«Оптимизм - моё естественное состояние»

Фото Михаила ПЕРМИНАИзвестный художник, прозаик и публицист Василий Дворцов 25 лет прожил в Новосибирске. Сейчас он - москвич, секретарь правления Союза писателей России. Недавно Василий Владимирович побывал в гостях у нашей редакции, и это был очень интересный разговор.

Вечный зов творчества

- Василий Владимирович, вы сейчас к нам, в Новосибирск, прямо из Москвы?

- Нет, был еще на родине - в Томской области. Там, в 14 километрах от села Могочино, буквально в глубине тайги участвовал в закладке нового, крупнейшего в России Преображенского монастыря.

- Как вы туда попали?

- Это история более чем двадцатилетней давности - мое знакомство с отцом Иоанном, основателем знаменитого сегодня Могочинского Свято-Никольского монастыря. Познакомился с ним у нас, в Черепаново, когда расписывал свой первый храм, потом его перевели в Томскую область. Когда в Могочино был построен Свято-Никольский храм, я занимался его росписью. Так и жил: две-три недели в Новосибирске, столько же в монастыре. И это были пять лет счастья! В 2000 году храм сгорел, и для меня наступил тяжелейший период: я пять лет не был в Могочино, два года не мог взять в руки кисточку... Именно тогда и взялся за роман...

Постепенно восстановился, снова стал приезжать к отцу Иоанну. А тут дочь моя подросла, захотела учиться в монастырской школе. Сейчас закончила, приехала домой. Так что с Могочино и отцом Иоанном жизнь меня связала давно и надолго.

- В вашей биографической справке перечислено более 20 профессий... Прямо как Пётр Первый - «то мореплаватель, то плотник». Откуда такой разброс - жажда самой разнообразной деятельности?

- По основной линии я все равно художник. Другое дело, что разносторонне работал - сколько я Лениных в красных уголках написал, стендов ко Дню Победы оформил... В общем-то в советское время это был реальный способ неделю в месяц повкалывать и три недели отдать творчеству. Причем специализация моя - театральный художник. Но я два года в театре поработал и не выдержал коллективного творчества, хотя позже к этому делу вернулся - оформил более 50 спектаклей, десять из них - в Новосибирской оперетте. Потом в Росреставрации работал. Зимой делать нечего, и я метался - то одну профессию пробовал, то другую.

Вообще говоря, у меня проблема буквально до нынешнего года была - сейчас я перерастаю это состояние - мне никогда не хватало амбиций! Я достиг в трех-четырех профессиях высокого уровня, и вот если, допустим, наступает момент, когда необходимо становиться или главным художником в театре, или главным реставратором в епархии, я чувствую: нет, не хочу! Мне не интересна административная, организационная работа - мне хочется творчества! И когда я к сорока годам подошел, у меня двое детей, а я никак решить не могу, кто я, началась паника: что за колобок такой - катаюсь от одной профессии к другой...

И только когда я стал писать книжки, все встало на свои места, потому что без биографии писателя быть не может. Мне сейчас не нужно искать ни типажи, ни ситуации: все это есть в моем личном опыте - достаешь и работаешь. И вот, считай, 12 лет я в литературе. В 2000 году стал профессионально печататься в журналах. Причем журнал «Москва» меня сразу в 2003 году наградил за лучший роман - «Аз буки ведал». И я понял - надо работать. В последние два года я потихонечку переписал задним числом все свои ранние работы. Не стал менять что-то особо стилистически, но буквально по каждому предложению прошелся, почистил, что называется, свои первые романы и повести...

Рецепт для жизни

- Ничего себе! В наше-то суетное время...

- А Леонов, который по 40 лет свои романы переписывал?! Хотя, признаюсь, я снова дошел до какого-то собственного предела. Меня признали и старики, такие как Виктор Лихоносов, к примеру, прочитали и благословили. Но сегодня я секретарь Союза писателей, что же мне теперь в председатели готовиться?! Это в высшей степени административная должность. Она не даст шансов работать, разве что публицистику писать. Кстати, в последнее время Москва меня так задергала, что я позволил себе маленькую такую, но книжечку стихов выпустить. А то пишу - в основном публицистику, и, по-моему, уже возник такой злобный образ мой - этакого пса от культуры.

- Зря вы так. Как читатель скажу: у вас самая здоровая и позитивная публицистика, какую я за последнее, довольно продолжительное время видела...

- Да? Там есть одна хитрость: вот ты приходишь к врачу, он говорит: «Легкие совсем черные, печень окаменела, почки никуда не годны...» Но при этом тем не менее обязательно выпишет рецепт. Вот этот элемент рецепта-совета в публицистике обязательно должен быть. Потому что чистое критиканство никому не нужно. Если ты разбираешься в проблеме, то чаще всего знаешь, как исправить положение. Поэтому в моих статьях обязательно присутствует оптимизм. И, по большому счету, оптимизм - мое естественное состояние.

Что касается художественной литературы, тут я по случаю зашел в Интернет (как человек советской закалки я к нему относился настороженно - ну, там информация, ну, публицистика) и насчитал более 45 электронных библиотек, которые предлагают мой роман «Аз буки ведал». А когда я недавно переписывал его, то увидел, что это настоящая энциклопедия политической патриотической жизни конца 80-х - начала 90-х, ведь опыт общественной деятельности четверть века назад мы, повторюсь, советские люди, обретали буквально с нуля. И поэтому сегодня этот роман интересен и нужен широкому читателю, в первую очередь новому поколению 90-х.

Как секретарь Союза писателей по связям с регионами я много езжу по стране - одна-две командировки в месяц как минимум - и вижу огромное количество людей, жаждущих нового чтения, с новым опытом осмысления действительности. Потому что литературный процесс, по моему глубокому убеждению, это процесс национального самосознания. В этих же поездках я вдруг увидел и ситуацию в целом - крайнюю поляризацию общества: бедные против богатых, молодые против старых и так далее. Буквально все против всех. Я разговариваю с военными, они говорят только о своих проблемах; предприниматели рассказывают о своих бедах, учителя тоже только о своем. Эгоистичность корпоративная - она во всем. Существовала какая-то надежда, что в данных условиях хотя бы церковь станет зоной переговоров. Но вот последние события показали, что в обществе было много людей равнодушно-благодушных к церкви, а сейчас этот слой тает. Общество делится либо на воцерковляющихся, либо на так называемых антиклерикалов.

Кто, если не я?
- А место писателя?

- Об этом и речь. Как я прежде воспринимал свою профессию? Как передачу определенного духовного опыта от одного поколения другому. Берешь, условно говоря, тысячу фактов, выбираешь самый характерный, эстетизируешь его, возгоняешь до художественного образа и именно таким способом передаешь опыт следующему поколению. То есть работаешь на 20 - 25 лет вперед, а не на свое время. Оно для тебя не так уж и важно - ты создал портрет эпохи для потомков. Но это одно направление нашей профессии. Второе - окружающая действительность. И писатель в ней единственный имеет право быть переговорщиком всех между всеми.

- Вопрос в тему: как утверждают критики, ваши произведения удивительным образом положительно и без раздоров воспринимают все - левые, правые и многие прочие. Это на самом деле так? И в чем секрет?

- Те же критики подсказали, а не сам я сформулировал - я вернул в литературу романтического героя. Да, как истинный герой он перешагнет все барьеры и запреты, но внутренне он ориентирован на высокое, и поэтому он пойдет куда надо, а не в криминал, распущенность или алчность. Это с одной стороны, а с другой - я обращаюсь к душе читателя. Потому что душа, ищущая полноценной жизни, трепещущая, у всех есть. Обращаясь к ней, мы ломаем, сметаем все эти сословные, политические и возрастные заслоны. И в конце концов просыпается понимание, что любовь - единственная истинная связующая нить в этом мире. И это я могу донести, потому как литература, в отличие от всех других видов искусства, общается с человеком один на один: только человек, открывающий книгу, находится в самом прямом контакте с автором.

Эту особенность, эту возможность нашей профессии я только недавно до конца осознал. Я занимался чем угодно - стилем, композицией, психологией, словом, прошелся по всем «дисциплинам», пока увидел эту цельность и ценность писательского труда. Я просто счастлив, что к ней пришел.

К тому же читатель, обложенный сегодня со всех сторон бульварщиной, криминалом, безумными фэнтези, наскучался по душевному разговору и серьезным темам. Я же от самых острых тем стараюсь не уходить, потому что действительно считаю себя исполнителем девятой заповеди - «Не лжесвидетельствуй» и я свидетельствую по мере сил и таланта о мире, в котором сегодня живу.

САМОЕ-САМОЕ

- Самое большое ваше духовное впечатление, событие, переживание последних лет?

- Оно связано, конечно, с Могочино. Это и моя дочь, которая за три года очень изменилась. Я увидел в ней, в ребятишках, которые там учатся, будущее России. Это не пессимисты, я увидел в них новую энергию - это новые люди, духовные люди.

- Самое яркое эстетическое впечатление недавнего времени?

- Внучка родилась. Красота такая!.. А в искусстве я не могу полноценно воспринимать то, что умею и знаю, как это сделано, - театр, живопись. Единственное, что для меня осталось, - классическая музыка.

ФАКТ

Василий Дворцов - лауреат Всероссийской литературной премии им. И.А. Бунина, православной литературной премии им. святого благоверного князя Александра Невского и дважды лауреат премии для юношества им. А.Н. Толстого.

Татьяна ШИПИЛОВА

http://www.sovsibir.ru/index.php?dn=news&to=art&ye=2012&id=4625

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Василий Дворцов:
С нами Бог
Картины начала ХХ века
03.10.2019
Сатанинская природа хоррора
Реставрация смыслов
26.08.2019
Чехов. Мотивации Сибири
К выходу факсимильного издания чеховского «Острова Сахалина», осуществленного Общественным благотворительным фондом «Возрождение Тобольска»
18.08.2019
«Ваша судьба – яркий пример воплощения красоты русской души и мощи русского духа»
Василий Дворцов, а также Правление Союза писателей России поздравляют митрополита Климента (Капалина) с 70-летием
07.08.2019
Все статьи автора