Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Грибоедов и современные российско-армянские отношения

Александр  Крылов, Фонд стратегической культуры

14.12.2009

В 2008 году отмечалось 180-летие Туркманчайского договора и 180-летие со дня первой постановки грибоедовской комедии «Горе от ума» в Эриванской крепости. Открывая в Ереване приуроченные к этим датам первые «Грибоедовские чтения», ректор Ереванского государственного лингвистического университета им. В. Брюсова (ЕГЛУ) Сурен Золян подчеркнул, что нашим общим большим упущением было то, что они не проводились раньше, что личность Грибоедова, его дела достойны того, чтобы мы обращались к нему постоянно. 

1828-й год стал в судьбе армян судьбоносным. Русско-иранская война закончилась Туркманчайским договором, который предопределил историческую судьбу Восточной Армении. В тот же год вдали от Петербурга, в крепости, которую только что отвоевали русские войска, состоялась первая постановка «Горя от ума» - комедии, до этого ходившей лишь в списках. Два этих события и определили проблематику Грибоедовских чтений. В декабре 2009 г. в Ереване состоялись уже вторые «Грибоедовские чтения». Они были организованы ЕГЛУ при поддержке Армянского филиала Фонда развития «Институт евразийских исследований».

Многогранная деятельность А.С. Грибоедова оказала глубочайшее влияние на отношения между русскими и армянами. Забота о положении армян и других народов была важнейшей составной частью его дипломатической деятельности. А.С. Грибоедов был одним из авторов текста Туркманчайского договора, по его настоянию в этот документ был внесён специальный пункт, по которому армянам разрешалось покинуть Персию и возвратиться на свою историческую родину. Возвращение десятков тысяч армян положило начало процессу национального и культурного возрождения Восточной Армении и стало одним из важнейших факторов, способствовавших этническому выживанию армянского народа.

А.С. Грибоедов был совершенно уверен в том, что российская политика по отношению к Персии и Турции должна опираться не только на военные победы, но и на успешное социально-экономическое развитие новых кавказских провинций. Поэтому он не ограничивался сугубо дипломатической деятельностью и принимал активное участие в разработке вопросов гражданского управления на Кавказе. Благодаря усилиям А.С. Грибоедова началось всестороннее описание Кавказа, повсеместное строительство начальных школ, ремесленных училищ и гимназий, начали выходить периодические издания на языках народов Кавказа и на русском языке.

В записке «О российской закавказской компании» А.С. Грибоедов предлагал осуществить на Кавказе масштабные меры по развитию сельского хозяйства, торговли и промышленности, которые позволили бы коренным образом улучшить положение местного населения. А.С. Грибоедов определил несколько причин, которые, по его мнению, препятствовали успешному развитию недавно отошедших к России закавказских владений. Он подчеркивал, что в условиях политической нестабильности и военных действий «житель закавказский не имел времени думать об улучшении своего хозяйства; дом его, домашняя утварь, упряжь, арба, скот и почти всё недвижимое имущество ежеминутно могли быть потребованы для нужд общественных, при движении войска и пр., и он наконец не только не простирал видов своих на будущее время, но и в настоящем - равнодушно смотрел на свою собственность!».

Положение местного населения сильно осложнялось и особенностями современной А.С. Грибоедову российской бюрократии. О ее недостатках находившийся после восстания декабристов в сложном положении А.С. Грибоедов был вынужден писать предельно аккуратно: «Мы здесь вовсе не разумеем злоупотреблений тех или других чиновников, но упоминаем только о неизбежных бедствиях войны, которых часто ни предвидеть, ни предотвратить не можно». И далее: «...выходцы из России, заметные по отсутствию полезных и похвальных качеств, водворяют токмо безнравственность, и без того уже глубоко вкорененную в Азии при необразованности народов, населяющих сию часть света».

А.С. Грибоедов считал совершенно неприемлемой сложившуюся практику «чиновничьего гастролерства»: «Русский заезжий чиновник мечтал только о повышении чина и не заботился о том, что было прежде его, что будет после в том краю, который он посетил на короткое время. Он почитал Тифлис, или какой-либо другой город за Кавказом, местом добровольной ссылки, которое желает как можно скорее оставить, чтобы возвратиться восвояси».

А.С. Грибоедов весьма критически оценивал не только российскую бюрократию, но и уклад жизни, и некоторые царившие на Кавказе нравы, которые он считал одним из основных препятствий на пути социально-экономического развития региона. Он подчеркивал, что «непросвещение» местного населения «лишает его всякой дальновидности, и алчность к близким и скорым наслаждениям заставляет его хвататься за то, что он, можно сказать, имеет токмо под руками. Жадность к корысти, превышающая всякий благоразумный расчет, руководствует здешних торговцев».

А.С. Грибоедов с одинаковой симпатией относился ко всем народам Кавказа, к христианам и мусульманам. Он считал аморальным и совершенно неприемлемым царивший в тогдашних колониальных империях принцип «разделяй и властвуй». Важнейшей задачей России на Кавказе А.С. Грибоедов считал установление мирных и гармоничных отношений между разными народами. «Никогда войско, временно укрощающее неприятеля, или готовое только истребить его, не может так прочно обуздать и усмирить вражду, как народонаселение образованное и богатое, которое оттеснит до крайних пределов варварские племена, или примером своим и обоюдностию выгод сольет их с собою в один состав плотный и неразрывный».

Написанные А.С. Грибоедовым служебные записки свидетельствуют о том, что он считал проведение социально-экономических реформ главным средством обеспечения российских государственных интересов на Кавказе, да и во всей Российской империи. В проекте создания российской закавказской компании А.С. Грибоедов предлагал "заведение и усовершенствование" виноградарства и виноделия, шелководства, табаководства и хлопчатобумажного производства, разведение культур сахарного тростника, красильных и лекарственных растений, учреждение фабрик и заводов, а также строительство системы транспортных коммуникаций и налаживание широкого товарообмена с Персией и другими странами Востока. Главным итогом таких реформ должна была стать безопасная и социально благополучная жизнь местных народов. К сожалению, безопасная и социально благополучная жизнь на Кавказе так и не наступила.

После распада СССР важная геополитическая роль Кавказа, большая, временами несоразмерная роль внешнего фактора в жизни региона в сочетании с высоким внутренним потенциалом конфликтности обусловили превращение Северного Кавказа в наиболее «проблемный» регион Российской Федерации, а региона в целом - в одну из основных "зон нестабильности" в мире. Ситуацию осложняют и те негативные изменения, которые произошли на Южном Кавказе после распада СССР.

Почти двадцать лет социально-экономическое развитие государств Южного Кавказа идет разными путями. В результате относительная однородность, унаследованная от советских времен, была утрачена. Подобная неоднородность в региональном разрезе будет способствовать сохранению высокого потенциала конфликтности. Поэтому политика России на Кавказе должна быть направлена в первую очередь на нейтрализацию имеющихся и потенциальных угроз политической, экономической и социальной стабильности Российской Федерации.

Для России граничащий с её территорией Кавказский регион имеет жизненно важное значение. В отличие от времён А.С. Грибоедова, Россия даже при всём желании не может «отгородиться» от своего бывшего Закавказья и опустить «железный занавес» по Главному Кавказскому хребту. Это невозможно, ибо и прежде, и сейчас Кавказ прочно и глубоко интегрирован в жизнь России.

В наиболее сложные для России 1990-е годы благодаря стратегическому партнерству между Арменией и Россией не произошло включения всего Южного Кавказа в создаваемую систему безопасности НАТО. Тем самым Россия избежала реальной угрозы дестабилизации ситуации на Северном Кавказе, а в перспективе - и в других регионах РФ. Столь же важно, что российской дипломатии удалось не только сохранить отношения стратегического партнерства с Арменией, но и не допустить серьезного ухудшения отношений с Азербайджаном.

Стратегическое партнерство между Россией и Арменией имеет принципиально важное значение как для Москвы, так и для Еревана. Россия стремится сохранить свое присутствие на Южном Кавказе, для нее Армения - одно из важнейших звеньев безопасности и ценный региональный союзник. Для находящейся в недружественном окружении Армении Россия продолжает оставаться главным гарантом национальной безопасности, что особенно важно для небольшой страны, оказавшейся после распада СССР в эпицентре многих противоречий.

Пятидневная война на Южном Кавказе оказала большое влияние на мировую политику и коренным образом преобразила политическую карту региона. Во время Пятидневной войны многие российские политики и СМИ выражали недовольство тем, что нынешние союзники России по ШОС и ОДКБ не заклеймили Грузию за агрессию и геноцид мирного населения Южной Осетии. Особенно много упреков прозвучало в адрес Армении - стратегического союзника России на Кавказе. Однако эти упреки представляются поспешными и необоснованными.

Реакция армянских властей на события в Южной Осетии была подчеркнуто осторожной. Это было обусловлено сохраняющейся до сих пор зависимостью Армении от транзита через грузинскую территорию, а также нежеланием ставить под удар армянское население Грузии. Опасность репрессий против армян была реальной: перед началом операции в Южной Осетии грузинские власти арестовали лидеров армян Джавахетии (Джавахка), блокировали дороги и фактически полностью изолировали этот регион от внешнего мира.

После начала Пятидневной войны Армения недополучила 30% объемов российского газа, который идет транзитом через Грузию1. Это было недвусмысленным сигналом к тому, что Саакашвили готов ввести полную транспортную блокаду и прекратить транзит энергоресурсов в Армению. Правительство Армении не могло ставить под удар армянское население Грузии и не учитывать возможности транспортной блокады Армении. Поэтому в дни боев в Южной Осетии МИД Армении ограничился выражением надежды, что враждующие стороны предпримут усилия для скорейшего разрешения спорных вопросов путем диалога и воздержался от осуждения фактов агрессии и геноцида.

Однако уже 23 августа 2008 г. в интервью австрийской газете Standard президент Армении С. Саркисян дал весьма недвусмысленную оценку действиям Тбилиси: «Эти события доказали, что в основе урегулирования подобных конфликтов должно лежать свободное волеизъявление народа, вставшего на борьбу за самоопределение, и разрешение конфликтов должно основываться на этой воле, так как противоположные подходы неизбежно приведут к этническим чисткам и попранию международного гуманитарного права»2.

Политическое руководство Армении рассматривает успешное развитие армяно-российских отношений в качестве одного из своих основных достижений. Значительная часть населения Армении склонна связывать свои надежды на улучшение социально-экономического положения с дальнейшим развитием российско-армянского сотрудничества. В настоящее время нет реальных предпосылок к изменению сложившихся двусторонних отношений. Усиление позиций России на Кавказе наиболее выгодно ее стратегическому союзнику - Армении.

Признание Россией Абхазии и Южной Осетии не привело к коренному пересмотру политики Москвы по отношению к карабахской проблеме. Российское руководство продолжило прежнюю политику поддержания союзнических отношений с Арменией и нормальных (насколько это возможно) двусторонних отношений с Азербайджаном. Такой курс не всегда вызывает понимание в Армении, однако он основан на понимании невозможности быстрого решения Карабахской проблемы, служит надежной гарантией безопасности Армении и невозобновления военных действий в Нагорном Карабахе.

К сожалению, вторые «Грибоедовские чтения» оказались более скромными по своим масштабам, чем первые. Сказался экономический кризис, сильно ужавший бюджет чтений, поэтому организаторы называли чудом уже то, что конференция вообще состоялась. По каким-то неизвестным причинам не приехали приглашенные участники из Грузии и Ирана, поэтому грузинская и персидская линии в судьбе А.С. Грибоедова пока остаются представленными далеко не в той мере, которой они, безусловно, заслуживают.

Будем надеяться, что следующие «Грибоедовские чтения», во-первых, обязательно состоятся и, во-вторых, дадут возможность представителям многих стран продолжить исследование личности и наследия выдающегося русского писателя и дипломата.

Александр Борисович КРЫЛОВ - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Мировой экономики и международных отношений РАН.

1 http://www.promved.ru/articles/article.phtml?id=1532&nomer=53

2 http://karabah88.ru/press2008/08/0823.html

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2652




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме