Надо помнить, какого мы духа

Недавно мне пришлось услышать монолог одного православного юноши о неких сектантах. Они позвонили в его дверь рано утром и, сияя улыбками, жизнерадостно сообщили молодому человеку о том, что его любит Господь.

Что нужно делать в подобных случаях? На мой взгляд, лучше всего - для начала - тоже улыбнуться. Сектанты иногда говорят про нас, что мы, православные, улыбаться не умеем. На самом же деле, никто не улыбается так, как по-настоящему счастливый своей верой православный человек.

И с этой вполне нормальной, хотя и слегка (вполне допускаю) ироничной улыбкой нужно ответить:

- Ребятки, мы, православные, это знаем. Две тысячи лет уже как знаем. Если вы хотели сообщить мне это как новость, то ошиблись дверью. Совершенно искренне желаю вам и каждому из ваших единоверцев поинтересоваться Православием.

Продолжить речь конкретными рекомендациями - прийти в храм, почитать вот эту книжку, встретиться вон с тем замечательным батюшкой - вряд ли, увы, удастся: сектантские проповедники никогда не ходят поодиночке, а будучи в группе, контролируют друг друга. То есть они испарятся, скорее всего, поняв, что дверью действительно ошиблись. Но у кого-то из них ваша улыбка и ваши спокойные слова застрянут в памяти. И совершенно не исключено, что со временем семя даст плод.

Мне доводилось общаться с людьми, которые прошли (как правило, в молодости) через секты, прежде чем обрести Церковь. Я сама прошла - не через секту, правда, а через католичество. И помню, как болезненно реагировала тогда на резкие, злые слова некоторых православных о католиках. Моему обращению в Православие эти слова отнюдь не способствовали, скорее наоборот, обращению способствовали совсем другие вещи.

Но я отвлеклась от своего православного героя, от сердитого молодого человека. Он-то встретил сектантов без улыбки. А потом, в разговоре, посетовал на то, что они «не попались нашей бабе Гале, которая у нас в храме полы моет. Она шутить не любит. Она бы их тряпкой огрела. Слетели бы эти улыбочки с их физиономий».

- А вам не кажется,- несколько растерянно спросила я,- что в готовности вашей тети Гали огреть человека тряпкой ничего хорошего нет?

Другой мой знакомый шел многодневным крестным ходом (на всякий случай - это было не в нашей епархии) и вдруг от кого-то узнал, что вместе с православными этим самым крестным ходом с самого начала идет некий протестант. Ну вот, захотел почему-то и идет. И вероисповедания своего совершенно при этом не скрывает.

Во время привала мой знакомый нашел бедного протестанта среди крестоходцев и задал ему такую головомойку!.. Его не смягчили даже смиренные слова инославного о том, что он «...понять хочет». Поступком своим наш ревнитель очень гордится и не упускает случая о нем рассказать, мягко ретушируя картинку частичным покаянием: «Резковат я, конечно, был. Но с ними иначе нельзя!».

Однако мы не должны себя обманывать: агрессия, ожесточение, злость в подобных случаях - не от любви к Истине. Не от любви к Церкви. Это просто проявление нашей греховности, лукаво облагороженное, оправданное и возвышенное вышеназванными мотивами. Поэтому не стоит принимать свою вспышку за праведный гнев - если гнев вообще бывает праведным. А гордиться подобными победами - «Да я их, этих сектантов, так отшил!» - совсем уж глупо. От того, что вы их отшили, ровно ничего на этом свете не изменилось к лучшему.

Еще одна возможная причина нашей горячности и резкости в подобных случаях - неосознаваемая, скрытая неуверенность в собственной позиции. Кто спокоен, миролюбив и в нормальном смысле слова терпим? Человек уверенный; тот, кто действительно чувствует, что основание дома его - на камне (см.: Лк. 6, 48). Кто нервозен и вспыльчив? Тот, кому мерещится под ногами зыбучий песок. Поэтому, если мы (а кто из нас без греха?!) ловим себя на подобных агрессивных чувствах - у нас есть повод задуматься о себе. Может быть, мы никак не избавимся от тайных страхов, не можем довериться Богу? Мы ведь не только на сектантов так иногда реагируем, но и на неверующих, не всегда, конечно, щадящих наши чувства. И на своих единоверцев даже, которые делают что-то, с нашей точки зрения, неправильное, нарушают какие-то нормы: «Елена вчера мороженое ела, а сегодня - представляете?! - причащаться подошла! Ну, я, конечно, ей высказала! А Ольга Ивановна - в ее-то возрасте, как не стыдно! - уже два раза в мужской одежде в храм приходила! Нет, я на это молча взирать не намерена!». Не знаю, как у Елены с Ольгой Ивановной, а вот у этой бдительной прихожанки вид почему-то очень несчастный и глаза больные. Но вернемся к нашим сектантам. И зададим себе вопрос: а отчего люди в эти самые секты попадают? От хорошей жизни?

Несколько лет назад мне как журналисту пришлось заниматься одним из многочисленных ответвлений неопятидесятничества. Эти группы плодятся, как хомячки. О них почему-то мало пишут, гораздо меньше, чем об иеговистах, например, или о каких-нибудь сайентологах - может быть, из-за их малочисленности. Меж тем явление это крайне опасное. Достаточно сказать, что в секте, о которой речь, практиковались многочасовые моления громким криком (криком надо было «пробить семь небес»), и у большинства сектантов голосовые связки были сорваны напрочь, они едва хрипели. Это в возрасте от четырнадцати до двадцати - группа оказалась молодежной. До более взрослых лидеров, манипулировавших подростками, добраться было нелегко. А с подростками я общалась. На девяносто процентов это были дети из неблагополучных семей - нищих, пьющих, бьющих. В новую, необычную «жизнь с Богом» они кинулись от тоски, от беспросветности, от бездуховности той жизни, которой жили их родители и их ровесники в районном городке. За короткую свою жизнь они не видели ни одного по-настоящему мудрого и глубокого человека, который мог бы поговорить с ними об их проблемах, ответить на их вопросы, показать пути духовного поиска. По сути, они были беспомощны и беззащитны, как слепые котята. Их фанатизм рос в пустоте, не натыкаясь ни на какие сомнения - потому что не было в их жизни ничего такого, чему бы они по-настоящему доверяли. Испуганная (и правильно испуганная) появлением секты городская общественность подняла шум и принялась бороться - в основном вполне советскими методами. А юные приверженцы экстатического культа тут же объявили себя «гонимыми за Христа» и уже не сомневались в собственном блаженстве. Дальше был тупик. Но с той поры я помню: назойливый сектант, пристающий к нам со своими брошюрками и рассказами о случившихся на прошлой неделе откровениях, не столько преступник, сколько жертва. Это человек, которому никто вовремя не помог. Даже благополучнейшие с виду американцы-мормоны - жертвы: они ведь родились и выросли в плотной мормонской среде и зачастую не имели возможности даже читать иную литературу. Они получили свою веру от родителей, от бабушек и дедушек, и удивительно ли то, что они не смогли вовремя отнестись к ней критически? Их послали проповедовать в чужую страну, и им очень трудно усомниться в том, что проповедуют они здесь - не что-то другое, а истину. Усомниться - это ведь почти в пропасть прыгнуть, всякий ли к этому готов? Мы не были на месте этих ребят-мормонов и поэтому вряд ли можем их судить. Да мы ведь вообще никого судить - то есть осуждать - не должны.

Лучше задуматься о том, как мы, православные, встречаем человека - молодого или не очень, пришедшего к нам за помощью, пониманием, любовью. Дадим ли мы ему то, что ему требуется - чтоб не было у него причины искать помощи за иными порогами? Думаю, что это - лучший способ борьбы с сектами, если уж использовать такое словосочетание.

Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение (Лк. 9, 54-56).

Фото из открытых Интернет-источников

Марина Бирюкова

Газета «Православная вера» № 19 (471), 2012 г.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=61325&Itemid=4

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марина Бирюкова:
Все статьи автора
Последние комментарии
Запрет на ценностное мышление
Новый комментарий от Александр Волков
21.10.2019
Модернистские потуги или обыкновенное невежество?
Новый комментарий от monarhist
05.12.2019
Либерализм как греховная идея
Новый комментарий от Александр Волков
15.11.2019
Александр Щипков: О задачах русского реалистического театра
Новый комментарий от Александр Волков
05.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Разработчик РНЛ
04.12.2019
Кто укажет Родниной её место?
Новый комментарий от Ортодоксос
05.12.2019