Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Какой тост произносил Сталин, или кто перебил «тирана»?

Сергей  КрайновВладимир  Семенов, Русский вестник

01.06.2010

Пожалуй, пик реальной власти И.В. Сталина - это победные дни 1945 года, когда он на приеме в Кремле в честь командующих войсками 24 мая, в день святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, просветителей славян, сказал свои, видимо, самые искренние слова, подняв тост за здоровье великого русского народа.

Но и этот, поистине исторический тост, до нас дошел не так, как он был произнесен в жизни.

Об этом есть свидетельство Юрия Андреевича Жданова (1919-2006 гг.), будущего зятя Сталина, члена-корреспондента Академии наук СССР, затем - РАН, сына Андрея Александровича Жданова (1896-1948 гг.). Он вспоминал:
«Мне не пришлось быть в Кремле 24 мая 1945 года на приеме в честь командующих войсками Красной Армии. В те дни я находился еще в Вене и собирался в Белград.

Как известно, на этом приеме Сталин произнес тост за русский народ. В 15 томе Сочинений Сталина этот тост изложен со ссылкой «По газетному отчету». И звучит его начало так: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа, и прежде всего русского народа.

Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза».

Таково было газетное изложение текста. Но когда я вернулся из Югославии в Москву, услышал от отца несколько другой вариант. Первая фраза Сталина была: «Я хотел бы поднять тост за здоровье всего русского народа». И тут на весь зал прозвучала реплика: «Советского народа». Сталин немного помолчал и повторил приведенную фразу без изменений.» (Ю.А. Жданов. «Взгляд в прошлое». Ростов-на-Дону, «Феникс», 2004 г., с. 135).

На основании этого вполне авторитетного свидетельства мы можем восстановить подлинный текст знаменитого сталинского выступления, без которого никакие учебники русской истории ХХ века не могут быть достоверными.

ТОСТ НА ТОРЖЕСТВЕННОМ ПРИЕМЕ 

В ЧЕСТЬ КОМАНДУЮЩИХ ВОЙСКАМИ КРАСНОЙ АРМИИ
24 МАЯ 1945 г.

Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост.

Я хотел бы поднять тост за здоровье всего русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура»).

Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящая сила Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, - покидала потому, что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства, он пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества - над фашизмом.
Спасибо Ему, русскому народу, за это доверие!

За здоровье русского народа!

И.В. Сталин.

Свидетельство сына А.А. Жданова ставит, кроме того, перед нами, желающими знать правду русской истории, чрезвычайно важный вопрос: кто же тогда посмел «всесильного тирана» прилюдно, при всех командирах нашей армии, при всем руководстве страны, перебить? И после этого «смельчак» не только не был «стерт в лагерную пыль», но в газетах был опубликован вариант тоста с его поправкой.

Ясно, кто: один из тех, кто боялся самого для них страшного в этот важнейший момент русской истории - его единения с военными на русской основе.

И не собирался сдаваться.

И не сдался.

Тут и до 2 марта 1953 года, а потом и до «разоблачения культа личности» было уже недалеко...

Один этот факт для непредвзятого взгляда опровергает легенду о том, что якобы всесильный Сталин тридцать лет делал в стране всё, что ему вздумалось, а всё, что происходило у нас тогда, делалось только по его воле.

Впрочем, для предвзятого отношения к истории любое доброе свидетельство о Сталине всегда будет «мифом», а любая клевета - правдой.

Факт этот, конечно, не один, их безчисленное множество.

О реальном положении мнимого «тирана» говорят и его слова, которые он, согласно устному свидетельству, идущему от митрополита Николая (Ярушевича), сказал в конце знаменитой ночной встречи с тремя митрополитами 4 сентября 1943 года. На этой встрече, как известно, от Сталина исходило множество предложений в пользу Церкви, начиная с избрания Патриарха. А провожая своих ночных гостей, он подал пальто митрополиту Сергию (Страгородскому) и сказал:

- Ваше Высокопреосвященство, это всё, что я пока могу для вас сделать.

С этим преданием согласуется и то, что мы встречаем в воспоминаниях Главного маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова (1904-1975 гг.):

«Сталин всегда, когда к нему приезжали домой, встречал и пытался помочь раздеться, а при уходе гостя, если вы были один, провожал и помогал одеться. Я всегда почему-то чувствовал себя при этом страшно неловко и всегда, входя в дом, на ходу снимал шинель или фуражку. Уходя, также старался быстрее выйти из комнаты и одеться до того, как подойдет Сталин». (А.Е. Голованов. «Дальняя бомбардировоч-ная...» М., «Дельта», 2004).

Вот так одни факты истории подтверждают другие. И постепенно, по крупицам складывается настоящая русская история. Если относиться к фактам живой жизни, к свидетельствам современников непредвзято, она сложится.
Ю.А. Жданов свидетельствует и о том, как Сталин с единомышленниками поворачивал курс государственной идеологии от троцкистско-большевицкого к патриотическому отнюдь не с началом Великой Отечественной войны, а уже с приходом Гитлера к власти, в том числе и в вопросах преподавания русской истории. До этого в школах такого предмета не было, а была «история классовой борьбы» в духе вульгарно-социологической исторической «школы Покровского».

Летом 1934 года Юрию Жданову исполнилось 15 лет. Дело происходило на даче Сталина в долине Мацесты...
«Минуем ворота, подъезжаем к дому. На балконе Сталин и Киров, они живо что-то обсуждают. После встречи и знакомства Сталин, Киров и Жданов уходят куда-то в кабинет, где обсуждают проекты учебников по истории нашей Родины и новой истории. При этом я не присутствовал, но был приглашен к столу, когда они собрались обедать: куда же меня денешь.

Естественно, соображал я тогда не слишком много, да и протекли с тех пор десятилетия. Однако запомнил общую атмосферу: она была деловой и легкой, серьезной и шутливой. Разговор касался тех проблем, которые они обсуждали в кабинете, но также переходил и на общие темы. Так, много говорилось о Покровском и покровщине, что для меня было тайной за семью печатями. Но вот Сталин сказал, что в истории надо знать не схемы, а факты, и под общий хохот заявил, что для схематиков история делится на три периода: матриархат, патриархат и секретариат.

Пошли и факты. Касаясь принятия Русью христианства, Сталин отмечал культурную роль монастырей: «Они несли людям грамотность, книгу». Переходя к другим временам, Сталин заметил, что после периода смут и неурядиц крепкую власть удалось установить Петру: «Крут он был, но народ любит, когда им хорошо управляют». Далее Сталин упомянул о том, что величие Екатерины определялось ее способностью найти любовников среди сильных, талантливых людей, которые собственно и правили страной: Потемкин, Зубов, Орлов. Он упомянул о польском короле Сигизмунде времен польской интервенции, назвав его вполне непечатную кличку...

В итоге позже появились «Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР» за подписями И. Сталина, А. Жданова, С. Кирова, датированные 8 августа 1934 года. Следующим днем датированы «Замечания о конспекте новой истории» за подписями И. Сталина, С. Кирова, А. Жданова. Таковы были единомышленники, собравшиеся «под дубом Мамврийским»...

Обращаясь к революционным годам, Сталин вспомнил о первом съезде горских народов Кавказа. По составу он был невероятно пестрым. Наряду с большевиками, там были меньшевики, эсеры, анархисты, национал-демократы. Немало было и религиозных деятелей.

Страсти бушевали, шли дебаты по проблемам государственного устройства, хозяйственных отношений. Стоял великий шум и гвалт. Но вот взял слово мулла, речь его была краткой:

- Сациал-мациал, меньшевук-балшевук... Наш народ цар хочет. Цар будет - порядок будет.

Все это впечатывалось в юношеское сознание. А потом обед кончился, и Киров мне сказал: «Пошли собирать ежевику». Сталин в ответ: «А мы пойдем к дубу Мамврийскому, там всегда сходились единомышленники».

Киров обладал удивительным обаянием, он притягивал к себе человека, брал его в плен...

От проблем школы Сталин перешел к тому, что немцы усиленно готовят к войне молодежь. И, обращаясь к Кирову: а у вас граница под носом в Сестрорецке...

Вновь заговорили о школе. Сталин предлагал развернуть широчайшую программу строительства новых школ... Нужно строить и для учащихся, и как возможные госпиталя в случае войны...» (С. 147-150).

Та встреча, то их совместное решение, тот поворот в истории - вот, может быть, истинная причина убийства Кирова...
«И вот раздался громовой удар, поразивший всю страну и в том числе и в первую очередь Сталина: Киров убит... - вспоминал далее Ю.А. Жданов. - Десятки лет партийцы задавали себе и другим вопрос: чем же было убийство Кирова? Задавала отцу этот вопрос и моя мать. Уже после войны резко и запальчиво он сказал: «Провокация НКВД!»

Многие не верят этому и сейчас. Тогда пусть вспомнят события недавнего прошлого.

А может быть, стоит прислушаться к суждениям Бухарина, о которых пишет Исаак Дойчер в своей книге «Троцкий в изгнании». По его утверждению, Бухарин говорил Каменеву: «Ягода и Трилиссер, два первых заместителя ГПУ, и другие были готовы подняться против Сталина. Утверждая, что оба ведущих руководителя ГПУ на его стороне, Бухарин тем не менее не переставал говорить, пребывая в страхе перед ГПУ»...

Широко распространено с давних времен мнение, будто любимой песней Сталина была «Сулико». На вопрос: так ли это? Сталин ответил: «Нет... Пожалуй, «Таво чемо». На русском правильнее всего звучал бы перевод: «Бедная моя головушка». (С. 153-154).

Сегодня нам тоже, как воздух, нужна достоверная русская история ХХ века - которую «внукам дадим, и от плена спасем...» Нам нужно правильно понимать свой вчерашний день, чтобы ясно видеть сегодняшний и правильно смотреть в завтрашний. Нам нужно быть зрячими, чтобы видеть, где наша сила и где нас подстерегают опасности. Потому-то и идет лютая борьба за истинную историю нашей страны.

Не правда о Сталине, а ложь о нем по-настоящему разъединяет общество. Соединяет правда, соединяет истина.

Сергей КРАЙНОВ, Владимир СЕМЕНОВ

http://www.rv.ru/content.php3?id=8497




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

  

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме