Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Так Фёдоров или ФэдорÓвич?

Сергей  Сокуров, Россия и соотечественники

12.04.2011


К 500-летию первопечатника …

"Внимание! Приготовились?"
Михаил Задорнов


I.

У всякого на слуху святое для нас имя - Иван Фёдоров. Напомню: первопечатник русский и украинский признан просвещённым миром одним из цивилизаторов общечеловеческого масштаба. Его 500-летний юбилей условно был приурочен к 2010 году, но череда мероприятий длится повсюду, где оставила свой благородный след личность, равная титанам Возрождения.

Я, русский человек, горжусь великим земляком и одновременно испытываю чувство досады, что Москва Ивана Грозного не оценила европейски образованного дьякона церкви Николы Гостунского. Столичные обыватели равнодушно отнеслись к его труду и обрекли первопечатника на поиски земли обетованной, где его книги, на кириллице, были бы востребованы. Действительно, Иван, сын Фёдоров, до поджога «ревнителями старины» типографии на улице Никольской в Китай-городе, успел со своими подручными отпечатать лишь «Апостола» и два издания «Часовника». Остальные его книги увидели свет хотя и на глазах читателей православной Руси, но уже за пределами царства, во владениях короля-католика: шесть книг в Остроге, по две - в Заблудове и Львове. Последний принял и прах мастера, ставшего светочем двух близких культур. На восстановленном могильном камне из Онуфриевского монастыря читается: «Иван Фёдорович друкар Москвитин...Преставися в Лвове року 1583, декемврия 5. Друкар книг пред тем невиданных» (здесь рекомендую малое эссе «Мытарство благородных костей» : http://www.hrono.ru/statii/2010/skrv_myt.php).

Наверное, такую надпись распорядились сделать наследники и душеприказчик. Под Замковой горой местный диалект «руськой» речи звучал повсюду. Русины доминировали в пригородах, где нашёл приют не понятый на родине москвич; в самом Львове они заселяли Руську улицу. Друзья, знакомые из соплеменников, без сомнения, обращались к пожилому, уважаемому человеку по имени-отчеству, Иван Фёдорович. А как он сам себя называл? Как представлялся? Старое печатное слово даёт ответы на эти вопросы из книг, выпущенных первопечатником. Прислушаемся.

Да, могильный камень правдив. Друкар невиданных книг местами называл себя Иваном (или Иоанном) Фёдоровичем, реже - Феодоровичем (например, Псалтырь с Часословцем, Заблудов, 1570; Азбука, Острог, 1578). Так же подписал письмо курфюрсту саксонскому: Joannes Fedorowicz. И на его типографской марке во львовском Апостоле (1574 г.) видим того же Иоанна Фёдоровича. Но в других местах Иван-Иоанн окончание к имени своего отца, «ович» (что значит, «отец»), заменяет, как было принято в Великороссии, на отдельное слово «сын». Притом, делает это и в Москве, и в Остроге. Значит, там и там обе формы были одинаково понимаемы и принимаемы, как норма. Так дьякон Иван Фёдоров, из московских изданий Часовника (1565), уточнил в Новом Завете (Острог, 1580), что он Иоанн Фёдоров сын, а через год в Острожской Библии подтвердил - Иван Феодоров, сын. То есть, великий мастер однозначно дал знать потомкам, что Фёдорович или Феодорович - это отнюдь не сербская или белорусская фамилия с ударением на последнем «о»; что у него, Ивана из Москвы, настоящей фамилии вообще нет, как у большинства выходцев из простонародья. И что он обходится отчеством, то есть именем своего родителя. Будь это не так, то сын первопечатника представлялся бы тоже Фёдоровым или Фёдоровичем, но по сохранившимся бумагам Иван Иванович фигурирует то по фамилии Переплётчик, то Друкарович. Последней наградил потомков до 1860 года.

Как-то незаметно на исторической дороге длиной в четыре сотни лет, с лишним, «сын» и «Фёдоров» разошлись. Первый потерялся, второй, уже в виде фамилии Фёдоров, был признан учёным миром и любителями старины, книжниками и даже людьми случайными, которые мало что знают о подвиге нашего просветителя, но, благодаря школе и вузу, способны, услышав «Иван Фёдоров», представить перед глазами отвлечённую книгу. А скажите просто «Фёдорович», то и учёный фёдоровед не сразу сообразит, о ком это вы. Закрепилось произносимое почти слитно имя-фамилия Иван Фёдоров. Никто не говорит, нигде не пишут Иван Фёдорович Фёдоров. Да, Иван Фёдоров!

В таких случаях разводят руками: ничего не поделаешь, придётся принимать как есть. И вы так думаете? Напрасно! Ибо нет препятствий, которое не преодолело бы, например, скажу дипломатично, львовское общественно-научное (и бери выше!) фёдороведение.


II.

Во Львове (справедливо причастном к памяти Ивана Фёдорова больше, чем Москва) издавна отношение к заезжему мастеру двоякое. С одной стороны льстит, что фигура мирового масштаба нашла приют и упокоение именно здесь; с другой - вызывает известное недовольство его «иноземное» происхождение. Сей факт издавна порождает у части краевых патриотов задачу найти местные корни друкаря Ивана. Пусть он будет даже не галичанин, не украинец, а поляк, литвин, серб, на худой конец немец, лишь бы не «старший брат», конкурент. Правда, таким поискам препятствует сам львовский гость. Почти повсюду за пределами царства Грозного Иоанна, где он говорит о себе, он подчёркивает своё происхождение: Москвитин, друкарь Москвитин, Иоанн Фёдоров сын зъ Москвы, Joannes Fedorowicz Moschus. Другие из этой категории фёдороведов делают акцент на том, что мастер-иммигрант вовсе не был во Львове первопечатником. По его собственным словам, он лишь «...Своимъ тщанемъ Друковане занедбалое обновилъ», то есть обновил запущенное печатное дело во Львове. Сейчас ссылаются на легенду, дескать, якобы до появления Фёдорова сына зъ Москвы, некий мещанин Степан Дропан владел под Замковой горой типографией. Возможно, там стучал станок, да вот что настучал, - неведомо. Ни одного печатного листа не сохранилось. Только от Ивана Фёдорова началась и длится по сей день непрерывная печатная традиция в России и на Украине. И какого качества! В этом смысле Иван Фёдоров - Первопечатник (започатковець друкарства, по-украински).

С обретением Украиной независимости в 1991 году для тех, кто неутомимо изыскивал способы принизить значение Друкаря книг пред тем невиданных, наступили благоприятные времена. Полиграфический институт во Львове, переименованный в академию, отказался от его имени. Греко-католическому ордену Василиан вернули Онуфриевский монастырь, и музей Первопечатника в виде коробок с реликвиями приютила у себя картинная галерея. Во дворе монастыря, где его погребли, сравняли с землёй кенотаф великого мастера. Стали исчезать памятные доски с его именем. Начались энергичные разговоры, якобы из недр общественности, о переносе известного памятника «Сеятелю зёрен духовных» на городскую окраину. Мортиролог не полный. Всё это происходило на моих глазах, пишу не по наслышке. В начале 90-х годов мне пришлось спасать приговорённые к отмене Фёдоровские семинары подаянием от Минкультуры РФ и статьёй «Новые скорби и беды И.Фёдорова».

Надо отдать должное городской власти: она вовремя приглушила стихию ниспровергателей, прислушавшись к протестующим голосам истинных учёных, таких как Б. Возницкий и Л. Спасская, интеллигентно мыслящих горожан, руководства русского общества им. А. Пушкина. Бронзовый «Сеятель» остался на месте, в старом городе. Музейным ценностям предоставили помещение, при нём нашлось место для копии надгробной плиты Друкаря. Новая памятная доска, изготовленная в Москве, вновь появилась у входа в Онуфриевский монастырь. А предполагаемые кости Ивана Фёдорова сына и Ивана Ивановича Друкаровича, которые Л.Спасская хранила несколько лет в картонной коробке, были помещены в часовне Святого Духа.

Но в том и уникальность окремого течения в сугубо львовском фёдороведении, что оно, видимо, бессмертно и изобретательно. И достаточно влиятельно. Не удалось лишить москвича славы украинского первопечатника? Не удалось поставить под сомнение его происхождение? Не удалось уничтожить следы его пребывания во Львове, стереть в местных умах саму память о нём? Что ж, есть выход - переименовать! Что переименовать? Не что, а кого. Да самого Друкаря! Был Фёдоров (по украински произносили «Фэдоров», как писали, а правильно писать на мове - Фьодоров) - станет Фэдорóвыч (ударение на втором «о»). И враз все проблемы решатся. Знай наших!

III.


Недавно во Львове распространили сообщение Галинфо, что некий оргкомитет «По видзначенню 500-рiччя народження Iвана Федоровича» (sic! См. эпиграф!) обратился в горсовет с ходатайством о переименовании улицы Ивана Фёдорова в улицу Ивана Федорóвича. Так же просили Кабмин Украины провести юбилей украинского первопечатника Ивана Федорóвича на государственном уровне. В числе главных мероприятий называлась Международная научная конференция "Фёдоровский семинар "Старопечатная и рукописная книга".

Ещё в декабре прошлого года у 1-го зампредседателя облгосадминистрации М. Янкива собрались именитые представители интеллегенции Львова по вопросу юбилея Ивана Федорова. Был образован оргкомитет в составе 12 человек, в том числе искусствовед-академик Б. Возницкий, Л. Спасская (заведующая. Музеем искусства старинной украинской книги), професионалы высокого класса от библиотеки им. Стефаника, Академии друкарства, лидер Русского общества им. А.Пушкина во Львове, известный деятель международного движения соотечественников О.Лютиков, др. В этом авторитетном собрании неожиданно стал задавать административный тон некий Мелех, фигура для собравшихся поначалу загадочная. Вскоре открылось, что неизвестный энтузиаст юбилея Ивана Фёдорова, является президентом Федерации мини-футбола Львовской области и председателем товариства «Лiтопис». Президент-председатель вроде бы ещё и автор бестселлера "ТаЄмницi львiвського футболу".

Надо отметить что разработкой задуманного на 2011 год во Львове Международного Фёдоровского форума занимались О.Лютиков, Б. Возницкий и Л.Спасская, вся тяжесть на его подготовка и проведение возлагалась на первого. Однако на высоком декабрьском собрании у вице-губернатора ведущей фигурой предстал Мелех. Он зачитал, как свои, предложения инициативной тройки и, между прочим, озвучил ранее никем не обсуждавшееся - обратиться в горсовет с предложением переименовать улицу Ивана Фёдорова в улицу Ивана Федорóвича, присвоить академии друкарства (бывший Львовский полиграфический институт им. Ивана Фёдорова) имя Ивана Федорóвича.

По закону жанра я обязан бы здесь отметить «немая сцена». Но ограничусь «немой паузой». Ибо почти сразу в кабинете высого должностного лица раздался смех, когда лидер нового львовского летописания высказал юбилейную идею(!) построить при Академии друкарства поле... для игры в минифутбол. Жаль, не дожил наш Первопечатник до этого дня. Повеселился бы старик!

Тогда же был создан оргкомитет по комплексу фёдоровских мероприятий и узкий оргкомитет по проведению медународной конференции. О.Лютиков своё участие в первом оговорил категорическим несогласием с «идеей переименований», высказанной Мелехом: «Во всём мире Фёдорова знают под этой фамилией; оно зафиксированно во всех солидных зарубежных энциклопедиях». На состоявшейся в декабре конференции уже не смеялись, там сторонники «Фёдоровича» переругались с Фёдоровцами. Большинство склонялось, что можно писать Фёдоров, в скобках - Федорович, или Федорович (Фёдоров). Несерьёзно! Вроде бы забыли...

IV.

В третьей декаде марта оргкомитет собрался, «забыв» пригласить О.Лютикова. Забывчивость объясняется его личной позицией по вопросу «переименований». Вот тогда и появились названные в разделе III обращения в горсовет и Кабмин. Разве я не прав, говоря об уникальности окремого течения в сугубо львовском фёдороведении? Ведь уже в годы независимости Книжной палате Украины присвоили имя Ивана Фёдорова, а не Федоровича, а это главное государственное научное, информационное учреждение по вопросам книги, книгоиздания, издательской деятельности. И в Польше, в Заблудове, на мемориальной табличке на польском и старославянском языках написано Иван Фёдоров, а не Иван Федорович. И младенцу ясно, что такое переименование - не историческое, не культурное действо, не дань памяти основателю книгоиздания на Украине, а откровенно политическая акция, которая на руку лишь «фобам» всех сторон; она дополнительное напряжение в русско-украинских отношениях.

Что посоветовать О. Лютикову, который не просто представляет русскую общественность Галиции на юбилейных торжествах? Он непосредственно занимается организацией международной конференции, запланированнной на конец мая. На нём приглашение зарубежных гостей, заботы о финансировании ряда мероприятий, в том числе по изданию книги на тему события, ибо другие члены оргкомитета неплатёжеспособны.

Моя личная муза, особа, склонная к иронии, шепчет, хихикая: «Пусть твой Лютиков сменит фамилию на Лютикович и займётся мини-футболом». Отмахиваюсь от неё и настраиваюсь на серьёзный лад.

Пропустить 500-летие своего земляка русские львовяне не могут. Значит, Лютикову надо самому со товарищи довести до конца то, за что он взялся, взвесив свои силы и платёжеспособность Русского общества имени Пушкина. Надеюсь, конференция и сборник материалов по ней ему по плечу. Надо сделать наше, которое было бы мило нам. Надеюсь, в России найдутся государственные структуры и общественные организации, где, прочтя настоящую статью, с болью за общее дело, развяжут кошельки, чтобы добавить львовским энтузиастам. Пишу эти строки и думаю о движении «Русский Лад», о Комитете ГД РФ по делам соотечественников. Начать обивание московских порогов, думаю, надо с них.

Что касается «Ивана Фэдорóвыча» (или, по филологу Огиенко, Ивана Хвэдоровыча), соглашусь, чтобы этот брэнд, как теперь модно говорить, прижился к львовскому мини-футболу. Авось поможет.

http://russkie.org/index.php?module=fullitem&id=21447



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме