Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Уроки Крыма

Священник  Димитрий  Лин, Православная вера

04.06.2010

Гостем Дней славянской письменности и культуры в Саратове был сотрудник Синодального отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви иерей Димитрий Лин. На пленарном заседании Межрегионального форума «Русская духовная культура: от истоков до современности» он выступил с докладом «Духовное значение Херсонеса и катехизация молодежи». В 2000 году два десятка студентов Российского православного университета под руководством отца Димитрия впервые выехали на Черноморское побережье, а в этом году летнему православному катехизическому археологическому лагерю исполнится уже десять лет. Нынешним летом в его работе примут участие воспитанники Саратовской православной духовной семинарии.

— Отец Димитрий, расскажите, как родилась идея организовать православный археологический лагерь? Кстати, он — единственный в стране?

— Думаю, что единственный. Хотя сама идея, конечно же, не нова. Лето — традиционный сезон археологических работ, и молодежь всегда принимала в них участие. Да и сам я, будучи студентом, в 1980 году впервые принял участие в раскопках, и было это именно в Херсонесе. 

— И вот теперь ежегодно вы приезжаете в эти места с нынешними студентами. Почему именно Херсонес?

— Потому что это место никак не обойти, когда мы говорим о Православии, о Крещении Руси, о становлении русской культуры и духовности. Мой путь к Православию начался именно с той студенческой археологической экспедиции: мы занимались поисками крещальной купели князя Владимира. Я пришел к вере, стал священником. А десять лет назад мы впервые выехали в окрестности Херсонеса со студентами, и с тех пор археологические экспедиции проводим ежегодно. Эти раскопки задумывались не только как научные. Поскольку я преподавал в Российском православном университете, эти поездки я рассматривал как практику по катехизису и литургике. К тому же я по образованию — физик. Организовывать собственные раскопки возможности не имею, да и с выдачей российским ученым так называемых «открытых листов» на территории Украины проблемы. Поэтому научные цели мы перед собой и не ставим; наша цель — катехизация. 

— И тем не менее, раз экспедиция археологическая, где именно ведутся раскопки?

— Наша экспедиция проходит в два этапа. Сначала мы работаем под руководством старшего научного сотрудника Херсонесского археологического музея-заповедника Татьяны Юсуфовны Яшаевой, затем ставим лагерь на горе Мангуп, где в древности было расположено христианское княжество Феодоро. О нем мало кто знает сегодня, но оно связано и с историей России, и с историей Православия. Великий князь Московский Иван III направлял туда своих послов, чтобы женить своего сына на дочери мангупского князя… На Мангупе мы работаем под руководством Александра Германовича Герцена (на этом месте он ведет раскопки вот уже более 40 лет). В прошлом году, например, расчистили территорию одного из древних христианских храмов под начало археологических работ.

— Так и представляется картина: участники экспедиции, снимающие «пыль веков» с исторических находок…

— Ну, это уже финишный этап. И чтобы на этот финиш выйти, надо взять лопату. А в Крыму — не просто лопату, а кирку, которая на жаргоне археологов зовется кайло, и взрыхлить щебень. Да потом еще этот щебень тачками вывезти. Вот и представьте…Плюс крымская жара и высокая влажность. Поэтому работы начинаются в 6 часов утра — с тем чтобы к полудню их закончить.

— Кстати говоря, а какой распорядок дня в лагере?

— Подъем в пять часов утра, начало археологических работ — в шесть. В 12 часов они заканчиваются, и мы возвращаемся в лагерь. Море — в 300 метрах, так что можно искупаться. А затем начинается образовательная программа. Мы совершаем паломнические поездки: Бахчисарай, Симферополь (к мощам святителя Луки Крымского), Балаклава (в древний православный храм Двенадцати апостолов); бываем на экскурсиях в Ялте (причем мы не только посещаем Воронцовский и Ливадийский музеи-дворцы, но и обязательно участвуем в богослужении), в Гурзуфе (в Доме-музее А.П. Чехова). Были в истории экспедиции и дальние поездки — в Киево-Печерскую Лавру, в Почаев. В прошлом году ездили в поселок Научный. Очень интересное место: там располагается Крымская астрофизическая обсерватория, там множество исторических памятников — пещерные монастыри, пещерные города. И, конечно, природа Крыма сама по себе тоже чрезвычайно интересна… Каждый день в лагере начинается и заканчивается молитвой. Среди участников экспедиции всегда есть регент, хор, алтарники. По благословению Преосвященнейшего Лазаря, митрополита Симферопольского и Крымского, мы имеем возможность совершать Литургию самостоятельно. Причем Литургию мы совершаем в особенных условиях — на руинах древних христианских храмов. А так как в Крыму очень жарко и очень много туристов, то это богослужение происходит ночью. Сама служба совершается по обычному чину, но поскольку все происходит в необычное время и в необычной обстановке — она оставляет неизгладимое впечатление своим первохристианским духом. 

— А есть ли какие-то правила поведения участников экспедиции?

— Да, конечно, есть — Устав экспедиции, и каждый участник обязан его выполнять. Одни правила этого устава достаточно очевидны: выполнять работы, подчиняться распорядку и т.п. Другие — вызывают у современной молодежи определенные сложности. Понятно, что у нас запрещено употреблять не только нецензурные выражения, но и эвфемизмы (то есть слова, их заменяющие). Вот это сложновато. Потому что молодежь зачастую просто не понимает, о чем идет речь. Еще у нас жвачку нельзя жевать. Нельзя привозить плееры. Вообще у нас техника не очень приветствуется.

 — Ноутбук с собой не берете, значит?

— Ноутбук берем, потому что у нас многие участники экспедиции работают с фото- и видеоматериалами. Кроме того, мы проводим беседы, лекции — а для этого нужны тексты. Или, допустим, наш традиционный День археолога — праздник, который мы обязательно устраиваем каждый год. Для него пишется сценарий, а это, согласитесь, удобнее делать на компьютере. Мы даже и плеер берем — но только для общего использования. 

— А сотовый телефон взять с собой можно?

— Сотовые телефоны очень даже приветствуются. Ибо это —оптимальное средство связи, для того чтобы решить какие-либо проблемы организационного порядка, если они возникают. Кроме того, с мобильным телефоном не заблудишься и не потеряешься. 

— В православный археологический лагерь имеют шанс попасть только воцерковленные юноши и девушки? 

— Экспедиция формируется вокруг православного ядра — воцерковленных молодых людей, на которых можно положиться. Но мы приглашаем и нецерковную молодежь. И очень радостно наблюдать, как меняются люди. Например, года два-три назад одна мама привела на традиционную встречу перед началом экспедиции юношу в такой черной футболке с готическими надписями и звериным оскалом. Моя помощница тогда сказала: «Нам на перевоспитание!». А после экспедиции — куда что девалось, настолько человек изменился. Сейчас он у меня главный помощник, и еще он иподиакон у Меркурия, епископа Зарайского. Нельзя сказать, что такие метаморфозы происходят со всеми. Бывает, что как был человек на пороге Церкви — так на пороге и остался. Но то, что люди хуже не становятся,— это точно. 

— Вы сказали, что меняются люди… А сама экспедиция меняется? Вот, например, на это лето запланировано ли что-то новое?

— Как я говорил, работа лагеря строится в два этапа: первый — это Херсонес, второй — гора Мангуп. Но Херсонес находился совсем рядом с Константинополем. Из Севастополя в сегодняшний Стамбул организуются теплоходные экскурсии. Может быть, паломничество туда станет третьим этапом нашей экспедиции. Такие планы есть, но их осуществление зависит от того, будут ли решены проблемы финансового характера. Еще можно было бы совершить погружение с аквалангом — посмотреть археологические объекты на морском дне: затопленные корабли, остатки древних сооружений. Может быть, осуществятся и эти планы, но сейчас что-то определенное сказать трудно.

— Знаете, я слушаю и, с одной стороны, радуюсь за тех, кто станет участником православного археологического лагеря. А с другой стороны — наверняка ведь желающих больше, чем вы можете принять в экспедицию?

— Да, и по этой причине мы экспедицию широко не рекламируем, объявлений не вешаем. Хотя, может, и надо было бы… Но больше 20–25 человек в лагерь взять не получается. Если бы нашлись другие священнослужители, которые знают историю, археологию, которые готовы свое время летом потратить на работу с молодежью,— можно было бы разбить наш лагерь, как минимум, одновременно на двух площадках. А еще моя мечта — не один лагерь, а некое движение катехизических археологических экспедиций, которые можно было бы проводить не только в Крыму.

Маргарита Крючкова

Опубликовано на Информационно-аналитическом портале Саратовской епархии "Православие и современность "

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=9747&Itemid=3

 

 




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме