Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Господь призывает каждого христианина к деятельной заботе о ближнем»

Митрополит Саратовский и Вольский  Лонгин  (Корчагин), Православная вера

30.10.2010

В последнее время активно обсуждается вопрос о том, какими должны быть взаимоотношения Церкви, государства и общества, в каких формах может происходить взаимодействие между ними. Об этом, а также о наиболее заметных общественных дискуссиях последнего времени мы беседуем с Правящим Архиереем Саратовской епархии, членом Общественной палаты РФ Епископом Саратовским и Вольским Лонгином.

«Вера без дел мертва»

- Владыка, в нынешнем году все мы стали свидетелями событий, которые можно назвать яркими реальными примерами взаимодействия Церкви и общества - в частности, в ситуации с массовыми лесными пожарами в России. Можно ли говорить о том, что в отношениях Церкви и государства появилось что-то принципиально новое?

- Есть такая поговорка, что новое - это хорошо забытое старое. Это можно сказать и в данном случае. Конечно, то, что сегодня называется социальной деятельностью, совершенно не новая тема для всей Русской Православной Церкви. Новым здесь является то, что мы находимся сегодня в уникальной ситуации, ведь до недавнего времени Православная Церковь в России просто не имела опыта свободного взаимодействия с государством.

Начиная с царствования Петра Первого Церковь в Российской империи была частью государственного аппарата, причем она стала таковой не по своей воле, а будучи буквально сломленной Императором. Вплоть до революции 1917 года. Святейший Правительствующий Синод оставался одним из министерств, подчинявшихся Государю, и во главе Синода стоял светский человек, называвшийся обер-прокурором.

Неудивительно, что изменение этого положения, совершенно неестественного, после революции 1917 года многие представители духовенства восприняли как «освобождение Церкви» от излишней опеки государства. Но это «освобождение» оказалось слишком кровавым: 1917 год обрубил по живому все связи, Церковь была фактически объявлена вне закона и лишена всего: прав, состояния, имущества. Затем настало массовое поругание и уничтожение храмов, святых мощей, икон, «ликвидация» духовенства... На протяжении многих десятилетий государство ставило своей задачей полное уничтожение религиозности в нашем народе и, прежде всего, борьбу с влиянием Русской Православной Церкви. Даже после ее частичной легализации после войны любая внехрамовая деятельность, в том числе социальная, была запрещена.

- Но мы знаем и о помощи Церкви фронту в годы Великой Отечественной войны...

- Да, открытие храмов в годы первого же «потепления» в отношении государства к Церкви сопровождалось и массовым движением церковной помощи фронту: был проведен сбор средств на построение танковой колонны имени Димитрия Донского, эскадрильи самолетов имени Александра Невского. Приходы оказывали помощь войскам, раненым бойцам Армии во время войны и в первые послевоенные годы. Однако уже в 1947 году государство спохватилось, понимая, что эта деятельность повышает «престиж» Церкви в глазах населения, а в планы власти это не входило. В документах личного дела архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) сохранилось описание его беседы с уполномоченным Совета по делам Русской Православной Церкви, который тогда еще очень вежливо, но настойчиво «посоветовал» прекратить ту помощь госпиталям и раненым, которая велась в епархии. Вскоре последовал и строгий запрет.

В 1990-е годы, когда распался Советский Союз, рухнула прежняя государственная система, положение Церкви в стране изменилось. Но Церковь, получившая свободу, была в то время разорена и обескровлена. Можно сказать, наблюдалось огромное несоответствие между теми запросами, которые были обращены к Церкви со стороны общества, и теми возможностями, которые у нее были: действовали единичные храмы в крупных миллионных городах, во всей стране - чуть больше десятка монастырей. Поэтому все 1990-е годы и значительную часть 2000-х Церковь волей-неволей занималась восстановлением старых храмов и открытием новых, а также воспитанием новых кадров. И все же с первых лет этого возрождения шло и становление приходской жизни во всех ее формах: воскресных школ, православных гимназий, церковных средств массовой информации, просветительского книгоиздательства, миссионерской и социальной работы.

Повторю: сегодня мы действительно переживаем уникальное время, когда Церковь может свободно служить и проповедовать. И цель ее проповеди - не только привести людей в храмы, но и сподвигнуть их к тому, чтобы жить по заповедям Божиим. А мы знаем, что одно из апостольских наставлений прямо говорит о том, что вера без дел мертва (Иак. 2, 20). Поэтому служение, которое мы сегодня называем социальным, не является каким-то дополнительным или второстепенным по отношению к прочим сторонам церковной жизни - оно было присуще Церкви с первых лет ее существования. С самой глубокой древности, со времени первых христианских общин верующие люди помогали друг другу, особенно нуждающимся, вдовам, сиротам. И слава Богу, что такое служение восстанавливается сегодня в нашем Отечестве.

В этом году мы увидели яркий пример церковной помощи пострадавшим от крупнейшего стихийного бедствия - небывалых лесных пожаров, которые бушевали в европейской части России. Мы, православные христиане, конечно, должны задуматься о том, что подобные события являются предупреждением всем нам - о том, что в нашей жизни, хозяйственной деятельности, в том, как мы пользуемся теми благами, которые дает нам Господь, есть что-то неправильное. Но мы должны помнить и о том, что время народных бедствий - это, прежде всего, время, в которое Господь призывает каждого христианина к деятельной заботе о ближнем. Сама наша вера обязывает нас прийти на помощь тем, кто пострадал в тех или иных испытаниях.

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Русской Православной Церкви был объявлен сбор средств на нужды погорельцев. Средства, поступившие буквально со всех концов нашей страны, были аккумулированы в Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению. Было собрано более 100 миллионов рублей.

Много это или мало? Некоторые журналисты тут же поспешили заявить, что это очень мало, ведь некоторые олигархи больше тратят на свои яхты. Но я считаю, что это, наоборот, очень много - ведь это лепта множества простых людей, обычных прихожан наших храмов.

- Как происходил сбор пожертвований в нашей епархии?

- Так же, как и во всей Церкви, целевой сбор производился в каждом храме епархии в течение трех воскресных дней. Было собрано более 2,5 миллиона рублей. Прихожане жертвовали кто сколько мог - кто-то больше, кто-то меньше. Но каждый такой небольшой взнос - это действительно пожертвование в истинном смысле этого слова, ведь мы знаем, как трудно сегодня живется многим людям, особенно пенсионерам, а они приняли активнейшее участие в этом сборе средств. Эти деньги больше всех денег олигархов, потому они даны от сердца. И это чудо, свидетельствующее о том, что хоть мы иной раз и разочаровываемся в самих себе и друг в друге, но это разочарование преждевременное. Все-таки еще очень много отзывчивости в людских сердцах, в них сохраняется готовность помочь. Деньги, собранные для погорельцев,- это материальное выражение того искреннего, сердечного участия в чужой судьбе, в чужой беде, которое проявили наши земляки. И за это им нужно, конечно, низко поклониться. К сожалению, в начале осени в нашей области тоже произошли пожары. Поэтому собранные денежные средства были полностью потрачены на помощь жителям Саратовской области, пострадавшим от пожаров. Общая сумма помощи составила 3 миллиона 700 тысяч рублей, часть из которых была выделена из общецерковных средств.

В нашей епархии есть и другие примеры социальной работы, которая ведется постоянно: это, прежде всего, деятельность епархиального общества милосердия и общества православных врачей. Социальное служение в том или ином виде совершается в большинстве приходов: это и помощь малоимущим, и поддержка многодетных семей, и забота о престарелых, и многое другое.

- Связаны ли как-то духовная жизнь человека и его участие в делах прихода, социальном служении?

- Иногда бывает так, что пришел человек в храм. Начал ходить в церковь, ему там хорошо, он понимает, что обрел смысл жизни. Он читает интересные книги, знакомится со священнослужителями, открывает для себя много нового, ходит на богослужения, начинает их понимать. Это очень захватывает, ведь это действительно новая жизнь! Но часто при этом все остальное у него остается таким же, каким было до прихода в Церковь, и, прежде всего, его отношения с ближними. И вот если человек не пытается изменить эту сторону своей жизни, а ограничивается «теоретическим» воцерковлением, очень часто через какое-то время он устает и даже перестает ходить в храм. Такие случаи нередки в нашей новейшей церковной истории.

Дело в том, что деятельное изменение своего отношения к миру и людям обязательно должно присутствовать у каждого человека в качестве одного из результатов духовной жизни. Если этого нет, то, к сожалению, тогда прочие средства воцерковления окажутся недостаточными. Потому что христианство - это жизнь. А внутренняя жизнь человека проявляется в его отношении к другим людям, которое должно стать христианским.

Услышать друг друга

- Обсуждение проекта закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», недавно принятого Государственной Думой в первом чтении, стало одной из самых заметных общественных дискуссий. Она была очень бурной, даже резкой по тону. Говорят даже о том, что при обсуждении этого закона произошел раскол в Общественной палате РФ. Так ли это?

- Говоря о том противостоянии, которое продолжается до сих пор, я хотел бы подчеркнуть вот что. Основной конфликт заключается не в том, что Церковь и музейное сообщество не могут между собой договориться, хотя проблемы есть. Остроту на уровне конфликта этой дискуссии придает очень активное участие в ней атеистов, людей, сознание которых в принципе не может смириться с существованием Церкви, тем более, с необходимостью что-то ей «отдать», вернуть, допустить хоть какую-то возможность ее развития. Этот мотив, явный или скрытый, всегда присутствует в доводах таких людей. И получается, что при обсуждении конкретного закона часто учитываются не реальные исторические, юридические, экономические факторы, а оказывается решающим атеистическое, богоборческое стремление «не пущать, не отдавать», панический страх перед существованием Церкви.

В Общественной палате РФ действительно произошла достаточно неприятная история. Заключение палаты по законопроекту было подготовлено как раз группой таких вот людей, которые ставят своей целью ни в коем случае ничего не отдавать Церкви. Это заключение оказалось юридически совершенно безграмотным, большая часть его выводов противоречит действующему законодательству. Всем известно, что в Общественной палате с первых лет ее существования работают представители конфессий - это и православные, и мусульмане, и иудеи, и протестанты. Все они, кстати, поддерживают этот законопроект. Так вот НИКТО из представителей религиозных организаций не был приглашен в рабочую группу по составлению заключения Общественной палаты - по законопроекту, который касается непосредственно религиозных организаций! Фактически собрался некий «междусобойчик» и принял документ, который хотел принять.

- Как известно, закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения» не затрагивает вопросы возвращения Церкви святынь, ныне находящихся в музейных коллекциях. Между тем есть такой факт (о нем говорили при обсуждении этого законопроекта на рабочей группе Саратовской областной Думы) - все предметы религиозного назначения, независимо от их исторической или художественной ценности, являются в музеях частью основного фонда и не могут быть никому переданы, возвращены, а могут быть (и это звучит достаточно издевательски) только списаны по факту утраты...

- Понимаете, в чем дело: этот закон о музейных фондах тоже был принят еще в атеистические времена, когда никому не могло прийти в голову, что какие-то предметы можно и нужно будет вернуть их законным владельцам, что придет время, когда религиозным организациям нужно будет отдать их святыни.

Что же касается «неделимости» музейных фондов - ведь коллекция коллекции рознь. Можно привести такой пример (и я говорил об этом на заседании Думы): в городе Вольске Саратовской области в фондах картинной галереи находится Иверская икона Божией Матери, написанная в XIX веке. С искусствоведческой точки зрения, для музея этот образ абсолютно никакой ценности не представляет. Множество таких икон можно увидеть сегодня в храмах, антикварных магазинах, музеи на них не претендуют. Но для нас эта Иверская икона - святыня из уничтоженного в Вольске в 1930-е годы Владимирского женского монастыря, и мы просим ее вернуть. Эта икона в плохом состоянии, она нуждается в срочной реставрации, чем быстрее мы ее отреставрируем, тем лучше. Казалось бы - какие проблемы? Икона не представляет музейной ценности, гибнет в музее, почему бы не вернуть ее Церкви? Но руководство музея, последовав «общей тенденции», решило, видимо, встать в ряды борцов с клерикализмом и заявило, что икону ни в коем случае нельзя передавать Церкви.

Схожая проблема у иудейской общины Саратова - со свитками Торы в областном краеведческом музее. Спрашивается, зачем они нужны музею в таком количестве? Это не древность, не произведение искусства. В лучшем случае один из них может пригодиться для какой-нибудь экспозиции о еврейском быте. Они обречены лежать в запасниках, пока их не спишут «по факту утраты». А община уже несколько лет просит вернуть эти свитки, чтобы их можно было использовать по прямому назначению.

Эту проблему решить очень просто: предметы религиозного назначения, не имеющие особой ценности, нужно просто спокойно вернуть из музейных фондов религиозным общинам. Это мое глубокое убеждение.

- Владыка, Вы сказали о том, что острота во многих дискуссиях между Церковью и обществом происходит из-за того, что люди, воспитанные в богоборческом государстве и воспринявшие атеистический образ мышления, непримиримы к Церкви. Можно ли решить эту проблему? И в какой сфере может находиться ее решение - просветительской работы Церкви, работы в средствах массовой информации?

- Думаю, да. Кстати, Общественная палата упустила возможность поучаствовать в этом деле нахождения общего языка. Вместо того чтобы усадить людей друг против друга и помочь им выработать какую-то общую точку зрения на проблему, она пошла на поводу у одной стороны. Это, конечно, плохо. Но были и добрые примеры, когда Церковь и все то же музейное сообщество находили взаимопонимание: совместное существование музея и монашеской братии в Троице-Сергиевой Лавре, Ипатьевском монастыре, действующий храм в Третьяковской галерее. Хотя и вокруг них тоже в свое время разгорались целые «сражения», но были найдены взаимоприемлемые способы решения проблем. Церковь - не враг отечественной культуре! Более того, Церковь - то место, где эта культура создавалась. Мы отнюдь не заинтересованы в том, чтобы какие-то святыни, ныне музейные «предметы культа», погибли безвозвратно. Поэтому очень хотелось бы, чтобы наши уважаемые оппоненты перестали представлять нас какими-то жадными людьми с загребущими руками, захватчиками, которые хотят все отнять и завтра же уничтожить, а наконец увидели бы в нас партнеров по общему делу.

- Не секрет, что дискуссии даже среди верующих людей бывают не совсем мирными. К примеру, недавно в комментариях читателей на сайте Саратовской епархии возник спор относительно миссии среди участников молодежных неформальных движений. Как Вы относитесь к тому, что существуют разномыслия между православными людьми?

- Еще апостол сказал, что надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные (1 Кор. 11, 19). Но это очень сложная тема, потому что всем нам не хватает умения спорить. Эту черту мы, верующие люди, в том числе и священнослужители, взяли с собой в Церковь из мира. Нам не хватает готовности увидеть в другом человеке его искренность, то желание блага, которое движет этим человеком. Вспомним тот нашумевший вопрос о миссии в неформальной среде, спор, который возник на епархиальном сайте после выступления на саратовском рок-фестивале игумена Сергия (Рыбко). Недавно Святейший Патриарх Кирилл, отвечая на вопросы журналистов, выразил свое отношение к миссии подобного рода. «Не будем одобрять и не будем благословлять, но и не будем мешать тем, кто находит возможность будить в людях религиозность... через умное, правильное слово, обращенное в том числе и через такого рода выступления»,- сказал он.

Что мы видим в случае с отцом Сергием? Есть человек в священном сане, который в юности слушал рок-музыку, вышел из этой среды. Там были его друзья, близкие ему люди. И он помнит их, думает о них, хочет обратиться к ним с той благой вестью, которую когда-то услышал сам и которая стала его жизнью. Он прекрасно знает и то отрицательное, что присутствует в этой среде, отнюдь не идеализирует носителей субкультуры - рокеров, байкеров и т.п. неформалов. Но почему же надо относиться к ним и к самому священнику-миссионеру с такой ненавистью, с таким отвращением, которые высказывали некоторые православные люди на форуме сайта, видеть в этом человеке врага? Другая сторона в ответ, естественно, тоже «выпускает колючки». И так получается, что люди встают на какие-то крайние позиции и не хотят услышать друг друга. Это очень печально, но я все-таки надеюсь, что это болезнь роста. Всем нам надо научиться видеть живое, доброе начало в другом человеке, разглядеть в его деятельности тот добрый помысл и добрую обеспокоенность, о которых так часто говорили святые отцы.

Беседовала Наталья Горенок

Опубликовано на сайте Православие и современность

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=11067&Itemid=3




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме