Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Маргиналы и лжепророки. От расчленения Русской Церкви - к развалу России

Протоиерей  Андрей  Новиков, Фонд стратегической культуры

01.11.2010

К глубокому огорчению, недавно на страницах интернет-издания «НГ-религии» мне довелось ознакомиться со статьей кандидата исторических наук В. Ю. Венедиктова «Парад церковных суверенитетов. Логика истории подталкивает части Московского Патриархата к борьбе за автокефалию». (1) К огорчению - поскольку из самого названия статьи явствует, что маргинальные и разрушительные идеи, ознакомиться с которыми раньше можно было только на сайтах раскольнических и крайне националистических организаций Украины, теперь тиражируются одним из наиболее посещаемых российских ресурсов - «НГ-религии». Возникает вопрос: кому это выгодно?

На последний вопрос г-н Венедиктов дает ответ, с головой выдающий цели и методы его работы. Автор воспроизводит журналистскую «утку», жестко опровергнутую Администрацией Президента Беларуси, о том, что А. Г. Лукашенко на встрече с Константинопольским Патриархом Варфоломеем якобы поднимал вопрос об автокефалии Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви. То, что в Администрации белорусского президента подобное сообщение назвали «гнусной провокацией», признает и сам В. Ю. Венедиктов. Однако ложь становится основанием для развития «теорий» о необходимости расчленения Русской Церкви да еще и с приложением советов кандидата исторических наук о том, как успешнее действовать на этом пути. Цинизм записного расчленителя Русской Церкви не знает предела - он берет опровергнутый слух, лживую информацию о вымышленном событии; «анализирует» и дает оценку действиям лиц, якобы принимавшим участие в этом событии, хотя, опять же, не было ни действий, ни самого события. Посчитав, что критическая масса лжи перешла в качество и не может быть не «проглочена» читателем, г-н Венедиктов переходит к попыткам теоретически обосновать раскол Русской Православной Церкви на множество национально-территориальных образований, что и составляет основную цель статьи.

«Научные» тезисы автора статьи «Парад церковных суверенитетов» в пользу умножения вычленения национальных автокефалий из нашей Церкви таковы:

«С канонической точки зрения церковная автокефалия следует за политической независимостью государства. Именно по этому принципу организовались все балканские Православные Церкви, существующие в наши дни».

«У независимого государства должна быть независимая Церковь».

«Если руководство РПЦ признает, что Белоруссия и Украина - это независимые государства, то Московский Патриархат должен предоставить Церквам этих независимых государств автокефалию или хотя бы автономию».

«Если церковное руководство не предоставляет автокефалии Белоруссии и Украине, значит, оно сомневается в законности суверенитета этих государств».

Как параллель нынешней ситуацией на Украине и в Эстонии, В. Ю. Венедиктов приводит ситуацию с получением автокефалии Болгарской Церковью в конце XIX века, назвав отделение Болгарской Церкви от Константинопольской «открытым расколом».

В статье «Век глобальной автокефалии», опубликованной на антицерковном ресурсе «Правая.ру» (2), г-н Венедиктов еще более откровенен. Он заявляет: «Я считаю логику белорусских и «украинских» автокефалистов оправданной».

Что же представляют собою тезисы Венедиктова? Первое, что бросается в глаза, - это то, что данный автор в точности, практически дословно, скопировал свои тезисы из официальных деклараций раскольнического «киевского патриархата», глава которого расстрига Филарет Денисенко предан Церковью анафеме. Ничего научного или канонического в ретранслируемых г-ном Венедиктовым произведениях раскольнического агитпропа нет. Тезис же «у независимого государства должна быть независимая Церковь» являлся частью официальной программы печальной памяти первого президента Украины Л. Кравчука и был им выдвинут для обоснования раскола в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата в 1992 г. - страшной раны, не излеченной до сих пор. Российский кандидат наук Венедиктов считает, что данный тезис вытекает из канонов, т. е. по его логике бывший секретарь ЦК Компартии УССР по идеологии Кравчук вкупе с расстригой и анафемой Денисенко являются лучшими знатоками святых канонов и ревнителями строгого их соблюдения.

Не менее очевидна и грубая политическая провокация. Вышеприведенная фраза «Если церковное руководство не предоставляет автокефалии Белоруссии и Украине, значит, оно сомневается в законности суверенитета этих государств», помимо явной невежественности (автокефалию можно предоставить той или иной Церкви, но не государствам, не Украине или Белоруссии), является осознанной попыткой настроить политическое руководство Украины и Белоруссии (что в нынешней ситуации - особенно подло) против Святейшего Патриарха Московского и всея Руси и священноначалия Русской Православной Церкви, против самой Русской Православной Церкви в этих странах, обвинив ее в политической неблагонадежности и антигосударственной деятельности.

Откровенной раскольнической ложью является утверждение, что «с канонической точки зрения церковная автокефалия следует за политической независимостью государства». Именно потому, что в канонах не предусмотрена процедура и основания автокефалии, вопрос о проблеме ее провозглашения вынесен на планируемый новый Всеправославный Собор. Горе-историку, очевидно, неведомо (боюсь даже предположить, что ведомо, потому что в таком случае - это сознательный обман читателей), что святые каноны составлялись в эпоху Римской Империи (в том числе ее прямого продолжения - Византии, считавшей саму себя именно Римской Империей), воспринимавшейся составителями правил как Вселенная, ойкумена, само существование независимых государств, тем более христианских, за пределами которой выглядело в их сознании как некий вывих, отклонение от нормы, попущение Божие. Каноны касались согласования административного устройства Римской (Византийской) Империи с церковно-административным устройством, причем иногда специально оговаривалось, что последнее не должно автоматически меняться в соответствии с первым (решение IV Вселенского Собора в связи с делом Фотия Тирского и Евстафия Беритского). О какой вообще «канонической» связке «независимое государство - независимая Церковь» можно говорить, если каноны, касавшиеся церковно-административного устройства формировались в период пребывания всех центров Автокефальных Церквей в рамках единого государства (в периоды отторжения от Империи тех или иных земель захватчики византийских территорий на Западе считались наместниками Императора либо, в крайнем случае, узурпаторами, но на имперской земле, а отторгнутые территории на Востоке, периодически в разных объемах то возвращаемые Империи, то вновь теряемые ею, - временно оккупированными варварами имперскими землями)?

Ни один автокефальный статус в Древней Церкви, в эпоху создания кодекса канонического права, не был связан с возникновением нового независимого государства. (3) То же, что в XIX-XX вв. в процессе балканских автокефалий теми или иными церковно-политическими деятелями (как, кстати, и в России в XVII в.) выдвигалась идея взаимосвязи автокефалии и независимости для обоснования отделения от Константинопольского Патриархата, свидетельствует вовсе не о соответствии данной идеи «канонической точке зрения». Это было частное и не соответствующее канонам мнение, выдвинутое в связи с политической конъюнктурой. Вообще, основания к каждой из балканских автокефалий были намного сложнее. Здесь и вполне понятный порыв восстановить некогда ликвидированную каноническую автокефалию (как в случае с Болгарской и Сербской Церквами), и стремление вывести местные Церкви из-под власти Патриарха, зависимого от исламских султанов и использовавшегося ими для попыток возвращения православных государств под власть турок и последующей реисламизации, и едва ли оправданное желание балканских царей и князей (особенно присланных из Европы инославных) подчинить своей воле и реформировать на свой лад Церкви в соответствующих странах. Мотивация, причины и, если угодно, «принципы» образования Автокефальных Церквей различны и сложны, в чем-то  сходны, в чем-то - нет. В любом случае это не были некие «канонически обязывающие» принципы и Константинопольский Патриарх не был «канонически обречен» или обязан предоставлять соответствующие статусы балканским Церквам. Если он посчитал возможным пойти на это, что ж, это право Константинопольской Церкви. Но она вполне могла и не предоставить автокефалии балканским Церквам.

Теперь что касается Болгарской автокефалии, которую г-н Венедиктов называет «открытым расколом» и упоминает в связи с ситуацией в современной Украине. Вопрос о так называемой «болгарской схизме» чаще других служит поводом для спекуляций украинских раскольников, так что и здесь В. Ю. Венедиктов не оригинален.

Само начало автокефальному движению в Болгарии было положено, действительно, неканоническим образом - т. н. Болгарский Экзархат был учрежден в 1872 г. фирманом турецкого султана, болгары избрали Экзарха митрополита Анфима, который в том же году зачитал акт о восстановлении автокефалии Болгарской Церкви. Именно о восстановлении, поскольку до конца 14 века Болгарская Церковь обладала автокефалией. Это обстоятельство является очень важным отличием от филаретовского раскола, который не восстанавливал никакую автокефалию за неимением в прошлом таковой.

В мае 1872 г. Синод Константинопольского Патриархата подверг прещениям отделившихся.

И вот тут мы подходим к самому главному. Константинопольский Патриарх не удовлетворился решением собственного Синода о прещениях по отношению к Болгарской Церкви и решил в конце лета - начале осени 1872 года созвать в Константинополе Всеправославный Собор, который подтвердил бы прещения в адрес болгарских архиереев и выработал общеправославное решение по болгарскому вопросу. Следовательно, свои прещения Цареградская Патриархия воспринимала не как уже действующие, а как условные, которые подлежат утверждению высшим церковным органом. Это является существенным обстоятельством в болгарском вопросе. Ведь если бы Константинопольская Патриархия, как ей указывал на то Священный Синод Российской Церкви, ограничилась собственными, вполне достаточными прещениями, остальные Православные Церкви, как того и требует православное каноническое право, должны были бы просто принять их. А ввиду того, что Константинопольский Патриарх самостоятельно обратился к суду церковной полноты, то и статус канонических прещений в отношении Болгарской Церкви был поставлен под вопрос, разрешение которого напрямую зависело от всеправославного консенсуса, которого достичь не удалось. В этом - особенность болгарской ситуации, кардинально отличающая ее от раскола «киевского патриархата».

На обращение Константинопольской Патриархии, призывающее иерархов РПЦ принять участие именно во всеправославном суде над болгарами, Российский Святейший Синод ответил отказом, он не направил своих представителей. Таким образом, задумывавшееся решение в отношении болгар уже было лишено всеправославного статуса, поскольку в нем решительно отказалась принять участие крупнейшая Поместная Церковь. Но и это далеко не все. Знаменитый Собор 1872 г., от имени Вселенской Церкви наложивший на Болгарскую Церковь схизму, вовсе не представлял Вселенскую Церковь.

Уже было сказано об отказе участвовать в этом соборе со стороны Церкви Русской. В соборе 1872 г. не приняли участие ни Румынская Церковь, ни Сербская Церковь и акты его, соответственно, также не подписали. Акт о схизме отказался подписать Патриарх Иерусалимский Кирилл, а Синод Антиохийской Церкви выразил несогласие с подписью Антиохийского Патриарха, так что согласие с решением Собора, данное Патриархом, было его личным мнением, а не согласием самой Антиохийской Церкви. Таким образом, решение в отношении болгар не было общецерковным и всеправославным: Церкви Антиохийская, Иерусалимская, Русская, Сербская, Румынская его не подписали или не признали. Подписавшие же решение представители Константинопольской, Александрийской, Кипрской и Элладской Церквей оказались в явном меньшинстве среди православного мира (как по количеству Церквей, так и общему числу верующих), так что не могли действовать от имени Полноты Вселенской Церкви. Кроме того, обвиняемым болгарским архиереям в нарушении норм канонического права не была предоставлена возможность защищать себя.

В письме А. Н. Муравьеву от 28 января 1873 года Иерусалимский Патриарх Кирилл подвергает критике постановления Константинопольского Собора 1872 г. и объясняет, почему он отказался подписать соборные решения: «Мы нашли все умы в большом волнении, возмущенные воплями черни и предвзятыми мнениями, не имеющими ничего более в виду, как только одни национальные антипатии. По сей причине мы не одобрили того неправого пути, на который столь нерассудительно вступила Константинопольская Церковь» (4).

В силу таких обстоятельств Российская Церковь и после 1872 года сохранила общение с Церковью Болгарской, выражавшееся в том, что иерархи нашей Церкви предоставляли болгарам святое миро и разрешали сослужение русского и болгарского духовенства.

Уже после освободительной войны 1877-1878 гг. Российский Святейший Синод письменно уведомил Константинопольского Патриарха о несогласии с решением Константинопольского Собора 1872 года о наложении на болгар схизмы, но, вместе с тем не признавая и самочинную автокефалию, выразил мнение, что болгары могут быть приняты осудившей их Константинопольской Церковью после принесения покаяния в самочинии с сохранением тех степеней священства, которые они имеют.

Таким образом, очевидно, что в случае с т. н. «болгарской схизмой», мы имеем дело с внутрицерковным разделением, а не «открытым расколом». В случае же украинских раскольников факт раскола очевиден. В отличие от Болгарской Церкви, осуждение филаретовцев было вынесено самостоятельно, в соответствии с канонической процедурой, Архиерейским Собором Матери-Церкви. Все остальные Церкви единодушно осудили раскол и никогда не пребывали в общении с «упц кп». Филарету была дана возможность защищать себя на церковном суде, от которой он, подобно древнему ересиарху Несторию, отказался.

Возвращаясь к истории болгарского вопроса, надо сказать, что важнейшим здесь является то обходимое пропагандистами раскола обстоятельство, что полноценное общение Болгарской Церкви с Церковью Вселенской было восстановлено лишь после признания болгарами неправоты самочинной автокефалии и письменного покаянного прошения Болгарского Экзарха Митрополита Софийского Стефана от 21 января 1945 года к Константинопольскому Патриарху Вениамину, в котором Митрополит Стефан молил «снять с Болгарского клира и народа объявленное церковное отлучение и восстановить мир и единение в теле Святой нашей Православной Церкви» (5).

Лишь после этого покаяния и прошения Кириархальная Церковь дала Церкви Болгарской томос о канонической автокефалии.

В заглавии нашей статьи мы упомянули о лжепророках. Увы, не только своеобразным и весьма выборочным изучением прошлого занимается г-н Венедиктов. Его манит и скользкая стезя предсказателя будущего. «По всей вероятности, православный мир идет к тому, что в недалеком будущем будет столько автокефальных Церквей, сколько существует православных народов», - пишет он в своём «Параде церковных суверенитетов». «Но если логики в этом вопросе у русской церковной стороны нет, то в ближайшем будущем мы получим две независимые церкви - Белорусскую и Украинскую. Как бы глупо это ни звучало, так как аналогом «украинской» Церкви могут быть в дальнейшем при распаде России - «Кавказская православная церковь», «Уральская православная церковь», «Сибирская православная церковь», «Дальневосточная православная церковь», какая-нибудь «Пограничная православная церковь» и проч. церкви», - продолжает вещать новоявленный «пророк» в «Веке глобальной автокефалии». Что ж, г-н Венедиктов в одном прав - звучит действительно глупо. Но ещё и преступно. О развале России говорится как о предначертанном и неизбежном развитии событий (вот так просто: «в дальнейшем при распаде России...» и т.д.).

Ответить можно только одно: НЕ ДОЖДЁТЕСЬ! Ни дальнейшего распада России, ни Белорусской или Украинской, ни дальневосточной независимых церквей, ни глобальных автокефалий. Все это можно было бы назвать глобальным бредом, если бы не негодная попытка издания «НГ-религии» предъявить публике, вытащив их на свет, подобных господ и их идеи расчленения Церкви и России.

И последнее. Логика украинских автокефалистов оправдана, заявляет г-н Венедиктов.

А знает ли этот «ученый», попивающий чаёк в уюте своего московского кабинета, сколько бед и несчастий, поломанных человеческих судеб принесла эта логика многострадальному народу Украины?

Знает ли он, сколько насилия, захватов храмов, избиений и прямых жертв породила одобряемая им со страниц «НГ-религии» логика раскола?

Знает ли он, сколько тысяч обманутых этой логикой человеческих душ умерло вне общения с благодатной Церковью Христовой? И понимает ли, что, солидаризируясь с подобной логикой, он разделяет и ответственность за последствия?

__________________________ 

(1) http://religion.ng.ru/events/2010-10-20/3_parad.html

(2) http://www.pravaya.ru/comments/20103

(3) Я не затрагиваю здесь тему автокефалии Болгарской и Сербской Церкви в период позднего средневековья, так как этот процесс происходил уже после формирования кодекса канонического права Вселенской Церкви. Одновременно замечу, что и в данном случае причины, мотивы и проч. касались не только независимости Болгарии и Сербии.

(4) Муравьев А. Переписка с восточными иерархами по греко-болгарскому делу // Труды Киевской духовной академии. 1873. Т. 1. С.143.

(5) «Известительная грамота Святейшего Вселенского Патриарха» от 26 апреля 1945. // ЖМП. 1945, № 7, С. 7.

http://www.fondsk.ru/news/2010/10/30/ot-raschlenenija-russkoj-cerkvi.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме