Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Поход в страну добра

Евгений  Суворов, Вера-Эском

09.11.2011

Зачем нам туризм?


Ухтинский православный турклуб на восхождении

Давно хотел я побольше узнать об интересном опыте работы с молодёжью, который имеется при храме Стефана Пермского в г. Ухте. Там, помимо катехизаторских курсов и воскресной школы, последние восемь лет действует детский туристический клуб. Чего греха таить, не многие приходы могут таким похвастаться. Обычно у нас как? Пришёл на церковную службу, постоял - и ушёл. А ведь отсутствие общения между православными ведёт к тому, что многие новоначальные отпадают от Церкви и оказываются потом в сектах, где их с радостью принимают.

Что же может предложить нам православный туристический клуб? Первое, что приходит в голову, это совместные походы со священниками и родителями, где стар и мал могут пройти интересными пешими и водными маршрутами по самым красивым местам своей малой родины. Потом во время ночёвки где-нибудь в лесу, на берегу живописной реки люди могут пообщаться около костра на разные темы, получше узнать друг друга, подружиться. А для многих именно такого рода общения с духовно близкими людьми сегодня ой как не хватает! Но ухтинцы пошли ещё дальше (не зря их храм освящён во имя просветителя зырян равноапостольного Стефана Пермского). Они ездят в паломничества и помогают восстанавливать в сельской глубинке старинные храмы.

Сам я когда-то был инструктором туристического клуба при крупном предприятии. И видел, какие замечательные плоды приносит такая форма воспитания детей - через преодоление трудностей и общение с нетронутой природой, Божьим мирозданием. К сожалению, на закате перестройки, когда предприятия стали переходить к рыночным отношениям, многие туристические клубы по всей стране закрылись. В результате пострадали и люди, и природа. Сразу же в несколько раз увеличилось количество пожаров, которые возникают прежде всего по вине малолетних шалопаев, не умеющих вести себя в лесу. По весне на окраинах городов и сёл можно видеть подростков, поджигающих сухую траву. Это настоящее варварство, приводящее к гибели большого количества насекомых и муравейников. Как правило, именно из-за этих поджогов возникают впоследствии большие пожары, губящие сотни гектаров леса. А то выгорают и целые деревни.

А как нынче молодёжь отдыхает на пикниках?! После них остаются кучи мусора, в том числе пластмассовая посуда, которую лес никогда не сможет «переварить». Для меня, всю сознательную жизнь прожившего в окружении тайги, природа - родной дом. И каково бывает идти по лесу летом после выходных и видеть, что всё вокруг загажено отдыхающими. Сердце сжимается от боли...

Вот почему я обрадовался, когда узнал, что приход Стефана Пермского начал своими силами с этим бороться.

Научиться любить

Город геологов и нефтяников Ухту я считаю родным, поскольку здесь окончил индустриальный институт, получил специальность инженера-геофизика и несколько лет проработал в различных полевых партиях. Когда учился, храма Стефана Пермского ещё не было. На его месте рядом с главным корпусом нашего института стоял центральный ухтинский клуб, где мы смотрели кинофильмы и проводили праздничные студенческие концерты и дискотеки. Обветшавшее здание клуба было передано Церкви в 90-е. Непосредственно под храм переоборудовали только просторное фойе с высокими колоннами. А вот остальные помещения, которых достаточно много, в том числе и сам концертный зал, ремонтируются до сих пор. В основном работы ведутся силами молодёжи из православного турклуба, который возглавляет Лариса Владимировна Цветова, сама всю жизнь проработавшая прорабом на стройке.

Приехав в Ухту, я не без грусти побродил по старым корпусам института. Сейчас это университет. К началу вечерней службы зашёл в храм. Подойдя к настоятелю под благословение, спросил у него телефон Ларисы Владимировны.

- Так она здесь, - обрадовал меня отец Евгений. - Позвать?

Лариса Владимировна Цветова
Лариса Владимировна Цветова

Когда я увидел руководителя турклуба, то сразу узнал в ней свою старую знакомую, которую не видел более 30 лет, ещё со студенческих времён. Вспомнилось, как мы вместе отрабатывали навыки альпинизма на скалах в Седью. Лариса была тогда очень деятельной, жизнерадостной девушкой. И спустя годы совсем не изменилась.

Как я понял из её слов, в последнее время она работала с трудными подростками - инструктором спортивно-туристической секции при Дворце пионеров. А в храм её привёл Господь, как часто это бывает, через жизненные испытания.

- Десять лет назад у меня умерла мама, - вспоминает Лариса Владимировна. - Я осталась совсем одна. Свою семью у меня не получилось создать. И стала я искать Бога. Надо сказать, мама у меня была верующая и бабушка с дедушкой постоянно в храм ходили. Брат дедушки был церковным старостой. Мы сами из Пермской области, из города Кунгур, где храм никогда не закрывался. Мама рассказывала, что большевики приходили в наш дом, искали церковное золото. Перекопали весь огород, но так ничего и не нашли. Брата деда увели в тюрьму, и он там умер. Пострадал за веру как мученик. Мама тогда была ещё маленькой, но запомнила это на всю жизнь. И всю жизнь молилась. А меня молиться не заставляла. И я, когда начала приходить к Богу и читать Библию, очень хотела научиться молитве.

И вот буквально через год после смерти мамы Господь привёл меня в детский православный лагерь в Визябоже. В тот год владыка пригласил туда трудных подростков. Ну, а поскольку у меня подобный опыт работы с «трудными» уже был, то мне и предложили отвечать за них, работать спортинструктором. До этого я вообще не общалась с верующими людьми и думала, что православный лагерь - это что-то скучное и занудное.


В летнем лагере для „трудных" подростков

Воспитателем от Ухты поехала Марина Владимировна, которая ведёт воскресную школу в нашем храме. Перед поездкой она посочувствовала мне: «Дети-то трудные будут. Смена - 67 человек. Как ты с ними справишься?» - «Да ладно, - говорю, - как-нибудь две недели потерплю». - «Вообще-то, - успокоила она, - они быстро меняются, потому что исповедуются, причащаются и становятся совсем другими». Я, честно сказать, ей не поверила, потому что в нашей секции таких перемен за короткий срок мне не приходилось наблюдать. Да и вообще по большому счёту дети у нас не менялись - не знала я, как научить их различать добро и зло, как сделать так, чтобы они становились лучше, нравственнее. И по этой причине стала разочаровываться в своей работе. А когда приехала в Визябож, то увидела, что работа в православном лагере ведётся совсем по-другому. Там в привычном понимании и нет никакого воспитания, все живут как в одной большой дружной семье. Две недели пролетели как один день. В лагере оказалось не скучно, а очень весело и интересно. Дети за это время действительно изменились - благодаря той настоящей христианской любви, которая царила между воспитателями и ребятами. Для меня это было открытием. Однажды на вечерней планёрке сказала: «Я вот смотрю на вас - вы все друг друга любите, обнимаетесь. Я вначале думала, что прикидываетесь, потому что не верю, чтобы между незнакомыми людьми возникла такая любовь. А потом смотрю: вы действительно любите друг друга. Знаете, я тоже хочу научиться любить...» Многие на мои слова заулыбались...

Мне понравилось, как владыка сказал нам в первый же вечер: «Дети здесь отдыхают, а взрослые работают». И мне действительно очень хотелось работать. Я проводила зарядки, различные конкурсы, соревнования - по теннису, шахматам, футболу, волейболу. Мы купались в реке, устраивали изумительные концерты. Такое было ощущение, что живём как в раю. Комаров, мошек вообще не замечали. Не уставали совершенно, хотя спала я всего по три-четыре часа; просыпалась в пять - и весь день в работе.

Там я первый раз в своей взрослой жизни исповедалась и причастилась. Мы ездили на экскурсию в Усть-Вымский и Ибский монастыри. Тогда ещё матушка Серафима - мама владыки Питирима - была жива. Она нас радушно встретила. И вот в Ибе я приняла святое причастие. Мне как раз исполнилось 47 лет. А следующей ночью во сне увидела свою последнюю детскую исповедь. Мама меня с грудного возраста приносила в храм причащать, а в семь лет я перед причастием ещё и исповедалась. И вот эту исповедь, о которой даже забыла, я увидела во сне глазами мамы. Она смотрела на меня с любовью и радовалась за меня. После того как мы возвратились в Ухту, я сразу же пришла в Стефановский храм и стала искать себе послушания. Как строитель, начала красить, мазать, ремонтировать. На клирос напросилась. А затем решила попросить у отца Евгения благословение на создание при храме детского туристического клуба: «Батюшка, хочу работать с детьми». Рассказала ему, что владыка в конце смены предложил нам на базе нашего храма сделать как бы филиал визябожского лагеря. Настоятель ответил: «Знаете, случайному человеку доверить детей я не могу». Действительно, до этого отец Евгений меня не знал, видел в первый раз. Я даже обиделась чуть-чуть. А батюшка подумал и выделил нам помещение. И мы с теми детьми, с которыми познакомились в Визябоже, стали приводить его в нормальный вид.

Мальчишки (им тогда было лет по 10-12) помогали мне: таскали раствор, замешивали цемент, подносили воду, делали леса. Отремонтировали мы полностью комнату и за следующую взялись. Поставили теннисный стол, чтобы учиться играть в теннис. Потом начались походы, соревнования. В детском парке, который рядом с нашим храмом, стали проводить «Весёлые старты», на стадионе - кататься на коньках. Зимой в каждый выходной взяли за правило ходить на лыжах, а летом - в пешие и водные походы. Со своими мальчишками я и сейчас поддерживаю отношения. Хотя они давно уже стали взрослыми, в армии отслужили: Андрей Дуркин, Вася Носов, Стасик Павлов. Артём Неганов сейчас во Владивостоке служит. Некоторые женились, создали свои семьи. Другие ребята подрастают.

- А как вы снаряжение приобрели? - спросил я Ларису Владимировну. - Ведь оно по нашим временам стоит недёшево?

- Пошла по организациям просить денег. Знакомых в Ухте у меня много. И знаете, люди не отказывали. На первые пожертвования мы купили 10 рюкзаков, столько же туристических ковриков и спальников и палатку «Зима». Позже у нас появились резиновые лодки, байдарка. Сейчас мы полностью экипированы.

Своими руками

- Ну, и много мастеров спорта вы воспитали? - спрашиваю руководителя турклуба.

- Главное в нашей работе даже не спортивные достижения, а чтобы человека хорошего вырастить. У нас, кстати, никто из детей не курит и не пьёт и... просто хорошие ребята.

Прежде при работе с «трудными» было проблематично уследить, чтобы с собой в походы не брали спиртного или, скажем, чтобы старшие подростки не унижали младших. А сейчас проще стало. Ведь вся наша работа идёт через молитву, через любовь. Раньше с детьми я всегда общалась строго. Ваня Колесников, который сейчас учится в Москве, ему 23 года, однажды меня спросил: «Лариса Владимировна, вы что, меня совсем не любите?» Я подумала про себя: «Как я могу тебя любить? Ты мне кто - сын, брат, сват?» А сейчас понимаю, что он имел в виду. Без любви никак - и по-другому жить уже не могу.

- Турклуб для ваших детей - это просто досуг, развлечение? Или что-то большее?


Соревнование в летнем лагере

- К сожалению, у нас даже в воскресной школе работа с детьми нацелена на то, чтобы сделать им приятное, развеселить: для них и чай с конфетами, и рождественские подарки, и праздничные концерты. Это, конечно, очень хорошо. Но у детей при этом нет серьёзного послушания, которое воспитывало бы в них чувство ответственности. Что легко даётся - легко забывается и бросается. Попробуйте денежки заработать, а потом их выкинуть. Жалко будет! Я решила, что нам надо трудиться в храме, тем более что это наш родной приход. Вообще считаю, что вся работа с детьми должна вестись через труд, а походы - это такой способ общения с детьми, для того чтобы они оставались при храме.

Мальчишки у нас все городские, у некоторых даже своей дачи нет, поэтому в походах они учатся пилить и колоть дрова, разводить костёр, готовить обед. Но главное, я считаю, в том, чтобы они трудились во славу Божию, помогали ближним и видели результаты своего труда. И чтобы работа эта велась не от случая к случаю, а на протяжении всего года. Только тогда она будет приносить плоды. Поэтому при храме мы вместе с детьми до сих пор занимаемся ремонтом помещений.

На строительстве храма Николая Чудотворца
На строительстве храма Николая Чудотворца в п. Водном

Каждый год ездим в православные лагеря - в Визябож и Капустино, где ребята не только отдыхают, но и работают на огородах. Два года мы помогали отцу Павлу строить храм Николая Чудотворца в посёлке Водном (это в 30 км от Ухты). Сейчас в этой церкви уже идут службы. Также на протяжении многих лет ездим в Богородск, помогаем восстанавливать храм Рождества Богородицы. Знаете, на какие средства там храм строится? Муж старосты Татьяны делает срубы из привезённого леса, продаёт их, потом заготовляют дрова, сами пилят, колют и тоже продают - а деньги вкладывают в восстановление церкви. Наши дети видят это бескорыстие, сами участвуют в этом процессе - представляете, какой для них жизненный опыт!

Конечно, всё мы делаем с благословения отца Евгения. Он нам очень помогает, даёт денег на дорогу и питание. У нас такой замечательный батюшка! Он и себе покоя не даёт, и такие же работящие люди около него собираются.

- Вы сказали, молитва в турпоходах вам помогает?

- Конечно! Мы берём с собой иконы, молитвословы. Читаем краткое утреннее и вечернее правило. Когда с нами священник, то в походах совершаются и молебны.

- Родители ребят тоже с вами ходят?

- Иногда берём с собой даже бабушек и дедушек. В походных условиях, у костра, родственники лучше узнают друг друга и становятся гораздо ближе. Родители могут глубже понять своих детей, а дети - родителей.

- Руководство турклубом много времени занимает?

- Времени всегда ни на что не хватает. Мне даже пришлось купить машину и научиться на ней ездить в свои 55 лет, чтобы везде успеть. Столько путешествий по святым местам можно совершить! А сколько ещё храмов невосстановленных в глубинке. Работы - непочатый край.

Евгений СУВОРОВ

http://www.rusvera.mrezha.ru/646/4.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме