Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Убеждение сердца

Священник  Стахий  Жулин, Православие и современность

30.05.2011

«Только здесь, в Озинках, я по-нас-тоящему понял, что такое Православие и что такое священство»,- говорит священник Стахий (Станислав) Жулин, настоятель храма во имя Святых Царственных Страстотерпцев в Озинках Саратовской области.
Озинки - это поселок в степи, на границе России и Казахстана, в трехстах километрах от Саратова.

Мы сидим за длинным столом в комнате, служащей одновременно и трапезной, и классом для воскресной школы, и кабинетом настоятеля, и раздевалкой, и гостиной. Здесь, в маленьком сельском храме, всё рядом, и все вместе: молятся, трудятся, обедают и отдыхают за чашкой чая. И видно, что всем этим людям по-настоящему хорошо друг с другом. Глава приходской семьи, как и положено,- священник, и не только потому, что его шесть лет назад назначили настоятелем, но и потому, что он сумел стать главою по любви. Хотя ему всего тридцать лет.

Отец Стахий родом из Ташкента. По его словам, в семье ему веру не прививали; его религиозные представления формировались стихийно:

- Еще в школе я задавался вопросом: почему мы есть? Ну, даже если человек от обезьяны произошел, не может быть, чтобы эта обезьяна сама собой появилась.

В 1992 году семья Жулиных - родители с тремя детьми, как и многие русские семьи, была вынуждена покинуть Узбекистан. Обосновались в саратовской глубинке, в селе Вязовая Романовского района. В шести километрах, в Бобылевке,- храм во имя Живоначальной Троицы, удивительной красоты, построен в 1838 году. 12-летнего Стаса и его маму в этот храм впервые привело горе - умер мамин брат, точно так же выехавший перед тем с семьей из Узбекистана. Но, едва попав в храм, мальчик понял, что хочет остаться здесь навсегда. Он добирался из Вязовой до Бобылевки пешком, лесом, полем, вброд по воде... Служивший тогда в Бобылевке священник взял его в алтарники. К моменту окончания школы оказалось, что у Станислава нет никаких планов, кроме одного: духовная семинария.

- Конечно, и на первом, и на третьем курсе семинарии меня одолевали сомнения: а смогу ли я вообще быть священником? Но это, наверное, почти с каждым семинаристом случается. А Господь все-таки ведет.

Будущую супругу, Людмилу, он впервые увидел в семинарском храме во время богослужения:

- Она просто пришла на службу - а тут я...

Родители благословили молодых иконой Святых Царственных Страстотерпцев - не ведая, что служить им придется (ведь жизнь супруги священника - тоже служение) в храме, освященном во имя этих святых. Правда, не сразу. Отец Стахий успел послужить и в Саратове, и в Красном Куте, а в 2005 году его назначили настоятелем в Озинки. У молодых супругов было уже две маленьких дочери. И они ждали третьего ребенка. Храма в поселке не было никогда: местные власти выделили заброшенный магазин, который предстояло переоборудовать в церковь. С жильем тоже устроилось не сразу. Жители поселка смотрели на человека в черном подряснике и с крестом, как на какую-то диковинку. О том, чтобы подойти, задать какой-то волнующий их вопрос, не могло быть и речи. Молодежь вообще ничего, кроме «хлеба и зрелищ», не интересовало. Наверное, как и везде. Да и те, кто постарше, тяги к воцерковлению, в общем, не проявляли. Было от чего впасть в отчаяние...

Но вместо этого молодой священник вспомнил и по-настоящему почувствовал слова, которые много раз слышал в семинарии, но «проглатывал на уровне машинописного текста»: послушание превыше поста и молитвы.

- Послушание - кому? Богу? Церкви? Правящему архиерею?

- Архиерею прежде всего, потому что он для нас - отец и через него в наших судьбах действует Бог. Самое сложное было - взять себя в руки и смириться. Знаете, как в псалмах: Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает (Пс. 54, 23). Вот этому упованию на Бога пришлось по-настоящему учиться. Так и получилось, все Господь управил: нашлись люди, нашлось здание, постепенно стал формироваться приход.

Валентина Порфирьевна, постоянная прихожанка и деятельная помощница батюшки, вспоминает, как начинались работы по переоборудованию бывшего магазина в храм:

- Что тут было! Стены разрушаются, крыша течет, мусора горы! Я как услышала, что церковь в бывшем магазине обустраивают, положила в тележку лопату, грабли, метелку, ведро, тряпки и с тележкой этой пришла помогать. Нас таких энтузиасток было человек шесть. Звали на помощь всех, кто мимо проходил.

- Стало быть,- спрашиваю у батюшки,- приход у вас сформировался по ходу дела, через эти работы?

- Нет. Наш приход создавался через скорби, потери, беды, болезни, семейные проблемы...

- У меня один за другим умерли муж и мама,- рассказывает Людмила Михайловна, батюшкина правая рука на приходе,- я из соседнего села стала ездить в Озинки, в церковь, чтобы молиться за своих усопших в течение положенных сорока дней. А потом, когда этот срок почти истек, испугалась даже: как же я буду дальше-то без храма?.. И вот тут батюшка особенно мне помог. Он никогда не жалеет своего времени. Придет человек, отец Стахий и полтора часа с ним может общаться, и два, и три часа - пока на все его вопросы не ответит. Он так умеет рассказать о вере, о Боге, что у людей глаза открываются, а главное, открываются сердца. Он-то и научил меня тому, что надо ко Господу простирать свою душу.

- Первое время, когда батюшка говорил мне что-то, я слушала его, как инопланетянина,- признается другая прихожанка, Татьяна, учитель физкультуры в местной школе.- Вот душой тянусь, а ум не понимает, о чем он говорит. Ощущаю себя младенцем, который способен пока только впитывать, впитывать, но еще не осознавать. Потом постепенно начала что-то читать, узнавать, соизмерять свою жизнь с Писанием, стала понемногу учиться быть христианкой.

Татьяна познакомилась с отцом Стахием, когда он служил еще в храме во имя преподобного Серафима Саровского в Саратове. Она была далека от Церкви, но, приехав в Саратов, чтобы навестить маму, захотела зайти в храм. И сразу почему-то пошла к батюшке на исповедь.

- Я ничего тогда не могла сказать,- вспоминает Татьяна,- меня просто душили слезы. Но эта встреча что-то во мне изменила, даже перевернула.

А потом она узнала своего саратовского знакомого в новом озинском священнике. Не Промысел ли это Божий?

А вот еще одна прихожанка - Лариса Михайловна:

- Мне хотелось познать Бога, открыть для себя суть веры. Отец Стахий со мной очень много беседовал, направлял, объяснял. Я начала понимать Литургию и что на ней происходит; до меня дошел, наконец, смысл слов в утренних и вечерних молитвах, понемногу мне стали открываться духовные истины в Евангелии. Ради этого я сюда и хожу.

Лидия Константиновна:

- Ой, а я пришла сюда такая вся из себя начитанная, подкованная - горе от ума! Спорила с батюшкой: он мне слово - я ему десять. Он так долго из меня человека делал...

Из всех моих озинских собеседниц мне особенно запомнилась Асель, в крещении Анастасия, казашка, принявшая Православие. По ее словам, в казахской среде ее выбор не вызвал особого протеста или неприятия, но вот от некоторых русских ей приходилось слышать: «Почему же это вы приняли нашу веру?».

- С чего вы взяли, что она - только ваша? - отвечает на подобные вопросы Асель. И, обращаясь уже ко мне: - Это мое, понимаете?..

Вот так, на глазах у молодого священника протекает процесс воцерковления самых разных людей. А сам-то он как видит этот процесс, что считает главным?

- Я все время думаю: что нужно делать, чтобы люди шли в храм? Человеку ведь не скажешь просто: «У нас Истина!». Так и мусульмане, и католики, и сектанты, и кто угодно может утверждать. Человеку нужно помочь в самом себе увидеть, постичь своим собственным духом, что истина - именно здесь и что для него естественно быть здесь - с Богом. Когда его духовные рецепторы откликнутся на призыв Божий, когда он в себе этот духовный отклик расслышит, тогда и придет. Долг священника как раз - научить людей этой чуткости, этому вниманию к собственным душам. И постараться осветить их путь светом Христовой веры.

С самых первых дней в Озинках батюшка шел к людям: ездил в поселок «Ветеран» к одиноким старикам, встречался с военными, условно осужденными, студентами, школьниками...

В 2008 году началось строительство нового храма в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Оказывали содействие даже такие люди, которые не признавали в себе веры. Но Господь именно через них действовал, а потом начинал действовать и в них - ведь неверие всегда можно поколебать. Походы по кабинетам начальствующих лиц и предпринимателей отец Стахий тоже называет проповедью. Ведь приходится не просто просить помощи, но и доказывать, что дело, которое он, священник, делает - будь то обустройство временного или постройка нового храма - действительно необходимо людям. А чтобы это доказать, надо говорить о Боге. И это почти чудо - когда хозяин кабинета отзывается, когда у него в глазах загорается интерес... И вот он уже сам предлагает организовать встречу священника с работниками предприятия, с молодежью или детьми.

Своими размышлениями о том, как изменилась жизнь поселка с появлением церкви, с нами делится глава Озинского муниципального района Антонина Алексеевна Галяшкина:

- Меняются сами люди. То, что они стали приходить в храм, что количество прихожан растет, свидетельствует о колоссальной работе, которую батюшка провел, начав, кстати, с нуля - ведь в Озинках никогда не было храма. И в таком поселке - пограничном, сложном по национальному составу - ему удалось собрать активистов, которые собственными руками, собственным трудом помогают в строительстве нового храма, понимая, насколько он здесь нужен. И я доподлинно знаю, что даже те, кто не посещает богослужения, видят сейчас в нашем священнике и его семье образец для подражания. По статистическим данным, у нас снизилась преступность среди детей. Это, конечно, результаты комплексной работы, но немалая доля в ней принадлежит именно Церкви. Люди осознают, что детям надо рассказывать о Боге, о заповедях, что их надо приобщать к духовности, и приводят их в воскресную школу при храме.

Воскресная школа действует уже четыре года. Примечательно, что дети в ней не разделены на привычные возрастные группы: батюшка называет свою школу площадкой для общения разновозрастных детей. После урока по Закону Божиему преподаватели с детьми занимаются чтением житий святых, рассказывают о церковных праздниках, проводят уроки рисования, аппликации, занятия по нравственному воспитанию, церковному чтению и пению. Дети постепенно приобщаются к клиросному послушанию на богослужениях. В течение года в воскресной школе устраивается несколько масштабных праздников: на Рождество, на Пасху. Был также опыт проведения праздничного мероприятия для учащихся общеобразовательных школ района.

- Когда дети только приходят к нам, они ждут прежде всего развлечения,- говорит Тамара Вячеславовна Лукьянчикова, педагог, историк и с недавних пор учитель воскресной школы,- но со временем отношение к воскресной школе у них меняется. Меняются и сами дети - они начинают следить за собой, думать, что они делают и что говорят; учатся сами оценивать свои поступки.

Любопытен тот факт, что далеко не у всех учащихся воскресной школы родители воцерковлены. Многие пока далеки от церковной жизни. И дети в этом смысле являются порой для своих пап и мам открывателями веры. Дай Бог, если так!

За день, проведенный в озинском приходе, у нас создалось впечатление, что все здесь объединено и слито. Семья отца Стахия, которую все прихожане неподдельно и нежно любят, практически живет в храме. Матушка Людмила, окончившая Саратовское музыкальное училище, помимо преподавания в воскресной школе поет на клиросе вместе со своей мамой, которая приехала в Озинки вслед за молодой семьей - помогать. Тут же у всех на глазах растут четыре дочери отца Стахия: Ксения, Екатерина, Александра и Лизонька. А семья, как известно,- малая Церковь. Здесь происходит внутренний рост человека, его упражнение в добродетели, восхождение в любви. И это становится особенно ясно, когда разговариваешь с супругой священника.

- Сначала мы какие-то поверхностные были по своим устремлениям и интересам. Но батюшка всегда в поиске, всегда честно добывает ответы на свои вопросы, и эта поверхностность не смогла бы его успокоить. Чем труднее нам становилось, тем больше он осознавал свою ответственность и как отца семейства, и как священника. Ночами сидел за книгами, особенно много читал о молитве, что-то записывал, наверное, какие-то открытия для себя делал. А потом нам рассказывал. Я в свою очередь тоже с ним делилась своими соображениями. Вот так мы друг другу и помогаем: он меня дополняет, а я его... немножко.

Почему все-таки у этого батюшки все получается? Не только находить общий язык с теми, от кого зависит благополучное решение приходских проблем, не только организовать и собрать вокруг себя людей, завоевать их доверие, не только оживить, зажечь в них веру, но и стать настоящим попечителем душ - пастырем? Спросить об этом у самого отца Стахия, конечно, невозможно, но можно вслушаться в его слова и постараться найти ответ.

- Священник всегда должен помнить, что он священник, даже если ему придется самому кирпич класть на стройке храма,- говорит отец Стахий.- Такое трезвение и предстояние пред Богом необходимо всегда, и не только, конечно, в уме. Я, когда начал служить, многих вещей просто не мог вместить. Да, православный, да, священник, но все это на уровне сознания и знания. Знание было, а убеждения сердца - нет. Но в Притчах Соломоновых сказано: Даждь ми, сыне, твое сердце, очи же твоя моя пути да соблюдают (23, 26). Вот к чему надо всю жизнь стремиться - сердце отдать.

Инна Стромилова

Фото Артема Коренюка

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=57220&Itemid=3




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме