Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

К 600-летию преставления святителя Арсения Тверского

Е.  Конявская, Седмицa.Ru

27.10.2009

Святитель Арсений Тверской, "богоизбранный епископ"

Святитель Арсений ТверскойО свт. Арсении († 2 марта 1409 г.) сохранилось гораздо больше сведений, нежели о многих других русских иерархах этого времени [1]. Информация о жизни свт. Арсе-ния и его духовном служении содержится в комплексе агиографических произведений и в летописях. Благодаря этому можно судить о характере и масштабах его деятельности в качестве тверского владыки, в то время как о начале его жизненного пути сведения гораздо более скудные. Летописи об этом периоде его жизни не сообщают, а агиографические памятники содержат противоречивые данные.

Не выясненным остается место рождения свт. Арсения. Автор Жития, написанно-го, видимо, спустя 80 лет после преставления святого, говорит: "Сего бо блаженаго рода его и отечества не обретено нами" [2]. Другое Житие - Проложное, составленное, как можно предполагать, накануне Собора 1547 г. и имевшее гораздо меньшее распространение, нежели Минейное, называет Арсения тверитянином. Однако свидетельство данного памятника сомнительно, поскольку он изобилует фактическими ошибками. В Проложном Житии говорится, что Арсений "бе от пространнаго града Тфери", "от младых ногтеи" оставил родителей и ушел "в един от монастыреи". Затем он избрал место на Жёлтикове и создал там монастырь. И только после этого "от князеи и от вельмож в том же граде Твери" [3] был поставлен епископом. Летописи же, источник гораздо более ранний и надежный, свидетельствуют о том, что Арсений впервые пришел в Тверь вместе с митрополитом Киприаном, будучи его архидиаконом, и им же был поставлен на Тверскую кафедру. Уже будучи Тверским архиереем, свт. Арсений основал Жёлтиков в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь.

И. А. Виноградов полагал, что Житие свт. Арсения было составлено в Москве [4], однако это представляется сомнительным. Составитель Жития знал о том, что Жёлтиков монастырь находится от Твери "вдали треи поприщ или множае", что владыка умер "во старости маститои" и в его погребении принимал участие великий князь Иван Михайлович. В тексте приводится хронологическая выкладка: "Добре упас свою Церковь лет 19 и 6 месяц" [5]. Два последних сообщения могут означать, что автор был знаком с повестью о преставлении владыки, дошедшей до нас в ряде летописей. Из летописной повести следует, что свт. Арсений скончался будучи в преклонных летах, а хронологическая выкладка в той же редакции читается в Проложном Житии. Правда, иную информацию о Тверском епископе, имеющуюся в летописях, составитель Проложного Жития не использовал. Таким образом, повесть о преставлении святителя изначально имела не летописное происхождение и бытование.

Другой источник, которым пользовался автор Проложного Жития - Канон свя-тителю с припиской, которая сохранилась в 2 списках последнего: РГБ, Рум., N 397 и РГБ, Лукаш., N 57. В Житии говорится, что свт. Арсений составил обитель "в имя Пречистыя Богородицы, и иже в святых отца нашего Николы Чюдотворца, и препо-добных отец Антониа и Феодосиа Печерьских" [6]. Сходный текст читаем в приписке к Канону: "В обители Пречистыа, иже в святых отца нашего Николы и преподобных отец Печерьских Антониа и Феодосиа". Более нигде в ранних источниках свт. Нико-лай Чудотворец в названии обители не фигурирует, однако о приделе во имя свт. Николая в Успенском соборе Жёлтикова монастыря говорится в позднем "Похваль-ном слове" свт. Арсению и в других текстах XVII-XVIII вв.[7] В остальном же био-графическая канва Проложного Жития повторяет традиционную схему агиографического произведения: святой оставил мир и родителей, ушел в монастырь, который не называется ("един от монастыреи") и начал подвижническую жизнь. Характерно, что о свт. Киприане, сыгравшем существенную роль в судьбе Тверского святителя, не упоминается. При этом говорится о чудесах от мощей свт. Арсения, которые про-исходят "и до сего дни" от его раки. По всей вероятности, Проложное Житие было создано в Твери в преддверии канонизации святителя, но в довольно позднее время и без тщательного сбора материала для его написания.

Для восстановления жизненного пути свт. Арсения мы располагаем также иными, более ранними и информативными источниками: летописями и Пространным (Ми-нейным) Житием святителя, которое было создано предположительно в одно время со службой, дата составления которой - 6991 (1483) г.- известна из уже упомяну-той приписки к Канону. Акцент на аскетическом служении святого, большая степень подробности в повествовании об основании им обители и ряд других особенностей позволяют предполагать, что Житие было написано в созданном им Успенском Жёлтиковом монастыре [8].

Сообщения летописей о "до-тверском" периоде жизни святителя мало информа-тивны. В них упоминается лишь о том, что Арсений прежде был архидиаконом ми-трополита. Однако из Пространного жития следует, что Арсений, будучи отроком, пришел в Киево-Печерский монастырь и принял там постриг. Это послужило основанием для выдвижения В. И. Колосовым логичного предположения о южнорусском происхождении святителя [9]. Очевидно, в начале своего жизненного пути Арсений видел себя в числе насельников знаменитого монастыря и не предполагал оказаться в далекой Твери. В Житии утверждается, что монашеский постриг святитель принял от митрополита Киприана, который, по словам автора памятника, был игуменом монастыря. По-видимому, к моменту написания Жития многие детали биографии митрополита Киприана уже забылись, а пребывание его в Киеве и затем приезд в Москву вместе с Арсением дало агиографу возможность домыслить события. Не исключено, что Киприан до своего окончательного утверждения на Русской митрополии в 1390 г. мог сделать Киево-Печерский монастырь своей резиденцией. Во всяком случае, анализ тверского летописания однозначно показывает, что, начиная с 1374 г. тверские летописные источники содержат уникальный материал о митропо-лите Киприане (причем вполне достоверный), а после поставления Арсения на Тверскую кафедру они прекращаются, отмечается лишь посещение Киприаном Твери и участие в митрополичьих соборах свт. Арсения. Это означает, что Арсений, летописный свод которого содержал все эти сведения, достаточно рано связал свою судьбу с кругом митрополита Киприана. Рукоположение Арсения в архидиаконы Житие относит к 1390 г., когда свт. Киприан приехал в Москву, и "восходитъ на ве-ликии архиереискии престол, и бывает митрополит и прьвопрестолник" [10]. В летописях же Арсений иногда называется протодиаконом. Возможно, в этом сане он пребывал при митрополите до 1390 г.

О том, что Арсений находился рядом с Киприаном в Москве, Твери, Константинополе, данных в источниках нет. Однако его положение при митрополите делает такое предположение весьма вероятным. Житие свидетельствует, что Арсений встретился с будущим Первосвятителем, когда пришел в монастырь, т. е. в 1376-1380 гг. (тогда Киприан с небольшими перерывами жил в Киеве). Другой вариант - после 1382 г. менее предпочтителен, поскольку, если верить известию Жития о том, что Арсений приходил в монастырь отроком, ко времени поставления на Тверскую кафедру его возраст был недостаточным для принятия епископского сана.

Таким образом, Арсений мог сопровождать митрополита Киприана не только в его поездках в Москву, в том числе и весьма драматичных, но и быть с ним в Твери во время нашествия Тохтамыша в 1382 г. В этом случае в Твери его знали до 1390 г., и можно с определенной степенью доверия отнестись к свидетельству Жития о том, что тверской великий князь Михаил Александрович, приглашая митрополита в Тверь для суда над епископом Евфимием (1374-1390 гг.), просил Киприана прийти в Тверь вместе с архидиаконом Арсением. После низвержения Евфимия князь просил поставить владыкой на освободившуюся кафедру именно Арсения. Не противоречит этому и текст, читающийся в ранних летописях и на вклейке в тверском Церковном уставе 1438 г.: "Нача просити князь великии Михаила Александрович у митрополита епископа" [11].

Летописи свидетельствуют, что митрополит Киприан в 1390 г. прибыл в Москву в сопровождении греческих митрополитов Никандра Ганского и Матфея Адриано-польского, а также русских владык: Феодора Ростовского, Евфросина Суздальского, Исаакия Черниговского, Иеремии Рязанского, Михаила Смоленского. Среди встречавших митрополита в Москве и получивших свои епископии назван также Феодосий Туровский, а позже в составе собора, отправившегося в Тверь, указаны Стефан Пермский и Даниил Звенигородский. Если Арсений ранее сопровождал Киприана в его поездках в Северо-Восточную Русь, он должен был иметь общение и с прп. Сергием Радонежским. Таким образом можно представить круг контактов митрополичьего архидиакона до поставления его во епископы.

К началу этих событий в Твери уже несколько лет длилось "нелюбие" между великим князем и епископом Евфимием. Последний ушел в монастырь, и, по сути дела, Тверская епархия жила без архиерея. Как уже говорилось, по просьбе тверского великого князя Михаила Александровича митрополит Киприан в сопровождении греческих митрополитов и русских епископов приехал в Тверь и после разбирательства низверг Евфимия. Тогда же, в июле-августе 1390 г., он поставил Тверским владыкой свт. Арсения [12]. Вскоре после поставления свт. Арсений венчал "в церкви Великого Спаса" холмского князя Юрия Всеволодовича, а затем сына Михаила Александровича Федора.

Владыка Арсений пользовался большим авторитетом. Изначально это, по-видимому, определялось близостью к митрополиту и поддержкой великого князя. Позднее этот авторитет святитель смог укрепить - не погружаясь в политические интриги и ведя обширную культурно-просветительскую деятельность. Он построил храмы на Городке: Архангела Михаила - вместе с Михаилом Александровичем [13]; свт. Николая Чудотворца - с сыном Михаила Александровича Иваном [14]. Незадолго до смерти великого князя Михаила при деятельном участии епископа был реконструирован Спасо-Преображенский кафедральный собор. В повествовании об обновлении собора перечислены все Тверские архиереи, служившие в Спасском соборе, и Арсений в этом перечне назван "богоизбранным епископом".

Сам же Арсений основал по образцу Киево-Печерского монастыря Успенскую Жёлтикову обитель. Из Жития святителя следует, что он предполагал устроить в этом монастыре собственную усыпальницу "и иже по нем епископом". Автор Жития расценивает создание Успенского монастыря как благодарную память святителя о месте своего пострига и в то же время как результат просветительских устремлений владыки. Главный храм монастыря был посвящен Успению Богородицы (как в Киево-Печерском монастыре), другая монастырская церковь была освящена во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских, "понеже преподобныи Арсение от обители преподобных отец Печерьския". Говорится, что о своем "обете" владыка сооб-щил тверскому великому князю Михаилу Александровичу, его детям и вельможам. Михаил Александрович обещал помогать монастырю "и вотчину доволну дати в мо-настырь, якоже и бысть". О выбранном месте, Жёлтикове, сказано, что оно "летом красно зело" [15].

Рассказ о создании монастыря в Житии свт. Арсения несколько расходится с ле-тописными данными. Так, в Житии не указан год основания монастыря и построения церквей, но при этом сказано, что сразу после выбора места и получения поддержки от князя, святитель "воздвизает церковь камену во имя Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея Успения, зело красну и извну всю подписанну, таже и трапезу постави древян во имя преподобных отец Антония и Феодосия, Печерских чюдотво-рец" [16]. Рогожский летописец, Симеоновская и Троицкая летописи под 6902 (1393/94) г. сообщают о постройке церкви во имя преподобных Феодосия и Антония. Троиц-кая летопись, Московский свод конца XV в., Никоновская и Воскресенская летописи относят закладку каменной церкви Успения к 6912 (1403/04) г., а об освящении церкви Троицкая летопись сообщает с полной датой: под 6913 г.- 30 августа "в неделю", т. е. 30 августа 1405 г. Вместе с тем, Никоновская летопись содержит извес-тие о построении каменной церкви Успения Богородицы и под 6902 (1393/94) г. В том же известии в Никоновском своде помещено сообщение и о создании в этом монастыре "церкви теплой" во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских. Возможно, имелась в виду церковь в трапезной, по крайней мере, о такой церкви говорится в описи монастыря 1764 г.: "Церковь теплая во имя преподобных отец Антония и Феодосия Печерских, и при ней трапеза об одной главе, крыта черепицею, а церковь крыта тесом" [17]. С другой стороны, в Житии говорится об одном храме с престолами в честь Успения и во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских: "О поставлении церкве Пресвятые Богородицы и преподобных отец нашых Антония и Феодосия Печерьских чюдотворец и о составлении монастыря, нарицаемое Жёлтиково. Вниде же блаженному благии помысл и в боголюбезное его сердце, иже бы ему храм воздвигнути во имя Пресвятые Богородицы честнаго Ея Успения и препо-добных отец Антония и Феодосия Печерских" [18].

Так или иначе, по-видимому, Житие вернее других источников отражает истину, за исключением свидетельства о том, что церковь Успения сразу строилась как ка-менный храм. Скорее всего, первоначально была построена главная церковь монастыря - Успенская (но была она деревянной) и деревянная трапезная с церковью во имя Печерских чудотворцев. Каменная же церковь Успения Богородицы строилась, видимо, с 1404 по 1406 г. Под 6915 г. Никоновская летопись сообщает о том, что свт. Арсений пристроил притвор к Успенскому собору со стороны реки Тьмаки.

Для того чтобы монахи Жёлтикова монастыря знали историю славной обители, где Арсений начинал свой путь, святитель обратился к посланиям Владимирского епископа св. Симона и печерского инока Поликарпа о подвигах преподобных отцов Киево-Печерского монастыря, написанным в 1220-1230-х гг. К этим текстам было присоединено Житие, служба и Похвала прп. Феодосию Печерскому - и сложился Киево-Печерский патерик, один из наиболее крупных и любимых памятников книж-ности в средневековой Руси. Наиболее ранний список (парадная пергаменная рукопись в лист) - это тверской кодекс 1406 г. созданный, как явствует из записи, "за-мышлением боголюбиваго епископа Арсения Тферьскаго" [19].

В годы архиерейства свт. Арсения расцвела тверская школа иконописи, функцио-нировала книгописная мастерская. По инициативе владыки в 1402 г. была переписа-на Лествица "с митрополича списка с господинова с Кыприанова всея Руси, занеже ту Лествицю господин преосвященны митрополит писал в Цесариграде с грецскаго на русьскыи язык" [20]. Наконец, под руководством свт. Арсения не только велось вла-дычное летописание, его инициативой и стараниями был создан Тверской свод, в силу близости владыки к митрополиту Киприану обогатившийся материалом, которым располагала митрополичья кафедра. С другой стороны, этот тверской владычный летописный памятник был использован при составлении московского общерусского свода.

Очевидно, что свт. Арсений был духовным отцом князя Михаила Александрови-ча. Об этом свидетельствует повесть о преставлении тверского князя, сохранившаяся в Рогожском летописце и Симеоновской летописи. В повести рассказывается о долгой уединенной беседе свт. Арсения с князем в связи с предстоящим монашеским постригом тверского правителя. Через несколько дней свт. Арсений совершил над умирающим князем постриг в великую схиму и причастил Святых Таин. Архиерей определил место погребения князя в кафедральном соборе Твери. В другом тексте (Тверского сборника) умирающий князь говорит владыке, что оставляет вместо себя сына Ивана. Именно свт. Арсений велел звонить в колокола, и, стоя "на высоком месте", объявил собравшемуся народу о том, что князь Иван "благословен своим от-цем великим князем Михаилом на великии стол града Тфери" [21], отныне он будет править тверским народом, как и его отец. Очевидно, в таком изложении событий был заинтересован преемник Михаила Александровича Иван Михайлович: ему важ-но было подчеркнуть, что он воспринимает вместе с великокняжеским столом не-разрывный союз с архиерейской кафедрой. К авторитету Преосвященного Арсения апеллируют князья в своих спорах: кашинский князь Василий отправил к Ивану Ми-хайловичу "отца своего владыку Арсениа, прося суда общего" [22], когда великий князь отобрал у него озеро Лукое и слободу с церковью в честь Входа в Иерусалим. Позже Иван Михайлович увещевал холмского князя Юрия Всеволодича: "Аще ли ти каа обида есть, да се о нас епископ Арсении [23]".

Связь свт. Арсения и митрополита Киприана не прерывалась и во время тверского архиерейства Арсения. В 1396 г. митрополит вызвал его в Москву на поставление епископа Ростовского Григория, причем свт. Арсений среди иерархов назван вторым после Евфросина Суздальского [24]. По свидетельству Никоновской летописи, свт. Ар-сений участвует в 1401 г. в Соборе по делу Новгородского архиепископа Иоанна и Луцкого епископа Саввы [25]. Известно, что свт. Арсений встречался с митрополитом Киприаном и помимо Соборов: в декабре 1403 г. "позва к себе Киприан, митрополит Киевский и всея Русии, Арсениа, владыку Тферскаго, на Москву" [26]. Сам же Преос-вященный Арсений принимал Киприана в 1399 г. на сырной неделе: митрополит ос-тановился в Твери по дороге в Литву [27]. Благодаря свт. Арсению Тверская летопись сохранила уникальные известия, касающийся биографии свт. Киприана (особенно в "киевский период" его жизни).

Любовь тверичей к свт. Арсению особенно ярко обнаружила себя во время болезни, смерти и похорон епископа. Повесть о преставлении свт. Арсения, представ-ляющая собой подробный рассказ о последних днях земного пути святителя и сохранившаяся в ряде летописей и летописных сборников, одна из самых эмоциональных и поэтических страниц древнерусской словесности. Не вызывает сомнения, что автор повести был свидетелем событий. По всей вероятности, он являлся тверским священнослужителем, поскольку говорит, что на Соборное воскресенье (25 февраля 1409 г.) "многолетъствовахом постырю и учителю своему". Далее сказано, что в по-недельник "поучение слышахом от оуст его и некаковаа исправлениа о законных делех, послеже всем благословение и прощение, и отъидохом всвояси". Известие о болезни епископа заставило автора повести вновь оказаться на владычном дворе, откуда он уже, по всей видимости, не уходил до похорон епископа, так что сумел очень подробно рассказать о последних днях святителя.

10 монахов (скорее всего, пришедшие из Успенского Жёлтикова монастыря) жда-ли от владыки последнего наставления, однако не услышали его, поскольку свт. Арсений уже не мог говорить. С одной стороны, этот эпизод подчеркивает трагизм происходящего, с другой стороны, здесь можно увидеть и отражение ревности тверского духовенства к созданному и особо выделяемому владыкой монастырю: епархиальное духовенство слышало последнее поучение владыки, насельникам же монастыря он не смог сказать прощальных слов. Возможно, те же причины побудили автора повести подчеркнуть, что решение о захоронении свт. Арсения в Успенском соборе Жёлтикова монастыря было принято не по его духовному завещанию, а по распоряжению тверского князя. Автор говорит о свт. Арсении: "Пастырь наш и учитель, сборныя великиа церкви святаго Спаса настолник", "пастырь, посетитель всеи земли Тферьскои" [28]. Не личный аскетический подвиг, а мудрое управление епархией выделено в качестве главной добродетели почившего в плаче по владыке, в котором использованы мотивы "Надгробного слова" Василию Великому Григория Назианзи-на: "Исчезе доброта, умножися злоба, друзи неверны, церькви бес пастыря, путие нощию, свещи несть, посетитель спит" [29].

Иначе описана кончина свт. Арсения в его Житии, которое составлялось в Успенском Жёлтиковом монастыре. В Житии утверждается, что святитель создавал обитель "на погребение телу своему", и в прощальной беседе с князем владыка просил похоронить себя в основанной им обители. Хотя агиограф и упоминает о болезни епископа, он не раскрывает ее характера, и Арсений в его повествовании, согласно агиографической традиции, молится до последнего вздоха.

И повесть о преставлении епископа, и Житие свидетельствуют о том, что Арсений был равно любим как духовенством и мирянами Твери, так и братией созданного им монастыря. Уже в 1430-х гг. память его была внесена в месяцесловную часть Устава, принадлежащего Жёлтикову монастырю30. В 1480-х гг. установилось его местное почитание, а Собор 1547 г. причислил его к лику святых.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См.: Конявская Е. Л. Арсений, свт., епископ Тверской // Православная энцикло-педия. Т. 3. М., 2001. С. 385-387.

[2] Житие свт. Арсения епископа Тверского // Конявская Е. Л. Очерки по истории тверской литературы XIV-XV в. М., 2007. С. 343.

[3] Цит. по списку: РГБ, Рум., N 397, изданному Б. М. Клоссом (Клосс Б. М. Из-бранные труды. Т. 2. М., 2001. С. 221).

[4] Виноградов И. А. Святой Арсений, епископ Тверской. Тверь, 1909. С. 5.

[5] Клосс Б. М. Избранные труды. Т. 2. С. 222.

[6] Там же. С. 221.

[7] О левом приделе во имя свт. Николая Чудотворца говорится в документах XVII в., касающихся обновления храма (см.: Шереметев С. Жёлтиковский монастырь в Твери. М., 1899. С. 14). В Описи монастыря 1764 г. упоминаются иконы св. Николая, одна из них - в местном ряду (Там же. С. 32).

[8] См. подробнее: Конявская Е. Л. Очерки по истории тверской литературы XIV-XV в. С. 322-327.

[9] См.: Колосов В. И. Родина свт. Арсения, еп. Тверского // Тверские епархиальные ведомости. 1904. N 3. С. 77-81; N 7. С. 251-262.

[10] Житие свт. Арсения епископа Тверского. С. 348.

[11] Полное собрание русских летописей (далее -ПСРЛ). Т. 15. Вып. 1. Пг., 1922. Стб. 160; ГИМ, Син. собр., N 331, л. 277-277 об. Устав происходит из Успенского Жёлтикова монастыря (см. об этом: Конявская Е. Л. Очерки по истории тверской ли-тературы XIV-XV в. С. 116-117).

[12] См. подробнее: Конявская Е. Л. Суд над тверским епископом Евфимием и по-ставление на епископскую кафедру Арсения // Средневековая Русь. М., 2007. Вып. 7. С. 317-338.

[13] См.: ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 165.

[14] Там же. Т. 15. СПб., 1863. Стб. 470.

[15] Житие свт. Арсения, епископа Тверского. С. 355.

[16] Там же. С. 356.

[17] Шереметев С. Жёлтиковский монастырь в Твери. С. 25.

[18] Там же. С. 355.

[19] РНБ, ОСРК. Q. п. I. 31, л. 202б.

[20] БАН, Тим. 9, л. 178.

[21] ПСРЛ, Т. 15. Стб. 460.

[22] Там же, Т. 15. Вып. 1. Стб. 177.

[23] Там же. Стб. 478.

[24] Там же. Т. 25. М.; Л., 1949. С. 226.

[25] Там же. Т. 11. СПб., 1897. С. 185.

[26] Там же. С. 188.

[27] Там же. Т. 15. Вып. 1. Стб. 165.

[28] Там же. Т. 4. Ч. 1. Вып. 2. Л., 1925. С. 409.

[29] Григорий Богослов, св. Творения. Ч. 6. М., 1848. С. 177. Григорий Назианзин здесь подразумевает эпизод из Евангелия от Луки - плавания Христа с учениками на лодке: когда Христос уснул, поднялся ветер, и ученики испугались опасности [Лк 8. 22-24].

[30] Имеется в виду уже упоминавшийся Устав ГИМ, Син., N 331. На л. 158 об. месяцесловного раздела со знаком выноса около 2 марта на верхнем поле помещен текст: "В тъи же день преставися священноепископ Арсенеи Тферскыи".

Источник: "Вестник Церковной истории". N 2-2009

http://www.sedmitza.ru/text/837514.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме