Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Император Николай II. Большая Азиатская Программа

Петр  Мультатули, Академия Российской истории

11.12.2009

Кругосветное путешествие, совершённое Николаем II в бытность его цесаревичем, и посещение им Сибири и стран Востока, оказало на будущего Государя большое впечатление. Огромная восточная цивилизация, с её сакральным отношением к царской власти и твёрдой религиозной основой – казалась Цесаревичу гораздо ближе для восприятия русских ценностей, чем расчётливая, прагматическая и обуржуазившаяся европейская цивилизация. На Востоке не видели в России врага. Ею веру не считали, как это было в Европе, чем-то диким и варварским. Русский Царь воспринимался на Востоке, не как «тиран и деспот», а как Ак-Падишах, для мусульман, Белый Царь, для буддистов. Идея «Белого Царя» была одинаково близка всем восточным народам населявшим Российскую Империю. Столица нынешней республики Тувы, которая сегодня носит название Кызыл, до 1918 года называлась Белоцарск.

Восточные народы были гораздо больше расположены к православной миссии, чем народы Западной Европы. Кроме того, восточный регион, виделся Николаю II важнейшим геополитическим направлением. Фраза царя, что «Россия должна прирастать Азией», отражали его глубочайшее убеждение в необходимости распространения русского влияния на Восток.

В поездке будущего Царя сопровождали такие горячие сторонники распространения России на Восток, как князь Э. Э. Ухтомский и сын великого русского учёного Д. И. Менделеева – В. Д. Менделеев. К слову сказать, сам Д. И. Менделеев всегда горячо поддерживал планы Николая II относительно Азии.

«Только неразумное резонерство, – писал Д. И. Менделеев, – спрашивало: к чему эта дорога? А все вдумчивые люди видели в ней великое и чисто русское дело – путь к океану – Тихому и Великому, к равновесию центробежной нашей силы с центростремительной, к будущей истории, которая неизбежно станет свершаться на берегах и водах Великого океана».[1]

Его поддерживал князь Э. Э. Ухтомский: «Иные говорят: «К чему нам это? У нас и так земли много», – но для Всероссийской державы нет другого исхода, – или стать тем, чем она от века призвана быть (мировой силой, сочетающей Запад с Востоком), или бесславно и незаметно пойти по пути падения, потому что Европа сама по себе нас, в конце концов, подавит внешним превосходством своим, а не нами пробужденные азиатские народы будут еще опаснее, чем западные иноплеменники».

Став императором, Николай II немедленно приступил к разработке и осуществлению своего плана, который известен, как «Большая Азиатская программа». Однако по имеющимся документам видно, что царь начал её разрабатывать ещё до своего вступления на престол, так как уже в 1895 году её практическое осуществление шло полным ходом.

По поводу «Большой Азиатской программы» кандидат философских наук И. Е. Синицын писал: «Большая Азиатская программа» сводилась к обеспечению развития Сибири и Дальнего Востока, экономическому сотрудничеству с великими и древними соседями его империи по Азии. Как показывают исторические факты, у Николая II был свой взгляд на внешнеполитические задачи его империи. Царь понимал, что цели России, которых она добивалась во времена его отца Александра III и деда Александра II, – утвердить свое главенство на Балканах, в этой связи захватить Проливы из Чёрного моря в Средиземное и противодействовать Австрии и Турции в Южной Европе, а Англии и Франции – на Ближнем Востоке – можно было достичь только путем кровопролитных войн в Европе. К тому же обладание Россией Босфором и Дарданеллами открывало лишь «форточку» в зал, который был заперт британскими засовами. Только развитие Сибири, Дальнего Востока и активная политика в Азии могли укрепить величие России».

Император Николай II понимал, что в случае господства России в Азии, решался вопрос о выходе к незамерзающим морям, о русском преобладании на огромной территории, о почти незаселённых земельных просторах Маньчжурии.

В 1901 году Россия установила дипломатические отношения с Афганистаном, вызвав тем самым крайнее недовольство Англии, рассматривавшей Афганистан, исключительно как свою колонию.

Но кроме геополитической задачи, император Николай II никогда не забывал о своём долге православного государя. Распространение русского влияния на Востоке, означало распространения там Православной веры.

Николай II планировал создание «Великой буддийской конфедерации», опиравшийся на культурно-экономическую перспективу включения в состав Российской империи Тибета и Монголии.

При Николае II Петербург становится мировым центром буддизма. Естественно, это обстоятельство свидетельствует не о приверженности Николая II буддизму, как религии. Царь был и оставался православным христианином. Но как незаурядный политик Государь понимал, что Россия не может чувствовать себя на Востоке свободно, без признания её религиозными авторитетами буддизма.

В 1898 году при активном содействии князя Э. Э. Ухтомского Россию посетил один из авторитетных буддийских богословов и доверенное лицо далай-ламы Агван Дорджиев. Он встречался с императором Николаем II и в беседе с ним полностью поддержал планы продвижения России на Восток. Эта встреча способствовала постройке двух железнодорожных магистралей, призванных осуществлять связь с Дальним Востоком.

Агван Доржиев считал Россию защитницей монголов и тибетцев от угнетения со стороны Китая, Японии и Англии.

Под влиянием бесед с Доржиевым, далай-лама, находившийся в то время в вынужденной эмиграции в Урге, стал говорить о своём желании поселиться в России. Далай-лама XIII направил императору Николаю II делегацию буддийских монахов, которая передала Государю подлинные одежды Будды и священную мандалу. Дар далай-ламы свидетельствовал о глубочайшем почитании русского царя со стороны тибетских буддистов.

Император Николая II назначил князя Э. Э. Ухтомского личным тайным резидентом на Дальнем Востоке. По заданию царя, Ухтомский готовил мощное продвижение России на Восток, осуществлял распространение российского влияния в Бурятии, Китае, Верхней Монголии, устанавливал связи с Тибетом и Кореей. Э. Э. Ухтомский регулярно писал письма императору в Петербург, в которых сообщал все важнейшие новости с дальневосточного региона, направляет добытые секретные карты китайского и корейского районов, передавал важнейшую добытую информацию о настроениях среди восточных народов и о политических решениях, принимаемых их элитами. Николай II предвидел, что дальневосточный регион станет театром военного противостоянии России с третьими странами, и Ухтомский собирал бесценную информацию об этой территории. «Ваше Императорское Величество, – писал Э. Э. Ухтомский Николаю II в декабре 1894 года, – ввиду новейших событий на Дальнем Востоке, всеподданнейше осмеливаюсь повергнуть на Ваше благоусмотрение единственный в своём роде Атлас, данный мне всего на несколько дней. На 1 стр. ясно виден лучший путь Забайкалья на Пекин, наглядно изображены выгоды нашего положения между Стратенском и Благовещенском. В данное время китайцы охотно бы продали или уступили на каких-нибудь льготных условиях эту часть своей территории, населённую почти исключительно бродягами».[2]

Князь Ухтомский сумел создать на Востоке разветвленную эффективную агентурную сеть. Причём в понятие «агентурной сети» вкладывалось гораздо большее, чем просто сеть тайных агентов, собирающих секретную информацию. Агенты Ухтомского, конечно, занимались и этим, но главное, они вели работу по усилению влияния России в дальневосточном и китайском регионах, подготавливали будущее безраздельное господство России во всей Центральной Азии. Главой агентуры князя Ухтомского был никто иной, как Пётр Александрович Бадмаев, носивший до крещения буддистское имя Жамсаран. Крестник императора Александра III, Бадмаев был убеждён, что только Россия способна понять и спасти восточные народы от варварского господства Запада. Прекрасно знавший бурятскую культуру и буддистские традиции, Бадмаев был незаменимым помощником Ухтомского.

В письме Николаю II от 2 сентября 1895 года Э. Э. Ухтомский сообщал об успешной деятельности П. А. Бадмаева: «Бадмаев, – писал он, – со 150 близкими ему лицами разъезжает в качестве купца по Монголии, с целью повидать всех местных князей-лам, привлечь их на нашу сторону и, сооружая станции по степному почтовому тракту на Пекин, незаметно поставить там же телеграфные столбы при ясно намеченном рельсовом пути, который мог бы пойти от Сибирской магистрали».[3]

Бадмаев собирал информацию о настроениях в регионе, добивался от местных вождей дружественного отношения к России, организовывал обеспечение телеграфной связью территорию, по которой могло начаться движение русских войск, находил среди русских государственных чиновников лиц, могущих предоставлять Государю достоверную и объективную информацию о состоянии дел на Дальнем Востоке.

15 сентября 1895 года П. А. Бадмаев шифром передаёт Э. Э. Ухтомскому следующее: «Выезжаю верхом со 150 помощниками. Буду во всех важных пунктах до Кореи. Всюду разузнаю на месте сам как сподручнее провести на частные средства ближайшим путём железную дорогу из внутреннего Китая в Читу. Пространство между этими районами занято и охраняется монголами. Вхожу в соглашение со всеми их главными вождями. Народ за нас. Маньчжурская династия падает. Казаки и буряты единодушно мне содействуют». [4]

Несмотря на свои обширные геополитические планы в Азии и на Дальнем Востоке, Россия не собиралась ни оккупировать соседние государства, ни расчленять их. Между тем, европейские государства стремились как раз к последнему. Особенно заманчивым им казалось расчленение огромного Китая. Экономика Китая находилась под контролем иностранного капитала. С 1894 по 1898 год Китай получил семь иностранных займов на общую сумму 54 млн. фунтов стерлингов. Иностранные державы активно строили в Китае железные дороги и занимались добычей полезных ископаемых.

В 1894 году Япония начала войну с Китаем за установление контроля над Кореей, формально считавшейся вассальной страной империи Цин. Японцы изгнали китайскую армию из Кореи и вторглись на китайскую территорию. Хорошо организованная и вооружённая японская армия и здесь добилась больших успехов: от китайцев была очищена большая часть Манчжурии. 13-го апреля 1895 года между Японией и Китаем был заключён Симоносекский мир, по которому Китай должен был уплатить Японии огромную контрибуцию, признать независимость Кореи, отдать навечно остров Тайвань и весь Ляодунский полуостров.

Эти требования японцев вызвали серьёзное беспокойство среди западных европейских держав и России. Англия, Франция и Германия увидели в этом угрозу своих интересов в Китае, так как давно готовились к разделу слабеющей империи. Для России распад империи Цин и усиление там европейских держав, а также Японии был тоже не выгоден. На Японию было оказано давление, и она была вынуждена отказаться от претензий на Ляодунский полуостров.

В 1896 году Россия подписала секретный союзный договор с Китаем, направленный против Японии.

В 1897 году Германия захватила бухту Цзяочжоу. Китайское правительство обратилось к России за поддержкой.

В 1897 году императорское правительство Китая подписало с Россией конвенцию, по которой оно уступало российскому правительству в арендное пользование порты Порт-Артур и Далянь (порт Дальний) вместе с прилегающим к этим портам водным пространством.[5]. Были взяты в концессию территории китайских провинций, на которых русское правительство начало строить Китайско-Восточную Железную Дорогу (КВЖД), призванную соединить Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Русские господствовали в Харбине. В 1900 году Россия всё более проникала Манчжурию.

Между тем, в отличие от Запада, Россия не собиралась проводить в Китае агрессивную захватническую политику. В своём частном письме королеве Виктории в 1899 году Николай II чётко разъяснил свою позицию: «Как Вам известно, дражайшая бабушка, я теперь стремлюсь только к возможно более длительному миру во всем мире, это ясно доказали последние события в Китае – я имею в виду новое соглашение о постройке железной дороги. Все, чего хочет Россия, – чтобы ее оставили в покое и дали развивать свое нынешнее положение в сфере ее интересов, определяемой ее близостью к Сибири. Обладание нами Порт-Артуром и Маньчжурской железной дорогой для нас жизненно важно и нисколько не затрагивает интересы какой-либо другой европейской державы. В этом нет и никакой угрозы независимости Китая. Пугает сама идея крушения этой страны и возможности раздела её между разными державами, и я считал бы это величайшим из возможных бедствий».

«Большая Азиатская программа» Императора Николая II вызвала крайнее раздражение у правящих кругов США и Великобритании, имевших свои виды на Дальний Восток и Китай. Именно английские и американские правящие круги активно вооружали Японию и подталкивали её на войну с Россией. Русско-японская война стала результатом упорного стремления указанных держав не дать России осуществить её геополитические планы в Азии.

[1] Ольденбург С.С., с. 226.

[2] ГА РФ. Ф. 601. оп. 1. д. 137. л. 8

[3] ГА РФ. Ф. 601. оп. 1. д. 137. л. 22

[4] ГА РФ. Ф. 601. оп. 1. д. 137. л. 26-27

[5] Дацышен В.Г. Русско-китайская война. Манчжурия 1900 год. – СПб, 1996, с. 39.

http://www.ei1918.ru/svjatye/bol_shaja_aziatskaja_programma.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме