Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Когда наличность определяет сознание, милосердие умолкает

Василий  Степанов, Голос совести

23.11.2011


О финансовых трудностях Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия Оренбургской епархии …

Ставить должника на зверский процент или убить за долги, стало явлением почти обычным даже в подростковой среде, и, что самое удивительное, не вызывающим общественного осуждения - ведь за долги ж убили, своё взыскали. Как ни прискорбно это констатировать, но «наличность» всё больше и больше определяет мышление современного нам общества, а это страшно, потому что это путь в никуда.

История Православной Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия

Оренбургской епархии началась в 90-х годах минувшего века, когда государство, раздав собственность только что появившимся олигархам и обанкротив национальную валюту, цинично отказалось от своего народа, оставив его не только без чётких духовно-нравственных ориентиров, но и без элементарной социальной поддержки.

Именно в это тяжёлое и непростое время в захолустный поселок Саракташ Оренбургской области по благословению митрополита Леонтия (Бондаря) приехал недавний выпускник Московской духовной семинарии Николай Стремский со своей женой - матушкой Галиной, окончившей иконописную школу при той же семинарии. В нищем, как и все оренбургские сёла, Саракташе храма давно не было, и молодому человеку пришлось начинать своё служение практически с нуля - не только словом пастыря, но и многочисленными трудами.

Спустя некоторое время на глазах удивленных сельчан в центре поселка возникло чудо: вырос целый православный город, словно сошедший с картин Васнецова, со столь же прекрасными теремами и храмами. В стенах обители, среди аккуратных зеленых аллей и чистеньких асфальтовых дорожек, выросли Дом милосердия для престарелых тяжелобольных людей, нуждающихся в постоянном уходе, а также общеобразовательная православная гимназия имени преподобного Сергия Радонежского, Оренбургское епархиальное духовное училище, в которых обучаются более ста человек. Во славу Божию трудятся сестры милосердия, образована община монашествующих сестер.

 

 

 

Но больше всего отец Николай славен не величественной красотой православного «города», а тем, что вместе со своею супругой матушкой Галиной они сумели создать самую многодетную семью в России, взяв на воспитание семьдесят мальчиков и девочек из неблагополучных семей, отогрев их теплом своих любящих сердец. В настоящее время сыграно уже двадцать свадеб, у отца Николая появились многочисленные внуки, а значит, новые заботы, связанные с воспитанием подрастающего поколения.

Кстати, строить, усыновлять и создавать дом милосердия для беспомощных старушек, брошенных собственными детьми, отца Николая Стремского заставила вовсе не мечта о высоких добродетелях, а самая что ни на есть суровая и беспощадная нужда, с которой столкнулся русский народ на переломе тысячелетий, когда горе-руководители, отняв у него всё, сказали ему: бери от жизни всё, что сможешь, продавай, воруй, грабь и убивай. Не все смогли найти в себе силы выстоять, многие пали на самое дно антисоциального существования.

Первых двух детей, с которых и началась многодетная семья, привела их родная бабушка.
- Это было в 1992 году, - рассказывает отец Николай. - Помните тот период, когда развалился Советский Союз, одновременно стали рушиться и семьи. Вот и пришла старушка, говорит: «Мать детей убили, отца нет, самой не потянуть, а у вас  дом милосердия открылся, примите».

 

 

 

Дом милосердия действительно открылся, но предназначался он для одиноких тяжелобольных стариков, некоторых из которых дети выгнали на улицу, продав и пропив их жильё. Собственных деток у супружеской пары Стремских не было, вот и решили они взять этих девочку и мальчика к себе в дом, в семью. Потом подумали: можно ещё нескольким сиротам дать родительскую любовь. Сам-то отец Николай тоже из многодетной семьи. Пошёл в детдом, а ребятня его обступила, обняла, кричат.

Отец Николай брал детей из разных детдомов, не обращая внимания на диагнозы и национальности, иногда подбирал беспризорных с улицы. Одного ребенка нашли у мусорного бака... Среди детей Стремских пять инвалидов, есть мальчик с диагнозом детский церебральный паралич, но все они горячо любимы и согреты заботою.

 

 

 

Для раздельного проживания мальчиков и девочек были построены два просторных дома, соединённых домовой церковью, где дети могли собраться на утренние и вечерние молитвы. Для обеспечения продовольствием дома милосердия, где сейчас проживает 80 человек, почти половина из которых - лежачие больные, и многодетной семьи, в которой воспитывалось 70 детей, было создано собственное подсобное хозяйство. Впрочем, крупы, картофель, сахар, чай и прочее всё равно приходится закупать, минимум на 250-300 тысяч рублей в месяц.

В настоящее время комплекс Свято-Троицкой Симеоновой обители включает в себя: огромный многокупольный собор в византийском стиле, рядом с ним высится стройная колокольня, добротная каменная стена, небольшая шатровая церковь и голубое трехэтажное здание, похожее на монастырский братский корпус. Это - обитель. А через дорогу - два двухэтажных детских корпуса, соединенных домовой церковью святителя Николая. Здесь живет самая большая семья России: настоятель Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия протоиерей Николай Стремский, его супруга - матушка Галина и 40 их приемных детей, 30 человек уже живут отдельно.

Сейчас при обители работают: Дом милосердия, православная гимназия, духовное училище, воскресная школа; образованы сестричество, община монашествующих, имеются пекарня и подсобное хозяйство. Всего в штате Свято-Троицкой обители, которую возглавляет отец Николай, трудятся 200 человек: преподаватели, воспитатели, медики, снабженцы, бухгалтеры, сторожи, истопники. Батюшка ежемесячно платит им зарплату, не забывая отдавать кесарю кесарево - налоги и отчисления в фонды.

Финансовые трудности и дух ростовщичества

Конечно, у столь масштабного хозяйства, чья деятельность не ориентирована на получение прибыли, финансовых проблем всегда хватало. Но, слава Богу, находились добрые люди, готовые помочь и поддержать. Однако в последнее время у обители возникли серьёзные долги, примерно в 22 миллиона рублей, плюс проценты, отдать которые не представляется возможным. Долги возникли по вполне естественным причинам: бескорыстная поддержка сократилась, а людей надо кормить и платить зарплаты сотрудникам, электричество и газ тоже даром никто не отпускает, вот и брал протоиерей Николай Стремский кредиты в банках и у предпринимателей, надеясь, что помощь вот-вот придёт. НО...

Так что же всё-таки произошло? Финансовый кризис 2008г. вроде бы давно миновал, а волна второго кризиса пока существует только в умах горе-экономистов. Так почему же у богоугодного заведения, развивавшегося даже в лютые 90-е годы, возникли финансовые проблемы, вникнуть в которые никто пока не желает? Не знаю прав ли я, но, на мой взгляд, такое положение вещей связано с негативными изменениями в сознании нашего общества. Когда православные храмы и монастыри лежали в руинах, народ не жалел на них ни своих трудов, ни кровных рублей; сегодня же, когда многие обители восстановлены и предстали во всём своём великолепии для того, чтобы служить в полную силу на благо людям, откуда не возьмись, появилось чувство зависти и корысти.

Церковь почему-то вдруг стали считать бесконечно богатой, способной не только нести неподъёмную ношу социальных обязательств, платя при этом хорошие зарплаты сотрудникам, но и  платить высокие проценты по кредитам. При этом теряется элементарный здравый смысл и рассудительность, способная задаться вопросом: откуда и с чего церковь сможет платить?

 

 

 

Вообще, справедливости ради, надо заметить, что православные хозяйства редко оказываются в роли должников, прежде всего, благодаря, как сейчас принято говорить, исторически сложившемуся предвзятому отношению к ростовщичеству, т.е. к лицам и организациям, дающим в долг под проценты. Однако как показывает мрачная практика, пренебрежение этим правилом для православного человека почти всегда заканчивается долговой петлёй. К глубочайшему сожалению, наше общество всё больше и больше отравляется ядом ростовщичества, стремлением нажиться на чужой беде, получить прибыль от чьей-то нужды, в связи с чем у православного человека порой нет иного выбора кроме как принять кабальные условия так называемой помощи в кавычках.

Герои нашего времени

Героями нашего времени стали банкиры, олигархи, эпатажные политики и «звёзды», т.е. все те, у кого есть за душой хотя бы один паршивенький долларовый миллион, и совершенно не важно, есть ли за этой душёй или в ней ещё что-то. Эти люди без лишней скромности берутся учить целый народ, как ему наиболее безболезненным образом совершить национальную эфтаназию, т.е. уйти с исторической сцены путём естественного вымирания и толерантного смирения.

 

 

 

Сколько же шума и превозносящих похвал было устроено средствами массовой информации вокруг скандально известного юриста Михаила Барщевского, кстати, немало сделавшего для утверждения прав ювенальной юстиции и защиты педофилов от ужесточения наказания, когда он усыновил двух детей. Это преподносилось чуть ли не как подвиг, хотя с его доходами, усыновить можно было не один десяток. Случай же с семьёй Стремских, в которой на воспитание было принято 70 детей и дополнительно взвалена ноша по обустройству Дома милосердия, телевидение обходит стороной (было всего лишь несколько сюжетов в рамках православных передач).

А ведь именно сейчас, накануне выборов, людям не мешало бы напомнить об истинных ценностях и окружающих их проблемах, чтобы им понятнее было, как строить свою жизнь и за кого отдавать свои голоса.

 * * *

Когда читаешь годовую отчётность наших достопочтенных чиновников или депутатов, а там, в годовом доходе, значатся скромные циферки 1,5-2 миллиона, невольно улыбаешься и не веришь, ведь средняя взятка по стране уже давно вплотную приблизилась к трём миллионам. Или вот другой пример: знакомишься с изобличением очередного «распила» (ну это когда кого-то обделили, и он «сливает» в прессу тех, кто его обскакал), а неуклюжий журналист написал только суммы похищенного, к примеру - 50 - 20 млн, так вот сознание уже произвольно переводит суммы в долларовый эквивалент, потому что понимает - бюджет по-мелкому не щиплют.

К чему я всё это говорю? Да к тому, что мы уже давно понимаем - деньги в России крутятся и вертятся огромные, в большинстве случаев, правда, никак не отражаясь на благополучии её граждан. Мы даже научились мыслить категориями миллионов и миллиардов, их упоминание давно не вызывает у нас ни раздражения, ни усиленного сердцебиения. Вот только как-то по-рабски однобоко мы это воспринимаем: к примеру, если из бюджета провинциального городишки своровали 100-200 миллионов долларов, после чего его жителям пять лет придётся сидеть без дорог и уличного освещения, - это история вполне привычная и понятная, ведь должна же наша элита на чём-то возрастать, чтобы потом покорять Европу... А вот если какое-нибудь предприятие, два месяца не заплатило за свет и электричество, то его без всякого сожаления предложат обанкротить, разорить и распродать. О том, что ещё одно национальное предприятие, которое возможно было бы спасти, прекратит своё существование, никто сожалеть не будет. Ну а уж если крупные долги возникли у православной организации, то здесь у нашего духовно и нравственно травмированного общества возникает некий стопор - мол, а как такое может быть?

Но чему тут удивляться? При всеобщем равнодушие всё может быть. Наверное, банкиры, выдавшие кредит Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия, могли бы войти в сложное положение отца Николая и подарить кредитные миллионы детям и беспомощным людям. Состояние и доходность банковской системы в России позволяет это сделать шутя. Наверное, какая-нибудь политическая партия, рвущаяся в период предвыборного гона к кормилу власти и откармливающая стада креативщиков, могла бы не тратить впустую деньги на заманивание электората в свои сети, а показать людям реальные дела милосердия, решив проблему обители.

 

 

 

Да вероятно, и государство могло бы помочь людям, которые готовы растить чужих детей, дарить им любовь и семью, а не делать всё возможное, чтобы отобрать детей от собственных родителей, внедряя чудовищные карательные меры ювенальной юстиции. У нас же всё в точности наоборот, законы пишутся против народа, финансовая система работает исключительно на обогащение банков и олигархических структур, политическая элита полностью сосредоточена на решении собственных проблем. Причина же всему, пожалуй, только одна - наличность и нажива стала основным стимулом жизнедеятельности, главным критерием, определяющим сознание, а это прямой путь к погибели. И очень жаль, что подобная зараза, поразив правящий класс, стремится перекинуть свои вредоносные споры на остальное общество. Держитесь, люди, и не поддавайтесь на продажу души, что бы вам ни сулили взамен. Потому что счастье всё-таки не в деньгах.

Василий Степанов

Желающие могут оказать помощь Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия:

Местная религиозная организация

Православная Свято-Троицкая Симеонова Обитель Милосердия

п.Саракташ Оренбургской области

Оренбургской и Бузулукской Епархии

Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

ИНН 5643005300

КПП 564301001

р/ счет : 40703810905000000013

к/ счет : 30101810000000000816

БИК 045354816

В Оренбургском региональном филиале

ОАО "Россельхозбанк" г. Оренбург

http://golossovesti.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=5439:monastery-of-mercy&catid=95:2011-11-01-11-04-45&Itemid=88



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме