Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Иркутск болен декабристоманией и не лечится

Александр  Голованов, Иркутский Кремль

20.12.2010

От редакции:

Ещё в 70-х годах иркутская интеллигенция отбила попытку навязать городу монумент «Декабристы в Сибири». Писатели во главе с Валентином Распутиным убедили местное начальство в том, что прославление террористов - дело аморальное и опасное. Эти очевидные доводы никто не опроверг. Их просто забыли.

И вот спустя тридцать лет новая вспышка старой болезни: власти Иркутска оплатили проведение конкурса на лучший памятник декабристам. На сей раз против абсурдной идеи выступил архиепископ Иркутский и Ангарский Вадим. А председатель общественной палаты Иркутска Александр Голованов оценил ситуацию так: «Город болен навязчивой идеей - декабристоманией. Нужно вылечить город от этого умственного расстройства. Способ только один - вернуть горожанам украденную историческую память».

Правда о мятеже 1825 года и мифы декабристо­ведения - квазинауки, которая продолжает калечить умы всё новых поколений, навязывая им ложную память и комплекс исторической неполноценности - такова тема беседы журналиста Марии Филатовой с Александром Головановым.

Мария ФИЛАТОВА: Чем объяснить нынешнюю вспышку любви к декабристам? Отцы города никак не обосновали иркутянам своё решение - монументально увековечить память этих революционеров. Ни мэр, ни муниципальные чиновники от культуры даже не пытаются объяснить нам, в чём заслуга декабристов перед Россией и перед сибиряками.

Александр ГОЛОВАНОВ: На вопрос о заслугах ссыльных декабристов перед сибиряками одна студентка-дипломница ответила: «Декабристы исследовали Сибирь, они открыли хребет Черского». Возможно, муниципальные чиновники знают, что Черский не был декабристом. Но анекдотичный ответ на экзамене - это симптом. Жителей Приангарья приучили думать, что ссыльные декабристы - и никто иной - составили карту Сибири и просветили тёмных сибиряков. А как же?! Улицу в честь кого попало не назовут! Музей кому попало не посвятят. Пропагандистский миф о «рыцарях свободы» и «просветителях всея Сибири» вещественно подкреплён табличками «пл. Декабристов», «ул. Лунина», «Музей декабри­стов», «пер. Волконского» и т. п.

В психиатрии есть понятие «ложная память», или воспоминание о том, чего не было. Отцы города, как и другие люди, сегодня руководствуются ложной памятью. Будучи школьниками, они ходили в музей-усадьбу Волконских и слушали там экскурсоводов.

Я и сам слышал, как дама-экскурсовод превозносила перед туристами исключительные моральные качества декабриста М.С. Лунина. Когда дама допела хвалебную песнь, я отвёл её в сторону и поинтересовался, в курсе ли она, что высокоморальный Лунин среди заговорщиков предлагал себя на роль главаря команды убийц царской семьи. Даже название придумал - «партия в масках» - и место подходящее для теракта присмотрел на царскосельской дороге. Убить предполагалось всех - и детей, и женщин, чтобы не оставить в живых никого из законных претендентов на российский престол. Дама оказалась не в курсе. Впрочем, не только она.

Составители учебного пособия для школьников «История земли Иркутской» также «не в курсе», если судить по содержанию главы, посвящённой декабристам. Хотя сведения о кровожадных планах заговорщиков широко освещались в сочинениях декабристоведов.

Декабристоведы уже девяносто лет привычно журчат в уши граждан о хороших манерах ссыльных декабристов, о том, сколь образованы были эти господа: свободно говорили и писали по-французски, музицировали; об их благих намерениях по освобождению России от крепостного рабства и от проклятого самодержавия...

Коммунистическим идеологам декабристы были симпатичны тем, что за сто лет до них уже умышляли извести род Романовых, сломать восьмисотлетнюю православно-монархическую традицию России. Большевики нуждались в благородном историческом фоне, в преемственности революционных традиций. Вот декабристов и назначили национальными героями. Миллионными тиражами выпускались книги, ставились спектакли и фильмы.

В голове советского человека создалась абсурдная перевёрнутая картина русского мира: вверху кучка террористов - светочи правды и истинные патриоты, внизу - вся прочая Россия - цари-самодуры, попы-мракобесы, сатрапы и покорное быдло. Прямой результат такого внушения - чувство ущербности и стыда за постыдное прошлое, за умственно и душевно неполноценных предков. Если человеку с детства втолковать, что он - наследственный урод, он начнёт этому верить.

М.Ф: Советская пропагандистская машина производила в народные герои всех маньяков-цареубийц и по запарке авантюристов-самозванцев вроде Емельяна Пугачёва. Но почему навязанное заблуждения оказалось таким живучим?

А.Г.: Советская пропагандистская машина - это заброшенный ядерный реактор. Его забыли заглушить, и он живёт собственной жизнью, продолжает отравлять радиацией местность и людей. О топонимике я уже говорил. В названиях улиц увековечены почти все известные террористы, кроме тех, кто, вроде Бориса Савинкова, убивал сначала царских сановников, а потом и большевиков.
Теперь о пропагандистской функции музеев декабристов в России. Представьте, что экскурсоводы в доме Волконских вдруг начали цитировать «Русскую правду» Пестеля, след­ственные показания декабристов и свидетельства их современников, то есть стали бы правду народу говорить. Музеи бы просто закрылись. А это ведь какой-никакой бизнес, худо-бедно декабристоведы с него кормятся. Вот они и продолжают крутить шарманку про интеллигентных рыцарей свободы.

М.Ф: Сегодня очень немногие люди в России и в Иркутске в частности знают подлинную историю декабристов. Но кто-то должен начать её рассказывать.

А.Г.: Вся история декабристов укладывается в один школьный урок. Итак, вскоре после окончания наполеоновских войн группа офицеров гвардейских полков, расквартированных в столице, несколько армейских офицеров и ещё несколько штатских создают два тайных общества - Северное и Южное, которые поддерживают между собой связь, координируют свои программы и действия. Основная цель этих тайных обществ: свергнуть монархию, захватить власть, учредить унитарную республику, отменить крепостное право, отделить церковь от государства. Для захвата власти они планировали физическое уничтожение царской семьи. Всего в организации заговорщиков состоял 121 человек.

Переворот наметили на 14 декабря 1825 года, когда после кончины императора Александра I гвардия должна была присягать новому императору Николаю I.

Офицеры-заговорщики убедили своих солдат, что Николаю присягать не нужно, что есть кандидат получше - великий князь Константин, а уж жена Константина - Конституция - просто чистое золото и лучшей матушки-царицы сыскать невозможно. То есть солдат попросту обманули. Таким образом, солдаты были уверены, что помогают посадить на трон правильного с их точки зрения наследника. Водился за русской гвардией такой грех - мешаться в дела престолонаследия. Однако солдаты, как и все русские в то время, были убеждённые монархисты. Им в голову не могло прийти свергать самодержавие и устанавливать какую-то там унитарную республику. Они слов таких не слыхали. И офицеры-заговорщики солдатиков в свои намерения, конечно, не посвятили, дабы те не подняли их на штыки.

Единственным способом завлечь солдат-монархистов в мятеж был обман. Вот заговорщики и наврали им про несуществующую царицу Конституцию и про несуществующие претензии Константина, который на самом деле уже принёс присягу Николаю.

В результате более двух тысяч солдат, поверивших своим командирам, построились в каре на Сенатской площади и отказались присягать законному наследнику российского престола.
Однако дальше этого дело у заговорщиков не пошло. Избранный накануне диктатором восстания полковник князь Трубецкой вообще не явился на площадь. Предпочёл отсидеться в доме своего родственника - австрийского посла графа Лебцельтерна. В тот день он предал разом и царя, и своих сообщников. Командование перешло к члену Верховной думы тайного общества Рылееву. Он суетился перед строем, не зная, что предпринять.

Один из террористов, назначенных «тираноубийцами», Якубович, стрелять в царя не решился, вместо этого стал сновать между строем мятежников и строем войск, верных государю. И там, и там играл роль своего парня, и тем и этим предлагал себя в качестве парламентёра.

Другой «тираноубийца» Каховский по невыясненной причине тоже не выстрелил в Николая I. Пуля, предназначенная царю, досталась графу Милорадовичу, генерал-губернатору Санкт-Петербурга.

Милорадович верхом подскакал к мятежному каре и неспешно, как на смотру, поехал вдоль шеренг и расспрашивал солдат: кто из вас дрался вместе со мной при Кульме... а при Лютцене... а при Бауцене?

Для гвардии Михаил Андреевич Милорадович был живая легенда: ученик и любимец Суворова, герой итальянского и альпийского походов. В решительные моменты сам увлекал солдат в штыковую. Первым бросился в атаку на французский заслон на Сен-Готарде и пробил путь суворовским колоннам. Было в нём весёлое бесстрашие. В Румынии с отрядом в четыре с половиной тысячи штыков и сабель по частям разбил два турецких корпуса общим числом 53 тысячи человек. Румыны поднесли ему шпагу «Спасителю Бухареста».

Воинственный добряк, щедрый, великодушный к побеждённому противнику, любимый своими солдатами, генерал Милорадович, как говорили в то время, был народен. В 1812 году после Бородинского сражения прикрывал отход русских войск и мирного населения. На западной окраине Москвы контратаковал наступающий авангард маршала Мюрата и поставил французам условие: не двигаться вперёд до той поры, пока солдаты и жители не уйдут из Москвы. «В противном случае, - заявил Милорадович парламентёрам Мюрата, - обещаю вам такое побоище на штыках и ножах, из которого никто, ни мы, ни вы - не уберутся живыми». Мюрат, самый лихой из наполеоновских маршалов, уже был наслышан о боевой репутации генерала Милорадовича и не стал искушать судьбу.

Вряд ли он был образцовым генерал-губернатором, поскольку не имел необходимой для этой должности полицейской жилы. Привлёк однажды к дознанию восходящее солнце русской поэзии 21-летнего А.С. Пушкина по подозрению в написании особо крамольных стихов. Пушкин не стал запираться и своё авторство признал. За благородную открытость и смелость Милорадович тут же Пушкина простил. И вместе с Карамзиным ходатайствовал перед царём, чтобы тот сменил гнев на милость. Пушкин вполне бы мог окончить свои дни в Сибири, но под воздействием двух заслуженных сановников государь вместо Сибири сослал поэта в тёплый Кишинёв.

...В рядах мятежников дрогнули, зашевелились те, кто знал Милорадовича по сражениям при Кульме, кому он вручал солдатские кресты за Бауцен и за другие славные дела в европейских походах против Наполеона. Стоявший поблизости Каховский почуял неладное. Милорадовичу в войсках верили, и он вполне мог растолковать обманутым солдатам - кому надо присягать. И Каховский выстрелил.

Николай I медлил, не хотел отдавать артиллерии приказ об открытии огня. Но когда его известили об убийстве генерал-губернатора и сказали: «Государь, прикажите, наконец, очистить площадь или откажитесь от престола», он скомандовал: «Картечь!» Двух залпов оказалось достаточно, чтобы мятежники разбежались.

Смертельно раненого Милорадовича более всего мучил вопрос: кто в него стрелял, неужели солдат? И когда через несколько часов хирург вынул пулю, и та оказалась пистолетной, генерал вздохнул с облегчением: «Слава Богу, не ружейная, не солдатская! Это баловники меня...» Прежде чем умереть, Милорадович подписал вольную своим крестьянам.

Таков был человек, ставший первой жертвой революционного террора в России. Его убийцу Каховского советская пропаганда изображала в красках возвышенно-романтических: служил поручиком в гвардии, но проклятая бедность вынудила его подать в отставку, и он встал на путь борьбы с тиранией.

На деле шляхтич Каховский банально проиграл в карты родовое имение в Смоленской губернии, оттого и лишился постоянного дохода. Шить мундир у дорогих портных и вообще поддерживать приличествующий гвардейскому офицеру уровень жизни стало не на что. Однако поручик продолжал кутить и играть, запутался в долгах, вконец испортил себе репутацию. И его попросили из гвардии.

Отставной поручик зажил впроголодь на чердаке. Чтобы поужинать, напрашивался в хорошие дома, знакомые по прежней жизни. Как и другие слабые, запутавшиеся люди, Каховский был склонен винить в своих невзгодах кого угодно, только не себя. Неведомый нам зигзаг мысли привёл промотавшегося шляхтича к выводу, что остаток жизни он должен посвятить борьбе с тиранией. Искал, куда бы завербоваться, где стреляют. Тут его приметили и прикормили заговорщики. Они указали тщеславному Каховскому его «высшее предназначение» - уничтожить правящую династию.

Заговорщики действовали при этом по стандартной схеме масонов: профан (Каховский) не должен знать конечной цели. Его используют вслепую. Простая двухходовка: профан убивает членов августейшей семьи и тем самым устраняет препятствие на пути тайного общества к власти. Затем тайное общество публично отрекается от профана, объявляет его преступным маньяком-одиночкой и казнит. Дело сорвалось. Манипуляторы - руководители заговора - взошли на эшафот вместе с манипулируемым. Прощаясь друг с другом перед казнью, они демонстративно не подали руки Каховскому. До конца делали вид, что с этим выродком и убийцей у них - ничего общего.

М.Ф.: Программный документ декабри­стов был написан Павлом Пестелем, самым решительным и радикальным заговорщиком. Там, кроме устранения монархии, отмены сословий и крепостного права, было предусмотрено создание в России мощного репрессивного аппарата, вдесятеро большего, чем при царе, установление поголовной слежки и стукачества среди населения. И назывался этот замечательный документ «Русская правда». Почему, вы полагаете, Пестель именно так назвал свою программу?

А.Г.: «Правду» Пестеля можно назвать русской с тем же основанием, что и материалистические догмы Маркса - христианскими. Название Пестель украл у древнерусских князей. Ярослав Мудрый, Ярославичи, затем Владимир Мономах создавали свои правовые установления на основе традиций и моральных основ православия. Из них-то и составилась со временем «Русская правда», определившая статус князя, взаимоотношения сословий. «Русская правда» законодательно воспретила самые зловещие пережитки язычества, в частности - кровную месть.

Дух и смысл своей «Правды» Пестель прямо заимствовал у французских террористов - якобинцев. В 1793 году этой партии удалось на короткое время установить террористический режим во Франции. Они успели казнить королевскую чету, обезглавить гильотинами по «классовому признаку» тысячи аристократов, осуществить массовое убийство католических священников. Якобинцы были прямыми предтечами большевиков - Ленина и Троцкого, которые проделали то же самое с Россией, только с большим размахом. И пункт программы Пестеля, посвящённый созданию репрессивного аппарата и организации поголовного стукачества, воплотился в НКВД и в ГУЛАГе. Не случайно «Правду» Пестеля в православных кругах назвали «Чёрным Евангелием».

М.Ф.: Вам, наверняка приходилось читать, слышать, что далеко не все декабристы были такими же радикалами, как Пестель. Умеренные члены тайного общества высказывались за конституционную монархию, за бескровные перемены.

А.Г.: Оба тайных общества - Северное и Южное - возглавляли радикалы. И в обоих обществах были сформированы отряды цареубийц. Умеренные могли вволю разглагольствовать о бескровной революции, но всё решали и действовали - радикалы.

М.Ф.: А если бы заговор удался и империя осталась обезглавленной?

А.Г.: Историки не любят сослагательного наклонения, но имеется вполне корректная аналогия - ситуация в России 1918 года. Династию большевики прикончили, страна распалась на отдельные губернии и даже на уезды. И едва ли не в каждом осколке бывшей империи завелось своё независимое правительство. Большевики спровоцировали гражданскую войну. Страны Антанты - Британия, Франция, Япония - ввели в Россию свои «миротворческие» контингенты.
Очень похожий сценарий, вероятно, ожидал бы Россию в году 1825: уничтожение династии Романовых, 25 миллионов крепостных крестьян, подстрекаемые заговорщиками, режут дворян. Безвластие, разгул насилия, реки крови. Естественно предположить ввод иностранного «миротворческого» контингента, распад и раздел страны.
Британия точно бы влезла в русскую «кашу», иначе зачем она её заваривала. Исследователи приводят документальные факты: финансовая поддержка деятельности декабристов шла с берегов Темзы. Британия давно и настойчиво вскармливала то один, то другой заговор против российской короны, и Павла I убрали не без её участия. Не нравилось Британии активность русской политики ни на Чёрном море, ни в Средней Азии, ни на Дальнем Востоке.

М.Ф.: И советские поклонники декабристов, и нынешние высоко оценивают их намерение отменить крепостное право, освободить крестьян.

А.Г.: Если бы проблема крепостного права решалась одним росчерком государева пера, то ещё Екатерина II в XVIII веке освободила бы русских крестьян. Она было собралась это сделать, но натолкнулась на непримиримое сопротивление высших сановников империи - главных крепостников, владельцев тысяч и тысяч душ. Екатерине прямо угрожали свержением, и она отступилась.

Её внук император Александр I в начале своего царст­вования планировал либеральные реформы. И после победы над Наполеоном общество ожидало от Александра освобождения крестьян. Но, по свидетельству окружения, государь в этот период часто бывал чем-то встревожен, даже напуган. Существует несколько версий, объясняющих, почему Александр I вместо дарования свободы народу-победителю уст­роил военные поселения на манер прусских. Одна из версий утверждает, что он опасался заговора офицеров-масонов и создал надёжный, нерассуждающий воинский противовес заговору - корпус военных поселений.

Немало государственных умов России в начале XIX века выдвигали свои проекты крестьянской реформы: с бесплатным наделением освобождаемых крестьян землёй; с рассроченным выкупом этой земли у помещиков и т.д.

А будущий генерал-губернатор Сибири и будущий граф Муравьёв-Амурский со всей решимостью человека военного предлагал освободить крестьян в одной отдельно взятой губернии - Пензенской, где он тогда служил. Но риск вызвать столкновение освобождённых рабов и обиженных рабовладельцев существовал. Русские монархи не сомневались в необходимости прекратить это позорное состояние, когда один человек владел другим человеком. Вопрос заключался в другом: как это сделать, не вызвав гражданскую войну. Однако, заметьте, никому из ответственных людей, любящих Россию, не пришла идея освобождать крестьян ценой разрушения государства и его исконной основы - православной монархии. До такого катастрофического сценария додумались только декабристы. Если это и любовь к Родине, то, несомненно, извращённая.

Скажем прямо: все поколения революционеров Россию ненавидели. Разве не во вред России действовал Ленин со своими временными союзниками эсерами. В отличие от декабристов, большевики сумели разрушить Российскую империю и создать её клон - Советский Союз. Клон наделал много шума в мире, пустил в расход десятки миллионов людей, но продержался всего-то 70 лет - ничтожный для истории срок. Подобно прочим государствам, создаваемым бесами как вызов Богу.

М.Ф.: Начиная с Герцена, все поклонники декабристов повторяют как заклинание, что это были лучшие умы России, натуры возвышенные и благородные. Герцен писал, что «с изъятием декабристов общество российское стало пошлее».

А.Г.: И Герцен, и прочие наши революционеры-западники всегда всё путали: религию с безбожием, фанатизм с благородством, маньяков с героями, измену со свободомыслием.
Декабристы не умные, они - умники. Умён и мудр человек, наделённый самостоятельным умом и живой душой. Умник - существо полое, его голову наполняют чужие мысли, безжизненные догмы и схемы. Умнику необходимо кого-то презирать, свою родину или мать родную. За то, что недостаточно прогрессивны - на его вкус.

Современники умников-декабристов оценивали их затею как «скверную шутку дворянской молодёжи».

Историки последующих поколений характеризовали те события, как «уличные беспорядки» (В.О. Ключевский), как следствие «привычки гвардии мешаться в дела государства» (С.Ф. Платонов). Наконец, историк-белоэмигрант А.А. Керсновский оценивал факт декабрьского мятежа как позорный для русской армии. А самый обидный для декабристов отзыв их современника принадлежит автору «Горя от ума» А.С. Грибоедову: «Колебания умов ни в чём не твёрдых».

Реакцию русского общества на мятеж 1825 года характеризует такая подробность: иных молодых мятежников «отконвоировали» и сдали в следственный комитет их отцы. «Якобинец» и «якобинство» для образованных русских людей того времени были слова ругательные. Они обозначали то чуждое, зловещее явление из иной, «басурманской» жизни наряду с «французскими», то есть венерическими болезнями, завезёнными из Европы.

В православно-монархическом сознании простого народа молва о столичных беспорядках отложилась лаконично: некие злодеи покушались на жизнь Помазанника Божия.

М.Ф.: Декабрист Лунин в своих «Письмах из Сибири» оценивает методы следствия как жестокие - подследственных держали в кандалах, показания они давали под нажимом. Приговор руководителям с его точки зрения незаконен: приговорили за одни намерения, толком не доказанные. Тем самым российское судопроизводство, по мнению Лунина, проигрывает британскому...

А.Г.: Лунин действительно был поклонником доброй старой Англии, её гуманных законов и разумных порядков. Но Англию он знал по книгам да по рассказам какого-нибудь российского помещика-англомана, из тех, кто устроил у себя в имении английский парк и надел цилиндр на своего кучера.

Едва ли господин Лунин знал, как в человеколюбивой Англии расправились с тамошними «декабристами». Произошло это за 18 лет до мятежа наших декабристов. Группа офицеров британской армии под председательством полковника Деспарди раз-два в месяц стала собираться для бесед на либерально-реформаторские темы. В отличие от ротмистра Лунина никто из британских офицеров не «обнажал цареубийственный кинжал», то есть о покушении на августейших особ они и мысли не допускали. Однако когда либеральных говорунов накрыла полиция, их отдали под суд и приговорили к казни, и какой казни! Палач по очереди распорол животы приговорённым, вырвал внутренности и побросал их в костёр. Наказуемые корчились, но были живы и могли видеть, как жарятся их кишки. Затем палач встал к плахе, взял топор. Подручные подтаскивали осуждённых, и палач отрубал им руки, ноги, головы. В конце зрителей уведомили, что с обрубками преступников будет поступлено по усмотрению короля.

Смертную казнь в Российской империи практически отменила ещё государыня Елизавета, поминаемая в церквях как «кроткия Елисафет». Казнили только за преступления чрезвычайные и только с высочайшего утверждения. В царствие Екатерины II под чрезвычайный разряд попал самозванец, заливший пол-России кровью, Емельян Пугачёв.

При Николае I повесили пятерых террористов-заговорщиков, отнюдь не за какие-то недоказанные намерения, как лгал Лунин, а вооружённый мятеж с целью насильственного свержения законного монарха, за убийство генерал-губернатора Санкт-Петербурга Милорадовича, командира лейб-гвардии гренадерского полка Штюрлера и ещё десятков людей. По законам любой из европейских стран такие преступления карались только смертью. У нас заговорщиков повесили. Без английских фокусов с показательным потрошением.

Советские декабристоведы, скорбя о казнённых «рыцарях свободы» не упоминали о двух тысячах солдат, которых рыцари втянули обманом в мятеж. Часть их полегла под залпами картечи; уцелевших били шпицрутенами, потом сослали кого на Камчатку, кого на Кавказ, где многие и погибли. Судя по протоколам следствия, «рыцари свободы» легко сдавали своих подчинённых, без нужды подробно сообщая о том, какой нижний чин какие их поручения выполнял при подготовке мятежа.

М.Ф.: Популяризаторы декабристов много писали о благих мечтах и намерениях дворян-революционеров, об их чистом идеализме. При этом в первую очередь кивали на казнённого Кондратия Рылеева, пылкого поэта «певца свободы и справедливости» и притом неподкупного судейского чиновника.

А.Г.: Да, член судебной палаты Рылеев действительно не брал взяток и слыл в Петербурге честным законником. Но в узком кругу посвящённых Рылеев исповедовал тайный закон масонства, по которому он с братьями по ложе «Пламенеющие звёзды» приговорил к смерти русского царя, его жену, братьев и малых детей. Это убийство должно было потянуть за собой бесконечную череду жертв. Чтобы оседлать Россию, искоренить православие, заговорщикам пришлось бы убивать, убивать и убивать. Они это знали, и будущая большая кровь их не смущала.

Рылеев действительно обладал разносторонними способностями. Как ловко он высмотрел и завербовал в убийцы Якубовича и Каховского! И сколь практично и предусмотрительно наш поэт-идеалист спланировал ликвидацию самих убийц после «дела». Булгаковым повеяло, его описанием одного из грешников на балу у сатаны: «Мальчуган с детства отличался странными фантазиями. Мечтатель и чудак! Его полюбила одна девушка, а он взял да и продал её в публичный дом».

Интересно, а декабристоманы правда не понимают, кто на самом деле был «мечтатель» Рылеев? Или прикидываются, что не понимают? Ни то, ни другое не в их пользу.
Каховский, лично убивший двух генералов-героев - Милорадовича и Штюрлера, - писал из тюремной камеры царю, которого убить не сумел, что в методах он ошибался, но намерения его были самые чистые... Психиатры и психоаналитики ХХ века много бы дали за возможность обследовать пятерых висельников и заодно с ними Лунина, который годами грезил убить какого-нибудь императора. Сперва он писал Александру I, чтобы тот направил его парламентёром к Бонапарту, и он, Лунин, пронзит его кинжалом.

Когда Бонопарт стал неактуален, Лунин жил идеей убийства Александра I.

Увы, террористы со своей повреждённой психикой были уже в недосягаемости для проницательных аналитиков. Мне только попалось на глаза свидетельство некоего пастора, которому довелось общаться с Пестелем. Пастор вынес из этой встречи стойкое ощущение, что Пестель одержим бесом.

М.Ф.: Слава Богу, не все декабристы были бесноватыми. Среди 120 приговорённых, наверное, были люди, не ведавшие, что творят.

А.Г.: Были. Но советских декабристоведов раскаявшиеся революционеры не интересовали, и о таковых просто не писали. Только сейчас опубликованы данные о том, например, что из сотни с лишним каторжных декабристов лишь 13 веровали, жили религиозной жизнью, остальные отринули Бога. Это закономерно. Человек, исполняющий заповеди, не мог быть убеждённым, сознательным участником заговора, по сути безбожного. Корни заговора вели прямо в европейские и английские организации непримиримых антихристиан - масонов. Нелепо было бы ожидать, что русские масоны-декабристы вдруг дружно пойдут к обедне.

Что касается просветительской миссии ссыльных декабристов, то её значение безмерно преувеличено советской пропагандой. Подтверждён исследователями только факт создания Раевским в Олонках бесплатной начальной школы для крестьянских детей, курс обучения в ней прошли более ста местных ребятишек. Школа помещалась в собственном доме Раевского. В организации занятий Раев­скому помогала его жена. Учебный процесс был нерегулярным, поскольку почти всё своё время Раевский отдавал земледелию. Как и Волконский, он получил от местных властей участок под пашню 15 десятин. Раевский и Волконский выписывали из Европы книги по новейшей агротехнике, хорошие семена. Предприятие приносило доход.

В иркутской усадьбе Волконских Мария Николаевна пыталась завести домашний театр, однако дальше постановки «Недоросля» дело почему-то не пошло. Ещё Мария Николаевна устраивала маскарады и музыкальные вечера, куда приглашались дети иркутских жителей.

Кто-то из декабристов собрал коллекцию минералов, кто-то гербарий. Кто-то из ссыльных, живших в Западной Сибири, составил заметки об укладе жизни и обычаях кочевых аборигенов. Вот, пожалуй, и всё, что совершили ссыльные декабристы на ниве прогресса и просвещения в наших краях. Достаточно для уважительного упоминания в хрониках, но явно мало для увековечивания в граните или в бронзе.

М.Ф.: Видимо, власти Иркутска учли все эти доводы, поскольку отказались от идеи «монументальной пропаганды» декабризма и выбрали для воплощения проект, посвящённый жёнам декабристов, добровольно последовавших за своими мужьями в Сибирь. Такое решение устроило всех, в том числе и протестующих против «декабристомании». Память этих замечательных женщин у нас почитаема и православной церковью и обществом.

Но проблема ложной исторической памяти, навязанной сибирякам, остаётся. Интернет полон перепевами тех самых измышлений, которые вы сейчас опровергли.

А.Г.: Так ведь других источников истории декабризма кроме советских почти нет. Вот интернет-писатели и пережёвывают старые опусы декабристоведов. Вообще проблема перекошенной, фальсифицированной истории гораздо шире. Героизация террористов - это лишь её частность. В недавно изданном учебном пособии для школьников «История земля Иркутской» дети читают, например, про «душку» Лунина. Зато исполинская фигура устроителя восточной части Российской империи святителя Иннокентия Вениаминова даже не упомянута. Из этого пособия дети не узнают, что был такой иркутянин, который пешком, на собачьих и оленьих упряжках двигался от одного стойбища аборигенов к другому, изучал их языки, обычаи, составлял для них словари, давал им письменность, которой до него они не знали, крестил в православную веру и строил храмы. Миссионерский путь Иннокентия Вениаминова пролёг через Якутию, тихоокеанское побережье, Алеутские острова и Аляску.

Наверное, это был единственный в России священнослужитель, которому корабли юного тихоокеанского флота салютовали из орудий. Так велел генерал-губернатор Сибири Муравьёв-Амурский, который прекрасно понимал великую пользу миссионерских трудов святителя Иннокентия.

Если историческое сознание наших детей будут формировать учебники, где тщеславный террорист Лунин - герой, а духовного устроителя России Иннокентия Вениаминова просто нет, дети обречены на моральную и умственную неполноценность. И такого ребёнка уже нетрудно совратить на грех. Значит, будем терпеливо и настойчиво просвещать людей, напишем достоверные учебники по региональной истории, вернём историческую память и чув­ство собственного достоинства, восстановим традиционную для русских людей систему ценностей.

Опубликовано на сайте Иркутской епархии

http://irkutsk.orthodoxy.ru/monitor.php?ID=3004




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме