Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Нехорошо в польской церкви...»

Лариса  Лыкошина, Столетие.Ru

06.07.2011


На кажущемся незыблемым монолите польского католицизма обозначились заметные трещины …

Слова, вынесенные в заголовок, принадлежат отцу Людвику Вишневскому, одному из наиболее авторитетных в Польше католических священников, имя которого связано с «Солидарностью» 80-х годов. Трудно заподозрить о. Людвика в злонамеренных происках против церкви. Но его тревога представляется достаточно обоснованной.

Правда, Польша относится к числу наиболее религиозных стран Европы: более 90% поляков декларируют свою принадлежность к католицизму. Стереотип «поляк-католик» вполне применим к современному польскому обществу, тем более что это общество мононациональное.

Католическая церковь и ее служители встречают поляка, приходящего в этот мир, присутствуют при самых важных событиях его жизни и провожают при переходе в мир иной. Для подавляющего большинства поляков важны обряды крещения, венчания, церковного погребения. И, хотя к числу глубоко верующих относят себя лишь немногим более 13% католиков, традиции, связанные с церковными праздниками, соблюдаются неукоснительно. Это, однако, не препятствует весьма избирательно относиться к декалогу и основам христианского учения. Так, 90% поляков верят в Бога, а в загробную жизнь только 74%. Еще меньше - 65% надеются на встречу с близким человеком после смерти. Только 56% верят в существование ада, и 54% - нечистой силы. Попирая все предписания церкви, 30% верующих доверяют астрологии, немногим меньше уповающих на силу талисманов и «магию цифр»; 58% польских католиков читают гороскопы, 11% хотя бы раз посещали колдунов и предсказателей. Только 38% поляков верят в универсальность предписаний христианской морали, тогда как 58% полагают, что нет бесспорных понятий добра и зла, что все зависит от конкретных обстоятельств. Поэтому, по их мнению, допустимо и применение противозачаточных средств, и секс вне брака, и эвтаназия, и аборты и многое другое. Польское общество достаточно заметно меняется, становится более терпимым и вместе с тем более далеким от идеала христианской морали.

Не менее, чем общество в целом, склонность к моральному релятивизму проявляет и молодежь. В свое время в научных публикациях, а главным образом в публицистике, много говорилось о «поколении JPII», то есть о поколении молодежи, для которого определяющим моментом в жизни стал понтификат Иоанна Павла II. Но существует ли это поколение в действительносьти?

Молодежь не спешит «делать жизнь» с Папы-поляка, ценя Иоанна Павла II, как это ни парадоксально, прежде всего, не как ревнителя католицизма, а как иерарха, терпимо относящегося к миру.

Ведь именно толерантность чаще всего рассматривается как достойное уважения наследие Иоанна Павла II. Вместе с тем, поляки и прежде всего молодежь, не готовы принять ценности, декларируемые Папой в сфере сексуальной жизни: осуждение добрачной половой жизни, применения контрацептивов, абортов.

Весьма острой представляется проблема абортов. Польское законодательство в этом вопросе достаточно сурово, что в немалой степени определено позицией церкви. Аборты в стране разрешены в случае угрозы здоровью женщины и в случае насилия над ней. Ничего необычного в таком законодательстве нет. Примерно так же обстоят дела, например, в Англии. Но в конкретных польских условиях проблема для женщин нередко становится неразрешимой. Трудно найти в стране лечебное учреждение, где согласились бы совершить операцию даже в случае соблюдения всех норм закона. Опасения медиков понятны: в случае вынесения судом обвинительного приговора им грозит срок до 3 лет тюрьмы. Карающий меч правосудия готов обрушиться и на головы тех, кто способствует абортам: побуждает к этому женщин, ссужает их деньгами, если женщины едут за границу для осуществления этой операции (а таких немало: 30-40 тысяч ежегодно). Только в 2009 г. за пособничество в организации абортов получили тюремные сроки 22 человека.

Польское правосудие всеми способами борется с нарушителями закона: были случаи, когда полицейские врывались в гинекологический кабинет, суровый приговор выносился беременной женщине, покушавшейся на самоубийство за то, что она подвергала опасности жизнь плода.

Общественное мнение в Польше расколото: есть как сторонники нынешнего законодательства, так и его противники. Но последние опасаются публично выражать свое мнение, хотя бы потому, что имена выступающих за либерализацию законодательства об абортах ксендзы оглашают с амвонов и подвергают их суровому осуждению. В настоящее время польский епископат настаивает на принятии закона, вообще запрещающего аборты.

Раскол польского общества в отношении к столь непростому вопросу используют левые политические силы, ощутимо усиливающие свои позиции том числе и за счет отстаивания либерального закона об абортах.

Не все в Польше считают справедливым то обстоятельство, что духовенство, несмотря на возврат церкви земель, получает пенсии из государственного бюджета, что преподаватели религии в школе получают зарплату из того же бюджета, что католические учебные заведения существуют за счет государства. Недовольство определенных слоев общества используют некоторые политические силы: в частности, успешно в последнее время «набирающие очки» польские социал-демократы активно используют в своей политической агитации антиклерикальные настроения.

В среде либерально настроенной польской интеллигенции достаточно громко выражается протест против присутствия в общественных местах и в учебных заведениях религиозной символики, участия католического, причем только католического духовенства во всех общественных мероприятиях. В некоторых публикациях прямо говорится о том, что в Польше не соблюдаются принципы светского государства. Недовольство подогревается и скандалами, связанными с компенсацией за некогда принадлежащие церкви земельные владения, с закрытостью информации о доходах церкви.

В современных условиях католическая церковь многое обрела, но и многое утратила. В частности, утратила ореол оазиса свободы и оплота национальной идентичности.

Ушло в прошлое то время, когда такие католические журналы, как «Вензь», «Тыгодник повшехны», «Знак» были неотъемлемым атрибутом жизни польской интеллигенции и во многом влияли на формирование общественного сознания. Сейчас эти издания влачат довольно жалкое существование и степень их влияние на умы современных поляков весьма ограничена. Все менее авторитетным для многих в Польше становится мнение священников: каждый пятый поляк вообще не воспринимает всерьез то, что слышит от духовных лиц .

Но как бы ни относились к религии поляки, подавляющее большинство польских детей (конечно, в соответствии с желанием родителей) с 1990 г., обязано посещать уроки религии. Преподавание религии в школах породило немало проблем и отнюдь не привело к безусловному повышению уровня религиозности молодежи.

Преподавателями могут быть как духовные лица, так и светские при наличии соответствующей подготовки. Уровень подготовки преподавателей не всегда достаточно высок. У них недостает знаний о психологических особенностях молодежи, элементарных педагогических навыков. Как правило, ксендзов не спрашивают о желании работать в школе: преподавание вменяется в обязанность. Не будучи в состоянии справиться со своей миссией и не имея возможности избежать ее, катехизаторы нередко переживают стрессы. Конечно, далеко не всегда картина столь безотрадна и мрачна. Есть и положительные примеры, но их немного.

На занятиях часто царит атмосфера далеко не соответствующая предмету обучения. Дети относятся к урокам формально, не проявляют должного уважения к преподавателям. Молодежь снимает на мобильные телефоны, а потом выкладывает в Интернете фильмы об уроках религии. Зрелище часто весьма далекое от благочестия: дети бегают по классу, кидаются бумажками, читают газеты. Большинство сидит в наушниках и слушает отнюдь не преподавателя. Самая плохая дисциплина именно на уроках религии. Дети нередко посещают эти уроки под давлением родителей, что вызывает, по меньшей мере, пассивный протест и соответствующее отношение к урокам. Тем более, что многие родители, записав ребенка на уроки религии, считают свою миссию выполненной и не очень склонны уделять внимание религиозному воспитанию в семье.

Занятия не достигают желаемого эффекта, если даже ограничить их задачу просто внедрением определенной суммы знаний в сознание учащихся. Так, по результатам одного исследования гимназисты, не один год посещающие уроки религии, к Святой троице причисляют и Богородицу, и св. Иосифа, и даже Иоанна Павла II. Очень часто после первого причастия дети практически перестают посещать церковь. Миропомазание называют «торжественным прощанием с церковью в присутствии ксендза».

Возможно, мнение некоторых катехизаторов о том, что в Польше растет последнее поколение христиан, необоснованно, но тревожные симптомы налицо.

Немало проблем связано с политической ангажированностью костела. Церковь буквально стремится войти в каждый дом, используя для этого современные СМИ. В настоящее время польская католическая церковь располагает наиболее обширной радиосетью в Европе. К числу наиболее активных действующих лиц на медийном поле относится «Радио Мария», действующее под девизом «голос католицизма в твоем доме». Фактически это радио функционирует как средство политической мобилизации, далеко выходя за рамки чисто религиозной деятельности.

«Радио Мария» сурово критикует президента Коморовского и премьера Туска, обвиняя их в либерализме, сервилизме по отношению к России, враждебном отношении к церкви. Спасение для страны усматривается в поддержке Я. Качиньского и его партии «Право и справедливость». Деятельность «Радио Мария» является, с одной стороны, предметом споров и разногласий в польском обществе, а с другой - показателем серьезного раскола как в обществе в целом, так и в среде самого духовенства. Епископат признает свое бессилие решить проблему этой радиостанции. Недавно ее глава, Т. Рыдзик привлек внимание к своей особе далеко за пределами Польши. Выступая в ЕС на конференции, преследующей весьма безобидные цели - развитие альтернативной энергетики - Рыдзик разразился гневной филиппикой в адрес польских властей, заявив, что Польша - тоталитарное государство, которым с 1939 г. правят «неполяки». Не по крови, а по духу, ибо у них нет «польского сердца». Рыдзик не уточнил, кого он подразумевает под «неполяками». Но Всемирный еврейский конгресс поспешил выразить свое возмущение, назвав Рыдзика «закоренелым антисемитом».

Нередко католические священники не чувствуют границы между Евангелием и политикой, почти открыто занимаясь политической агитацией.

Подобное положение дел отнюдь не способствует росту авторитета церкви, уровень доверия к которой ощутимо снижается после каждого всплеска политической активности костела. Именно такой была реакция на политическую ангажированность церкви в ходе президентских выборов 2010 г., на позицию, занятую церковью в вопросе противостояния, связанному с крестом, установленным перед президентским дворцом в Варшаве в память о погибших в катастрофе президентского самолета в апреле 2010-го.

Попытки церкви причислить жертв смоленской катастрофы к категории мучеников проявились сразу же после трагедии. И церковные иерархи, и приходские священники, не колеблясь, сравнивали их с жертвами сталинских лагерей и жертвами катынского расстрела.

 

Правда, такая позиция не была всеобъемлющей. Так епископ Ю. Жичиньский (недавно скончавшийся) в своем послании к пастве отмечал недопустимость причисления погибших к числу мучеников. «В соответствии с христианской традицией, - констатировал епископ, - мы называем мучениками тех, кто отдал жизнь за веру... Польский язык достаточно богат, чтобы выразить почтение к жертвам катастрофы без злоупотребления терминами, имеющими четкий теологический смысл. Злоупотребление несоответствующими словами легко может привести к профанации трагедии, когда глубокий смысл человеческого страдания окажется заслоненным потоком слов».

Но к словам епископа прислушались далеко не все, чего и следовало ожидать в расколотом польском обществе, где отношение к смоленской трагедии стало отнюдь не причиной, а лишь показателем отсутствия единства и согласия.

Во время президентской кампании 2010 г., проходившей под знаком смоленской катастрофы, церковь явно была на стороне одного из кандидатов - Я. Качиньского. Многие епископы откровенно поддерживали лидера ПиС. Приходские священники позволяли себе иной раз буквально курьезные высказывания: так один ксендз в день выборов назвал Б. Коморовского ни много ни мало «дьяволом», другой призывал голосовать «за поляка», ясно давая понять прихожанам, что настоящий поляк-это Я. Качиньский.

Не всему польскому духовенству близка такая позиция. Кроме архиепископа Ю.Жичиньского решительно против политизации церкви выступали генеральный секретарь епископата епископ Т. Перонек и примас Ю. Ковальчик. Но вполне откровенно поддерживал Я. Качиньского архиепископ Ю. Михалик и глава «Радио Мария» Т. Рыдзик.

Воистину «нехорошо в польской церкви». Стены костелов не укрывают ее служителей от сложностей современной жизни, но лишь придают им своеобразное преломление. Каково общество, такова и церковь.

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/nehorosho_v_polskoj_cerkvi_2011-07-05.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме