Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Вспоминая «зимнюю войну»

Юрий  Рубцов, Фонд стратегической культуры

21.12.2009

Развернувшаяся 70 лет назад советско-финляндская война (30 ноября 1939 г. - 13 марта 1940 г.) стала последней в цепи локальных войн и вооруженных конфликтов, в которых участвовал Советский Союз в преддверии большой войны с фашистским блоком. 

Если оставаться в рамках достоверно установленных фактов, то нельзя не признать, что все эти войны и конфликты советское руководство стремилось подчинить решению национальных задач, главная из которых заключалась в обеспечении безопасности СССР и предотвращении агрессии как с запада, так и с востока.

После провала попыток совместно с Великобританией и Францией создать систему коллективного отпора гитлеровской экспансии Советский Союз нашел иной путь предотвращения угрозы со стороны приближающейся к его государственным границам Германии, подписав с ней в августе 1939 г. договор о ненападении, а в сентябре - договор о дружбе и границе. Чтобы не допустить сговора за своей спиной Лондона и Парижа, с одной стороны, и Берлина - с другой, советское руководство принесло идеологические постулаты, в соответствии с которыми фашизм ранее объявлялся злейшим врагом коммунизма, в жертву политической прагматике. Советско-германские договоренности были не чем иным, как военно-политическим компромиссом, на который Кремль пошел для выигрыша времени и географического пространства в преддверии неизбежного военного столкновения с Германией.

Москва добилась включения в сферу своих интересов тех стран, которые ранее территориально входили в состав Российской империи, но либо обрели независимость (Финляндия), либо после Первой мировой войны были отторгнуты от России в результате прямой аннексии (Эстония, Латвия, Литва, Бессарабия). В прибалтийские государства осенью 1939 г., а в Бессарабию и Северную Буковину летом 1940 г. были введены части Красной армии. Позднее прибалтийские страны вошли в состав СССР. Финляндия же при поддержке Запада не приняла условий разрешения территориальных споров, предложенных Советским Союзом.

Феномен разразившейся вскоре «зимней войны» состоял в том, что обе стороны стремились избежать столкновения. В Москве наиболее опасным считали не столько возможность выступления самой Финляндии против СССР, сколько использование ее территории третьей стороной. Руководство Советского Союза вынуждено было считаться с военной опасностью, исходившей с северо-западного направления: Ленинград отделяли от государственной границы всего 32 км. В Кремле возникла идея заключить с Хельсинки договор о взаимопомощи, причем, давая установку на проработку этого вопроса, Сталин указал: «Гарантировать невмешательство во внутренние дела Финляндии».

Уже в самом начале прошедших в октябре - ноябре 1939 г. советско-финляндских переговоров противная сторона отказалась заключить договор, аналогичный тому, что был подписан СССР с прибалтийскими государствами. Тогда финской делегации была направлена т.н. «Памятная записка», в которой фактически содержалось требование передать Советскому Союзу Гогланд и ряд других островов Финского залива, часть Карельского перешейка с тем, чтобы госграница была отодвинута от Ленинграда ещё на 70 км, полуостров Рыбачий и предоставить в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки там военно-морской базы и размещения 4-тысячного воинского контингента для её обороны. Взамен, в качестве компенсации, СССР предлагал Финляндии вдвое большую территорию в Восточной Карелии.

Повторимся: не столько «сталинский экспансионизм» (как сегодня стало модным считать), сколько интересы собственной безопасности, необходимость строительства рубежей обороны на дальних подступах в преддверии большой войны объективно заставляли СССР идти на подобные требования. В последний момент советская сторона ограничила свои требования, но министр иностранных дел Э. Эркко и другие сторонники твердой линии под давлением западных держав завели переговоры в тупик. Интересно, что даже верховный главнокомандующий финской армией маршал К. Маннергейм был склонен принять большинство советских предложений и побуждал к этому финский парламент. Он, хорошо зная соотношение сил, понимал, что доводить до войны не следует: Финляндия выиграть ее не сможет.

Тем не менее война началась и, вопреки ожиданиям, оказалась для СССР нелегким испытанием. Сталин, как и военное руководство, явно недооценили как особенности театра военных действий, развернувшихся на Карельском перешейке, так и боевые качества армии противника. Когда в марте 1940 г. Политбюро ЦК ВКП(б) заслушивало доклад наркома обороны маршала К.Е. Ворошилова, он вынужден был признать, что «ни я, нарком обороны, ни Генштаб, ни командование Ленинградским военным округом вначале совершенно не представляли себе всех особенностей и трудностей, связанных с этой войной», а «военное ведомство подошло к подготовке войны в Финляндии недостаточно серьезно».

Сталин, отказавшись от плана, разработанного под руководством начальника Генерального штаба маршала Б.М. Шапошникова, предпочел план, авторами которого выступило командование Ленинградским военным округом с участием заместителей наркома обороны командарма 1-го ранга Г.И. Кулика и армейского комиссара 1-го ранга Л.З. Мехлиса. В соответствии с ним основные войска ЛВО сводились в 7-ю армию (командующий - командарм 2-го ранга К.А. Мерецков), на которую возлагалась задача по прорыву линии Маннергейма на Карельском перешейке и разгрому главных сил финской армии.

Однако попытка в две недели разгромить упорного и стойкого противника не удалась. Неопытность командного состава, крайне ослабленного репрессиями, отсутствие опыта действий в лесисто-болотистой местности при низкой температуре, неудовлетворительное обеспечение оружием, боевой техникой и обмундированием по сезону, общая недооценка противника привели к тяжелым жертвам и к затягиванию боевых действий.

В конце декабря 1939 г. операция была приостановлена, и Главный военный совет вернулся к предложениям Шапошникова. Вновь созданный Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга С.К. Тимошенко включал около 1 млн. человек, превосходя противника по численности пехоты более чем в 2 раза, по артиллерии - почти в 3 раза и абсолютно - по танкам и самолетам.

11 февраля 1940 г. Красная армия перешла в наступление, прорвала линию Маннергейма и стала успешно продвигаться вперед. Одновременно советские части форсировали по льду Выборгский залив и перерезали шоссе Выборг - Хельсинки. Взятие Выборга стало финальным аккордом войны.

Формально в «зимней войне» победил Советский Союз. Задачи, которые ставил Сталин перед войной, были решены: и граница была отодвинута от Ленинграда, и полуостров Ханко стал советской военно-морской базой (к сведению скептиков, она сыграла неоценимую роль при обороне Ленинграда уже в ходе Великой Отечественной войны).

Но международный резонанс оказался в конечном счете не в пользу СССР, который был исключен из Лиги Наций. Авантюрой обернулся рецидив «мировой революции» - попытка привести к власти «народное правительство» Финляндии во главе с видным деятелем Коминтерна О. Куусиненом. Учитывая выявившиеся в ходе войны слабости Красной Армии, Гитлер сделал вывод о России, как о «колоссе на глиняных ногах».

Но эта же война показала и то, что срыв переговоров в Москве летом 1939 г. британской и французской делегациями был не случайным эпизодом. Великобритания и Франция (а вместе с ними и США) оказали финансовую, военную и пропагандистскую поддержку финской стороне. На этой основе западные союзники, по существу, начали сближение с Германией, с которой находились - не забудем - в состоянии войны. Берлин активно помогал Хельсинки, и англо-французские стратеги приняли решение направить в Финляндию экспедиционный корпус. Разрабатывались планы ударов с севера на Ленинград и с юга на Баку с последующим развитием встречного наступления на Москву. Королевские ВВС готовились бомбить нефтепромыслы Кавказа.

Лишь энергичное советское наступление и подписание 12 марта 1940 г. мирного договора между СССР и Финляндией сорвали перспективы образования нового фронта Второй мировой войны, угрожающего Советскому Союзу.

В свете этих фактов более понятно, какие предубеждения должны были преодолеть в июне 1941 г. политики, от которых зависело создание антигитлеровской коалиции.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2665




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме