Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

И.С.Глазунов о русской монархии

Владимир  Осипов, Русский вестник

07.06.2010

К 80-летию со дня рождения Ильи Сергеевича Глазунова приурочена открывшаяся 27 мая 2010 года в московском «Манеже» выставка новых работ народного художника СССР, академика Российской академии художеств, лауреата Государственной премии Российской Федерации, ректора Российской академии живописи, ваяния и зодчества, носящей его имя.

На выставке можно увидеть 50 его совершенно новых работ. Самая главная картина - масштабное полотно «Раскулачивание» со ста фигурами, созданное под впечатлением от многолетних поездок по российской глубинке. Кроме того, в экспозиции можно будет увидеть произведения «Город» и «Птица Гамаюн».

Размышлениями о взглядах Глазунова на Россию и мир с нашими читателями делится известный русский общественный деятель, глава Союза «Христианское Возрождение» В.Н. Осипов.

10 июня 2010 г. исполняется 80 лет великому художнику и патриоту России Илье Сергеевичу Глазунову. Неоценим его вклад в русское искусство, в защиту русского национального самосознания и христианской цивилизации, ныне попираемой торжествующими глобалистами. Глазунов был и остается поборником вечных ценностей, в т.ч. единственной Богом установленной власти - монархии. В фундаментальном художественном исследовании «Россия распятая» Глазунов пишет: «За 450 последних лет мир видел три главные революции, каждая из которых была разрушительнее предыдущих. Эти три революции - Английская, Французская и Русская - очень близки друг к другу как ступени одной и той же лестницы, ведущей к мировой революции. В начале каждой революции всегда говорилось, что она направлена против угнетателей - королей, царей и помещиков».

Илья Сергеевич, как всегда, начинает с самого главного. Именно эти три революции сыграли важнейшую и роковую роль в новой истории. Да, всякий раз появлялись «добрые дяди», которые-де о всех пекутся и у которых якобы болит душа о народе, и они звали к перевороту, к краху существующего строя - т.е. монархии, опирающейся на учение Иисуса Христа. Они ненавидели монархию всех земных царей и ненавидели Царя Небесного - Бога-Отца и Сына Его, распятого христоненавистниками Спасителя. Теперь «власть царей и попов кончилась, а революция в новых формах и под новыми лозунгами продолжается бесконечно». И уже честные политические деятели, как Патрик Бьюкенен, автор книги «Смерть Запада», заявляют о сознательном курсе невидимых правителей на деградацию и разложение человечества. Оскотинивание мира - их цель.

«Не касаясь тамплиеров, розенкрейцеров и особенно значимой фигуры Вейсгаупта, его последователей Маркса, Ленина и большевиков - словом, не вдаваясь в суть истории Адонирама и «тайны беззакония», ПОДТВЕРЖДАЮ вместе со многими историками, что ВСЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ БЫЛИ ТЩАТЕЛЬНО ПОДГОТОВЛЕНЫ И ОСУЩЕСТВЛЕНЫ с железной последовательностью МАСОНСКИМИ ЛОЖАМИ разных систем обрядов и послушания, деятельность которых, однако, направлялась из единого центра, скрытого от глаз человечества в течение многих веков.

Никто ныне не отрицает, что Временное правительство полностью состояло из МАСОНОВ» («Россия распятая», М., 2006 г., т. 1, стр. 13).

А сегодня в России глава масонской ложи некто Андрей Богданов обнаглел до того, что уже демонстративно выдвинул себя на место президента и поучаствовал в выборах 2 марта 2008 года.

И далее Глазунов пишет: «Да, я - монархист, ибо эта древнейшая политическая и историческая идея озарила всю историю человечества. Наши беды начались с черных дней демократической Февральской революции, открывшей двери Октябрю, дней, уничтоживших просуществовавшую 300 лет царствующую династию Романовых. Революция - это геноцид и угасание народа» («РР», т. 1, с. 41). «...Я считаю, что высшей формой правления является монархическое самодержавие, власть помазанника Божьего, не ограниченного никакой Думой, никаким парламентом. Именно такими государями были монархи династии Романовых...» (там же, с. 41).

Илья Сергеевич горд тем, что его прапрадед со стороны матери историк, статистик и географ Константин Иванович Арсеньев (1789-1865) был воспитателем Государя Александра Второго, в 1837 г. лично сопровождал Наследника в путешествии по России. С особо трогательным чувством пишет Глазунов о чудотворном образе иконы Федоровской Божией Матери, которой благословляли на царство первого Царя из династии Романовых 16-летнего Михаила Федоровича. «Список с нее, - замечает художник, - был найден мною на Волге, в церкви, превращенной в колхозный склад. Он напоминает мне о конце Смутного времени и дарует упование, что придет конец и сегодняшней нашей смуте» («РР», т. 1, с. 98). Там же он говорит и о последнем Романове, чье мученическое убийство «породило ту Смуту, которую мы и по сей день переживаем, не зная, когда настанет успокоение России, сошедшей со своего исторического пути» (там же, с. 99).

Проклиная кровавую мясорубку «Великой Октябрьской социалистической революции», Глазунов отмечает, что из всех войн он признает лишь войны освободительные - войны в защиту Отечества, а из всех революций только одну - национально-освободительную. «Все прочие революции - сатанинские, несущие нищету, вырождение и смерть. ХХ век доказал это... Только национальная революция, а не эволюция губительных реформ может спасти угнетенный и обреченный на геноцид народ» (там же, с. 101).

Глазунов констатирует, что белые военачальники «сражались вовсе не за Царя. А за идеалы демократии Февраля 1917 г. с ее архивными лозунгами «Свобода, Равенство и Братство» (т. 1, с. 182). Сражались за... Учредительное собрание. «Большевикам удалось завоевать Россию потому, - считает Глазунов, - что со времен Петра Первого бесконечные реформы ядом масонского либерализма подтачивали могучий государственный организм России». И «именно февральская революция вынудила Государя на отречение и начала уничтожение всех тех, кто был за историческую Россию, и прежде всего убежденных патриотов и монархистов» (с. 182).

Можно напомнить, что сразу после переворота 2 марта 1917 г. начались убийства русских офицеров. На Балтийском флоте к 15 марта только морских офицеров (без учета сухопутных гарнизонов) было убито около восьми десятков: в Гельсингфорсе 45 чел., в Кронштадте 24, в Ревеле 5 (включая начальника ревельского гарнизона генерала Герасимова). В Гельсингфорсе 4 марта толпой революционных матросов был убит командующий Балтийским флотом А.И. Непенин.

«Утверждаю, что антирусская масонская революция была войной не социальной, а национальной, жертвой которой был и коренной народ - русский, и самодержавная православная историческая Россия» (с. 183).

В главе «От Февраля до Октября: двоевластия не было» Илья Сергеевич свидетельствует: «Я бы не написал многих своих исторических картин, если бы на протяжении всей жизни не стремился изучить не только трагическую историю своего народа - великомученика, но и постичь глубинные, порой тщательно скрываемые от нас подлинные причины движения мировой истории» (там же, с. 184-185). «Осмысленные мной исторические события и составляют яростную духовную ткань всего моего творчества художника и мировоззрения гражданина» (с. 185).

Все члены Временного правительства были масонами. Сиамскими близнецами называет Глазунов Временное правительство и Исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов. При этом в его руководстве было 2 рабочих, а в Совете крестьянских депутатов - только 1 крестьянин. Исполком с самого начала возглавлял известный большевик-ленинец Стеклов-Нахамкес. Махровый большевик Ю.М. Стеклов - с 1917 г. создатель и главный редактор газеты «Известия». Когда генерал-предатель Рузский нагло призывал Государя «сдаться на милость победителя», то тем самым он уже тогда, 2 марта 1917 г., склонял Царя сдаться большевикам. А другой предатель Алексеев еще будет формировать добровольческую армию против большевиков. Что же тогда, в роковом марте, не дал Помазаннику подавить бунт? Или масоны мозги выклевали?

Глазунов напоминает о мощной финансовой поддержке, оказанной Германией большевикам.

Уже 9 января 1915 г. германский посол в Константинополе предложил помощнику государственного секретаря Циммерману принять Парвуса (международного провокатора-революционера. - В.О.) в Берлине с целью выяснения вопроса о возможной финансовой поддержке русских революционных организаций, занимающих пораженческую позицию. В результате переговоров Парвуса с немцами 9 марта 1915 г. МИД Германии получил обширный меморандум «доктора Гельфанда» (т.е. Парвуса), в котором тот предлагал осуществить массовую политическую забастовку с центром в Петрограде, которая, как минимум, должна была парализовать все железные дороги, ведущие к фронту.

В 1921 г. вождь 2-го Интернационала Эдуард Бернштейн опубликовал в немецкой газете «Форвертс» разоблачительное заявление о получении Лениным и его партией фантастических сумм (более 50 млн. золотых марок) на осуществление гибельной для России «социалистической революции» в обмен на сепаратный мир с Германией (с. 204).

+ + +

«Древнее арийское общество, - считает Глазунов, - по своему строению очень напоминало русское государство до катастрофы. Это было монархическое сословное общество, характерное следующими сословиями: священники (брахманы), воины (кшатрии), третье сословие - вайши, рядовые соплеменники: купцы, ремесленники, крестьяне и т.д». Четвертого сословия - шудр, рабов - у нас не было (с. 209). Глазунов считает преступным с точки зрения истории лозунг великой лжи и подлога: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» «Пролетарии и шудры - это фактически одно и то же, и почему именно они должны править человечеством?» «Крепи у мира на горле пролетариата пальцы!» - взывал Маяковский. «Жутью охватывает, когда представишь, что ожидало бы всех нас в случае установления «диктатуры пролетариата» во вселенском масштабе... Бесправными и обездоленными шудрами мы все стали после 1917 г. с гибелью самодержавной монархии» (с. 212).

Глазунов напоминает, кстати, как большевики, «руководимые немецкими и американскими агентами... совершили «освободительный» налет на тюрьму Кресты, уведя оттуда своих «шудр» - не только всех анархистов и уголовников, но и некоторых большевиков-солдат, сидевших за дезертирство» (с. 214). «Даже такие противники большевиков, как меньшевики Дан, Либер, Церетели, выступили теперь (после 1 июля, когда были заготовлены ордера на арест Ленина и 28 других большевиков - В.О.) в их защиту... На защиту большевиков против обвинений Временного правительства поднялись Короленко, Горький, меньшевики-интернационалисты во главе с Мартовым» (с. 218).

Глазунов сожалеет, что у нас до сих пор не издана книга преданного престолу монархиста Ф. Винберга «Крестный путь», напечатанная в Мюнхене на русском языке в 1920 г. Врагам Царского Престола и Царской России, «необходимо было довести народ до полного отторжения от верноподданнической преданности, которой народ наш испокон веков отличался... (с. 226). Революционная агитация «ближайшей целью себе ставила ПАДЕНИЕ Царского обаяния в сердцах и умах народных... Начало войны я считаю первым, уже реальным, этапом Крестного Пути Царя и Его Семьи» (с. 226).

«...В страшные предреволюционные годы был издан указ, запрещающий полиции появляться на территории университетов, где спокойно действовали и прятались многие государственные преступники из «освободительного» движения» (с. 232-233).

Винберг пишет: «В самом начале войны совершена была ошибка, когда всю Гвардию отправили в поход, не оставив половины каждого полка для охраны столицы...» (с.235). Начальник Генерального штаба Алексеев сознательно погубил Гвардию - цвет нашей Армии и главный оплот Престола. «Гвардия, к лету 1916 г. едва восстановившая свою боеспособность после страшных изнурительных боев первых лет войны, сразу же была брошена в самое пекло - под Ковель, где к тому времени застряли в Пинских болотах основные части армии генерала Брусилова». Алексеев требовал взять Ковель любой ценой. «И ценой этой была именно Гвардия, преданная Императору». Болотистая пойма реки Стоход стала для нее братской могилой. «Только в пехотных полках было убито и ранено более 30 тысяч солдат и офицеров... Но даже и после этого сражения... Алексеев вновь потребовал бросить на Ковель остатки гвардейских частей. Добивать так добивать...» (с. 236). «Февральский переворот не удался бы, если б в революционном заговоре не принимало участия большинство генералов из высшего командного состава нашей армии» (с. 239). «Летом 1917 г. Рузский как частное лицо спокойно уехал в Пятигорск, а через год его настигла-таки Божья кара...» (с. 246). «Жена Брусилова приходилась племянницей известной авантюристке и теософке Елене Блаватской, целью которой было «смести христианство с лица земли» (с. 248). (Елена Ган, Блаватская по мужу, была двоюродной сестрой С.В. Витте). Генерал Корнилов арестовывал Государыню «По приказанию Временного правительства, вследствие постановления Совета Рабочих и Солдатских Депутатов и Государственной Думы» (с. 251). В.М. Руднев, член чрезвычайной следственной комиссии, доложил Керенскому: «Я просмотрел все Архивы Дворцов, Личную переписку Государя и могу сказать: Император ЧИСТ, КАК КРИСТАЛЛ» (с. 254). Илья Сергеевич приводит редчайшее признание Керенского о Николае Втором. Добровольская, жена царского министра юстиции, передает слова этого масонского баламута, только что прибывшего из Царского Села: «Какое несчастье случилось! Что мы наделали... Как могли мы, Его не зная, сделать то, что мы совершили... Понимаете ли, что это есть идеал народного Правителя! И Его-то мы свергли, Его-то окрутили своим заговором! Мы оказались величайшими преступниками...» (стр. 255). Позже этот деятель старался забыть начисто впечатление от Государя и даже требовал от Добровольской, чтобы она никому этих вырвавшихся ненароком слов не передавала. Но случай характерный. Либеральная интеллигенция СОЧИНИЛА. ВЫДУМАЛА плохого, нерешительного Царя и ядом сознательного обмана отравила почти все образованное общество. Февральская катастрофа и бездна, куда враги свалили Империю, была основана на лжи и безумии.

Глазунов всегда высоко чтил Пушкина: «Пушкин - здоровый гений потому, что народен - слит с ядром нации, ее мировоззрением и почвой...». Не в пример Пушкину так называемая интеллигенция вела себя иначе: «История русской интеллигенции есть история ее разложения масонством после реформ Петра I, отрыва от корней, от исторического пути России. История ее предательства, вольного или невольного». И далее: «Яд масонского либерализма, разлагающий нацию, сделал свое дело, подобно тому, как бактерии и вирусы поражают здоровый организм, приводя его к болезни и смерти» (Глазунов «Россия распятая», т. 1, стр. 652).

«Есть заповеди Божьи, и либерализм в их нарушении - это грех». Пушкин умер убежденным монархистом. «Был бы жив, - вымолвил он перед смертью, - был бы весь его» (т.е. служил бы Императору Николаю Первому беззаветно).

Глазунов считает, что творчество Пушкина, Достоевского, Гоголя, Лермонтова, Аксакова, Хомякова, Бунина, Мусоргского, Римского-Корсакова, Иванова, Сурикова, Васнецова, Нестерова и других великих деятелей русской культуры есть «свидетельство победы внутреннего инстинкта самосохранения, победы Добра над злом, точнее - Бога над дьяволом и его воплощением - антихристом, в ловушку которого устремилась не только русская, но прежде всего европейская цивилизация «прогресса» (там же, стр. 653).

Яд либерализма сбил с толку мятущуюся русскую интеллигенцию. Которая должна понять, что ее спасение и спасение России - в Православии и православной монархии.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8506




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме