Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О судьбе святителя Филиппа

Русский вестник

17.08.2011

16 июля 2011 г., в праздник перенесения мощей свт. Филиппа, митрополита Московского и всея России чудотворца (1652), Патриарх Кирилл после Литургии в Успенском соборе Московского Кремля произнес проповедь после чтения Евангелия. Эта проповедь была посвящена «значению духовного подвига свт. Филиппа для современности», как было сказано в комментарии патриаршей пресс-службы. В своём слове Патриарх Кирилл коснулся «государя Алексея Михайловича, который испытывал естественные угрызения совести за все то, что произошло с митрополитом Филиппом, за грех своего прародителя государя Иоанна Васильевича, по приказу которого и был умерщвлен святитель Филипп - умерщвлен потому, что отказался благословить Иоанна Грозного после его очередного кровавого набега на свой народ, на мирных людей».
  
Откуда Патриарх Кирилл взял сведения о «приказе Ивана Грозного убить святителя Филиппа», если такого приказа и в помине нет ни в одном историческом документе?! На самом деле свт. Филипп мученически погиб от рук заговорщиков в сущем сане 23 декабря 1569 г., а Малюта Скуратов, спешно посланный св. блгв. царем Иваном Грозным для его спасения, застал митрополита Филиппа уже бездыханным в Тверском Отроче монастыре, откуда в 1591 г. его мощи перенесены в Соловецкий монастырь, а в 1652 г. - в Московский Успенский собор. При патриархе Иоасафе, который сам был пострижен в Соловках, служба свт. Филиппу была внесена в Минеи (1636) и установлен день празднования 23 декабря. В 1646 г. настоятель Кожеозерского монастыря будущий патриарх Никон перенес мощи святого в Преображенский собор Москвы. Канонизация свт. Филиппа состоялась в 1660 г.
  
В своей проповеди 16 июля 2011 г. Патриарх Кирилл заметил, что перенесение мощей свт. Филиппа в 1652 г. «состоялось по инициативе тогдашнего Новгородского митрополита Никона, который затем стал Патриархом Московским и всея Руси, и при поддержке государя Алексея Михайловича», который «вложил в руку святителя покаянную грамоту и, стоя на коленях пред гробом, испросил прощения за предка своего и за его злодеяния»?! Между тем, современные исследователи считают, что в прославлении свт. Филиппа Никон был заинтересован особо, т.к. он считал, что Церковь является охранительницей не только от иноверцев, но даже и от русских царей, в том случае, если они выбирают неправильный путь.
   
Много десятилетий полотно не покидало запасников Третьяковской галереи, поэтому оно не знакомо как широкому зрителю, так и большинству специалистов. В основе сюжета картины ''Царь Алексей Михайлович и Никон...'' - эпизод из истории интронизации митрополита Новгородского Никона (1605-1681) на Патриарший престолв 1652 г. Перед зрителем предстает торжественная сцена в Успенском соборе. Молодой царь Алексей Михайлович в праздничном одеянии и Шапке Мономаха стоит на коленях перед ракой с мощами митрополита Филиппа, рядом с ним - Патриарх Никон. Изображены и другие участники церемонии: духовенство, бояре, иностранные послы и представители народа. Работая над картиной, А.Д. Литовченко (1835-1890) специально изучал архитектуру и росписи Успенского собора Московского Кремля, коллекцию Оружейной Палаты. В то же время художник осознанно допустил ''неточность'', написав интерьер собора и серебряную раку святителя Филиппа в том виде, какими они были после реставрации ХIХ в. Для создания образа Никона позировал известный критик В.В. Стасов.

Именно под руководством Никона Алексей Михайлович составил послание к свт. Филиппу, в котором публично винился за согрешение своего деда св. блгв. Царя Ивана Грозного (Федотов Г.П. Святой Филипп, митрополит Московский. М., 2000. С. 111). В этом покаянии Царь Алексей Михайлович использовал послание Императора Феодосия к почившему свт. Иоанну Златоусту, также содержавшему мольбу за грехи отцов: «Молю тя и придти тебе желаю семо, еже разрешити согрешения прадеда нашего царя и великого князя Иоанна, нанесенное на тя нерассудно завистию и неудержанием ярости... И сего ради преклоняю сан свой царский за оного, иже на тя согрешившего, да оставиши ему согрешения его своим к нам пришествием...» (СГГД. 1822. Ч. 3. № 147. С. 471). Согласитесь, что между «согрешениями» и «злодеяними», как трактует Патриарх Кирилл, имеется большая разница!
  
Царь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ новгородский,
у гроба чудотворца Филиппа, митрополита московского.

Фрагмент картины художника А.Д. Литовченко. 1886.


Как было недавно установлено историками, собственные взгляды Алексея Михайловича уже в момент перенесения мощей свт. Филиппа отличались от содержания послания, внушенного Никоном. В письме к князю Н.И. Одоевскому, в котором рассказывается о встрече мощей свт. Филиппа в Москве, Царь Алексей Михайлович описывает конфликт св. блгв. Царя Ивана Грозного и митрополита другими красками, проклиная клеветников, мздоимцев и гонителей: «Не все ли зде месть восприняли от прадеда моего, царя и Великого князя Ивана Васильевича?» (Андреев И.Л. Алексей Михайлович. М., 2003. С. 183).
  
Не случайно на Соборе 1666 г., где проходил суд над патриархом Никоном, Алексей Михайлович еще раз подтвердил, что историю конфликта св. блгв. Царя Ивана Грозного и свт. Филиппа ему преподнесли в неверном свете. На Соборе была зачтена грамота Константинопольского патриарха Никона, в которой упоминалось, что Никон переносил из Соловецкого монастыря мощи свт. Филиппа, «неправедно мучимого Иваном Васильевичем». Государь Алексей Михайлович по этому поводу заявил протест: «Для чего он, Никон, такое бесчестие и укоризну блаженные памяти великому государю царю и Великому князю Ивану Васильевичу всея Руси написал» (Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. М., 1996. Т. 2. С. 126).
  
Главный вопрос в том, кому было выгодно убийство свт. Филиппа? Имена недругов святителя хорошо известны историкам - это архиеп. Новгородский Пимен (2-е лицо в заговоре 1569 г.), еп. Суздальский Пафнутий и еп. Рязанский Филофей. Именно они взяли курс на устранение свт. Филиппа с кафедры после раскрытия заговора И.П. Федорова-Челяднина в 1567 г., когда свт. Филипп открыто поддержал царя Ивана Грозного и публично предал осуждению сочувствовавших заговорщикам архиереев. Более того, в богомольной грамоте 24 ноября 1567 г. в Кирилло-Белозерский монастырь по поводу нового похода в Ливонию митрополит Филипп призвал молиться за Царя Ивана Васильевича, воюющего «за святые церкви».
  
Напомним, что архиеп. Новгородский Пимен (1552-1578) по решению Собора 1555 г. был вынужден вернуть будущему свт. Филиппу игуменство в Соловецкой обители, о чем говорилось в грамоте митрополита Московского Макария от 7 августа 1555 г.: «игумен Филипп прав, а старец Зосима виноват. И ты б того игумена благословил и игуменити в Соловетцком монастыре велел по старине, и в монастырь его отпустил» (ММК. Д. 684). Историки до сих пор не разобрались, о каком конфликте идёт речь, хотя дело происходило после бегства в Литву бывшего Троицкого игумена Артемия (+ок. 1575), сосланного по приговору Собора от 24 янв. 1554 г. на «вечное заточение» в Соловецкий монастырь (откуда невозможно сбежать без сообщников!) под строгий надзор игумена Филиппа (Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экпедициею Академии наук. СПб., 1836. Т.1. С. 249-255. № 239). Столь суровая мера была вызвана обвинениями его в покровительстве ереси «жидовствующих», согласно показаниям на Соборе Матвея Башкина, который привёл его хулу «о иконном поклонении и о Причастии Тела Христова, и [будто бы Артемий утверждал], чего... в Евангелье и во Апостоле не писа[но] и того... держати не нужно» (ААЭ. Т. 1. С. 251).
  
В качестве обвинителей на Соборе 1553/1554 гг. выступили также бывший игумен Ферапонтова монастыря Нектарий, свидетели из Троице-Сергиева монастыря: бывший игумен Иона, келарь Адриан (Ангелов), старец Игнатий (Курачов) и кирилло-белозерские монахи: игумен Симеон и старец Никодим (Брудков), уличившие бывшего Троицкого игумена Артемия в отрицании вины «жидовствующих» Ивана Волка Курицына и Некраса Рукавова, сожженных по приговору Собора 1504 г. Во время заседаний Собора 1553/1554 гг. Артемий самовольно оставил Спасо-Андроников монастырь и покинул Москву, но его насильно вернули для вынесения соборного приговора. Сбежавший от игумена Филиппа в Литву Артемий развернул иконоборческую деятельность в Витебске, где со своими единомышленниками «подвергли проклятию идолопоклонство» и выбрасывали иконы «как из частных домов, так и из храмов» (Wengierski A. Libri quattuor Slavoniae reformatae. Warszawa, 1973. P. 262-263).
  
Заслуживает внимания, что в грамоте митрополита Макария от 7 августа 1555 г. упоминается соборное расследование «обыскного списка», присланного в Москву из Новгорода с соловецким старцем Зосимою. Содержание «обыскного списка», к сожалению, остаётся неизвестным, равно как и полный протокол соборного расследования («в подлинном списку») не сохранился. Следовательно, речь идёт о сугубо церковном разбирательстве без участия светских властей, как было предписано каноническими нормами.
  
Точно также весной 1568 г. на Соловки была направлена еще одна комиссия в связи с повторными обвинениями митрополита Филиппа, о чем сообщает под 1568 г. Соловецкий летописец конца 16 в.: «На весну в монастырь в Соловки приехал суздальский владыка Павнутей да архимандрит Феодосий да князь Василей Темкин да с ним 10 сынов боярских дворян про Филиппа обыскивати». (РНБ. Сол. № 664/22. Л. 59 об.-60). С публичными обличениями митрополита Филиппа тогда выступил ключарь Успенского собора, как сказано в повести 17 в. о «Царе Иоанне и митрополите Филиппе» (РГБ. Троицк. № 694. Л. 116 об.; ГИМ. Муз. № 576. Л. 46). Руководил соловецкой комиссией еп. Суздальский Пафнутий, так что и речи быть не может о «светской комиссии, выводы которой впервые в истории России стали основой для низложения главы Церкви».
  
Последнее утверждение целиком и полностью находится на совести митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, бывшего председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, который позволил распространиться столь чудовищной клевете (см. Приложение № 2 к докладу митр. Ювеналия «К вопросу о канонизации царя Ивана Грозного и Г.Е. Распутина»). Источником его ложных мнений стала голословная сентенция Р.Г. Скрынникова, что де «при низложении святителя Филиппа с митрополичьего престола Иван Грозный допустил вопиющее нарушение традиций», организовав розыск (?!) о «преступлениях» святителя (Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 338-339). Спрашивается, из каких исторических источников извлечена на Божий свет эта несуразица и с какой целью?!
  
По имеющимся в распоряжении историков данным, складывается картина, что соловецкий игумен Паисий, которому заговорщики в сущем сане (Пимен Новгородский, Пафнутий Суздальский, Филофей Рязанский, настоятель Благовещенского собора Евстафий - духовник царя!) пообещали епископство за клевету на своего наставника, и 9 подкупленных иноков дали нужные показания (Житие св. Филиппа (Тулуповская редакция) // Колобков В.А. Митрополит Филипп и становление московского самодержавия. СПб. 2004. С. 583), которые позволили вошедшим в тайный сговор архиереям вынести соборный приговор на Освященном Соборе 4 ноября 1568 г.
  
Хотя сам текст приговора утрачен, но историки смогли установить, что особенно обличал свт. Филиппа архиеп. Пимен в надежде стать митрополитом (Кобрин В.Б. Иван Грозный. М., 1989. С. 77). Он заранее выехал из Новгорода 31 августа 1568 г. и провел полтора месяца в столице, несомненно, для организации такого Собора. Даже Г.П. Федотов вынужден был признать: «святому исповеднику выпало испить всю чашу горечи: быть осужденным не произволом тирана, а собором русской церкви и оклеветанным своими духовными детьми» (Федотов Г.П. Святой Филипп, митрополит Московский. М., 1991. С. 78). Как записал новгородский летописец, «Лета 7076 (1568) ... на Москве, месяца ноября в 4 день, Филиппа митрополита из святительского сана свергоша ... Да того же месяца, ноября 11 день, в четверток, на его места поставиша Митрополита Кирила, Сергиевского архимандрита» (ПСРЛ. Т. 3: Новгородские летописи. СПб., 1841. С. 162).
  
Во время заседаний Освященного Собора 1568 г. св. блгв. Царь Иван Грозный просил митрополита Филиппа возглавить праздничное богослужение в Успенском соборе в день архангела Михаила. 8 ноября 1568 г. в ходе богослужения к митрополиту Филиппу подошли опричники во главе с боярином А.Д. Басмановым, который объявил соборный приговор об извержении Филиппа из сана и «повеле перед ним и перед всем народом чети ложно составленные книги». Историкам известно, что митрополит Филипп интересовался книгопечатанием, и глухое упоминание в тексте приговора явным образом перекликается с прежними обвинениями на соборах 1553/1554 и 1555 гг. После высылки из Москвы свт. Филипп был заточен в Тверской Отрочь монастырь под надзор заговорщика «пристава неблагодарна» Стефана Кобылина.
  
Когда в сентябре 1569 г. царем Иваном Грозным было инициировано следствие о связях московских и новгородских изменников и их участии в свержении митрополита, свт. Филипп стал для заговорщиков опасным свидетелем, которого они успели устранить перед самым прибытием в Тверь Малюты Скуратова. Царь Иоанн Васильевич не отдавал распоряжения об убийстве Филиппа, об этом не говорит ни один русский источник 16 в. Именно поэтому Русская Православная Церковь уже четыре столетия прославляет митрополита Филиппа как святителя, а не как священномученика! Когда св. блгв. Царь Иван Грозный разобрался в этой клевете, всех «пособников умерщвления» свт. Филиппа коснулась царская опала - соловецкий игумен Паисий был заточен на Валааме, архиеп. Пимен заключен в Веневский Никольский монастырь, Филофей рязанский лишен сана, а пристав Кобылин сослан в монастырь (Карамзин Н.М. С. 610).
  
Поразительно, но известное в наши дни Житие свт. Филиппа было написано в Соловецком монастыре в конце 16 в. ... со слов заговорщиков против него - пристава Кобылина (в монашестве - старец Симеон) и нескольких монахов из тех 9, что лжесвидетельствовали на соборе 1568 г. (История государства Российского: Жизнеописания... С. 368). Отсюда столь чудовищные ляпы, о которых хорошо осведомлены текстологи. Например, в Житии повествуется, что Царь Иван Грозный якобы послал сведенному с кафедры свт. Филиппу перед высылкой из Москвы отрубленную голову его брата Михаила Ивановича Колычева, который на самом деле умер через 3 года после описываемых событий! В других редакциях брата переменили на племянника свт. Филиппа, сына младшего брата Бориса, что вовсе не добавили никакой правдивости тексту жития (Преподобный игумен Филипп // Соловецкий патерик. М., 1991. С. 64).
  
Исследователи обнаружили в Житии свт. Филиппа еще целый ряд ошибок. Например, свт. Филипп был избран на московскую кафедру уже после учреждения опричнины и не мог протестовать при ее введении, для учреждения опричнины царь Собора не собирал и т. д. В исторической литературе неоднократно отмечалось, что в Житии речи св. Филиппа, обращенные к св. блгв. Царю Ивану Грозному, частью заимствованы из «Поучения» диакона Агапита императору Юстиниану (Ševčenko I. A Neglected Byzantine Source of Muscovite Political Ideology // Harvard Slavic Studies. 1954. Vol. 2. P. 166-173).
  
Содержание Жития свт. Филиппа выходило далеко за рамки произведений агиографического жанра, поскольку в нем было описание политической борьбы в среде епископата Русской Церкви. Несмотря на то, что Житие свт. Филиппа использовалось еще в трудах Н.М. Карамзина, полностью оно было издано лишь в 1928 г. в Париже Г.П. Федотовым, который сразу отметил, что высказывания свт. Филиппа, вложенные спустя несколько десятилетий ему в уста автором Жития, не могут претендовать на подлинность (Федотов Г. П. Святой Филипп ... С. 101). Однако комиссия митр. Ювеналия взяла именно Житие за основу своей клеветы на Царя Ивана Грозного, обвинив его облыжно в убийстве свт. Филиппа по своей какой-то казуистской логике, что де «не мог приближенный царя решиться на убийство церковного иерарха такого сана без высочайшего одобрения»?!
  
Таким образом, митрополит Филипп был извергнут из сана и выслан из Москвы по решению Освященного Собора от 4 ноября 1568 г., а вовсе не по приказу св. блгв. Царя Ивана Грозного, как толкуют нынешние архиереи. К тому же решения этого Собора до сих пор никто не отменял, в т.ч. при канонизации свт. Филиппа в 1660 г.! К числу деяний Освященного Собора 1568 г. относится поставление 11 ноября 1568 г. в митрополиты Московские Троицкого архимандрита Кирилла 4 (1492 - 8.02.1572), а также прославление блж. Максима, Христа ради юродивого, Московского (+11.11.1434) и «соборное распоряжение написать канон» на обретение его мощей (РГБ. Собр. Румянцева. № 397, 16 в. Л. 358). Спрашивается, не стоит ли Патриарху Кириллу сначала пересмотреть решения церковных Соборов во времена правления св. блгв. Царя Ивана Грозного, а уже затем выступать с обвинениями в адрес помазанника Божьего?!
   

http://expertmus.livejournal.com/78362.html
   
(С сокращениями)

http://www.rv.ru/content.php3?id=9118



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме