Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Там, где Небо. Часть 2

Наталья  Горенок, Православие и современность

22.10.2010

Окончание. Начало см. здесь

Обозреватель нашего журнала рассказывает читателям о паломнической поездке в Италию. Группа российских паломников побывала в соборе святого апостола и евангелиста Марка в Венеции, в римском храме Святого Иерусалимского Креста, в Колизее, где приняли мученическую кончину тысячи первых христиан, на местах упокоения святых апостолов Петра и Павла... Встречи со святынями Италии заставили автора этих паломнических заметок вспомнить слова из Послания апостола Павла к Ефесянам: вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу (Еф. 2,19).

Салерно и Амальфи: красота как дар Божий

Главное место в Салерно - это многокилометровая набережная на берегу залива. Кажется, что вся жизнь обитателей этого курортного городка, от начала и до конца, проходит под пальмами на этой набережной: здесь гуляют мамы с колясками, с детьми всех возрастов, собираются стайки подростков, встречаются влюбленные, беседуют и играют в шахматы умиротворенные старики. Наверное, не только за красоту природы, но и за это непередаваемое состояние умиротворения так любили Италию русские писатели, художники, композиторы, которые жили здесь годами. С залитой солнцем набережной мы сворачиваем в тень типичных для старинных городов Италии узких изогнутых улиц. Машине здесь не проехать, зато все время приходится уворачиваться от мотоциклистов...

Мы идем в кафедральный собор Сан-Маттео, построенный в 1077 году; там находятся мощи святого апостола и евангелиста Матфея. Снаружи это типично строгая базилика, внутри - очень красивый, светлый, воздушный храм с древними мозаиками, росписями, резьбой по камню. Радостно встретиться со святым апостолом Матфеем: думаю, большинство из нас прочитали первым именно Евангелие от Матфея...

Из Салерно на катере можно попасть в Амальфи. Название этого городка, как и многих других, ничего нам не говорило, и мы не ждали встречи с ним с замиранием сердца, как, скажем, с Венецией. Но оно замерло - когда Амальфи, как белоснежная жемчужина, открылся среди отвесных скал Амальфитанского побережья.

Здесь нас встречает настоятель русского прихода во имя святого апостола Андрея Первозванного в Неаполе иерей Андрей Бойцов. Он рассказывает нам о судьбе города и о святом апостоле Андрее, мощи которого находятся в Амальфи.

Этот город-порт знавал славные времена: он первым в Италии получил статус «морской республики» (позднее такой же статус имели Венеция, Генуя и Пиза). Однако уже в конце XI века юг Италии захватили викинги-норманны, и, утратив независимость, республика пришла в упадок. Свидетельство ее былого могущества - огромный собор, построенный в конце Х века (то есть когда Русь только принимала Крещение). Фасад, который мы видим сейчас,- более позднего времени: он был сооружен в конце XIX столетия, после повредившего храм землетрясения.

Мощи святого апостола Андрея прибыли в Амальфи 8 мая 1208 года: их счел своим трофеем и захватил с собой из Византии архиепископ Амальфийский, кардинал Петр Капуанский, духовник четвертого крестового похода. Мощи пребывают под престолом, а в отдельном реликварии хранится часть главы святого апостола, к которой нам разрешили приложиться. Части главы есть также в Патрах, где святой Андрей Первозванный был распят за проповедь о Христе, и в Андреевском скиту на Афоне. Мало кто знает, что мощи апостола Андрея - мироточивые, священнослужители-католики открывают мощи и берут миро шесть раз в год, в дни памяти святого. Здесь так же, как и в Бари, благодаря благосклонности католических властей Неаполя, православный священник имеет возможность служить Божественную литургию и молебны для православных паломников, ведь они особо почитают апостола Андрея, который первым принес слово Божие на скифские земли, на территорию будущей Святой Руси.

Нам интересно и то, как живет русский приход в Неаполе.

- Я был назначен на этот новосозданный приход в 2002 году. Святой апостол Андрей - мой небесный покровитель, и для меня было большой радостью узнать, что неподалеку от Неаполя находятся его мощи,- рассказывает настоятель.

Можно сказать, что приход в Неаполе - типичный приход Русской Православной Церкви за пределами ее канонической территории. Прихожане - в основном гастарбайтеры из стран бывшего Советского Союза: России, Украины, Молдавии, Грузии. Как это часто случается, многие находят дорогу к храму именно из-за трудностей жизни на чужбине.

- Первые годы самой большой проблемой было отсутствие здания, ведь приход бедный, не какие-то предприниматели, которые могли бы что-то купить и построить. Разные католические и протестантские общины давали нам приют,- продолжает отец Андрей.- В 2007 году новый кардинал Неаполя, хорошо относящийся к Православной Церкви, передал нам в пользование закрытый католический храм в центре Неаполя, в очень хорошем районе. В Италии ведь в старинных городах очень много храмов - в Средневековье они строились практически на каждой улочке, и сейчас многие из них недействующие. Для католической иерархии передать храм Православной Церкви - это вопрос доброй воли, все равно иначе они будут оставаться закрытыми. В то же время наш храм - XVI века, и это, конечно, вызывает проблемы: очень трудно получить разрешение органов охраны памятников культуры на какие бы то ни было переделки. А переделки необходимы, ведь православная Литургия очень отличается от католической мессы. Сейчас вот установили в храме очень условные алтарные ограждения, временный иконостас.

Поблагодарив отца Андрея за рассказ, мы отправляемся гулять по своеобразным улочкам Амальфи, а затем - снова на катер. Рядом с нами расположилась группа немолодых итальянцев, которые, ничуть не смущаясь несовершенством своих голосов, начали от всей души голосить «О, соле мио!» и прочие итальянские хиты. Поскольку у нас в группе тоже было много поющих, мы предприняли попытку их «перепеть», и жизнерадостные итальянские старушки пустились в пляс! И так - все сорок минут до Салерно! Получился просто стихийный вечер русско-итальянской дружбы, причем очень горячей и искренней. Насколько могли понять друг друга, познакомились. Оказалось, что эти итальянцы - активисты (миссионеры) одного из католических приходов в Бари, и в Амальфи они тоже совершали паломничество. Видимо, эту «роскошь человеческого общения» подарил нам святитель Николай, встреча с которым предстояла нам на следующий день.

Самый близкий святой

Когда кто-то из моих знакомых (особенно тех, кто уже в Бари побывал) узнавал, что скоро я буду у святителя Николая - их лица озарялись совершенно непередаваемыми улыбками. Люди просили молитв, передавали записки, но более - благодарили святого, рассказывали о его помощи. Теперь я понимаю, почему так радостно, по-детски улыбаются те, кого сподобил Господь в Бари помолиться, ведь всё во мне теперь тоже ликует при этом воспоминании.

Приближались к Бари мы не без тревоги: потому что ехали утром из другого города и боялись опоздать. Мы знали, что в католической базилике святителя Николая нас будет ждать русский священник - протоиерей Владимир Кучумов, настоятель подворья Русской Церкви в Бари. Все наши тревоги рассеялись, когда мы вошли под своды крипты храма, где с 1087 года под престолом покоятся мощи святителя-чудотворца. Оказавшись здесь, ощущаешь присутствие чего-то невыразимо родного. Читали часы, отец Владимир начал исповедовать...

Литургия в базилике показалась самой короткой службой в моей жизни - просто прошла она на одном дыхании - и необычайно светлой. Особо запомнилось вот что. В какой-то момент я почувствовала, что волны милости исходят из алтаря. Необычайно остро чувствуется здесь любовь к нам святителя Николая и любовь Божия, на которую может быть только один ответ - желание научиться такой же любви и жить так, как велит Господь.

Мы не заметили, как во время службы небольшая крипта заполнилась русскими паломниками. После Литургии последний из них смог приложиться к гробнице святого с завершающими словами акафиста, который Господь сподобил нас там прочитать.

«Здесь и туристы становятся паломниками»

Днем отец Владимир встретился с нами на подворье Русской Православной Церкви Московского Патриархата в Бари (или Барграде, как в старину называли его русские паломники).

- Наш народ имеет особую, тесную связь со святителем Николаем, поэтому Русская Церковь сподобилась иметь такой храм - наверное, самое значимое ее подворье за рубежом и единственный православный храм в Бари, у мощей святого. Это подворье - выстраданное,- подчеркивает он.

Необходимость его стала очевидной в XIX веке, когда началось массовое (по тем временам) паломничество русских людей в Бари. Вообще же известно, что православные паломники приезжали сюда с XIV-XV веков, но, добравшись до Бари, они испытывали немалые трудности: здесь не было для них ни пристанища, ни священника, ни храма, где они могли бы причаститься. В 1892 году поклониться мощам своего небесного покровителя прибыл наследник Российского престола, будущий государь-страстотерпец Николай Второй, и с тех пор предпринимались попытки основания миссии, а в начале ХХ века возникла идея построить подворье.

К постройке по проекту известного архитектора А. Щусева приступили в 1913 году. Строительство продолжалось вплоть до 1920-х годов, однако к этому времени Барградское подворье оказалось заброшенным, лишенным всяких средств к существованию, ведь русское паломничество к мощам святителя Николая после революции в России и установления фашистской диктатуры в Италии прекратилось. В 1930-х годах здание перешло в собственность городского муниципалитета.

Паломники из России вновь появились здесь в середине 1990-х годов, тогда же начались переговоры о возвращении подворья Русской Церкви. В 1998 году был подписан договор о передаче Московской Патриархии верхнего храма и очень малой части других помещений комплекса на условиях аренды и всего на 49 лет. Это не решило проблемы возвращения подворья, но появилась возможность вновь открыть русский приход в Бари. Только в марте 2009 года состоялась официальная церемония безвозмездной передачи всего подворья Русской Церкви, в которой принял участие Президент России Дмитрий Медведев.

- Мы планируем открыть здесь духовный центр - паломнический, просветительский. Будем создавать музей святителя Николая, где будет все, что с ним связано: храмы, иконы, варианты жития, свидетельства - известные и вновь поступающие - о его чудесах. Надеемся, это будет интересно и нашим паломникам, и местным жителям,- говорит отец Владимир и поясняет: - Когда я говорю про нашу миссию в Италии, то миссии в прямом смысле здесь быть не может - это страна христианская, и мы не призваны обращать, скажем, итальянцев-католиков в нашу веру. Но мы обязаны вести миссионерскую работу среди наших паломников. Почему? Сюда приезжает множество людей, которые очень трепетно и с надеждой относятся к святителю Николаю, но которые дома никогда не ходили в храм. И сколько людей начинают свою церковную жизнь именно в Бари - и тех, кто приезжает в паломничество, и тех, кто живет здесь какое-то время. Помню одну женщину, которая, когда ей сказали, что здесь, в Бари, находятся мощи святителя, не поверила: «Быть этого не может, я точно знаю, что святой Николай погребен на нашем львовском кладбище». Через какое-то время она начала молиться, исповедоваться, вести строгую христианскую жизнь, как и многие другие наши прихожане. Вот так и должно быть.

Всех нас, конечно, интересовало, происходят ли и сегодня чудеса у мощей?

- Святитель Николай очень скор в помощи, когда речь идет о самых насущных нуждах и если есть опасность, что человек из-за своей нужды, проблемы может впасть в грех, погубить свою душу. Очень много самых разных свидетельств об исцелениях. У нас здесь люди исцелялись от рака, у бездетных родителей, после их молитвы к святителю, рождались дети - для нас это уже обыкновенное чудо. И мы, конечно, удивляемся, но немножко уже и привыкли,- улыбается отец Владимир.- На мой взгляд, главное чудо святителя Николая в том, что очень многие, наверное, и не считают чудом: незаметное, как бы исподволь, исправление жизни людей, когда через какое-то время после посещения Бари человек становится совершенно иным. И делает это святитель так деликатно, что эти люди, помолившись, думают, что исправление - это их заслуга. Были случаи, когда пьяницы переставали пить, наркоманы оставляли свое пагубное пристрастие и многое другое.

- То, что вы сегодня здесь были, молились, причащались, не останется для вас без пользы. Помощь обязательно получат и те, о ком вы молились,- слова священника теплом отзываются в сердце.- В этом городе и туристы становятся паломниками. Это удивительное свойство Бари. Такова сила святителя Николая!

Чудеса и доказательства

В небольшой городок Ланчано в регионе Абруццо паломники стремятся из-за Евхаристического чуда. Это одно из тех чудес, которые в течение многих веков тревожат людскую совесть: в них верят и не верят, как в истинность Благодатного огня или подлинность Плащаницы; с их помощью пытаются доказать бытие Божие научными средствами. Здесь есть над чем задуматься и от чего ощутить в себе благоговейный страх.

В VIII веке в церкви Лонгина Сотника в Ланчано (сейчас она посвящена святому Франциску) во время Божественной литургии совершавший ее иеромонах усомнился в истинности Евхаристии, думая примерно так: «Почему я должен верить, что хлеб становится Телом Христовым, а вино - Его Кровью? Ведь внешне они никак не меняются. Наверное, это всего лишь символы, воспоминание о Тайной вечере». И, когда Пресуществление произошло, служащий увидел перед собой именно Тело и Кровь... С тех пор, уже более двенадцати веков, Дары хранятся в Ланчано, куда стекается множество паломников. В ХХ веке за дело взялись ученые: дважды, в 1971 и 1981 годах, известные университетские специалисты в области анатомии, гистологии, органической химии и клинической микроскопии проводили исследования Даров. Их выводы однозначны: перед нами подлинные Плоть и Кровь, причем Плоть - фрагмент мышечной ткани сердца. Кровь той же группы, что обнаружена на Туринской Плащанице. Еще факт, необъяснимый с точки зрения науки, противоречащий элементарным законам физики: Кровь свернулась в пять затвердевших комочков разной формы, и каждый из них, взятый отдельно, весит столько же, сколько все пять вместе!

Обо всем этом по дороге в автобусе нам рассказал гид. Вслед за ним микрофон взял сопровождавший группу священник, клирик Вятской епархии протоиерей Андрей Дудин и так прокомментировал этот рассказ:

- Православная Церковь не отрицает чудо в Ланчано (оно произошло в еще не разделенной Церкви), но относится к нему более сдержанно, чем Католическая. Вспомним, что в Киевском патерике описан подобный случай, но тогда монашеская братия, увидев Тело и Кровь, умолила Господа, чтобы Дары вновь приняли тот вид, в котором может принять их человек.

В Ланчано мы немного опоздали и приехали, когда храм по расписанию был закрыт, уже стемнело. Но мы позвонили, и монах-францисканец отец Збигнев открыл дверь и провел нас в специальное помещение, где в прозрачном хрустальном сосуде хранятся Дары. Когда паломники начали прикладываться к ним, отец Збигнев на смеси польского и русского произнес небольшую речь о необходимости дружбы между народами и желательности единства Церквей и попросил нас спеть. Мы и спели - «Символ веры» и Пасхальные тропари...

Утром следующего дня мы направились в Святой Дом в Лорето - это одна из самых почитаемых святынь христианского мира и, конечно, по месту своего расположения - один из важнейших центров католического паломничества. Величественный храм-сантуарий (хранилище святыни) возведен здесь над назаретским Домиком Пресвятой Богородицы. В нем Она родилась, жила по возвращении из Иерусалимского храма с праведным Иосифом Обручником, в этих стенах свершилось величайшее событие Благовещения - «спасения нашего главизна» [1]. Дом Пресвятой Богородицы, как это принято было тогда на Востоке, состоял из пещерной части (над ней возведена базилика Благовещения в Назарете) и трех каменных стен. Точно известно, что с 1294 года эти стены находятся в Лорето. По преданию, во время магометанского нашествия, когда возникла угроза для святыни, дом был перенесен Ангелами по воздуху сначала на территорию современной Хорватии, а затем в Италию. Скептики (в их числе ученые - историки и археологи) утверждают, что к перемещению дома причастна семья деспотов (властителей) Эпира, древней провинции Северной Греции, которые и носили фамилию Ангели: они разобрали и перевезли Дом в Италию на корабле. Однако другие исследователи утверждают, что камни намертво скреплены раствором, аналогичным тому, что применялся в Палестине две тысячи лет назад, и он везде однороден - то есть Дом никогда не разбирался.

В Домике находится весьма почитаемая католиками статуя - Лоретанская Мадонна. По-видимому, кем-то из русских паломников, видевших ее, была написана православная икона Богородицы «Лоретанская», или «Прибавление ума», она известна с XVI века.

В Лорето паломников очень много, внутрь маленького Домика заходят небольшими группами. Верующие католики стараются обойти вокруг домика на коленях: в мраморе от этого «проложены» две глубокие бороздки. Мы встретили в храме много военных летчиков (потом узнали, что Мадонна из Лорето считается покровительницей итальянской авиации). Входим в домик вслед за военными. Они молча слушали своего гида, а мы попытались помолиться: негромко спели тропарь Благовещению и «Богородице, Дево, радуйся...» Потом часть паломников из нашей группы пошла дальше - осматривать храм с яркими витражами и мозаиками, а часть (и я в том числе) вернулась в Домик: он притягивает к себе, как магнитом, здесь согревается душа. С молитвой прикладываемся к темным камням, вновь и вновь произнося про себя «Песнь Пресвятой Богородице...».

После молитвы в Домике Богородицы мне кажется, что Благовещение стало частью моей собственной жизни, что оно произошло буквально на моих глазах. Наверное, это и есть «прикосновение сердцем» к святыне, самое настоящее чудо, после которого прочие логические выводы и научные доказательства становятся ненужными.

Свидетельство Воскресения

Сегодня трудно, наверное, найти человека, который совсем ничего не слышал бы о Туринской Плащанице. Сенсационно известной она стала в 1898 году, когда фотограф-любитель Секондо Пиа, сняв Плащаницу и обработав фотопластинки, обнаружил, что на ней сохранилось необычайно четкое негативное изображение Человека. Сам он ни минуты не сомневался, что это - Распятый Христос. С тех пор над Плащаницей было проведено множество научных исследований, выводы которых таковы: изображение не является рисунком, оно появилось на ткани вследствие химического изменения ее молекул (ожог), на ней присутствуют пятна человеческой крови группы АБ, которые появились на ней до возникновения образа.

Исторический путь Плащаницы прослеживается таким образом: по-видимому, она хранилась у святого апостола Петра и передавалась его учениками из рук в руки; пребывала в Эдессе и во Влахерне (есть свидетельства, что там она выставлялась для поклонения на Страстной седмице); во время все того же четвертого крестового похода в 1204 году попала в руки крестоносцев, после чего о ее судьбе долго не было никаких известий. В XIV веке святыня обнаружилась во Франции, в имении графов де Шарни, была ими продана, и с 1694 года хранится в кафедральном соборе Иоанна Крестителя в Турине. Специально для нее была построена капелла Плащаницы, которая в 1997 году сильно пострадала от пожара (ее реставрация идет до сих пор). Плащаница несколько раз была спасена из огня, после пожара 1532 года на ней остались резкие заметные следы. В обычное время Плащаница, сокрытая от людских глаз, хранится в сложенном виде в раке из алюминия и стекла при постоянной температуре и в атмосфере газа аргон; а для поклонения, по решению архиепископии Турина, выставляется всего лишь несколько раз в столетие. В дни такой «торжественной экспозиции» (так официально называется это мероприятие) мы и приехали в Италию.

В Турине наш автобус ставят на специальную паломническую стоянку. На форме полицейских и волонтеров, на множестве дорожных указателей - Лик и надпись S. Sindone (Синдон - Плащаница по-итальянски). Все организовано очень четко, группы прибывают строго к назначенному времени, но людей - море [2].

Мы встаем в очередь, которая начинается вдалеке от храма, в Королевских садах, и медленно движемся к своей цели. Минуем мощные старинные стены, развалины древнего амфитеатра, какое-то подземелье. Приветливые волонтеры (среди них - тирольцы в национальных костюмах и шапочках с перьями) регулируют движение, раздают листовки с информацией о Плащанице, провозят мимо нас инвалидные коляски. Для людей с ограниченными возможностями организован целый «колясочный парк». Большая часть пути проходит под тентами, специально установленными для того, чтобы защитить паломников от солнца и дождя.

Несмотря на все это благоустройство внутреннее напряжение нарастает. Кто-то из русских паломников пробует петь «Богородице, Дево...» но быстро замолкает - и действительно, хочется тишины. Все силы души сосредоточены на будущей встрече.

Мы попадаем в затемненный легкий ангар с видеопроектором. Начинается фильм без слов, который учит нас «читать Плащаницу»: камера фокусируется на отдельных частях погребальной Пелены, и подписи на восьми языках комментируют то, что мы видим. Раны от тернового венца, от бичевания, от гвоздей при Распятии, от удара копьем... Господи, на Тебе не было живого места! Бичевание само по себе было казнью смертной: Плащаница «рассказала», что бичующих было двое, что один из них был небольшого роста, что каждая плеть заканчивалась пятью твердыми бляшками, и Страдальцу было нанесено не менее сорока ударов. Глубокие следы от них покрывали всю Его спину, грудь и ноги, кровь обильно текла по разбитому лицу...

Это «чтение Плащаницы» произвело настолько глубокое, невыразимое словами, впечатление, что мы не сразу поняли: миновав дверь с надписью «Silentio!» («Тишина!»), мы оказались в храме Иоанна Крестителя, войдя в него боковым входом.

Откуда-то сверху донеслось по-итальянски: «Дамы и господа, перед вами Святой Синдон».

* * *

Помнится, что «внешней» тишины не было: дама, похожая на диктора, прочитала на нескольких языках, видимо, молитву, потому что текст заканчивался словом «Amen». Под Плащаницей (она была размещена в прозрачном подсвеченном ковчеге над алтарем) стоял почетный караул гвардейцев. Всюду были знаки, запрещающие фотосъемку - но щелкали затворы и блистали вспышки. Подумалось: хочется, конечно, фото на память, но если снимать - как сосредоточиться в те краткие минуты, которые нам даны? Ведь внутри, в глубине души, хотелось тишины и молитвы.

Остро вспомнилось: чтение Страстных Евангелий, пронизывающие сердце песнопения Великого Пятка, богослужение, частью которого стала Плащаница Христова: «Тебе одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом... Како погребу Тя Боже мой, или какою плащаницею обвию; коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему телу... Величаю страсти Твоя, песнословлю и погребение твое со воскресением, зовый: Господи, слава Тебе» [3].

Вспомнилось, как один пожилой, опытный, многими любимый священник говорил мне о Великой Пятнице: «Богочеловек распят на Кресте, казалось бы, все кончено - но Православная Церковь поет об этом так, что мысль о Воскресении не забыта». Настала ночь - но уже близится рассвет. Рассвет, когда Распятый воскреснет, и пришедшие ученики найдут во Гробе только ризы лежаща (Ин. 20, 5) и разнесут эту торжествующую весть по всему миру, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и веруя имели жизнь во имя его (Ин. 20, 31).

Никогда ничего подобного не испытывала я ни в одном католическом храме! Там в живописи и скульптуре столько чувственной сосредоточенности на Страстях (закатившиеся под лоб глаза, разверстые раны, бьющая фонтаном кровь), что кажется, этими Страстями (человеческими страданиями) все и завершается. Где-то на глубине произошло осознание того, что речь идет не о различии эстетических традиций, а о сущности нашей веры. Ведь именно свершившееся Воскресение окрашивало таким ликованием Пасхальные тропари, когда пел их нам в Венеции греческий священник отец Евангелос. О вечной жизни с Богом напоминало золотое свечение Сан-Марко и тепло всех наших, словно пронизанных светом, православных храмов. О возможности преображения всего человеческого существа повествовала византийская икона, традиционная для нашей Церкви. Когда мы встречали ее в латинянских храмах, как бы «в чуждом окружении», ее глубина и целомудрие становились особенно очевидными.

В центре нашей веры - Воскресение. А Плащаница, возможно, одно из свидетельств этого Воскресения. Думается, это был главный урок Турина, да и всей поездки...

* * *

Наш последний ночлег в пути был в итальянских Альпах. Рано утром, на восходе, я вышла на балкон. Облака ночевали и на верхушках гор, и в долинах, где мостятся цветущие альпийские села и городки. Это было удивительное зрелище: совсем непонятно, где кончается земля и начинается небо - все сливалось воедино. Как не думать тут о Творце, сотворившем такую красоту? Захватывающая дух картина стала видимым образом того, что пережито: не за этим ли мы едем в паломничество, чтобы здесь, на земле, увидеть присутствие в нашей жизни Неба и попытаться потом хотя бы в малой степени руководствоваться этим чувством? Дай Бог подольше помнить об этом.

 

Журнал «Православие и современность», № 16 (32)

 


[1] Тропарь праздника Благовещения Пресвятой Богородицы.

[2] Плащаница была выставлена для поклонения верующих с 10 апреля по 23 мая 2010 года. Ежедневно к ней приезжали около 50 тысяч паломников, а всего за время экспозиции здесь побывало более 2,1 млн человек.

[3] Стихира вечерни Великой Пятницы (ТП. Л. 464).

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=11007&Itemid=90




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме