Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Система воспитания, построенная на лучших традициях

Ольга  Барковец, Православие.Ru

29.04.2011


Беседа с генеральным директором Фонда содействия кадетским корпусам имени Алексея Йордана Ольгой Барковец …

У многих наших граждан представление о кадетском образовании достаточно поверхностное. Дескать, «отставные офицеры одели детей в военную форму и прививают им любовь к армии». Однако все гораздо сложнее. Среди воспитанников кадетских корпусов всегда было много выдающихся людей: государственных деятелей, полководцев, представителей науки и искусства. И одной лишь военной формой (и даже любовью к армии) не воспитать из мальчишек такие личности.

Возрождение кадетских образовательных учреждений началось в России почти 20 лет назад - в 1992 году. Происходило это чаще всего на чистом энтузиазме отдельных граждан, обеспокоенных судьбой подрастающих поколений; часто у новорожденных корпусов не было самого необходимого. Однако многие общественные организации не остались в стороне и принялись помогать кадетским образовательным учреждениям.

Одной из таких организаций стал Фонд содействия кадетским корпусам имени Алексея Йордана. Сегодня он активно помогает развитию в нашей стране системы кадетского воспитания и образования, разрабатывает необходимые программы и проекты, регулярно выпускает журнал «Российская кадетская перекличка». Уже несколько лет фонд успешно работает в братской Сербии; не так давно он с помощью учащихся кадетских корпусов привел в порядок мемориальное русское кладбище в городе Белая Церковь.

О работе фонда, о кадетском образовании, его перспективах и преимуществах рассказывает генеральный директор Фонда содействия кадетским корпусам имени Алексея Йордана Ольга Барковец.

* * *

 
- Ольга, для начала - о деятельности фонда. В чём выражается поддержка кадетских корпусов?

- Трудно сегодня говорить о работе, которая началась на старте 1990-х, оформилась в середине 1990-х и продолжается по сей день. Тогда, в 1990-е годы, когда в нашем обществе начали рушиться идеалы, когда много детей оказалось на улице, потому что родителям некогда было заниматься их воспитанием, в среде нескольких поколений выпускников военных училищ родилась идея возродить кадетские корпуса. Это совпало с приездом в Россию выпускников кадетских корпусов, которые действовали в русском зарубежье в 1920-1940-е годы. Мы называем их старшими кадетами.

В начале 1990-х годов произошло удивительное единение «белых» и «красных», потому что те, кто уехал в 1920-е годы, разделяли идеологию белого офицерства, а их потомки (многие родились в эмиграции) приехали на свою историческую родину и встретили здесь людей, окончивших советские суворовские и нахимовские училища. Это один из удивительных феноменов того времени: люди не стали выяснять идеологические разногласия и проявлять какие-то политические амбиции. Они объединились в главном: надо думать, как спасать молодое поколение страны. Первые корпуса появились в 1992 году в Новосибирске, в 1994-м - в Новочеркасске и в Москве. Это была «инициатива снизу», инициатива энтузиастов, горевших идеей возродить кадетские корпуса. Я думаю, что в новой России пока еще нет такого социального явления, такого успешно реализованного «социального заказа», как кадетские учреждения. Именно заказа гражданского общества.

Давно известно, что нельзя ничего искусственного, «мертворожденного» навязать социуму. Реальной жизнью всё равно это будет отторгнуто. Порой представители власти придумывают какую-нибудь новацию и начинают ее усиленно «внедрять». Как правило, впустую. Помнится, придумали лозунг: «Заберём всех беспризорников и отправим их в кадетские корпуса». Ничего не получилось, потому что идея была изначально неправильная, непродуманная. Но вот то, что сумело возродиться инициативой «снизу», благодаря усилиям граждан, - это и есть настоящее, прочное, необходимое.

Возрождение в стране кадетской модели наглядно свидетельствует, что о развитии системы воспитания детей и подростков надо заботиться ежедневно и ежечасно. А не по случаю либо больших праздников, к примеру, очередного юбилея Дня Победы, либо драматических событий, к примеру, как на Манежной площади. Когда вдруг снова вспомнили, что ребят, оказывается, надо воспитывать. И не только в семье, но и в школе.

У нас в стране сегодня более 150 кадетских образовательных учреждений только в системе образования и науки. Представьте динамику: в 1992-м появился первый кадетский корпус, прошло 18 лет - их уже более 150! Значит, дело это живое, жизненно необходимое! Напомню, что в 1917 году в императорской России был 31 кадетский корпус. Где воспитывали элиту Российской империи: выдающихся полководцев, военных, педагогов, художников, писателей.

А теперь о нашем фонде. Одним из старших кадет, который приехал в Россию в начале 1990-х, был Алексей Борисович Йордан, отец учредителя нашего Фонда содействия кадетским корпусам. Он, как и его однокашники, закончил в Сербии Русский кадетский корпус великого князя Константина Константиновича. Алексей Борисович был одним из самых активных деятелей, желавших возродить кадетские корпуса.

От намерений быстро перешли к действию: вместе со своими новыми друзьями-суворовцами старшие кадеты ездили по России, помогали создавать кадетские корпуса, давали деньги на покупку погон, мундиров, сапог. Как-то Алексей Борисович приехал в один из старейших кадетских корпусов, Воронежский Михайловский кадетский корпус, и видит, что воспитанники ходят по классам для занятий различными предметами со своими стульями. Он спросил: «Почему дети таскают стулья за собой?» Ему ответили, что стульев мало, у корпуса нет денег на новые. Алексей Борисович тут же нашёл деньги.

 
Возрождение корпусов начиналось с таким несколько юным задором, и, наверное, тогда никто и представить себе не мог, что модель кадетского воспитания скоро станет чуть ли не гордостью российского образования. Конечно, Алексей Борисович привлёк к работе своего сына, который к тому времени был достаточно известным и успешным бизнесменом. Борис Алексеевич стал давать деньги, чтобы помочь отцу реализовать светлую идею, с которой тот жил.

Потом Борис Алексеевич решил, что необходимо работать системно: надо создать благотворительный фонд, действующий по европейским стандартам, прозрачный по отчётности, работающий не на сиюминутные потребности, а на решение главной задачи - создание системы воспитания на основе кадетских образовательных учреждений.

В 1999 году мы стартовали. Зарегистрировали частный благотворительный фонд и с той поры даём гранты кадетским образовательным учреждениям на реализацию различных программ, связанных с воспитанием детей; разрабатываем свои проекты, направленные на сохранение традиций в кадетских корпусах, чтобы наши дети росли не потребителями, а занимались благотворительностью, волонтёрством.

Мы поддерживаем систему духовно-нравственного воспитания детей. Для этого подготовили программу «Добро творим вместе». Она в первую очередь направлена на развитие милосердия и сострадания у воспитанников кадетских корпусов.

Мы помогаем строить или возрождать корпусные храмы; могу с гордостью сказать, что один из самых красивых корпусных храмов в Петербурге, в кадетском ракетно-артиллерийском корпусе, мы возродили совместно с начальником корпуса полковником Евгением Ермоловым. В этом году храму исполнилось 200 лет. И снова туда приходят кадеты, там проводятся уроки православной культуры, у воспитанников есть духовник.

О фонде можно рассказывать долго. Есть у нас программа, связанная с сохранением российских реликвий в Сербии; мы делаем дизайн-проекты для музеев кадетских корпусов. Об этом и многом другом можно узнать на нашем сайте. Мы помогли возродить систему кадетского образования, а теперь стремимся сделать её совершенной.

- Ваш фонд проводил много мероприятий в Сербии. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом. Чем отличается работа в Сербии от работы в России?

- Мне кажется, нет ни одного русского человека, который, приехав в Сербию, не влюбился бы в неё. В Сербии чувствуешь какую-то особую связь с нашей историей и культурой, духовную связь.

Всё началось в 2006 году: мы поддержали инициативу переименовать центральную площадь небольшого сербского города Белая Церковь в Площадь русских кадет. Представляете, впервые в истории Сербии будет увековечена память о пребывании там русских кадетских корпусов! Мы готовили это событие совместно с Посольством России, с Обществом русских кадет, с Российским кадетским братством. Идею поддержал мэр Белой Церкви. На торжественную церемонию открытия Площади русских кадет собрались не только почетные гости, но и много жителей Белой Церкви.

А потом возникла новая идея.

Когда мы знакомились с достопримечательностями города, с местами, связанными с русским зарубежьем, нас поразило состояние русского некрополя, где похоронены преподаватели и воспитанники кадетских корпусов, офицеры русской армии. Заброшенные могилы, полуржавые кресты, бурьян... И это несоответствие тому великому событию, которое произошло два часа назад, привело нас к мысли, что нужно привезти сюда юных кадет из России, чтобы вместе с ними восстановить этот некрополь.

Кадеты наводят порядок на русском кладбище в Белой Церкви
Кадеты наводят порядок на русском кладбище в Белой Церкви
Через год мы вернулись в Белую Церковь вместе с 40 кадетами и гимназистками из Красноярского края и Нижегородской области. Мы видели, какой огромный резонанс вызвал наш приезд. Многие жители даже не знали, что в их городе были когда-то кадетские корпуса, и теперь словно открыли новую страницу в истории Белой Церкви. Они встречали нас с удивленными глазами, не веря, что дети из далёкой Сибири приехали приводить в порядок русское кладбище.

Это был хороший урок и для наших ребят. Мы видели, как они погружались в историю пребывания русских кадет в Сербии в 20-40-е годы прошлого века, видели, как менялись лица подростков, их отношение к тому, что они носят кадетские погоны. Возможно, именно тогда они стали чувствовать себя частью большой кадетской семьи.

Нас поражало, что сербы приходили к некрополю, где работали мальчишки и девчонки, и приносили воду и яблоки, ведь летом было очень жарко. Потом мэр города сказал нам: «Мы воспитываем своих детей по-европейски: они знают о своих правах, но подчас не знают своих обязанностей. А ваши дети знают свои обязанности и только потом вспоминают о своих правах».

Юные кадеты удивили и сербов, и нас. Мы поняли, что этот проект нужно продолжать. Через год мы привезли в Белую Церковь новых воспитанников кадетских корпусов.

На приеме у Сербского Патриарха Иринея
На приеме у Сербского Патриарха Иринея
Наверное, именно в Сербии я еще раз убедилась, что кадетское образование многогранно и системно. Вдумчивые родители отдают детей в кадетские корпуса не для того, чтобы, как говорят, «ребёнок не болтался на улице», а потому, что хотят видеть в своём ребёнке всесторонне развитую личность. Кадетское образование способно дать систему духовных ценностей, которые частично потеряны в современной школе. Важно также воспитать из мальчишки настоящего патриота. Ведь патриот не тот, кто лихо марширует по площади в День Победы, а тот, кто знает свою историю и гордится победами своего Отечества. И вклад наших кадет в восстановление русского кладбища - это тоже кусочек маленького личного патриотизма.

Мы приехали в Белую Церковь и на третий год. Нас ждали и принимали, нас просто полюбили. И Россия была представлена на сербской земле не какими-то официозными делегациями, а обычными смешливыми ребятами, которые по утрам работали, потом встречались со своими сверстниками, давали концерты для жителей, где под шквал аплодисментов гремела знаменитая «Катюша».

 
В этом году мы открываем в Белой Церкви классы русского языка. Сербские дети захотели учить русский язык, им стала интересна русская культура, история. Мне кажется, это была еще одна наша маленькая победа. Для нас важно, что мы восстановили русский некрополь, и то, что мы дали большой концерт на лучшей балканской площадке - в концертном зале имени Илии Коларца в Белграде, и что нас принял Святейший Патриарх Сербии и благословил наших детей. Сербия, наверное, один из тех проектов фонда, который по его духовной составляющей можно назвать самым мощным. Хочется, чтобы таких проектов было больше.

- Неужели все так гладко было в работе фонда?

- Конечно, были и трудности. Но благодаря испытаниям мы только закаляемся. В первую очередь, имеющаяся законодательная база не позволяет работать на том уровне доверия к благотворительным фондам, который необходим. Это общая проблема благотворительного сообщества и государства. Приходилось доказывать, что у нас чистые помыслы. И что порой благотворительный фонд может более эффективно сделать то, чего не смогло сделать государство.

Например, с 2004 года мы проводим сборы руководителей кадетских образовательных учреждений для переподготовки и повышения их квалификации. Важно, что директора могут собраться, обсудить проблемы, нормативные документы, поделиться лучшим опытом. Каждый год мы совместно с региональным департаментом образования проводим такие сборы. В этом году такой кадетский форум будет проходить в Вологде, на базе Вологодской кадетской школы-интерната. Там соберутся руководители кадетских образовательных учреждений со всей страны.

Конечно, система переподготовки кадров должна быть организована в Министерстве образования, но, к сожалению, пока там не сложилось. Частые реформы не закрепили структуры, которая системно занималась бы кадетскими учреждениями.

- В чём преимущества кадетского образования перед обычным школьным? Отличаются ли как-то учащиеся кадетских корпусов от большей части молодёжи?

- Хороший вопрос. Однажды во время интервью корреспондентка одного из западных информационных агентств довольно жёстко меня спросила: «Зачем военизировать образование?» Я объяснила, и она сказала, что хочет поехать и посмотреть сама. Через несколько дней она позвонила с просьбой: есть ли возможность устроить её сына в кадетский корпус?

Рассказываю это к тому, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Сегодняшние кадетские образовательные учреждения отличаются стройной системой воспитания. Она реализуется со дня поступления ребёнка в кадетскую школу-интернат и до выпуска. Важно, что в кадетских школах (школах-интернатах) учатся мальчики (сейчас, правда, есть и девочки) с 10 лет. В 10 лет ещё можно формировать мировоззрение ребёнка, вкладывать в него какие-то базовые ценности. Главное отличие - система воспитания, построенная на лучших военно-патриотических и духовно-нравственных традициях.

- А как лучше прививать молодёжи любовь к православной культуре и к русской культуре вообще?

- На мой взгляд, чтобы привить любовь к какому-то предмету, его надо глубоко знать. Если ребенку преподаётся, скажем, история культуры или ОПК, то очень многое зависит от педагога, от того, как он сможет заинтересовать ученика. Чтобы ребёнок, предположим, не только слышал, что есть такой композитор Рахманинов, но научился слушать и слышать его музыку. Скажем, отвезти кадетский класс в Ивановку, что в Тамбовской области, чтобы для кадет зазвучала музыка Рахманинова в его же имении. В прошлом году мы провели вместе с администрацией города Уварово там замечательный фестиваль «Кадетская симфония», в котором приняли участие более 300 кадет из Москвы, Воронежа, Нижнего Новгорода, Белой Калитвы, Шахты, Старого Оскола, Тамбова и Тамбовской области.

Можно много говорить о художнике Репине, но лучше один раз приехать в Нижний Новгород, увидеть Волгу, услышать об уникальной волжской культуре, которая вдохновляла многих художников, поэтов, писателей. Наш фонд в этом году продолжит программу «Кадетская симфония» на базе Нижегородского кадетского корпуса имени генерала В.Ф. Маргелова.

Прививая культуру и знания, важно не использовать двойных стандартов. Как ребёнок может вырасти личностью, если в школе ему говорят одно, а в жизни он видит другое?

Как сделать так, чтобы ребёнок, выйдя из корпуса, стал лидером, в том числе и духовным, для своих друзей и близких? Эти вопросы и пытается решить кадетское образование. Как мать мальчика, окончившего кадетский корпус, могу сказать, что там растут совсем другие дети, у них есть сильный стержень, помогающий стать достойными людьми.

Во-первых, этому способствует кадетское братство. Мальчики, выйдя из альма-матер, остаются друзьями на всю жизнь и помогают друг другу. Во-вторых, эти дети мотивированные, они знают, что им нужно в жизни, и цели эти не меркантильные. Любой человек должен ставить перед собой высокую цель и достигать её. Они готовы служить в армии. Раньше 50 процентов выпускников шли в гражданские вузы, остальные - в военные. Всего в высшие учебные заведения поступали 96-97 процентов выпускников. Мне кажется, такой показатель говорит о высоком качестве кадетского образования.

- Какие перспективы у кадетского образования?

- Я думаю, рост кадетских корпусов продолжится. Сейчас активно развиваются казачьи кадетские корпуса. Перспективы большие, но нас настораживает количество открывшихся корпусов. От количества давно пора перейти к качеству, потому что, открыв кадетскую школу или корпус, важно не просто одеть детей в военную форму и заставить их ходить строем, а создать систему воспитания, соответствующую тем высоким идеалам, которые всегда были в кадетских корпусах страны. Сказала бы так: «Мы сегодня за чистоту жанра». Если вы назвались кадетским корпусом - соответствуйте этому. Если серьезной системы воспитания не будет - не будет и корпуса, какая бы у мальчишек ни была красивая форма.

Беседовала Ирина Обухова

http://www.pravoslavie.ru/guest/46123.htm




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме