Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Основные проекты по популяризации церковнославянского языка

Лариса  Маршева, Православие.Ru

17.08.2011

При обсуждении документов Межсоборного присутствия, связанных с церковнославянским языком, многие сторонники его сохранения, к коим безусловно относит себя автор настоящей статьи, говорят о том, что православные верующие должны не отказываться от него, а приложить усилия, чтобы его изучить и понять.

 
Действительно, в последние десятилетия люди получили счастливую возможность открытого знакомства с церковнославянским языком. Появилось большое количество учебно-методических пособий (учебников, сборников упражнений, прописей и т.д.), рассчитанных на разные целевые аудитории, разную лингвистическую подготовку учащихся. Но эти издания оказываются более или менее приемлемыми только при систематическом аудиторном образовании, возможность которого есть далеко не у всех. Для самостоятельного изучения церковнославянского языка имеющиеся пособия малопригодны, а потому почти не востребованы. Кроме того, существующие книги, описывая синхронный срез богослужебного языка, не формируют исторического взгляда на него. Между тем такой угол зрения сейчас как никогда актуален. Именно он поможет корректировать непростую ситуацию с русским языком и по-новому взглянуть на пути популяризации богослужебного языка, одна из главных проблем в отношении которого видится в потере культуры владения им - и духовенством, и прихожанами.

Православные верующие, насильно оторванные на долгие годы от традиционных корней, не слишком хорошо знают богослужение, не представляют себе до конца, из каких элементов, в том числе и гимнографических, оно выстраивается. Более того, составители вспомогательных изданий (кратких словарей, параллельных славяно-русских публикаций, переводов и т.п.), которых немало вышло в новейший период, достоверно не знают, что же на самом деле молящиеся понимают в службе, а что ускользает от них (конкретные слова, контексты, целые стихиры и проч.), а следовательно, их труды оказываются не совсем эффективными.

Очевидно, что чрезвычайно драматическая проблема смысловой закрытости заключается все-таки не в языке, а в его пользователях - в их церковной некультурности и житейской инертности. Если начать ее преодолевать, если начать воспитывать языковое благочестие, то снимется - хотя бы в некоторой, самой болезненной, степени - вопрос неясности богослужебных текстов.

Иными словами, в настоящий момент необходимо разработать ряд мер по популяризации церковнославянского языка.

Разумеется, нужно целенаправленно заниматься оптимизацией обучения церковнославянскому языку - аудиторного, дистанционного, самостоятельного, систематического, модульного, - разработкой вспомогательных материалов (печатных и электронных), открытием образовательных интернет-порталов. Понятно, что данные проекты отличаются традиционностью (хотя и учитывают новейшие технологии) и имеют долговременную перспективу.

Для того же, чтобы сделать популяризацию церковнославянского языка действенной, результативной и по возможности краткосрочной, к реализации предлагается культурно-просветительские проекты иного рода.

При их осуществлении следует учитывать несколько объективных факторов.

В последние годы наблюдается экспоненциальный рост количества информации, причем информации полезной, в которой человек постоянно нуждается для обеспечения функций жизнеобеспечений, а главное - для реализации социокультурных интуиций. При этом все чаще и чаще современники склонны выбирать смыслы фиксированной длины и отказываться от семиотических структур произвольной сложности. Внешне это проявляется в следующем: человек не может длительное время сосредотачиваться на какой-либо информации, и у него снижается способность к анализу. Формируется так называемое клиповое мышление, корреспондирующее с клиповой культурой: окружающий мир превращается в пестрый калейдоскоп разрозненных, как правило, мало связанных между собой фактов. Получаемая информация утрачивает обстоятельность, целостность, она переполнена аллюзиями, символами. Журнальные, телевизионные и даже художественные тексты становятся сильно сегментированными, разбитыми на перемежающиеся смысловые блоки небольшого - два-три абзаца - объема. Они насыщены большим количеством коротких фраз, и главная их цель состоит в создании не столько логического, сколько эмоционального отношения к происходящему и описываемому. Таким образом, человек привыкает к тому, что события, факты и их оценки непрерывно, как в мозаике, сменяют друг друга, и он не желает на них фиксироваться, постоянно требуя новой порции информации.

К феномену клипового сознания трудно относиться положительно, однако его механизмы в настоящий момент по необходимости востребованы в деле популяризации церковнославянского языка. Первоочередная задача заключается в том, чтобы современные люди вместили в себя хотя бы начальные знания о нем, подвергли их коннотативной обработке, что, возможно, побудило бы их к дальнейшему освоению богослужебной лингвосистемы.

Итак, первый образовательно-популярный проект представляет собой книгу с рабочим названием «Наш древний язык». С точки зрения структуры и оформления она будет напоминать, с одной стороны, книгу для чтения, а с другой - тезаурус своеобразного, условно говоря, облегченного типа. В книге предполагается описать с языковой и энциклопедической позиций лексический минимум церковнославянского языка - от 100 до 200 единиц, обладающих наибольшей частотностью и коммуникативной значимостью:

К ним будут предложены лапидарные дефиниции, грамматические пометы и текстовые примеры. При этом планируется широкое использование этимологических экскурсов, рассчитанное на то, что происхождение слов представляет устойчивый интерес для широкой аудитории:

Вообще говоря, неослабевающее увлечение этимологическими версиями, которые могли быть систематизированы в книгах специального назначения, само по себе является высоко потенциальным механизмом популяризации церковнославянского языка. И происхождению слов, особенно тех, которые имеют резкую семантическую разницу в русском и церковнославянском языках ( ), нужно посвятить отдельное издание энциклопедического характера.

Возвращаясь к книге по церковнославянскому языку, нужно сказать, что каждая словарная статья, помещенная на ее отдельной странице, будет сопровождаться красочными иллюстрациями.

Возможно, рассматриваемый тезаурус будет написан в форме диалога с читателем, чтобы максимально приблизить к нему текстовое и иллюстративное содержание и чтобы избежать эффекта снисходительности. Нужно признать, что ситуация традиционной популяризации такова: специалист свысока, порой нетерпеливо, пытается объяснить что-то своим читателям или слушателям. Такая коммуникативная форма устарела. На ее смену уже пришла новая модель, которая зарекомендовала себя, прежде всего, в интернет-пространстве: равноправные участники диалога объясняют что-то друг другу, поправляя, дополняя полученные знания и выражая эмоции по поводу их характера и исчерпанности/ неисчерпанности.

Можно пойти по другому пути - извлечь из богослужебных текстов так называемые экзотизмы и архаизмы, которые лучше других реализуют историко-когнитивную функцию церковнославянского языка, с тем чтобы дать их доходчивую, креативную презентацию: .

Также полезным было бы описание богослужебной терминологии:

Вторым культурно-просветительским проектом призвана стать серия документальных фильмов научно-популярного (богословско-популярного) характера о церковнославянском языке. Предполагается создание трех таких фильмов с наиболее оптимальным для восприятия хронометражем по 40 минут.

К подготовке и участию в них планируется привлекать священнослужителей, историков, лингвистов, деятелей культуры, мнение которых будет для зрителей авторитетным, престижным и заслуживающим уважения.

При этом подача фактов, связанных с историей и современным бытованием литургического языка, должна быть свободной от схоластической сухости, нарочитого дидактизма и художественной бесцветности. Видеоряды, тексты авторов и участников должны быть - при их безусловной научной и фактической выверенности - живыми, яркими и доступными для всеобщего восприятия. Нужно надеяться, что данные фильмы займут достойное место среди культурно-образовательных проектов, которые осуществляются в настоящее время на телевидении, что, несомненно, повысит авторитет Церкви и церковной науки.

Тематика фильмов может быть следующей: деятельность святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, становление славянской письменности, кириллическая и глаголическая азбуки, книжные справы на Руси и в России, роль русских правителей в распространении и исправлении богослужебных текстов, история церковнославянских слов.

Весьма полезным было бы посвятить один из фильмов богослужебной гимнографии. Ни у кого не вызывает сомнения, что на церковнославянском языке существуют замечательные в литературно-художественном отношении тексты, которые насыщены историко-богословскими реминисценциями. Учитывая современный интерес к средневековью, когда было создано большинство из них, великие гимнографические творения могут стать релевантными для популяризации литургического языка. Ведь церковнославянский текст, помимо структурной многослойности, обладает уникальной семантической разноуровневостью. Он состоит из собственно текста, гипертекста и даже внетекста. Гимнографическое повествование позволяет одномоментно побывать в разных временах и местах и осознать неслучайность их переклички. Особенно ясно это демонстрируют ирмосы и тропари канонов, в которых сопрягаются события Ветхого и Нового Заветов. Как это ни парадоксально, но для людей, воспитанных на искусстве постмодерна, чтение богослужебных текстов является намного более естественным занятием, чем для живших в XIX - середине XX века. Обладая клиповым сознанием (о чем говорилось выше), современники уже привыкли к нелинейному чтению, к тому, что единая структура составляется только из кубиков, а cильное впечатление - из пазлов. Широко известен такой факт: в самом конце XIX столетия бурное развитие художественной жизни породило огромный интерес к древнерусскому искусству, в том числе и к иконам, которые начали собирать и изучать. Аналогически можно предположить следующее: тенденции литературы рубежа XX-XXI веков в известной мере предполагают такое же открытие богослужебных текстов - открытие их как сложных художественных феноменов[1].

Пробуждение и стимуляция интереса к литургической поэзии - как у церковных, так и светских людей - обладает огромным миссионерским потенциалом. Поскольку среди ценителей гимнографии могут оказаться те, кто никогда не читал катехизаторскую литературу, не знакомился с церковнославянской грамматикой, не молился за богослужением. А значит, изначальный эмоционально-эстетический интерес к церковной культуре может стать для них первым шагом к вере и храму.

 



[1]См., например: Кравецкий А.Г. Церковная служба по гиперссылкам // http://www.gazeta.ru/science/2011/01/24_a_3502186.shtml.

 

Лариса Маршева

http://www.pravoslavie.ru/put/48110.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме