Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Православная педагогика: задание на лето

Александр  Чеботарев, Православие и современность

23.07.2009

Если запустить в поисковике термин «православная педагогика», сеть выдаст массу ссылок. Откройте их — и вы обнаружите статьи, посвященные теории вопроса, но не ее практическому применению. Значит ли это, что современная православная педагогика еще не вышла из эмбрионального периода своего становления? Задавать этот вопрос директору православного детского лагеря «Солнечный» священнику Александру Чеботареву показалось верхом некорректности: какая уж тут теория, когда в самом разгаре очередная лагерная смена, а сам лагерь работает уже третий летний сезон?

— Отец Александр, летний детский лагерь — это ведь вообще «отдельная педагогическая тема». Вот в советское время директора лагерей отчитывались перед вышестоящими педагогическими начальниками: какие мероприятия прошли по разделу военно-патриотического, трудового и спортивного воспитания, какие — по линии художественной самодеятельности… Какие из этих традиционных форм воспитательной работы, на Ваш взгляд, уместны в православном лагере, а какие — нет?

— В первую очередь в православном лагере должно быть духовно-нравственное воспитание. А также — и военно-патриотическое, и спортивное, и художественная самодеятельность. Тем более что эти формы педагогической работы, как вы понимаете, не являются порождением советской педагогики.

— То есть в «Солнечном» есть и зарядка, и «Зарница», и «смотр строя и песни»?

— Смотров строя и песни у нас в православном лагере нет. Что касается, скажем, художественной самодеятельности, то основные наши направления — классическое и фольклорное. Каких-либо кружков в стиле молодежной субкультуры андеграундного направления в нашем лагере, конечно же, нет. Так же, как нет и дискотек. А вот зарядка, спортивные соревнования, спортивные секции — есть. Недавно состоялись «Веселые старты» — у нас они проходят не совсем, может быть, обычно для загородного лагеря: в соревнованиях участвуют и дети, и их родители. Вроде бы давно известная форма — а получается очень весело и по-семейному. Такие соревнования мы проводим не первый год, мамы и папы с удовольствием откликаются, приезжают, участвуют. Потом все вместе на ужин идем, а в конце дня — на вечернее правило.

— А трудчас у вас есть?

— У нас это называется послушанием. Как и в любом лагере, ребята убираются в дачках и на прилегающей территории. У нас этот процесс, насколько я могу судить, проходит намного спокойнее, чем в обычных лагерях — вожатым не приходится заставлять работать, контролировать каждый шаг. Все же дети из православных семей намного более дисциплинированные и добросовестные.

— Военно-патриотическое воспитание — это «Зарница»?

— Провести военно-спортивную игру ради того, чтобы поставить «галочку» — не наш путь. Мальчиков мы воспитываем защитниками Отечества. Поэтому в лагере у нас есть военно-спортивный кружок, в котором ребята изучают и военную историю, и основы рукопашного боя, и основы безопасности жизнедеятельности. В этот кружок и девочки с удовольствием ходят, не только мальчики. Ну а для того, чтобы дети имели представление об армейской дисциплине, об армейском быте — обязательно каждую смену едем в воинскую часть на экскурсию. Это была наша инициатива — и военное руководство ее на самом высоком уровне поддержало. В этом году мы уже дважды побывали в гарнизоне поселка Светлый. Казармы, плац, стрельбище, солдатская каша… У детей — масса впечатлений. Что касается «Зарницы», как таковой в традиционном виде у нас ее нет — а есть военно-спортивные соревнования, которые мы проводим совместно с МЧС. Ведомство, как понимаете, серьезное — так что все проходит на очень высоком организационно-техническом уровне.

— Мы с вами сейчас говорили о военно-патриотическом воспитании. А если просто — о патриотическом? Или спрошу по-другому: можно ли что-то сделать за одну лагерную смену, чтобы дети больше узнали и полюбили свою малую родину?

— Можно. И наша практика наглядно это показывает. Каждую смену мы проводим выездные краеведческие теплоходные экскурсии по Волге и автобусные экскурсии по Саратову. Знакомим детей с историей края, города, с историей храмов. Эти экскурсии специально разрабатывались именно для нас, они получились очень интересными и познавательными. И после этих экскурсий мы обязательно проводим мероприятия по принципу викторины для того, чтобы закрепить полученную информацию. Понимаю, что то, что я сейчас сказал, звучит достаточно казенно, но на самом деле надо видеть, как потом в лагере дети творчески подходят к простой, казалось бы, задаче — рассказать о том, что услышали на экскурсии. Они рисуют, используют сделанные во время поездки фотографии, даже стихи сочиняют! А еще мы обязательно каждую смену ходим в поход. Но не просто «от лагеря в лес» — а, например, к Свято-Алексиевскому монастырю. И такой поход мы тоже используем как повод рассказать через историю монастыря об истории Церкви, о трагическом периоде гонений на веру в нашей стране, о возрождении церковной жизни, свидетелями и участниками которой являются в том числе и сами дети.

— Отец Александр, очень хочется спросить про привычную лагерную атрибутику: костры, линейки, галстуки и т.п., которая и в советские времена существовала, да в какой-то степени и сейчас является неотъемлемой составляющей педагогических (или идеологических?) методов организации лагерной жизни. В православном лагере они приемлемы?

— Не думаю, что все, что вы сейчас перечислили, несет какую-либо серьезную идеологическую нагрузку — скорее используется для удобства в организационной работе или просто является доброй традицией. Каждое утро в нашем лагере начинается с линейки, на которой мы говорим и о планах на день, и об итогах прошедшего дня. Поднимаем флаг лучшего отряда — такой педагогический принцип как моральное поощрение никто не отменял. Кстати, каждый отряд (в нашем лагере они называются уделами, каждый удел — во имя святого) у нас имеет свой цвет флага, и соответственно у ребят — галстуки такого же цвета. Дети их с удовольствием носят, да и вожатым удобно — особенно в начале смены, когда еще не всех ребят в лицо успели запомнить. Костер на открытие и закрытие смены — лагерная традиция. А зажигаем мы его от свечи, которую дети передают друг другу, говоря свои впечатления о лагере. Используем мы и опыт обычных светских лагерей в том, что касается организации работы педколлектива: план-сетка на смену, на день; сценарные планы мероприятия, утренние планерки…

— Что касается педколлектива: необычный он у вас — вожатые в подрясниках ходят…

— Вожатыми у нас работают выпускники семинарии, будущие пастыри, как правило — чтецы, поэтому они в подрясниках. У них уже есть опыт духовной жизни, да и педагогику и психологию они во время обучения в семинарии проходили. В качестве отрядных воспитателей мы привлекаем педагогов воскресных школ храмов епархии — их богатый педагогический и методический опыт очень востребован и в каникулы.

— А есть ли методические разработки по организации воспитательного процесса в детском православном лагере? И в каждой ли епархии сегодня есть такие лагеря?

— Думаю, в каждой епархии так или иначе стараются организовать летний досуг детей из воскресных школ: паломнические поездки, православные отряды в обычных лагерях. Но именно православные лагеря есть пока далеко не в каждой епархии. Ближайший к нам — в Самарской, под Тольятти. Методических разработок, какой-либо педагогической литературы по организации работы православного лагеря очень и очень мало, а вот потребность в них — огромная, начиная от устава лагеря до воспитательных программ, разработок отдельных мероприятий. Выход один — обмен опытом. Наш лагерь существует третий год, определенные наработки есть, конечно. Но по сравнению с лагерем Самарской епархии, который существует уже 12 лет,— мы пока в начале пути.

— В «Солнечном» — дети от девяти до пятнадцати лет. Так называемый «трудный», переходный возраст. Эта возрастная специфика как-то учитывается в православном лагере?


— Трудности переходного возраста — не педагогический миф, а реальность, с которой сталкивается каждый педагог, работающий с подростками…Но наши дети — это все-таки дети православные, воцерковленные, живущие по христианским заповедям. Поэтому так остро эта проблема не стоит — начиная от каких-то дисциплинарных моментов и заканчивая личными вопросами, которые в нашем лагере можно решить через духовника. Наша же педагогическая задача — не «организация летнего отдыха», как в обычных оздоровительных лагерях, а создание условий для того, чтобы православный ребенок не отрывался от церковной жизни. Потому что цель создания православного лагеря гораздо более широкая, чем функционально-досуговая. Эта цель — непрерывность процесса воцерковления и воспитания подрастающего поколения в православном духе, в русле национальных традиций.


Маргарита Крючкова

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6937&Itemid=4




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме