Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Свои стреляли в своих»

Владислав  Швед, Столетие.Ru

17.06.2011


Суд над председателем Социалистического народного фронта Литвы Альгирдасом Палецкисом замалчивают и литовские, и российские СМИ …

В вину А. Палецкису вменяется «отрицание преступлений советского режима». На самом деле он лишь посмел публично усомниться в официальной версии трагических событий у вильнюсской телебашни 13 января 1991 года.


Прежде чем продолжить рассказ, несколько слов о нашем герое. А. Палецкису 40 лет. Родился в семье советского дипломата в Берне (Швейцария). Он внук Юстаса Палецкиса, литовского журналиста-антифашиста, сформировавшего в июне 1940 г. Народное правительство и исполнявшего после бегства Антанаса Сметоны обязанности президента Литвы. После вхождения Литвы в СССР Ю. Палецкис с 1940 по 1967 гг. являлся председателем Президиума Верховного Совета Литовской ССР.

Альгирдас Палецкис пошёл по стопам отца-дипломата. Несколько лет успешно работал секретарем дипломатической миссии Литвы при Европейском Союзе в Брюсселе. В 2002 г. президент Франции наградил его орденом Почетного легиона.


Вернувшись в Литву, Палецкис активно занялся политикой. В 2004 г. был избран депутатом Сейма Литвы. В том же году удостоен ордена «За заслуги перед Литвой».


В 2007-м он был избран членом городского совета Вильнюса. Одновременно исполнял обязанности вице-мэра. С 2009 г. Палецкис является председателем Социалистического народного фронта Литвы.

Следует заметить, что социалистическая ориентация Палецкиса обусловлена не столько генетической наследственностью, сколько следующими обстоятельствами. Судя по его интервью в СМИ, Палецкиса не устраивает ситуация, которая сложилась в Литве после прихода к власти национальных «демократов». В связи с тем, что потенциал национального достояния республики работает в основном на повышение благосостояния небольшой группы бюрократов и дельцов, значительная часть населения живёт в условиях перманентного социально-экономического кризиса. Для Палецкиса, на практике убедившегося, что европейский капитализм всё более социализируется, подобное неприемлимо.

Темой январских событий 1991-го Палецкис заинтересовался не случайно. Будучи членом Вильнюсского городского совета, он довольно часто общался с жителями жилого района, расположенного рядом с телебашней. Проникшись доверием к энергичному и молодому политику, очевидцы январских событий рассказали ему, что они видели той январской ночью.

В ноябре 2010 г., Палецкис, ведя дискуссию в эфире радиостанции «Žinių radijas» (Радио Вести), основываясь на полученной от избирателей информации, сказал: «А что случилось 13 января ночью у телебашни? И, как сейчас выясняется - свои стреляли в своих».


Эти две фразы, в которых присутствует лишь элемент сомнения, послужили основанием для возбуждения против Палецкиса уголовного дела. Если будет доказана его вина, ему грозит до двух лет тюрьмы.


Предварительное заседание по делу Палецкиса апилинковый (участковый) суд г. Вильнюса провел 12 апреля 2011 г. На нём присутствовали международные наблюдатели – правозащитница и журналистка из США Карла Сти (Carla Stea) и члены президиума Международного правозащитного движения «Мир без нацизма» Иосиф Коорен и Валерий Энгель. Уголовное преследование Палецкиса они сочли грубейшим нарушением 19 статьи Всеобщей Декларации прав человека, Европейской конвенции по правам и свободам человека, а также 25 статьи Конституции Литовской республики. Эти документы гарантируют гражданам свободное выражение мнений, если только в связи с этим не возникает угроза общественной безопасности.

Однако некоторые депутаты литовского Сейма и органы правосудия сочли желание Палецкиса узнать правду о событиях 13 января угрозой для Литвы. Первое заседание суда по его делу вызвало большой интерес, зал не смог вместить всех желающих. Само заседание было предельно формальным и непродолжительным, в силу чего получило своеобразное продолжение на улице.

Очевидцы январских событий откровенно рассказывали журналистам о том, что в трагическую январскую ночь они видели вспышки от выстрелов с крыш окрестных домов. В ответ главный общественный обвинитель и инициатор судебного процесса депутат Сейма Кястутис Масюлис пытался утверждать, что «этого не могло быть, потому что этого не могло быть». Однако он был осмеян собравшимися, которые пожелали ему опуститься «с небес на землю».

7 июня 2011 г. по делу Палецкиса состоялось второе судебное заседание. Перед этим сторонники Социалистического народного фронта провели митинг-пикет в поддержку Палецкиса. К зданию суда на проспекте Лайсвес (Свободы) они пришли с красными флагами и плакатами «Руки прочь от А. Палецкиса!». Полицейские весьма скрупулёзно фиксировали лица митингующих на видеокамеры. Несомненно, что в полицейских отчетах эти люди будут фигурировать, как «агенты Москвы». Это испытанный прием литовских властей ещё с времен Ландсбергиса: представлять недовольных в Литве, как людей, действия которых направляются извне. А в целом в Литовской республике, по утверждению властей, царит социальное и национальное согласие. Только из этого этнократического «рая» люди бегут за границу уже не тысячами, а десятками тысяч в год. Но литовские власти упорно пытаются затушевать социальные и политические проблемы.

Выдерживая эту линию, литовское правосудие основательно подготовилось ко второму судебному заседанию. Был использован целый арсенал средств для того, чтобы физически и морально измотать участников процесса. Несмотря на то, что заседание планировалось провести в большом зале, его вновь провели в малом. Естественно, опять в зал не попали все желающие. Однако и там многим пришлось стоять. Между тем среди присутствовавших было немало пожилых людей. Жара и духота дала о себе знать уже в начале заседания, которое длилось с 9 до 12.30 часов. Всё это время вентиляция почему-то не работала, запланированный большой зал пустовал. По этому поводу одна из женщин заявила протест. Судья проигнорировал его, ограничившись невнятной репликой, несмотря на то, что в зале присутствовали наблюдатели из России и ЕС.


Известно, что в Литве высказывать мнение, противоречащее официальной версии январских событий, небезопасно. Достаточно сказать, что родители А. Палецкиса предпочли дистанцироваться от позиции сына. Почти как во времена борьбы с «врагами советского народа»...


Но, тем не менее, на судебное заседание явилось пять свидетелей, представляющих сторону защиты. Один из них из-за отсутствия надлежащего документа, подтверждающего личность, не был допрошен. Не было принято к рассмотрению нотариально заверенное свидетельство человека, живущего в настоящее время в Австралии. Остальные четверо свидетелей утверждали, что январской ночью видели стрельбу в направлении телебашни трассирующими пулями с крыш окрестных домов, которую вели люди, судя по силуэтам, одетые в спортивную одежду. Рядом с ними на крыше были замечены люди с видеокамерой.

Мне хорошо знакомы окрестности телебашни. Жилые дома в этом районе расположены в непосредственной близости от нее. В советский период жители этих домов даже поднимали вопрос о влиянии электромагнитного излучения на их здоровье. Не вызывает сомнений, что люди, находившиеся у телебашни, могли отчетливо видеть силуэты стрелявших с крыш.

Свидетели также утверждали, что именно от пуль, выпущенных с крыш, люди у телебашни падали. При этом они отмечали, что советские солдаты стреляли в землю, а если бы они стреляли в людей, то погибших было бы несравнимо больше. В ходе опроса свидетелей выяснилось: после того, как началась стрельба с крыш и люди в панике бросились прочь, какие-то рослые мужчины направляли бегущих к башне, уверяя, что именно там безопаснее.

Судья и прокурор предприняли отчаянные попытки сбить с толку свидетелей защиты. Они пытались поймать их на неточностях, убеждали в том, что те видели вспышки не от выстрелов, а вспышки-блицы фотоаппаратов. Но свидетели упорно стояли на своём. Они отчетливо видели стрельбу с крыш. Теперь дело за тем, насколько точно эти показания будут отражены в протоколе судебного заседания. Ранее проведенные в Литве судебные процессы показали, что нередко показания важных свидетелей в протоколах искажались и представлялись в контексте, выгодном стороне обвинения.

В этой связи следует пояснить, что согласно литовскому законодательству, видео и звукозапись не является составной частью протокола. Протокол составляется на основании записей секретаря суда и его можно опротестовать только в течение трех дней после суда. «Неудобные» обвиняемые текст протокола для ознакомления, как правило, получают тогда, когда они уже практически не располагают временем для работы с ним. Одним словом, налицо «демократия» высшей пробы - вы имеете право оспорить протокол, но попробуйте… Тем не менее, Литва постоянно пытается учить Россию основам демократии.

Но вернемся к свидетелям. В суд для дачи показаний был приглашен бывший глава Департамента охраны края и, соответственно, главный боевик «Саюдиса» Аудрюс Буткявичюс. Он в очередной раз пытался дезавуировать сделанные им ранее в различных интервью откровения о том, что во время январских событий он планировал жертвы и по существу действовал, как провокатор. Тем не менее, в ходе допроса Буткявичюс был вынужден признать, что направлял к телевизионной башне так называемых литовских «пограничников», в то время входивших в структуру ДОКа. Но якобы «исключительно в мирных целях». Он также сообщил, что в январскую ночь возле телебашни находились около 200 людей из возглавляемых им структур.


Буткявичюс признал, что среди этих людей, возможно, были такие, которые могли стрелять или прибегнуть к другим действиям. Он также подтвердил, что в январские дни с ним постоянно работал сотрудник спецслужб США Андрюс Эйве, который в своё время готовил спецгруппы моджахедов в Афганистане.


Добавим, что Эйве (американец литовского происхождения Андрюс Эйтавичюс) в январе 1991 г. обучал боевиков Буткявичюса изготовлению «коктейлей Молотова», противодействию советской бронетехнике и борьбе с вертолётами.

Однако велеречивый Буткявичюс внезапно утратил дар речи, как только защита стала задавать ему вопросы. Он так и не дал внятного ответа на вопрос о том, на каком основании он уже в 4 часа утра сообщил всему миру о том, что 13 человек погибли от действий советских солдат? Известно, что литовские судмедэксперты выяснили причины смерти январских жертв только к концу дня 13 января.

В этой связи не вызывает сомнения тот факт, что Ландсбергис и Буткявичюс изначально назначили советских солдат убийцами январских жертв. Напомним, что активный «саюдист» ксёндз Альгимантас Кейна за 40 минут до начала военной акции у телебашни прямо из окна Верховного Совета Литовской Республики отслужил мессу по погибшим от Советской Армии. Откуда у литовских властей была такая уверенность в неизбежности жертв?

К сожалению, литовское следствие до сих пор не желает разобраться ни в этой уверенности тогдашнего литовского руководства, ни в противоречивых и путаных заявлениях Буткявичюса. Видимо, литовским прокурорам известна его истинная роль в организации январской трагедии. Но «прижать» Буткявичюса - значит выяснить правду о январских событиях. А это не входит в планы литовского правосудия.

После судебного заседания Буткявичюс с присущим ему апломбом давал интервью тележурналистам. Отвечая на вопрос - что вы можете сказать по поводу стрельбы с крыш, о которой писал в своей книге «Корабль дураков» Витаутас Петкявичюс, Буткявичюс заявил: «Петкявичюс неплохой писатель и хороший мужик, я с ним не одну бутылку выпил, но к его творчеству надо относиться, как и к его замечательным детским сказкам».

При этом Буткявичюс предпочел умолчать о том, что Петкявичюс (ныне покойный) в 1993-1996 гг. возглавлял Комитет по национальной безопасности Сейма и лично знакомился с материалами литовского следствия по январским событиям. Именно к Петкявичюсу в Сейм на приём пришли 18 «пограничников» Буткявичюса с жалобой на то, что их вычеркнули из списков участников событий 13 января. Они признались Петкявичюсу, что в ту январскую ночь 1991 г. вели стрельбу с телебашни. Но Буткявичюс и литовское правосудие эти факты предпочитают игнорировать.

На судебном заседании вновь оконфузился непримиримый оппонент Палецкиса депутат Сейма Масюлис. Он, выступая в качестве свидетеля, в основном апеллировал к национальным патриотическим ценностям, которые должны оставаться непоколебимыми. Такая позиция физика-политолога Масюлиса вполне объяснима. В январе 1991-го он не был у телебашни и о событиях январской ночи знает только понаслышке. Не присутствовал Масюлис и на той радиопередаче, в ходе которой Палецкис выразил сомнение в официальной версии январских событий.

Однако ничто не мешает Масюлису убежденно отстаивать этуверсию. Но на прошедшем суде он потерпел полное фиаско. Депутат так и не смог ответить на вопрос защиты - осуждён ли по делу 13 января хоть один конкретный убийца? Его молчание - это признание того, что литовское следствие почему-то не спешит выяснить конкретных виновников смерти январских жертв. Комментарии по данному поводу излишни.

Альгирдас Палецкис на суде выглядел уверенно и достойно. Он аргументированно отмел все обвинения в свой адрес, показав, что процесс против него является очередной политической расправой над инакомыслящими. Он вновь поставил перед судом ряд неудобных вопросов, на которые литовское правосудие предпочитает не искать ответов.

Некоторые из этих вопросов озвучил Александр Брод, член Общественной палаты РФ, директор московского бюро по правам человека, принимавший участие в процессе. В телерепортаже из Вильнюса, показанном 7 июня этого года по каналу НТВ, он заявил: «Почему были найдены пули от мосинской винтовки 1908 года? Ясно, что у советских солдат такого оружия не было. Значит, это были другие люди. Где они? Кто их направлял? Почему не проводится расследование в этой сфере?».

Следует отметить, что процесс над Палецкисом замалчивается не только литовскими, но и российскими СМИ. Удивительно, что репортаж на эту тему вообще появился на российском телевидении. Между тем, проблема, которую Палецкис пытается разрешить в литовском суде, имеет самое непосредственное отношение к России.

Известно, что трагические события января 1991 г. литовские политики трактуют, как повторную «советскую агрессию» против суверенного литовского государства. В январе прошлого года литовский Сейм принял резолюцию, которой обязал правительство Литвы официально обратиться к России, как к правопреемнице СССР, с требованием выплатить компенсации семьям погибших и получивших ранения во время январских событий 1991 года в Вильнюсе. Ну, а после уплаты этой компенсации Литва рассчитывает получить компенсацию за весь 50-летний срок «советской оккупации».

Российские СМИ, постоянно заявляющие о необходимости защищать интересы России, как всегда, когда вопрос идёт о претензиях к нашей стране, предпочитают делать вид, что это их не касается. Лишь, когда «жареный петух клюнет», их запоздалому возмущению не бывает предела.

Также заметим, что утверждения в литовской прессе о том, что Палецкис «человек Москвы» и защищает интересы России, просто смешны.


Известно, что официальная Россия и по более серьезным претензиям к ней занимает выжидательно-соглашательскую позицию и, как правило, не ищет союзников за рубежом. В этой связи полагать, что Палецкис представляет интерес для Кремля, абсурдно.


Более того, видимо, и сам Палецкис не ожидал такой реакции на свои фразы о январских событиях. Поэтому просто трудно представить пределы политической тупости современной правящей элиты Литвы, стремящейся надеть узду на любое мнение, противоречащее официальному. Власть постоянно повторяет ошибки своих саюдистских предшественников.

Напомню, что в 1989 г. известным политиком меня сделали также всего две фразы. Я в телеинтервью посмел заявить, что Литве предпочтительнее развиваться в рамках обновленного Союза, а Компартия Литвы вне КПСС не имеет перспектив. Усилиями литовских СМИ, пытавшимися доказать, что Швед является одиночкой и его позицию в Литве никто не поддерживает, в течение трех месяцев я стал одним из популярных политиков. Полагаю, что с Палецкисом повторится та же ситуация.

Однако вернемся к судебному заседанию. Судья предпочёл не искать ответа на вопросы, способные прорвать завесу лжи вокруг январских событий. Поняв, что ситуация на процессе развивается не в нужном русле, он взял трехмесячную (?!) паузу до 13 сентября 2011 г. Можно не сомневаться, что за этот срок к началу третьего судебного заседания литовские судопроизводители вновь попытаются придумать очередную юридическую каверзу для того, чтобы доказать злостный умысел, который якобы имел Палецкис, произнеся две злополучные фразы.

В этой связи можно привести ещё один пример литовского правосудия, которое идёт на любые ухищрения при уличении «врагов Литвы» в злонамеренных замыслах. 16 января 2009 г., спустя 18 лет после январской трагедии, у здания бывшего Верховного Совета Литвы (теперь Сейма) собрались граждане «демократической» Литвы, возмущенные безработицей и ростом коммунальных платежей. По официальным данным, в акции приняло участие 7 тысяч человек. Однако некоторые источники говорят о 10 тысячах и больше.

Митинг, как и в январе 1991-го закончился попытками собравшихся прорваться в здание Сейма, бросанием яиц и камней и битьем окон. Полиция безжалостно и жестоко расправилась с митингующими. Резиновые пули получили не только они, но и случайные прохожие. Всего же пострадало около 30 человек, четверо из них попали в больницу, один был тяжело ранен. Было арестовано более 150 человек. Несмотря на то, что действия полиции были явно не адекватны ситуации, обвинение в насилии и нарушении общественного порядка было предъявлено только 29-ти митинговавшим гражданам, которым грозит до 6 лет тюремного заключения.

Литовская прокуратура обвинила их в «заранее спланированных и организованных действиях». При этом игнорируется то, что эти люди до 16 января не были знакомы друг с другом. Это прокуроров не смущает. Они утверждают, что в ходе митинга обвиняемые успели познакомиться, договориться и «в группе организовать массовые беспорядки». Одно из обвинений носит поистине абсурдный характер. Якобы один из обвиняемых, заранее договорившись со своими единомышленниками, «в преступных целях» разбил своим мобильным телефоном окно Сейма…

Что ж, прокурорам надо отрабатывать версию, озвученную премьер-министром Литвы Андрюсом Кубилюсом, идейным последователем Ландсбергиса. Премьер заявил радиостанции «Žinių radijas», что, по его мнению, беспорядки в январе 2009 г. были заранее кем-то спланированы.А тогдашний президент Литвы Валдас Аламкус договорился до того, что за этими беспорядками якобы стоят некие мифические «иностранные государства».

В ситуации с Палецкисом литовское правосудие также попытается доказать заведомый умысел - «унизить январские жертвы» и подвергнуть сомнению факт «советской агрессии» против Литвы в 1991 г.


В этом плане весь удар будет направлен против свидетелей, которых попытаются заставить отказаться от своих показаний. Надеюсь, что любые неожиданности, которые в сентябре литовская Фемида уготовит Палецкису, он встретит во всеоружии.


В этой связи хочется вспомнить судебные процессы над диссидентами, проходившие в своё время в Советской Литве. Время показало, что колесо истории имеет свойство поворачиваться и обвинители нередко становятся обвиняемыми. Господам от литовского правосудия не следует этого забывать!

http://www.stoletie.ru/politika/svoi_strelali_v_svoih_2011-06-15.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме