Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Священник и психолог: противостояние или альянс?

Ольга  Лысова-Бродина, Православие.Ru

19.11.2009


Беседа с психологом Ольгой Лысовой-Бродиной …

В предыдущей беседе с православным психологом Ольгой Лысовой-Бродиной была затронута такая важная тема, как место научной психологии в Православии. Логическим продолжением этой темы является вопрос о разграничении "сфер" священника и психолога в духовной жизни православного христианина. Бывает, что человек годами приносит на исповедь горечь печальных наблюдений за собой, но так же годами не только не избавляется от мучений, но даже не получает облегчения. О том, в каких случаях достаточно совета священника и аскетического подвига, а когда требуется серьезная коррекция медицинского характера, о роли священника и психолога в духовной жизни православного христианина очередная беседа с православным психологом Ольгой Лысовой-Бродиной.

- Какой характер, с вашей точки зрения, должны иметь отношения науки и религии по вопросам духовной жизни человека: взаимодополняющий или нужно просто поделить сферы ответственности и компетентности?

- Здесь возможна и уместна синергия, союз психологии и богословия, сотворчество психолога и священника. Более того, есть много серьезных проблем, к решению которых желательно привлекать других специалистов: психотерапевтов, психиатров, невропатологов, неврологов. Часто приходится сталкиваться с непониманием, в чем разница между психологом, психиатром, психотерапевтом и невропатологом. Все они занимаются психофизическим, психосоматическим здоровьем человека, часто взаимодополняют друг друга. Психолог помогает обратившемуся к нему человеку в решении повседневных проблем, возникающих в общении с близкими, на работе, в воспитании детей, в разрешении и профилактике конфликтов, в выборе профессии, а также проводит диагностику в случае выявления отклонений от нормы. И в зависимости от тяжести заболевания дает рекомендацию, к какому специалисту дальше обратиться, если это необходимо: либо к психотерапевту, занимающемуся лечением неврозов (пограничных состояний между нормой и патологией) и психопатий, либо к психиатру, лечащему серьезные психические заболевания - психозы. Психолог помогает справиться с легкими психосоматическими нарушениями: тревожностью, утомляемостью, апатией, раздражительностью. В союзе с психотерапевтом и психиатром психолог занимается профилактикой неврозов, коррекцией акцентуаций. Психология, психотерапия и психиатрия вместе составляют комплекс наук, занимающихся здоровьем души, нервной системы. Также очень помогают в лечении различных психосоматических заболеваний эндокринолог и невропатолог, фитотерапия и гомеопатия. Грамотный психолог всегда может увидеть, подсказать, достаточно ли только консультации или для выхода из тяжелого состояния понадобится помощь какого-либо из перечисленных выше специалистов. Чем дольше человек живет с неврозом, тем сложнее будет из него выбраться, тем больше времени понадобится на его лечение. Сегодня хорошо лечатся и неврозы, и психозы, и даже такие тяжелые заболевания, как шизофрения. Сейчас существует масса хороших препаратов как растительного, так и химического происхождения. Грамотный врач поможет подобрать лекарство, определить длительность курса и легко "снимет" с препаратов.

- А бывает так, что человек приходит на исповедь с тем, что на самом деле требует уже не просто осмысления и сожаления об этом, но серьезного лечения?

- Да, бывает, и не так редко, как кажется. К примеру, человек может годами исповедоваться в унынии, тоске, печали, агрессивных состояниях, а они не уходят, мучают, приносят разлад в семью, разъедают душу, очень тяжело отражаются на детях. Между тем, психологическая наука на сегодняшний день располагает обширными, богатейшими знаниями о причинах и терапии различных тяжелых душевных состояний. Специалист поможет человеку разобраться в истоках его переживаний и, когда нужно, предложит лечение. Ведь человек трехсоставен: дух, душа и тело непрерывно взаимодействуют. Недаром существует такое понятие, как психосоматика.

Часто приходится слышать: "Психология только отвлекает, лучше святых почитать, к священнику сходить". Очевидно, что у многих людей путаница в голове. Одно не мешает другому! Всему есть свое время и место. Кроме того, священник занимается в основном духовными вопросами: борьба со страстями, взращивание добродетели, молитва, покаяние, исповедь, таинства, учение о стяжании благодати. А психолог помогает человеку более детально разобраться в психологических и педагогических проблемах. На самом деле сегодня уже редко встретишь батюшку, который не признает психологию помощницей в пастырском служении. И если древние святые отцы считали, что философия - служанка богословия, то святитель Феофан Затворник, митрополит Антоний Сурожский, священник Александр Ельчанинов признавали, что научная православная психология - его, богословия, помощница. Возьмем, к примеру, такую серьезную проблему, как уныние, печаль, тоска, отчаяние. Сегодня чаще всего приходится сталкиваться с тем, что в науке называется депрессией. Дело в том, что уныние - это страсть, а депрессия - это болезнь, сложный комплекс духовно-душевно-телесного (соматического) происхождения. И практика показывает, что не всегда достаточно бороться только со страстью. И часто священник сам направляет к психологу и психотерапевту, а в особо острых случаях и к психиатру. И это ничуть не умаляет роли священника в процессе оздоровления и спасения души. Это будет говорить, скорее, о его образованности, смиренномудрии, неравнодушном отношении к духовному чаду.

А если к православному психологу или психиатру обращается невоцерковленный человек, то врач обязательно поделится своим взглядом на лечение, объяснив, что без помощи Божией и духовной работы над собой исцеление не будет полным и устойчивым. А если обратившийся за консультацией человек проявит заинтересованность, то психолог поможет найти внимательного священника, подскажет, какую литературу почитать. Вот такое сотрудничество священника и врача очень плодотворно.

Ведь одним словом "уныние" не очерчивается весь спектр проблем. При очень детальном исследовании выясняется, что депрессий огромное количество видов. Приведу только некоторые из них: реактивная (реакция на стресс и дистресс), невротическая (в основе - глубокий внутренний конфликт), экзистенциальная (поиск смысла жизни), кризисная (возникает на фоне возрастных перестроек организма и при переоценке жизненных ценностей, под воздействием сложных жизненных ситуаций), эндогенная (возникает при нарушении биохимии мозга - недостаточной выработки таких веществ, как серотонин, дофамин, норадреналин). Вот такое разнообразие видов депрессий. Часто здесь необходима лекарственная терапия, и если она правильно подобрана, то даже в случае, когда содержание этих веществ падает до нуля, то, принимая необходимый препарат, человек, страдающий от тяжелой депрессии, может жить полноценной духовной, семейной и профессиональной жизнью. Как продолжают жить заболевшие диабетом благодаря инъекциям инсулина. А вот если депрессию не лечить, то может дело дойти и до непоправимого - суицида. Ведь психические заболевания не грех, а тяжелейшее испытание. И священник в союзе с психологом и психотерапевтом способны помочь в несении этого креста страждущему и его близким. Поэтому игнорирование научных достижений в области психологии и психотерапии это уже грех. Часто мы просто прикрываем свои лень, невежество, самоуверенность, косность псевдодуховными лозунгами, вроде таких: "Без психологии жили наши предки, и мы проживем", или: "Мне хватает чтения святых отцов, а остальное пустое", или же: "Я Фрейда не читал и читать не буду" и т.д. т.п. Конечно, Фрейда совсем не обязательно читать непрофессионалу, как не стоит ему и блуждать по всем дебрям научной и околонаучной психологии. Но тем, кто хочет, как говорится, "держать руку на пульсе" и быть в состоянии, например, убедительно отвечать своим подрастающим детям на их непростые, а порой и шокирующие вопросы, нужно искать чистые информационные источники. И они все чаще появляются в православных книжных магазинах в разделе "Психология и философия". А мы, психологи, должны постоянно вырабатывать противоядия против старых и новоиспеченных опасных для души психологических теорий и техник. Сегодня необходимо не запретами, а серьезными аналитическими творческими усилиями очищать психологическое информационное пространство!

Среди отзывов на предыдущую беседу был и такой: "У святых нужно учиться всему, а значит, изучать жития святых, а не Фрейда и других теоретиков и не сидеть, не выбирать, что в их учении подходит для православного христианина, а что нет. Это пустая трата времени". Я с такой позицией не могу согласиться, и вот почему. Сегодня очень много мечущихся и запутавшихся людей, особенно молодежи, находящихся в поисках смысла, истины, читающих книги по психологии, эзотерике. Их не убедишь не читать Фрейда, Юнга. Такие лозунги только отталкивают от Церкви. И мы, православные психологи, не можем, просто не имеем права отмахнуться от этой категории людей. "Мы истину узнали, все поняли, теперь всех "построим", а психологию долой!" - разве так нужно рассуждать? Слишком похоже на рассуждения горе-строителей "новой жизни" начала XX века. Чтобы помочь людям как можно меньше блуждать и вредить своей душе, мы, православные психологи, должны взять на себя труд по созданию сильной убедительной психологической школы, в сердцевине которой будет святоотеческое учение о человеке, но также будет собрано все лучшее и полезное из научной психологии и психотерапевтической практики. Другое дело, что заниматься этим должны люди, горящие желанием помочь другим и имеющие на это благословение духовника. И практика показывает, что православный психолог обязательно сделает все от него зависящее, чтобы запутавшийся, страдающий человек дошел до храма, до священника, смог найти ответы на терзающие его душу вопросы, прежде всего, в святоотеческой литературе и, перестав метаться и искать помощь в еретических учениях, остался бы в Церкви. Хочу подчеркнуть, что православная психология и обращение к психологам - это, конечно же, не обязательное условие воцерковления. Нет! Это всего лишь один из вариантов оказания помощи тем, кто мучительно ищет истину и может надолго застрять в пути без поддержки тех, кто уже нашел ее. Ведь, окончательно запутавшись в сетях информационной паутины, они вообще могут не дойти до храма. Тот, кто сам был искушен, может помочь и искушаемым (ср.: Евр. 2: 18).

- Не секрет, что к тяжелому психическому повреждению могут привести и невежество и фанатизм в вере. Нужна ли профессиональная помощь психолога человеку, заболевшему на религиозной почве, то есть человеку, находящемуся в прелести? Или же тут возможна только духовная помощь?

- Конечно, в вопросах, касающихся психологических повреждений, возникающих на религиозной почве, за советом нужно, прежде всего, обращаться к священнику. Но дело в том, что находящийся в прелести, в духовном повреждении ни к священнику, ни к психологу за помощью и советом не пойдет. Ведь в чем основная проблема человека, впавшего в прелесть или ересь? В гордости, в уверенности в том, что он все понимает, все делает правильно, обладает истиной в первой инстанции и в советах не нуждается. Поэтому священники и психологи чаще всего общаются с близкими заболевшего, помогают им выработать правильную линию поведения по отношению к попавшему в беду человеку. Родственники не только сами страдают от неадекватного поведения больного, но могут и усугублять своим неправильным поведением его и без того тяжелое патологическое состояние. Часто священник направляет родных за советом к психологу, психотерапевту. Они помогают определить тяжесть, степень, причину заболевания и, если есть необходимость, направляют к другим специалистам - психиатру, эндокринологу.

Приведу один пример. Женщина впала в тяжелую депрессию на религиозной почве. У нее начались видения. Она стала агрессивной. Опытный психолог посоветовал сдать анализы на гормоны щитовидной железы. И оказалось, что причина патологических состояний была в том, что мозг постепенно отравлялся огромным количеством гормонов щитовидной железы. Ее пролечили, и все прекратилось. А можно было упорствовать в том, что психологи и психотерапевты вредны и обращаться к ним, тем более в таком, казалось бы, очевидно духовном случае заболевания, нет смысла. Что, мол, все это у нее от гордости, она в прелести, и лечить ее нужно только духовными средствами. Но ведь нельзя забывать, что человек трехсоставен, и поэтому большинство болезней необходимо лечить, охватывая все три уровня - духовный, душевный и телесный.

- Будущее за альянсом священника и психолога?

- Да, и этот союз предвидел святитель Феофан Затворник. Это не мое частное мнение. Психология уже давно плотно вошла в нашу жизнь и в жизнь Церкви. У меня самой есть опыт работы при храме. Около десяти лет я работала "в паре" со священником, моим духовником. Еще задолго до нашей встречи, будучи человеком очень образованным, с большим богословским багажом, батюшка этот отчетливо понимал, что есть духовные проблемы, есть психологические и психические. Все они глубоко взаимосвязаны, но каждая имеет свою специфику. Очень часто бывает так, что к психологу за советом, за помощью приходит человек, богословски подкованный, но при этом остро нуждающийся в психологических знаниях.

- А приходят именно подкованные?

- Не всегда, конечно. Иногда, наоборот, приходят психологически образованные, начитанные, а в духовной области совершенно безграмотные, запутавшиеся. И в том, и в другом случае возникает ряд проблем, которые совместными усилиями священника и православного психолога решать получается гораздо эффективнее. Богословски образованным людям помогают в решении проблем психологические знания, а психологически образованным - богословские. Как сегодня часто бывает? Воцерковленный, богословски образованный человек всех осуждает, ругается зло с ближними, на детей постоянно кричит, домашних оскорбляет, не может справиться со своими страстными эмоциями, желаниями. И в одни прекрасный момент он понимает, что у него раздвоение личности, такая легкая духовно-душевная "шизофрения": в храме он стоит благоговейно, возведя очи горе, в пределе всем любезно улыбается, а выходит из храма, и пошло-поехало - лезет все негативное из глубин его души. Так мучается он сам несколько лет, а заодно изводит и своих близких, пока не попадает на прием к православному психологу или не прочитает какую-нибудь стоящую книжку про свои психологические проблемы. И тут человек понимает, что он давно живет с неврозом или что у него психопатия - иными словами, что он давно живет с заболеванием, которое требует не только духовной коррекции, но и психологической или даже психотерапевтического вмешательства. Иногда для выхода из патологического состояния бывает достаточно просто серьезного переосмысления каких-то вопросов, взглядов на вещи, самообразования как духовного, так и психологического. Но часто выясняется, что необходимо также обращение к психотерапевту, эндокринологу и гомеопату. Есть ряд проблем, с которыми человек в одиночку, как бы он ни старался, справиться не может. Православная психология помогает человеку через подключение логического анализа и различных знаний (от святоотеческого взгляда на душу до важнейших научных открытий) прояснить причины того, что его смутно терзает и чему он сам не в состоянии найти объяснения. А если и находит причину, то не может преодолеть патологический комплекс проблем, заставляющий его бегать по замкнутому болезненному греховному кругу. Мы часто чувствуем гнездящуюся в душе греховность, боль, агрессию - а справиться с ними годами не можем. Психология, находящаяся в послушании у святоотеческого учения, может помочь прояснить человеку картину его души, более отчетливо высветить и раны, и страсти, и добродетели, а в союзе со священником может помочь нащупать выход на свет Божий. Психолог силен не только в диагностике и коррекции уже существующих у человека проблем, но и в профилактике. Хорошо зная врага в лицо, можно, с Божией помощью, не допустить его до своей души или души своих детей. Например, не допустить, чтобы у ребенка развился тяжелейший невроз, акцентуация не переросла в психопатию и т.д. Также психология может помочь человеку адаптироваться к различным возникающим жизненным и внутренним проблемам, сложностям и не получить серьезного нервного срыва при входе в кризисный переходный возрастной период. Если же невроз уже есть и быстрого абсолютного исцеления в ближайшее время ожидать не приходится (например, если это такие заболевания, как логоневроз (заикание), энурез, истерия, невроз навязчивых состояний (внутреннее заикание), депрессивный невроз - все они требуют продолжительного лечения), то психолог может помочь максимально смягчить страдания того, кто несет непростой, но при правильном внутреннем устроении очень плодоносный благодатный крест болезни. Также он может помочь близким лучше понять заболевшего, перестроиться и перестать своим неправильным, психологически безграмотным поведением усугублять его и без того тяжелое состояние.

- Вы упомянули о своем опыте сотрудничества со священником. Но ведь, наверное, есть и такие современные люди, которые вполне могут ограничиться помощью священника?

- Конечно, есть. Просто сегодня не так часто можно встретить психологически устойчивого, уравновешенного человека, без глубоких психологических травм, внутренних конфликтов, не обремененного сложным комплексом семейных проблем. Мало людей, умеющих строить теплые, доверительные отношения с противоположным полом. Более того, сегодня мало кто способен жить в мудрой простоте, находиться в послушании у старших. Слова "надо", "послушание", "должен" чаще всего вызывают негативную реакцию. Очевидно, что для многих гораздо ближе фраза "Я никому ничего не должен". Люди очень невротизированы. Сегодня эмоции гуляют отдельно, разум отдельно, духовная жизнь для большинства - темный лес. При этом надо помнить - и это не для кого не секрет, - что у священников из-за большого наплыва людей не всегда есть возможность уделить каждому приходящему в храм из мира столько внимания, сколько требуется для высвобождения человека из тех разрухи и хаоса, в которых пребывает его душа. И тогда человек, нуждающийся в психологической помощи и поддержке, обращается к психологу для более детальной работы над своей проблемой. Но бывает, что человек духовно крепок, душевно бодр, его эмоциональное и рациональное начала не подавляют дух, не конфликтуют между собой. У него с близкими нет тяжелых и серьезных постоянно повторяющихся конфликтов, его эндокринная и нервная системы работают без серьезных сбоев, у него есть духовник, есть любовь к чтению Евангелия и творений святых отцов. Вот в таком случае православные психологи и психотерапевты могут отдыхать и спокойно спать. Но, к сожалению, у большинства из нас переразвиты как рациональное, так и эмоциональное начала. Мы нервничаем по поводу и без. Мы мечемся, постоянно анализируем, философствуем, сомневаемся, спорим. И нам бывает очень тяжело войти в простое послушание Богу, Церкви, духовнику.

- Посадить дерево вверх корнями или поливать безжизненную трость, о чем мы читаем в патериках, уже невозможно для большинства современных людей?

- Я думаю, что описанные в патериках высокие подвиги смирения, полного отсечения "здравого смысла" и своей воли, благодатного послушания, предстающего перед рациональным миром как глупость, безумие, во все времена были следствием глубокого духовного устроения. Ведь мало кто рождается с установкой на полное безусловное послушание. А до духовного благодатного нужно внутренне дорасти. Ведь не всех и не всегда нужно слушаться. Недаром трезвение - трезвый, духовно выверенный, выстраданный взгляд на вещи - является одной из самых ценных добродетелей. Но сегодня мы, психологи, родители, часто сталкиваемся с тем, что дети в пять-шесть лет уже начинают оказывать такое бурное сопротивление старшим, даже по самым мелким, незначительным вопросам, какое еще лет пятнадцать назад не каждый сложный подросток проявлял. То, что вчера казалось само собой разумеющимся, сегодня агрессивно, дерзко оспаривается. Свобода от всего, кроме своих (далеко не всегда безобидных) желаний, становится идолом, идеологией, активно навязывается не только всеми СМИ, но и нами самими, родителями, педагогами. Многие, не прочитав ни одной психологической или педагогической книги, не имея опыта духовного послушания, ни с кем не советуясь, считают, что знают, как им воспитывать детей. А при этом своим своеволием, осуждением, упрямством, раздражительностью и грубостью, уверенностью в своей правоте отталкивают от себя детей. Мы часто говорим о светлом таким мрачным тоном, что детям хочется только одного - уйти с головой в какой-то другой мир. Тут-то их и подстерегают субкультурные сообщества, алкоголизм, наркомания, блуд. И до тех пор, пока мы, взрослые, не будем меняться, духовно и психологически развиваться, сами слушаться Бога, искать ключи к душам наших детей, ничего не изменится к лучшему. Очень отрадно бывает на душе у православного психолога, когда, по милости Божией, удается на консультациях делиться бесценными знаниями о христианской любви, о тайне смирения и послушания, об учении о стяжании благодати, подаренном нам Христом и святыми. Большое утешение видеть, что происходит с человеком, с его душой, как меняются его отношения с людьми, когда он знакомится со святоотеческим учением о Боге и человеке, с важными психологическими, педагогическими открытиями, соприкасается с удивительным учением о смиренномудрии, о возможности бесконечного обновления и преображения человеческой души.

- Даже это возможно? Привести человека через ratio к тому, что такое смирение?

- Православный психолог может только приоткрыть дверь в духовную жизнь, поделиться тем, что знает об исцеляющей и преображающей силе смирения и смиренномудрия. Раскрывает же тайну смирения человеку только Господь. А для того, чтобы это произошло, необходим глубокий, серьезный личный духовный опыт. Большинство людей, приходящих к психологу на прием, ничего не знают о жемчужине Православия - смирении. Слово слышали, а что за ним стоит, какие глубины оно таит в себе, не знают. Чаще всего смирение считают синонимом покорности, принятием того, что нельзя изменить. Но и те немногие, кто читает о смирении, смиренномудрии, благодатном самоукорении, сталкиваются с серьезными внутренними проблемами. Ведь как часто бывает: ходим в храм, слушаем проповеди о смирении, молимся о даровании его нам, а выйдя из храма, начинаем раздражаться, злиться, своевольничать, роптать. Часто вместо самоукорения мы самоутверждаемся через осуждение или самоукоряемся до уныния, подогревая в себе неизжитые комплексы неполноценности. Вместо того чтобы соединять самоукорение с надеждой на помощь Господа, с благодарностью Ему за жертвенную любовь к нам, с решительным и радостным исправлением себя, мы начинаем заниматься безблагодатным самобичеванием и бичеванием близких. Если самоукорение не растворено глубоким упованием на безграничное милосердие Божие, то оно может привести душу не к смиренномудрию, а к унынию и саморазрушению.

- Смиренномудрие - это не самоцель, а средство достижения определенного состояния души?

- Настоящее смиренномудрие - это лекарство, врачующее душу, приносящее ей мир и открывающее путь к истинному смирению. А ведь именно смирение святые называли непадательным состоянием души. Только душа, обличенная в ризы смирения, становится максимально защищенной от проникновения в нее зла. А основным препятствием на пути обретения смирения является союз ветхого неочищенного подсознания, зашлакованного сознания и страстей. Они отторгают, рикошетят все то, что мешает им получать желаемое и властвовать над душой. Да еще падшие духи активно им помогают. Сегодня многие даже не задумываются над тем, что большая часть драгоценного времени нами используется для удовлетворения инстинктов, на развитие эмоционального и рационального начал. И все это вместо того, чтобы энергию души, духа, ума в основном направлять на созидание и обновление нашей души. А на духовную жизнь мы тратим ничтожно мало времени и сил, если вообще тратим. Хотя изначально, в раю, все было наоборот. Адам и Ева были призваны к постоянному общению с Богом и сотворчеству с Ним. И только после грехопадения человек стал замыкаться на себе, стало активно развиваться рациональное начало, так как приходилось адаптироваться в новой агрессивной, подчас враждебной среде. Ученые говорят о том, что современный человек использует от 3 до 20% наших нейронов. Остальной запас не востребован. Почему? Да потому, что мы активно задействуем лишь тот процент нейронов, который дан нам для рационального и эмоционального познания мира. Остальной же объем дан нам для духовной жизни: для молитвы, сотворчества с Богом, созерцания. Он активизируется по мере очищения, стяжания благодати и преображения человека. Часто у нас много сил уходит на рефлексию (обращение назад, самонаблюдение, самоанализ), переходящую в навязчивое бесплодное самокопание. Или на самозащиты, которые проявляются в осуждении, критике, борьбе не со своими страстями, а с ближними, с ветряными мельницами, в постоянном страхе чего-то, в конфликтах. В результате у нас активно переразвивается критическое мышление, которое (как и страх) необходимо, но в умеренной дозе. Если же оно начинает доминировать, то усиливается тревожность, раздражительность, активно развивается гордость. Человек, находясь в постоянной борьбе за внешнее выживание, материальное благополучие, в сопротивлении то одному, то другому, постоянно критикуя, пусть даже объективно, культивирует у себя негативный тип мышления. А оно, в свою очередь, начинает разъедать, разрушать и душу, и тело, доводит человека до невроза. И это еще не самое страшное. Постоянно замечая негативное и в себе, и вокруг, человек начинает излучать "радиацию" - отрицательную энергию. А это приводит к тому, что стремительно портятся отношения с близкими людьми и - что самое грустное - с детьми. И образуется патологический замкнутый круг: сталкиваясь с сопротивлением людей, человек говорит себе: "Вот! Я же говорю, что они дерзкие, непослушные, злые!" И снова конфликты, скандалы... А то, что он сам провоцирует их, он уже не видит, так как человек перестает трезво оценивать ситуацию и постоянно укрепляется в своем негативном мировосприятии. Психолог же может помочь человеку увидеть себя объективно, со стороны, тем самым разорвав этот эмоционально-мыслительный патологический круг.

- Какими качествами, с вашей точки зрения, должен обладать православный психолог?

- Первое - это искренняя и глубокая любовь к Богу и людям. Второе - горячее желание помогать. Третье - православное мировоззрение, воцерковленность. Православный психолог - это специалист, для которого в основе теории личности лежат Библия, Евангелие и святоотеческое учение о человеке. И практические советы, рекомендации, которые он дает, не могут противоречить евангельскому взгляду на жизнь. В основе православной психологической теории лежит учение о сотворении человека, о нашей бессмертной душе, о грехопадении и также десять заповедей, Нагорная проповедь и заповеди блаженства, Крестная жертва Спасителя и Его Воскресение, благодаря которым стало возможным наше преображение и спасение. Также в нее входит учение о нашей трехсоставности (дух, душа и тело) и о путях восстановления иерархии и гармонии между ними. Этому и посвящено множество книг, оставленных нам в помощь святыми. Для православного психолога ориентиром в работе не может служить теория Фрейда или Адлера или теория и практика, предлагаемые любой другой психологической школой. Все ценное и полезное, что есть в различных школах, может вкрапляться и даже активно использоваться, но не заслонять собой святоотеческое ядро, в основе которого лежит борьба со страстями, развитие добродетелей, а через это стяжание благодати. Многие современные психологи демонстративно игнорируют 2000-летний опыт Церкви. Когда психолог называет себя православным, он этим недвусмысленно дает понять, что для него является основой и опорой в работе. Сегодня с огромной скоростью распространяются различные сомнительные теории, практики, и именно поэтому люди нуждаются в ясности и честности, они должны понимать, представителем какой школы является психолог или психотерапевт, к которому они хотят обратиться.

Еще один важный род деятельности православного психолога - это миссионерский труд. Быть мостиком между миром и бездонным морем святоотеческого наследия. Одна из основных задач православного психолога - работать "переводчиком". Совсем не обязательно что-то изобретать, придумывать, достаточно просто в ту и в другую сторону давать качественную, полезную информацию: рассказывать людям, пришедшим на консультацию из мира, психологически подкованным, насколько все, что их мучает, терзает их душу, может врачеваться в Церкви. А с теми, кто воцерковлен, но чувствует, что он нуждается в психологической помощи, что у него есть ряд проблем, с которыми он не может сам до конца справиться, делиться важными для понимания их причин знаниями. Есть еще одно очень важное и ценное профессиональное качество для православного психолога, необходимое сегодня. Это умение отсеивать все то ложное и опасное для души, что в большом количестве встречается в различных психологических теориях и школах. Если психолог умеет трезво анализировать, выделять полезное и отфильтровывать ядовитое, он сможет помочь людям, которые к нему обращаются за помощью, не плутать в лабиринтах современной психологии, а, наоборот, получить очищенную, профильтрованную информацию, которая не навредит, а только поможет.

С Ольгой Лысовой-Бродиной беседовала Татьяна Вигилянская

http://www.pravoslavie.ru/guest/32719.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме