очевидностью обнажило окончательное падение нравов среди тех людей, которых в свое время А.И. Солженицын метко назвал образованщиной. Для лиц, далеких от Церкви и ее таинств, причисление императора к лику святых вызвало недоумение и нападки на Церковь. Многие привыкли (нами опрошено около 70 человек с высшим образованием) думать традиционными представлениями, не понимая, что канонизация состоялась не за политическую деятельность, а за праведную жизнь и мученическую кончину. Классический встречный вопрос, услышанный автором настоящей статьи: а как же события 1905 года, ведь царь подавил рабочее движение, был против так называемых свобод? Самое плохое - самодовольство и самоудовлетворение, что благодаря куче написанных книг и статей прояснилась история дореволюционной России (и это отличает в худшую сторону результаты опроса, сделанного 25 лет тому назад). На самом деле вышеназванные противоречия в историческом сознании нашего общества сохранились, поскольку и поныне в литературе встречаются часто легковесные и бездоказательные суждения о государе, распространяемой к тому же большими тиражами[17].

Во-вторых, появилась масса исторических работ об императоре Николае II и его окружении. Отметим, что важнейшие публикации об императоре подготовлены церковными издательствами после причисления Царя и его семьи к лику святых, значительная часть издана по благословению высших церковных иерархов[18]. За последние десять лет ежегодно печатали по две, а порой и по три работы по данной тематике. Из них следует выделить три книги, опубликованные Русской Православной Церковью. Это сочинения святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также переиздания трудов лучших эмигрантских историков С.С. Ольденбурга и П.И. Якоби[19].

 

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Святой Иоанн объяснил сакральный смысл монархии и тем самым поднял ее на более высокую ступень, чем любой другой орган власти. «Кто посаждает на престоле царей земных? Тот, Кто Один от вечности сидит на Престоле огнезрачном, и Один в собственном смысле, царствует всем созданием - небом и землею со всеми обитающими на них тварями», - говорил он[20]. Грозным предупреждением звучит одна из записей в дневнике: «Где будут на Страшном Суде наши начальники и профессоры академий, университетов и всех высших, средних и низших заведений со своими питомцами? По достоинству своего духа или недостоинству каждый получит свое. Но содомлянам и гоморрянам, тирянам и сидонянам, ниневитянам и прочим будет отраднее, нежели христианам, принадлежавшим к Церкви Христовой, имевшим Евангелие, богослужение, Таинства и пренебрегшим всем этим (ср.: Мф. 11:20-24). Что? Жутко, господа? Спешите исправиться все; Суд приближается»[21]. Тем самым обосновывается мировоззренческая система координат, в рамках которых следует изучать эту тему, четко дано понять, что в противном случае она никогда не будет раскрыта, и историки будут бесконечно топтаться на месте, многократно выхолащивать избитые догмы и вводить в заблуждение читателей.

 

 

В русском зарубежье труд С.С. Ольденбурга, впервые вышедший в 1940 г., был известен, считался наиболее объективным исследованием по истории России конца XIX-го - XX века. Автор рассмотрел все стороны внутренней и внешней политики за этот период, приведена подробная биография монарха, его психологические черты. Монография основана на опубликованных работах современников царя, например К.П. Победоносцева, материалах периодической печати, законодательных актах. По мнению Ольденбурга, самым трудным и самым забытым подвигом императора Николая II было то, что он во время Первой мировой войны при невероятно тяжелых условиях довел Россию до порога победы[22]. Исследование Якоби, как видно из названия, преследует более узкую цель - проанализировать обстоятельства падения монархии в России. Автор утверждает, что эта была борьба не за свободу, а за разрушение Российского государства. По его словам, всякий монарх, даже самый гениальный, оказался бессильным перед обстоятельствами. Для спасения России, пишет он, государю пришлось бы совершенно смести весь верхний слой русского общества, соединить царя с народом без всяких посредников, воспитать новых людей, создать другие устои, - произвести такую свою революцию во время войны государь, если бы и хотел, очевидно, не мог[23].

Ольденбургом и Якоби названы имена сановников, профессоров, представителей аристократии и деловой элиты, а также их высокопоставленных зарубежных покровителей из европейских стран и Америки, которые организовали и финансировали террор. Авторы помнили дореволюционное время, поэтому их исследования можно считать также историческими источниками. Другая особенность - их удивительная прозорливость и наблюдательность. Не имея возможности работать в нашей стране, они, опираясь на собственные воспоминания и сведениями из фондов зарубежных архивов и библиотек, высказали взгляды, которые подтверждаются в наши дни находками в российских федеральных архивах.

Заметные изменения за последнее десятилетие и в светской историографии. Во-первых, постепенно стали уходить представления о государе как нерешительном и слабовольном политике, не интересующимся государственными делами. Введенные в научный оборот документы свидетельствуют об обратном. Приведем одно из таких суждений в комментариях для сборника документов: «...русский император всегда был не только в здравом уме, но, обладая феноменальной памятью, внимательно отслеживал все происходящее, полностью владел ситуацией и твердо проводил свою линию в тех непростых условиях, которые сложились внутри и за пределами империи»[24]. Во-вторых, определены главные причины, побудившие иностранных политиков и общественные организации, главным образом англо-американские и германские, участвовать в подготовке революции. В этом смысле много нового и полезного содержат исследования П.В. Мультатули[25].

 

 

Автор выделил следующие причины вмешательства внешних сил в падение династии: неотвратимость победы России в войне и вытекающая отсюда невозможность построения нового мирового порядка, неспособность помешать России овладеть черноморскими проливами, стремление захватить русский рынок и природные ресурсы, отсутствие рычагов воздействия на царскую Россию после войны, религиозно-мистическая и геополитическая доктрина, предусматривающее обязательное уничтожение православной самодержавной русской государственности[26]. Нельзя сказать, что в работах Мультатули впервые ставится вопрос о роли Николая II в осуществлении внешней политики[27]. Однако раскрыта тема действительно по-новому и более аргументировано. Говоря о роли монарха в осуществлении внешней политики, автор отметил, что главный ее итог заключается в том, что он был первым из государственных деятелей, кто духовно-нравственную основу возвел в основание мировой политики[28].

Из современных работ основательностью выделяется статья Д.А. Андреева[29]. Основной вывод - стиль управления императора представлял собой сложное сочетание волевых импульсов с четким осознанием желаемого конкретного результата, предполагала максимальное использование аппаратных возможностей и допускала внешние влияния, эффективность которых возрастала по мере того, как реализация задуманного императором подходила к концу. Работу отличает знание источников и литературы.

Большую роль для изучения данной темы играют публикации исторических документов. Кроме вышеупомянутых изданий Русской Православной Церкви, на страницах научных журналов, прежде всего «Исторического архива», опубликована переписка императора с великим князем Сергеем Александровичем и товарищем министра внутренних дел Д.Ф. Треповым, осуществляется издание дневников государя[30].

Перспективы изучения. Заканчивая историографический обзор, нельзя не заметить определенные пробелы в литературе. Во-первых, работу Андреева желательно расширить на остальной период царствования. При этом, говоря об историческом контексте царствования Николая II, выделяются несколько сквозных тем:

- его политические воззрения и взгляд на социально-экономическое, в первую очередь промышленное развитие России. Основной упор следует сделать на то, почему стало возможным отойти от основного принципа царствования Александра III, т.е. на развитие технико-экономической самостоятельности страны, а также как оценивал император финансовую реформу Витте.

- почему в 1905 г. некогда лояльные к монархии группы предпринимателей стали поддерживать революционные партии.

- роль императора в решении аграрно-крестьянского вопроса накануне и во время реформ, названных в честь П.А. Столыпина.

- позиция императора в области народного образования и просвещения.

Думается, что не до конца раскрыта и внешнеполитическая доктрина императора. В частности, осталась неисследованной позиция во время малых войн конца XIX века: греко-турецкой (1897) и испано-американской (1898). Эти события имели локальное значение, однако государю приходилось принимать из-за них очень трудные решения. С одной стороны, нельзя было втянуть свою страну в эти конфликты, а с другой, особенно в случае с греко-турецкой войны, - не позволить побеждающим туркам разгромить слабую греческую армию, вставшую на защиту православных христиан на Кипре. Характер Николая II ярче всего проявился именно тогда.

Источники. Кроме вышеупомянутых публикаций, рассмотренных в обзоре историографии, можно использовать:

- Законодательные акты.

- Материалы прессы и официальные издания, например «Полное собрание речей императора Николая II: 1894-1906» (CПб., 1906).

- Воспоминания и дневники. При этом следует обратить внимание не только на воспоминания чиновников или политиков, как правило, предвзято относившихся к царю, но и на мемуары или письма военных специалистов, например генерала Н.А. Епанчина, адмирала З.П. Рождественского, капитана Н.В. Саблина. Отношение последних к царю сильно отличается от мнения многих депутатов Думы или сановников.

Среди архивных документов:

- переписка императора с родственниками. Речь идет, в частности о письмах брату, великому князю Георгию Александровичу, сестре, великой княгине Ксении Александровне, великому князю Константину Константиновичу, великому князю Петру Николаевичу и др. Здесь важно отметить, что иногда сведения о деятельности императора отражена и в переписке между его родственниками. В частности, чрезвычайно важные сведения о взглядах царя на военно-морскую политику империи содержатся в переписке между его великой княгиней Ксенией Александровной и ее двоюродным дядей Николаем Михайловичем.

- доклады министров, на которых государь ставил пометы и резолюции.

- доклады и записки министров, руководителей высших государственных учреждений России и иностранных государств, в которых упомянуты какие-либо сведения о взглядах или решениях императора.

 

 

Император Николай II и императрица Александра Федоровна и их дети

Примечания:

[1] Мультатули П.В. Внешняя политика императора Николая II (1894-1917). М., 2012. С. 10.

[2] Лаверычев В.Я.По ту сторону баррикад. М., 1967; Он же.Царизм и рабочий вопрос в России (1861-1917). М., 1972; Аврех А.Я.Столыпин и III Дума. М., 1968; Он же.Распад Третьеиюньской системы. М., 1985; Кризис самодержавия в России. 1895-1917. М., 1984; и др.

[3] Николай II и великие князья. Л.; М., 1925; Быков П.М.Последние дни Романовых. Свердловск, 1926; Фирсов Н.Н.Николай II. Казань, 1929.

[4] Государственный архив Российской Федерации. Ф. 8131. Оп. 31.

[5] См.: Ленин В.И.Полное собрание сочинений. 5 изд. (справочный том, ч. 2). С. 460.

[6] Там же. Т. 10. С. 353.

[7] Исторический архив. 1957. № 4. С. 122-157; Материалы по истории СССР. М., 1959. Т. VI: Документы по истории монополистического капитализма в России; Витте С.Ю.Воспоминания: в 3 т. М., 1960; Монополистический капитал в нефтяной промышленности России, 1883-1914. Документы и материалы. М.; Л., 1961; Монополистический капитал в нефтяной промышленности России, 1883-1914. Документы и материалы. Л., 1973; и др.

[8] Материалы по истории СССР... С. 205-208.

[9] Шавров В.Б.История конструкций самолетов в СССР до 1938 г. Изд-е 3. М., 1986. С. 299, 300.

[10] Там же. С. 39.

[11] Захарова Л.Г.Кризис самодержавия накануне революции 1905 года // Вопросы истории. 1972. № 8. С. 121.

[12] Георгиев А.В.Царизм и российская дипломатия накануне Первой мировой войны // Вопросы истории. 1988. № 3. С. 58-59.

[13] Журавлев Г.Т., Меркушин В.И., Фомичев Ю.К.Историческое сознание: опыт социологического исследования // Вопросы истории. 1989. № 6. С. 118-120.

[14] Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш.Николай II// Вопросы истории. 1993. № 2. С. 58-76.

[15] Федоров В.А.История России. 1861-1917. М., 1998. С. 195-197.

[16] См.: Кузьмин Ю.А.Российская императорская фамилия. СПб., 2011. С. 301-305. О работе комиссии по изучению идентификации останков и проблемах в ее работе смотрите статью проф. А.А. Мановцева на сайте газете «Татьянин день» за 3 сентября 2012 г.

[17] Степанов В.Л.Самодержец на распутье: Николай II между К.П. Победоносцев и Н.Х. Бунге // Власть, общество и реформы в России в XIX - начале XX века: исследования, историография, источниковедение. СПб., 2009. С. 150-151; Кара-Мурза С.Г.Кризисное обществоведение. Курс лекций. М., 2011. С. 33.

[18] Кудрина Ю.В.Мать и сын. Император и императрица. Императрица Мария Федоровна и император Николай II. М., 2004; Великий князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы: в 4 кн. М., 2006-2011; Великая княгиня Елизавета Феодоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). СПб., 2009; Государь на фронте. Воспоминания (Сэр Джон Хэнбери-Уильямс. Император Николай II каким я его знал; П.К. Кондзеровский. В ставке Верховного). Сборник / Сост. С. Лизунов. М., 2012.

[19] Святой праведный Иоанн Кронштадтский: избранные сочинения, проповеди, материалы. М., 2011; Ольденбург С.С.Царствование императора Николая II. М., 2006; Якоби П.И.Император Николай II и революция. М., 2009.

[20] Святой праведный Иоанн Кронштадтский... С. 567.

[21] Там же. С. 626.

[22] Ольденбург С.С.Указ. соч. С. 792.

[23] Якоби П.И.Указ. соч. С. 63, 67.

[24] Русско-японская война в документах внешнеполитического ведомства / Сост. В.В. Глушко, К.Е. Черевко. М., 2006. С. 101; см. также: «Вы единственный из моих слуг, на которого я могу совершенно положиться». Из переписки Николая II и Д.Ф. Трепова. 1905-1906 гг. / Публ. подгот. И.И. Глебова // Исторический архив. 2003. № 4. С. 175.

[25] Мультатули П.В. Кругом измена, трусость и обман: Подлинная история отречения Николая II. М., 2012; Он же. Внешняя политика императора Николая II (1894-1917). М., 2012.

[26] Мультатули П.В.Кругом измена, трусость и обман... С. 27.

[27] Исследовать этот вопрос в таком ракурсе пытался и А.В. Георгиев в вышеупомянутой статье 1988 г. См. также: Бестужев И.В. Борьба в России по вопросам внешней политики, 1906-1910. М., 1961.

[28] Мультатули П.В.Внешняя политика императора Николая II... С. 785.

[29] Андреев Д.А.Император Николай II в первые месяцы царствования: внешние влияния и самостоятельные решения // Российская история. 2011. № 4. С. 114-125.

[30] «Вы единственный из моих слуг, на которого я могу совершенно положиться». Из переписки Николая II и Д.Ф. Трепова. 1905-1906 гг. / Публ. подгот. И.И. Глебова // Исторический архив. 2003. № 4. С. 171-185; «Мы переживаем страшно трудные времена». Письма великого князя Сергея Александровича Николаю II. 1904-1905 гг. / Публ. подгот. Г.А. Литвиненко // Исторический архив. 2006. № 5. С. 101-109; Дневники императора Николая II (1894-1918). М., 2011. Т. 1; и др.

http://www.taday.ru/text/1964370.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме