Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Первый образ в иконографии русских святых

Архимандрит  Макарий  (Веретенников), Православие и современность

21.01.2010


Доклад на Пленарном заседании VII Пименовских Чтений Саратов. 11 декабря 2009 г. …

Написание икон святых является древней традицией Православной Церкви. Взирая на святые образы, верующий человек, согласно постановлению VII Вселенского Собора, возводит свои мысленные очи к Подвижнику, пребывающему в небесных обителях, воздавая при этом благоговейное почитание написанному его изображению. Это особенно ярко показывает единство Первообраза и иконного образа. Как пишет известный богослов-агиограф архиепископ Сергий (Спасский), мы «чрез почитание святых икон привлекаем к себе благословение Божие и любовь святых Божиих»1. Ниже он продолжает: «Для Господа Бога святые иконы служат орудием проявления Его Божественной силы к нашему спасению: чрез них Он совершает великие знамения и чудеса для утверждения веры в Него и святую Церковь Его, для утешения скорбных сердец, для исцеления болезней»2.

В каждом православном храме имеется множество различных икон, на которых изображены святые подвижники. Они стали привычны и близки сердцу православного верующего человека. Но в почитании каждого Святого всегда имел место такой трогательный момент, как написание его первого образа. Впервые данный вопрос о написании образа новопрославленных святых встал на Руси после принятия Крещения в связи с канонизацией святых страстотерпцев Бориса и Глеба (†1015; пам. 2 мая).

Причисление церковным Собором к лику святых угодника Божия благочестия влечет за собой написание ему Службы, Жития, а также указания - как писать его образ. Иконографические данные о святых суммированы в Иконописном Подлиннике. «Плод просвещения Древней Руси... Подлинник возник и развивался на основе Прологов, Миней, Житий святых и Святцев, будучи таким образом полным выражением всех сведений древнерусского иконописца, литературных и художественных... Наши древние иконописцы стояли во главе просвещенных людей Древней Руси, что они засвидетельствовали созданною ими художественно-литературною системою Иконописного Подлинника»3. Эпоха Всероссийского Митрополита Макария (†1563; пам. 30 дек.), благодаря усилиям которого на Московских Соборах 1547, 1549 годов было канонизировано множество русских святых, в ряду других обобщающих церковно-культурных, исторических начинаний дала и Иконописный Подлинник. Можно сказать, что расцвет иконописания на Руси одновременен с расцветом почитания русских святых. Исторически первый образ Святого нередко предшествовал указаниям Иконописного Подлинника. История появления первых образов святых различна4.

Традиционно на Руси погребения святых подвижников благочестия пользовались благоговейным почитанием. Над ними воздвигались часовни, устраивались надгробия, на которые возлагались покрова. «Иногда вместо покровов полагаемы были на надгробницах сделанные во весь рост изображения подвижников, подобно тому, как на верхних досках рак ... канонизованных святых пишутся их изображения. В том и другом случае нередко поставляли перед надгробницами или вообще в церквах и палатках, в которых они находились, поясные изображения подвижников или их иконы в смысле портретов»5. Подобные изображения позднее могли явиться основой при написании иконы после канонизации Святого.Обычай писать образы почивших подвижников на Руси восходит, как отмечает Е.Е.

Голубинский, ко времени преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Автор говорит, что «изображения подвижников, полагавшиеся на надгробиях, принимаемы были за изображения священные, а поясные изображения подвижников или их иконы в смысле портретов были не только сближаемы с настоящими иконами действительных святых, но почти что, а иногда и совсем, были отождествляемы с ними»6. Опись кремлевского Успенского собора XVII века называет такие иконы-портреты на гробницах Всероссийских Митрополитов Феогноста, Киприана, Фотия, Геронтия и Макария7.

В Архангельском же соборе, где погребались князья, а позднее Русские цари, изображения правителей представлены на фресках у гробниц чаще с нимбами, согласно с византийской традицией8. В XVI, XVII веках после кончины государя на его гробнице устанавливалась икона его Небесного покровителя9. На надгробных иконах могли также изображаться сами государи и их небесные покровители10. Подобные по иконографии иконы стояли в Успенском соборе Иосифо-Волоцкого монастыря на могилах Волоцких князей11.

К начальной стадии развития иконографии Святого может быть отнесён также ктиторский портрет. Г.И. Вздорнов изучил изображения Новгородских владык Моисея и Алексия (1359 - 1388) на фреске 1363 года в Волотовском храме в Великом Новгороде, предстоящих в молитвенных позах пред Пречистой Девой с Богомладенцем на троне. Первый Святитель является строителем данного храма, по благословению второго была сделана роспись Волотовского храма. Исследователь пишет об этой иконографии со Святителями: «Уместно сравнить их с особым родом житийной литературы - с краткими документальными записями о святых, делавшимися по свежей памяти, с целью запечатлеть факты их жизни, нравственные качества, их деяния. Авторы подобных записей не задавались целью написать настоящие жития, в которых обычная для агиологической литературы риторика нередко заслоняет образ человека. Именно так следует рассматривать изображения Моисея и Алексия на фреске из Болотова»12.

Л.А. Успенский, характеризуя труд древних иконописцев, говорит, что они «знали лики святых так же хорошо как лица своих близких. Они писали их либо по памяти, либо пользуясь зарисовками или портретами. Когда то или иное лицо было известно святостью своей жизни, портреты его делались тотчас по его смерти, задолго до официальной его канонизации или открытия его мощей, и распространялись в народе. О нем сохранились всевозможные сведения и особенно наброски и свидетельства современников»13 . Дополняет это высказывание следующее соображение Н.К. Голейзовского: «Жития,

сохранившие рассказы о создании посмертных изображений русских подвижников, повествует о том, с какой настойчивостью и скрупулезностью собирали живописцы все уцелевшие сведения у «самовидцев», т.е. у тех, кто знал умершего и помнил его»14.

Данные высказывания исследователей о начальном этапе развития иконографии святого сопоставимы с историей создания агиографических памятников, в которых описаны последние дни жизни, кончина и погребение подвижников благочестия, распространенных в древнерусской литературе XV - XVI веков15. Стремление описать последние дни жизни подвижника или запечатлеть его образ, как свидетельствуют Жития святых, имело место на Руси. «Иконописцы монахи, живя в каком-нибудь монастыре, не осмеливались написать портрет святого основателя их монастыря или прославившегося святостию жизни и чудесами, если он еще не умер. До сих пор известно очень немного примеров, которые, могут составить исключения в этом отношении. Но из этих немногочисленных исключений мы видим, что, если иконописец монах, и писал портретную икону Святого, то писал потихоньку от него, сохранял нарисованное в тайне, до тех пор, пока не умирал Святой»16.

В этом отношении уникальна икона преподобного Кирилла Белозерского († 1427; пам. 9 июня), находящаяся в Третьяковской галерее. Ее написал преподобный Дионисий Глушицкий (†1437; пам. 1 июня)17. На ней изображена сутулая «фигура в фас старца невысокого роста, с большой головой. Изображение портретного характера, с нимбом, очерченным двойной графьей»18. Надпись на обороте иконы подтверждает, что она была написана «еще живу сущу чудотворцу Кириллу»19. Таким образом, икона была написана за три года до кончины Преподобного. Слова же «оаг преподобии» были добавлены на ней позднее к единственному древнему слову «Кирилл» после его канонизации20.

Очевидно, преподобный Дионисий написал ещё один первый образ русского святого - преподобного Павла Обнорского (†l429; пам. 10 янв.). В «Троицком Патерике» читаем о Павло-Обнорском монастыре: «В обители сохранилось несколько древних икон превосходного письма: небольшой образ преподобного Павла, писанный еще при жизни его преподобным Дионисием Глушицким»21. Святитель Филарет Черниговский († 1866) называет также образ преподобного Димитрия Прилуцкого († 1392; пам. 11 февраля), находившийся в его обители и написанный преподобным Дионисием22. «Сказание об иконописцах», распространенное обычно в составе Иконописного Подлинника свидетельствует о трудах святого иконописца: «Преподобный отец Дионисий Глушицкий, Вологодский чудотворец, писаше многия святыя иконы, еще и доднесь обретаются в Российстей земле»23.

При преподобном Евфросине Псковском († 1481; пам. 15 мая) в Спасо-Елеазаровой обители подвизался иконник Игнатий, который на пергамене запечатлел облик основателя монастыря. С этого рисунка позднее по благословению игумена Памфила был написан первый образ святого угодника24.

Житие блаженного Прокопия Устюжского († 1303; пам. 8 июля) содержит интересные сведения о начале развития его иконографии. В 1458 году в Великий Устюг пришел некий Иоанн Москвитянин, который «загорелся желанием написать образ праведного Прокопия Устюжского и поставить небольшую часовню там, где он был погребен». Но вскоре часовню поломали и написанный им образ вынесли из неё, а в 1471 году во время военного похода, в котором участвовали устюжане, на них напала «тяжкая болезнь, желудочная лихорадка». Во время начавшейся эпидемии устюжанам неоднократно являлся блаженный Прокопий, «как на иконе написан был мужем Иоанном Москвитянином»25. Вернувшись из похода, они с благодарностью построили на месте погребения Святого посвященный ему храм, а на раку честных мощей написали его святой образ.

На Московской Руси особенно почитался печальник Земли Русской - преподобный Сергий Радонежский († 1392; пам. 25 сент.). Написание его первой иконы можно связывать с именем его племянника - Ростовского епископа Феодора (†1394; пам. 28 нояб.). В «Сказании о святых иконописцах» читаем: «Св. Феодор, племянник св. Сергия, писаше многие св. иконы, егда был архимандритом в Симоновском монастыре на Москве; и образ написа дяди своего преподобного Сергия чудотворца»26. Самое раннее на сегодняшний день изображение преподобного Сергия - это шитый покров, датируемый 20-ми годами XV века и связанный с открытием его святых мощей и последовавшей канонизацией. Предполагается, что знаменщиком рисунка надгробного шитого изображения Преподобного был его племянник епископ Феодор27 или иконник Даниил28. «Покров несет на себе самое раннее из дошедших до нас изображений Сергия. Образ Преподобного передает облик живого Сергия; это портрет основателя и первоигумена Троицкого монастыря»29.

Подобно преподобному Сергию Радонежскому своеобразна и интересна иконография еще одного Радонежского Чудотворца - преподобного Дионисия († 1633; пам. 10 мая). Архиепископ Филарет Черниговский пишет: «По словам Симона (Азарьина, троицкого келаря - а.М.), преп. Дионисий был роста высокого, с лицом благолепным, с очами веселыми, с брадою долгою и широкою; с него усопшего снят был портрет. Ныне в Лавре хранится древний портрет его, с надписью: «Образ св. Дионисия архимандрита Троицкого». Портрет сходен с описанием современника»30. Однако, в действительности данный портрет был написан в XVIII веке31. В Житии преподобного Дионисия, Троицкого настоятеля, сказано, что он «многи имел мастеры прехитры закормлены у себя: иконописцы, и книгописцы, и сребросечцы, и швецы», и что когда он скончался в 1633 году и положен был во гроб, то «некоторые иконописцы подобие лица его на бумаге начертаху»32. В последующее время это «подобие лица» могло быть положено в основу его иконографии.

Первым образом Святого мог быть вышитый покров или надгробная икона, заменяющая его на раке святых мощей подвижника. Так над мощами преподобного (Симона Воломского (†l641; пам. 12 июля) была «устроена благолепная рака с изображением на верхней доске ее св. преподобномученика, написанного в Устюге в 1680 году живописцем Михаилом Григорьевичем Чистым - хорошо знавшим и помнившим преп. Симона, образ написан по усердию и желанию граждан и окрестных жителей»33. Спустя и 40 лет после кончины Преподобного, несомненно, были еще живы его очевидцы, благодаря устному свидетельству которых и могла быть устроена икона на его раку.

Очень часто написание первого образа связано с чудесным явлением самого Святого, которое становилось побудительным мотивом для написания иконы, об этом свидетельствует иконография преподобного (Саввы Сторожевского)(† 1406; пам. 3 дек.), канонизованном на Макарьевских Соборах в середине XVI века. Он явился много лет спустя после своей кончины настоятелю своей обители игумену Дионисию34, «глаголюща ему: «Дионисие, востав скоро, напиши образ мой на иконе»35. В обители еще был жив престарелый ученик Преподобного инок Аввакум, который словесно описал «зрак» преподобного Саввы. После этого настоятель монастыря «со тщанием образ его написа, бе бо той игумен сам живописец иконам»36. Написание образа оживило почитание основателя обители с одной стороны, а с другой - сам Преподобный стал оказывать милость к прибегающим к нему. «И оттуда начаша много и различна исцеления бывати от честнаго гроба его»37.

Народное почитание основателей Соловецкого монастыря началось вскоре после их кончины и выразилось в призывании их в молитвах и написании икон. В их Житии читаем: «И от великой веры, которую имеют к Преподобным, начали писать образы их и в домах у себя держать, поклонялись и, в церкви Божий внося, ставили для поклонения православным людям. Мы же в обители преподобных на Соловках живущие, не смели дерзнуть иконы их написать вплоть до тридцати лет после смерти Преподобных»38. В 1613 году преподобный Герман Соловецкий явился священнику Григорию, повелев написать тропарь и свой образ. Сей пресвитер написал тропарь, а иконописец Симеон написал иконы преподобного Зосимы, Савватия и Германа. Священник имел большую веру к святым, ежедневно читал тропари им и каноны. От иконы преподобного Германа подавались исцеления прибегающим к нему39.

Несколько ранее произошло ещё одно благодатное событие, косвенно связанное с Соловками. В 1607 году иконописец инок Феодорит незадолго перед своей кончиной написал образ преподобного Иоанна Яренгского († 1545; пам. 3 июля). Этому предшествовало чудесное явление ему, он «видел святаго чудотворца Иванна, и очи весть в человечи образе, и повеле ему своего подобия икону писати лицем аки Предтечю Иоанна, а браду аки разбойничю, срачицу ветху, руце согбени. И по третием видении повеле ему писати наспех скоро, и глаголя старцу: «Постижет тя, старче, скорое недосужество». И старец делу коснуся. В неделю назнамена святаго и во вторник до Обедни написал икону. И к обедни шед, причастился Христовых Тайн. А к среды к Богу отиде, изолифити не поспел»40.

Написанию первого образа преподобного Иродиона Илоезерского († 1541; пам. 28
сент.) предшествовало непочтительное отношение к его могиле некоего Софонии. Он воткнул посох в могилу Преподобного, за что был наказан слепотой. После раскаяния иусердных молитв «явившийся Иродион возвратил ему зрение; обрадованный Софоний велел написать икону Преподобного в том виде, в каком являлся он ему, и поставил ее в часовне»41.

Один из учеников преподобного Пахомия Нерехтского (+1384; пам. 15 мая) подвергся сильному искушению, с которым он усердно боролся . Избавиться от него помог явившийся ему во сне сам Преподобный. При этом он сказал: «Не бойся, чадо: ты видишь меня, напиши образ мой, Господь причислил меня к лику преподобных; скажи о том и братии». Старец Иринарх рассказал обо всем игумену и братии, показывая знак удара на бедре. Освободившийся от нечистой страсти написал образ Пахомия; над могилою устроили гробницу и тут поставили икону»42. Она была написана год спустя после кончины Преподобного, послужив его последующему прославлению43.

У инока Ирапской обители Феодосия долго болела нога, и он стал просить о своем исцелении преподобного Филиппа Ирапского († 1527; пам. 14 нояб.). «Преподобный, явясь ему во сне, велел написать икону его и осенил крестным знамением. Пробудясь, Феодосии не чувствовал более никакой боли в ноге, и сам пришел в церковь к общему изумлению. Исполняя завет Преподобного, он поручил иконописцу написать икону его с древней иконы, присланной из Москвы княгинею Кривоборскою»44. Таким образом в основе иконографии Святого лежит личное усердие и почитание княгини, что получило затем продолжение в Ирапской обители.

Ранним изображением праведного Василия Мангазейского (†1600; пам. 23 марта) был шитый покров на его гробнице, устроенный князем И.В. Репниным. Затем была написана его икона послушником Тобольского митрополита Павла I (1678 - 1692), который был иконописцем. Попав в сильную бурю, он дал обет написать икону Святого, которая затем была поставлена «с молебным пением» у гроба сибирского Чудотворца45.

Очень пространно о написании первого образа говорится в Житии святителя Новгородского Феоктиста († 1310; пам. 23 дек.). Это было в царствование Алексея Михайловича (1645 - 1676). В Софийском соборе в Новгороде был церковный певчий Федор, занимавшийся иконописанием. Однажды зашедший к нему знакомый увидел «образ Святителя на иконе ознаменован, но не у в совершенство приведен, вопроси его: «Коего Святителя той образ?» Феодор же, отвещав, рече: «Сей образ святителя Феоктиста, архиепископа Новгородского, поведен ми написати от сущаго (тогда) в Великом Новеграде царских судов над нищими начальствующаго диака Иоанна Зиновьева». Далее в Житии иконописец говорит о своем труде: «Аз же, рече, пишу с первообразного подобия стеннаго писания, иже в паперте соборныя святыя Софии церкве, идеже и прочих святителей Новгородских образы писаны суть». Таким образом, в Софийском соборе существовало в XVII веке общее изображение Новгородских иерархов. В созданной же святителем Феоктистом Благовещенской обители не было иконы ее создателя, «но сей первый написан и во обители оной поставлен в та лета бе»46. Описание последующего чуда в Житии святого поясняет историю написания его иконы софийским певчим. В нем говорится о явлении некой больной жене дьяка «священнообразного мужа», повелевшего ей поклониться мощам архиепископа Феоктиста. После поклонения им больной стало легче и вскоре она совсем выздоровела, после чего была написана икона Святого. «Се же поведано бе от иерея Симеона, служителя церкви преподобного Варлаама игумена Хутынскаго, иже в Великом Новеграде на Ярославле дворищи»47.

После кончины преподобного Александра Ошеневского (†20 апр. 1479) его обитель вскоре пришла в упадок, но затем при Новгородском архиепископе Сергии (1483 - 1484) монашеская жизнь в ней возрождается, начинается строительство. «При построении

нового храма в честь святителя Николая, по указанию самого явившегося Преподобного, найдены были нетленными мощи его. Новый храм освящен при игум. Вассиане и при нем же Преподобный велел написать образ его. По рассказу одного старца, который знал Преподобного еще в земной жизни, Преподобный был роста среднего, лицом сухой, с впалыми глазами, с небольшою и не густою бородою, с проседью в русых волосах. В таком виде и был он написан»48. Этим иконописцем, написавшим первый образ Святого, был каргополец Симеон Сокол, а старцем, помнившим подвижника - Никифор Филиппов49. Подобным образом обретение священных останков Святого побудило написать на раку образ епископа Тверского Арсения († 1409; пам. 1 мар.). В 1483 году в Твери произошло открытие его мощей и «была написана икона Святителя и поставлена была гробница его»50.

Подобные события произошли и в Вологодской епархии в середине XVI века. После кончины преподобного Стефана Комельского († 12 июня 1542) его обитель была разорена при набеге казанских татар. При возобновлении монастыря над могилой Преподобного видели сияющий свет. «Тогда же, по свежей памяти на гробнице Преподобного написано было его изображение, а другой образ его был поставлен в новоустроенном храме»51. После блаженной кончины преподобного Феодосия Тотемского († 1568; пам. 28 янв.) Господь прославил его благодатью чудотворения. «Видя все это, игумен Спасо-Суморина монастыря Галактион (1626-1633) просил одного тотемского иконописца Якова Попова написать образ Преподобного, что тот и исполнил в 1626 году, изобразив лик пр. Феодосия по рассказам столетнего старца Космы Любевцова, который весьма хорошо помнил его в живых. В 1635 году написан был другой образ Преподобного в большом виде против первого и положен на раке, над которою устроена была и сень»52.

Первонаписанные образы святых имели важное значение в тяжелых исторических обстоятельствах. К Смутному времени относится следующее известие. «В 1609 г. вологодский воевода писал: «Здесь в Вологде преподобный Димитрий явил свою милость, обещался стоять с нами, против врагов государевых. Он явился духовному старцу и велел перенесть свой образ с гробницы в Вологду; архиепископ и воевода со всеми вологжанами и иногородними, сретив тот образ с великою честию, поставили его со слезами и с молебным пением в Вологде на площади, в церкви Всемилостивого Спаса января 4 дня. Ныне сей образ стоит для уверения и поклонения всем христианам. Говорят, что сей образ преп. Димитрия писал преп. Дионисий Глушицкий»53. А такой иконой могла быть только первописанная (См. прим. 22).

Несколько ранее другие грозные обстоятельства вызвали написание образа блаженного Николая Псковского († 1576; пам. 28 февр.) в лике других чудотворцев. Во время осады Пскова Стефаном Баторием в 1581 году в видении благочестивому псковичу преподобный Корнилий Псково-Печерский († 1570; пам. 20 февр.) вместе с блаженным Николаем умоляли Пречистую Деву умилостивить Христа и избавить псковичей от пленения и разорения. В благодарность за последовавшее избавление во Пскове написали затем «икону Богоматери с предстоящими преп. Антонием и Корнилием, с князьями Владимиром Киевским, Гавриилом и Тимофеем Псковскими и блаженным Николаем. Эта икона поставлена была в Покровской церкви и прославилась чудесами; ей празднуют в октябре. С того времени стали праздновать во Пскове и день преставления блаженного Николая»54. Таким образом, данная икона была написана пять лет спустя после кончины блаженного Николая, чем было положено начало его почитания.

В 1646 году на Соловках было открытие святых мощей Митрополита Филиппа, которые ранее были принесены из Твери. В этом священном событии участвовал священник Мартирий. В последующее время он задумывался о внешнем виде святого иерарха, поскольку на иконе, присланной Патриархом Иоасафом «старцу Паисее Дворянинову», бывшем в 1639 - 1640 годах Соловецким настоятелем, у Святителя была «брада... густа написана, черна и кругла. А в подлиннике в Соловецком написана старых переводчиков, кои жива видели его: борода у него зело скудна, токмо на браде». Затем старцу Мартирию было видение иерарха. Явившийся Святитель «рече ему: «Зри мене, каков есмь»... Брада у него - немного волосов на браде, да и пошло к горлу». Соловецкий инок Сергий (Шелонин), описавший данное событие, рассказал историю написанной в Москве иконы. «А тот образ, что прислал блаженныя памяти Патриарх Иоасаф к старцу Паисее с Москвы, писан с Филиппова образа Митрополита с чудотворного же, которой был на Москве и преставися в лето 6981 апреля в 5 день в первый час нощи. Преже преставления своего виде аггела Господня, возвещающа изход его ко Господу, и положен бысть у Ионы Митрополита в ногах»55. Очевидно, имеется ввиду надгробный образ Митрополита Филиппа I (1464 - 1473)56, который, таким образом, явился, основой при написании иконы святителя Филиппа II.

Если в вышеуказанных случаях написание первого образа происходило, как правило, при могиле Святого и носило местный характер, то следует назвать одно событие, очевидно, имеющее отношение к данной проблематике, когда написание иконы было обусловлено прежде всего соборным постановлением. Память Великопермских святителей Герасима, Питирима и Ионы чтится 25 января «с того времени, как по соборному определению Патриарха Гермогена и по повелению царя Василия Ивановича Шуйского написана их икона и установлено празднование»57.

С развитием светской живописи на Руси зарождается искусство портрета58. Появляются также портреты духовных лиц и деятелей Церкви. Некоторые из них позднее берутся за основу при написании первых икон новоканонизованных святых. Это явление характерно для Синодального периода Церкви. «Наряду с традиционными образами исторических деятелей складывалась новая иконография вновь канонизованных

святых»59. Отмеченный в предшествующее время элемент чудесности, т.е. явлений Святых при написании их первого образа, постепенно начинает утрачиваться. Иногда прижизненный портрет подвижника благочестия после канонизации изображенного на нем святого оформляются в виде иконы60. Например, поздние «портреты Дмитрия (Ростовского - а.М.) стали основой его иконописных изображений. Спустя два года после канонизации Дмитрия некий Василий Никитич Вощин в 1759 году написал его выразительный портрет - икону (Кострома, художественный музей)»61.

В брошюре, выпущенной в год канонизации святителя Питирима Тамбовского († 1698; пам. 28 июля) говорится, что после его кончины над гробницею «для постоянной, неизгладимой памяти самих черт лица Святителя поставлен был его портрет»62. В последующее время у гробницы почившего Святителя происходили исцеления. В связи с этим один благодарный исцеленный пожертвовал деньги на украшение портрета. В таком виде, как он изображен на портрете, святитель Питирим явился тамбовской помещице С.Г. Соколовой, которая затем, после исцеления ее сына, пожертвовала на гробницу покрывало63.

В этой связи замечательно мнение современника канонизаций святых в Русской Церкви во второй половине XIX века, одного священника Сергиево-Посадского иконописного училища: «...как портреты становятся иконами этому свидетели мы сами, при жизни которых совершалось прославление св. Митрофана и Тихона и может быть не одному мне случилось портрет святого Тихона со стены дома перенести на аналой церковный... Так же может быть поступят потомки наши с портретом блаженного старца Серафима, как мы поступили и предки наши в отношении к прославляемым святым»64. Это явление ещё больше характерно для нашего времени в связи с массовой канонизацией святых новомучеников и исповедников, когда за основу первого образа чаще всего берутся фотографии.

Духовный подвиг первого иконописца, Евангелиста Луки, всегда был жив в нашей Церкви и особенно становится актуален в наши дни в связи с возрождением иконописи и канонизацией новых святых. Написание первых образов святых - это целая страница в истории русской иконографии. Нередко первой иконе предшествовало чудесное явление самого Святого. Первый образ мог быть написан до канонизации или после. Изучение истории написания «первых образов» показывает их многообразие: икона на гробницу, шитый покров, моленная икона. В подобных случаях имя иконописца чаще всего известно. Среди них следует назвать прежде всего преподобного Дионисия Глушицкого. Агиографический материал по данному вопросу преимущественно касается Московской Руси.

Доктор богословия, профессор Московской Православной Духовной Академии архимандрит Макарий (Веретенников)

_________________________________________________________________________ 

1 Сергий архиепископ (Спасский). О почитании икон. СПб., 1995. С. 133.

2 Там же. С. 134.

3 Буслаев Ф. О литературе. Исследования. Статьи. М., 1990. С.389.

4 Некоторые краткие сведения на эту тему см.: Некрасов И. О портретных изображениях русских угодников//Изограф. Журнал иконографии и древних художеств, издаваемый И.Касницким. 1884. Т.1. Вып.7. С. 39-40.

5 Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. Изд. 2. М., 1903. С.274.

6 Там же. С.276. Как отмечает Г. Филимонов, «...уже в X веке, в Киево-Печерской Лавре, в этом питомнике новой веры, мы встречаем то, что называется портретными иконами. Таковыми действительно представляются иконы св. Антония и Феодосия, показанные лет через десять после их кончины игуменом Лавры Никоном греческим иконникам, прибывшим за работою. Последние, говорит предание, узнали тотчас в лице их святых нанявших их в чудном видении украшать сооруженный храм Лавры (Филимонов Г. Иконные портреты русских царей//Вестник Общества древнерусского искусства при Московском публичном Музее. М., 1875. № 6 - 10. С. 38).

7 Голубинский Е. Е. История канонизации святых... С.277. При.1.

8 «Воображены подобия князей». Стенопись Архангельского собора Московского Кремля/Текст Е.Сизова (Публикация одного памятника. Вып.З). Л., 1969.

9 Сорокатый В.Н. Некоторые надгробные иконостасы Архангельского собора Московского Кремля// Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции. М., 1977. С. 407, 409; Горматюк А. Царский лик. Надгробная икона Великого князя Василия III. M., 2003.

10 Сорокатый В.Н. Некоторые надгробные иконостасы ... С.413.

11 Материалы научных конференций 1989 - 1990 гг. Вып.1: Меняйло В.А. Икона инока Паисия в Иосифо-Волоколамском монастыре. М., 1991. С. 16- 17.

12 Вздорнов Г.И. Портреты Новгородских архиепископов в искусстве XV в.//Древнерусское искусство: Монументальная живопись XI - XVII вв. М., 1980. С. 134.

13 Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Изд-во Западно-Европейского Экзархата. Московский Патриархат, 1989. С. 135.

14 Голейзовский Н.К. Исихазм и русская живопись XIV - XV вв.//Византийский временник. М., 1969. Т.29. С.207.

15 См.: Макарий игумен. Памятники древнерусской литературы, содержащие описания последних дней земной жизни подвижников XV - XVI веков//ЖМП. 1986. № 1 1. С. 68 - 75; Макарий архимандрит. Московский Митрополит Макарий и его время. Сб. статей. М., 1996. 75 - 102. См. также: Дмитриев Ю.Н. О творчестве древнерусского художника//ТОДРЛ. М.; Л., 1958. Т. 14. С. 556.

16Некрасов И. О портретных изображениях русских угодников в их житиях//Сборник на 1866 год, изданный Обществом древнерусского искусства при Московском публичном музее. М., 1866, Отд. 2. С. 128. Попутно следует отметить, что данному автору принадлежит исследование, в котором он рассматривает первоначальные редакции Житий святых (Некрасов И. Зарождение национальной литературы в Северной Руси. Ч. 1. Одесса, 1870).

17 См. о нём: Лебедев В. Иконописные труды преподобного Дионисия Глушицкого Чудотворца. Вологда, 1900.

18 Антонова В.И.; Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи. Т. 1: XI - начало XVI века. М., 1963. С. 305. См. также: Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М., 1994. С. 69, Табл. 61; Рыбаков А.А. Вологодская икона. Центры художественной культуры земли Вологодской XVII - XVIII вв. М., 1995. №21.

19 Антонова В.И.; Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи. С. 306; Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Изд. 3. СПб., 1882. Месяцы: май - Август. С. 184. Клеймо иконы, на котором изображен преподобный Дионисий, пишущий образ святого Кирилла Белоезерского см. на вклейке к статье Ю.Н. Дмитриева (О творчестве древнерусского художника//ТОДРЛ. Т. 14) между стр. 552 и 553, С образа преподобного Кирилла Белозерского, написанного преподобным Дионисием Глушицким, в последующее время делались копии. Одну из них см.: Мартынова М.В. Драгоценный камень в русском ювелирном искусстве XII - XVII веков. М., 1973. Табл. 8.

20 Антонова В.И.; Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи Т. 1. С. 306. Как отмечает А.И. Анисимов об иконографии преподобного Кирилла, «на протяжении одного столетия совершился сложный процесс иконизации святого, переход от реального, натуралистического портрета к условной, обобщающей идеализации облика и иконе... Реальный тип, запечатленный Дионисием Глушицким, еще долго продолжает жить, и с портрета пишутся копии, более или менее близкие к исходному оригиналу» (Анисимов А.И. Иконизация Кирилла Белозерского). Из истории портрета в древнерусском искусстве// Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1987. М, 1988. С. 194- 195.

21 Троицкий Патерик. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1992. С. 51.

22 Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Изд. 3. СПб., 1882. Месяцы: Май - Август. С. 184.

23 [Сахаров И.] Исследования о русском иконописании. СПб., 1849. Кн.2. Приложения. С. 14.

24 Дмитриев Ю.Н. О творчестве древнерусского художника/ЛГОДРЛ. М.; Л., 1958. Т. 14. С.553. Канонизован преподобный Евфросин был на Макарьевском Соборе 1549 года (Голубинскии Е.Е. История канонизации святых в Русской.Церкви. Изд. 2. М., 1903. С. 104).

25 Там же. С. 126. Иконы святых, находящиеся у их святых мощей, были многообразны по своему содержанию. «Житийная надгробная икона возникает в результате развития комплекса надгробных икон, первоначально состоящего из личных молельных икон Погребенного и ранних «персональных» его изображений, на этапе широкого распространения его культа и окончательного распространения его Жития. Она вбирает в себя символику раки Святого, являет образ его моления за притекающих к раке молящихся и изливаемой на них благодати» (Сорокатый В.М. Надгробная икона Прокопия Устюжского 1602 года// Русские исторические деятели в иконе. Тезисы докладов научной конференции. Декабрь 1989 года. М., 1995. С. 36).

26 Барсуков Н. Источники русской агиографии. СПб., 1882. Стб. 591. Ср.: [Сахаров И.] Исследования о русском иконописании. СПб., 1849. Кн.2. Приложения. С. 14.

27 Вздорнов Г.И. Портреты Новгородских архиепископов в искусстве XIV в.//Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI - XVII вв. М., 1980. С. 133.

28 Маясова Н.А. Древнерусское шитье. М., 1971. С. 12. Табл. 7-8. Публикацию этого надгробного покрова см.: Преподобный Сергий Радонежский, М.: Панорама, 1992. С. 31.

29 Нарциссов В.В. Шитый покров Сергия Радонежского//Древнерусское и народное искусство. Сообщения Загорского Музея-заповедника. М., 1990. С. 29. См. также: Он же. Древнейший покров на раку Сергия Радонежского//Русские исторические деятели в иконе. Тезисы докладов научной конференции. Декабрь 1989 года. М., 1995. С. 11 - 13. О начальных этапах развития иконографии преподобного Сергия см. в статье Э.К. Гусевой (Об иконе преподобного Сергия Радонежского в житии круга Дионисия из Троицкого собора//Искусство Древней Руси, Проблемы иконографии. М., 1994. С. 91 - 116).

30 Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Месяцы: Май - Август. Изд. 3. СПб., 1882. С.86.

31 Белоброва О.А. Портретные изображения Дионисия Зобниновского//Сообщения Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника. Загорск, 1960. Вып.З. С. 177. Табл. 82.

32 Арсений иером. Исторические сведения об иконописании в Троицкой Сергиевой Лавре//Сборник на 1873 год, изд. Обществом древнерусского искусства при Московском публичном Музее под ред.Г.Филимонова. М., 1873. С. 120. См. также: Скворцов Д. Дионисий Зобниновский, архимандрит Троицко- Сергиева монастыря (ныне Лавры). Историческое исследование. Тверь, 1890. С. 408.

33 Верюжский И., свящ., Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею Церковью и местно чтимых. Вологда, 1880. С. 659.

34 У П.Строева он упоминается под 1490 годом (Строев П, Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви, СПб., 1877. Стб. 166). По «Троицкому Патерику», можно думать, что это событие было «около 1480 года» (Троицкий Патерик или сказания о святых угодниках Божиих, под благодатным водительством преподобного Сергия. Свято-Троицкая-Сергиева Лавра, 1992. С. 89).

35 Житие Саввы Сторожевского (по старопечатному изданию XVII века)//Подг. Текста и предисл. Л.А.Тимошиной. М: Археографический центр, 1994. С.32.

36 Там же. С.33. См. также: Жизнеописания достопамятных людей Земли Русской. Х-ХХ вв. изд.Московский Рабочий, 1992. С. 96. Явление преподобного Саввы игумену Дионисию, как писание им иконы, нашло отражение в иконографии клейм житийных икон Преподобного (Лихачев Н.П, Материалы для истории русского иконописания. СПб., 1906. Ч. 2. С. 1. Табл. 341, № 669).

37 Житие Саввы Сторожевского. С.33.

38 Памятники книжного искусства. Древнерусская книга. Повесть о Зосиме и Савватии. Научно- справочный аппарат. М., 1986. С.31.

39 Жизнеописания достопамятных людей Земли русской X - XX вв. Изд-во Московский рабочий, 1992. С. 159.

40 Сапожникова О.С. Сказание о Яренгских чудотворцах и методы работы древнерусского автора//Русская агиография. Исследования. Публикации. Полемика. СПб., 2005 С. 600. См. также: Словарь русских иконописцев XI - XVII веков/Редактор-составитель И.А. Кочетков. М., 2009. С. 722 - 723.

41 Филарет, архиепископ. Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Изд. 2, Месяцы; Сентябрь - Декабрь. Чернигов, 1865. С. 168. Местное его прославление было совершено в 1653 году по благословению Патриарха Никона (Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви, Изд. 2. М„ 1903. С. 131).

42 Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Месяцы: Январь - Апрель. Изд.З. СПб., 1882. С.394.

43 См.: ГолубинскийЕ.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. Изд.2. М, 1903. С. 145. Как отмечает Н.К. Голейзовский, «по имеющимся сведениям, икона эта находится в действующей церкви города Нерехты» (Голейзовский Н.К. Исихазм и русская живопись XIV - XV вв.//Византийский временник. М, 1969. Т.29. С. 207).

44 Троицкий Патерик. Свято-Сроцкая Сергиева Лавра, 1992. С.67.

45 Пивоваров П., протодиакон. Святой праведный Василий Мангазейский //ЖМП. 1977. № 1 1. С. 64 - 65.

46 Новгородский государственный музей. № 10882. Служба святителю Феоктисту. XIX в. Л. 3 1 - 32.

47 Там же. Л.33. См. также: Брюсова В.Г. Русская живопись 17 века. М., 1984. С.65.

48 Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Месяцы: Январь - Апрель. Изд. 3. СПб., 1882. С. 514. У П.М.Строева указан только один монастырский настоятель с именем Вассиан: 1535 - 1540 гг. (Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. Стб. 995).

49 Дмитриев Ю.Н. О творчестве древнерусского художника//ТДОРЛ. М.; Л., 1958. Т. 14. С. 552. См.также: Мысливец И. К иконографии русских святых//Byzantinoslavica. Praha, 1932. Roc. 4. Sv. 2. S. 423 - 424.

50 Филарет, архиепископ. Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. Месяцы: Январь - Апрель. Изд. 3. СПб., 1882. С. 291.

51 Верюжский И., свящ. Исторические сказания о жизни подвизавшихся святых в Вологодской епархии. Вологда, 1880. С. 455.

52 Верюжский И., свящ. Исторические сказания о жизни подвизавшихся святых в Вологодской епархии. Вологда, 1880. С. 518. См. также: Филарет, архиепископ Черниговский. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Месяцы Январь - Апрель. Изд.З. СПб., 1882. С. 127.

53 Филарет, архиеп. Черниговский, Русские святые, чтимые всею Церковию или местно. Месяцы: Январь-Апрель, Изд. 3. СПб., 1882. С. 223-224.

54 Филарет, архиеп. Черниговский, Русские святые, чтимые всею Церковию или местью. Месяцы: Январь-Апрель, Изд. 3. СПб., 1882. С. 277. Аналогичное событие известно из истории Москвы. В 1521 году во время нашествия крымского хана Магмет Гирея преподобный Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский умоляли в видении Московских Святителей не износить из Кремля Владимирскую икону и защитить Москву.

55 Сапожникова О.С. Записка об обретении и перенесении мощей Митрополита Филиппа (Колычева)//Книжные центры Древней Руси: Соловецкий монастырь. СПб., 2001. С.443.

56 По описи Успенского собора начала XVIII века известны надгробные иконы Митрополитов Макария, Фотия и Феогноста (Русская историческая библиотека. СПб., 1876. Т.З. Стб. 314, 328, 368), но икона Митрополита Филиппа при этом не названа. Житие Митрополита Филиппа I см.: Макарий архимандрит. Первосвятители Московские/УВышенский паломник. Православный журнал. Рязань, 2000.№.2(10). С. 90. Прим. 25. В 1479 году после построения нового здания Успенского собора, когда открыли гроб Митрополита Филиппа I, «и видеша его лежаща всего цела в теле, яко же и Преосвященный Митрополит Иона» (Барсуков Н. Источники русской агиографии. СПб., 1882.Стб. 565). Всё это в целом свидетельствует о почитании Первосвятителя XV века.

57 Верюжский И. Исторические сказания о жизни святых подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею Церковию или местночтимых. Вологда, 1880. С. 328.

58 Овчинникова Е.С. Портрет в русском искусстве XVII века. М., 1995.

59 Красилин М.М. Русские исторические деятели в иконописи XVII-XIX вв. в немузейных собраниях//Русские исторические деятели в иконе. Тезисы докладов научной конференции. Декабрь 1989 года. М., 1995. С. 60.

60 См.: Лебедев Л., прот.; Ларин И. Загадка одного портрета, К жизнеописанию преподобного Серафима Саровского. Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. Т. 1. С. 321 - 334.

61 Красилин М.М. Русские исторические деятели... С.60.

62 Житие, подвиги и чудеса святителя Питирима, епископа Тамбовского. М., 1914. С. 24.

63 Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 - 19 веков. Месяц Июль. Изд. Введенской Оптиной пустыни, 1994. С. 544.

64 Цит. По: Шитова Л.А. Троицкая эмальерная школа XVII - начала XIX в.//Сергиево-Посадский Музей-заповедник. Сообщения. М., 1995. С. 189- 190.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=8073&Itemid=3




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме