Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Праздник в честь иконы Божией Матери Боголюбской

Седмицa.Ru

01.07.2009

Статья из т. 5 «Православной энциклопедии». Москва, 2002 г.

Боголюбская икона Божией Матери [Боголюбовская], (празд. 18 июня), чудотворный образ 3-й четв. XII в. Первоначально икона находилась в соборе в честь Рождества Богородицы Боголюбского мон-ря близ Владимира, после его разрушения в 1-й четв. XVIII в. была помещена в соборе с престолом того же посвящения, возведенном в 1751-1756 гг. на месте древнего. Во 2-й пол. XIX в. Б. и. перенесли в новый монастырский собор (1866), названный в ее честь. После закрытия мон-ря в 20-х гг. XX в. икону поместили в приходскую ц. во имя святых Иоакима и Анны в Боголюбове, а позднее - в Успенский собор во Владимире. В 1946 г. Б. и. поступила во Владимирский областной краеведческий музей, а в 1992 г. была передана в Успенский собор владимирского Княгинина в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря.

Иконография

Б. и. принадлежит к иконографическому типу Агиосоритиссы, распространенному в визант. искусстве XI-XII вв.: Богоматерь представлена в рост с молитвенно воздетыми руками, Ее фигура обращена вправо, взор направлен вверх к благословляющему Иисусу Христу, изображенному в небесном сегменте. Свиток в руке Богоматери, дописанный позднее, сближает Б. и. с иконографией Богоматери Параклисис (Заступница). Нек-рые аналогии средневизант. времени (изображения на печатях, эмалевая пластина на Хахульской иконе Божией Матери), гравированное изображение Богоматери на рус. серебряном ковчеге XV в. (СПГИАХМЗ)) позволяют предположить, что первоначально Богоматерь была представлена в молении перед благословляющей десницей Иисуса Христа в небесном сегменте.

На Б. и. в отличие от др. изображений молящейся Богоматери, сопоставленных с отдельным образом Иисуса Христа, голова Богоматери чаще всего опущена и взгляд не устремлен на Христа. Изображения кн. Андрея Боголюбского на иконе, вопреки мнению Н. Н. Воронина (Из истории рус.-визант. церковной борьбы. С. 217), никогда не существовало.

Иконографические особенности и размеры Б. и. свидетельствуют о том, что она была предалтарным образом в Рождественской ц., возможно парным к утраченному изображению Иисуса Христа в рост. Скорее всего эти иконы имели одинаковые размеры и располагались у вост. столпов храма, являясь частью декора алтарной преграды (близкий по времени пример - фресковые изображения Богоматери Параклисис и Господа Вседержителя на предалтарных столпах в соборе псковского Мирожского мон-ря, ок. 1140-1142).

Сохранность, реставрация и атрибуция

Икона написана на доске (185? 105 см) с широкими полями. вслед. неоднократных поновлений первоначальная живопись сохранилась очень плохо. изображение деисусного чина из 5 фигур могло появиться при поновлении иконы в кон. XII в. после разорения Боголюбова рязанским кн. Глебом. Появление полуфигуры Иисуса Христа в среднике и свитка в руке Богоматери, по предположению И. А. Стерлиговой, относится к рубежу XIII-XIV вв. и связано с инициативой митр. Максима, переехавшего из Киева во Владимир.

В то же время мог появиться новый серебряный оклад, заменивший первоначальный, о наличии к-рого свидетельствует отсутствие золотого фона на Б. и. Реставрационные рентгенограммы показали многочисленные следы крепления деталей драгоценного убора иконы, в т. ч. накладных звезд на одежде Богоматери. Эти данные согласуются с летописными известиями о богато украшенных иконах, поставленных кн. Андреем в дворцовой церкви Боголюбова. По мнению Стерлиговой, для Б. и. могла предназначаться золотая «городчатая» коруна с жемчугом и драгоценными камнями (кон. XII - 1-я треть XIII в.; ГММК), позднее входившая в состав убора одноименной иконы из Благовещенского собора Московского Кремля. Остатки серебряной басмы XVI в. на Б. и., зафиксированные на фотографии нач. XX в. (опубл. Н. П. Кондаковым), также могут считаться свидетельством почитания и поновления иконы. В 1820 г. жители Владимира украсили Б. и. сплошным серебряным окладом, к-рый во 2-й пол. XIX в. был дополнен чеканным изображением Боголюбского мон-ря в правом нижнем углу; текст на свитке в руках Богоматери на окладе XIX в. был следующим: «Владыко многомилостиве, Сыне и Боже Мой, молю Тя, да пребудет Божественная благодать на людех Твоих и светозарный луч славы Твоея да нисходит выну на место, Мною избранное». В 60-х гг. XIX в. икону поновлял иконописец И. И. Шорохов, в 1900 г. образ был «исправлен» на средства А. А. Шишкиной. В этот период на икону под оклад была надета срачица, отверстия для ликов и рук были закрыты слюдой. В авг. 1918 г. икона была освобождена от оклада и громоздкого киота и частично раскрыта реставраторами Комиссии по сохранению и реставрации памятников древней живописи в России во главе с Г. О. Чириковым под наблюдением А. И. Анисимова, В. Т. Георгиевского и И. Э. Грабаря, к-рые констатировали ее плохую сохранность. Дополнительные работы по укреплению и расчистке Б. и. проводились в ГЦХРМ (ВХНРЦ) в 1946 (Ф. А. Модоров), 1956 (Н. А. Баранов) и 1958-1976 гг. под рук. Н. Н. Померанцева (реставраторы: Баранов, с 1963 М. В. Романова). В результате были раскрыты лик Богоматери, частично Ее одежды, деисусный чин на верхнем поле, фрагменты первоначальной живописи на поземе и полях. На изображении свитка оставлена запись XIX в. Несмотря на многочисленные утраты, вставки позднего грунта и живописи, реставрационные тонировки, изображение лика Богоматери указывает на близость иконы к образцам столичной визант. живописи XII в. и позволяет предположить, что ее создателем был греч. иконописец или рус. мастер, хорошо знакомый с совр. ему визант. искусством.

Письменные свидетельства и датировка

Точная датировка Б. и. затруднена, поскольку в древнейших письменных источниках сведения о ней отсутствуют. Принято считать, что чудотворный образ был создан ок. 1158 г., т. е. в период правления кн. Андрея во Владимире (1155-1174). Не исключено, что Б. и. могла быть создана после 1177 г., когда кн. Глеб Рязанский «много... зла створи церкви Боголюбьскои юже бе оукрасил Андреи князь добрыи иконами и всяким оузорочьем» (Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. Т. 1. Стб. 383). Н. Н. Воронин датировал Боголюбский дворцовый ансамбль 1158-1165 гг. (известие о закладке Боголюбова приведено в Новгородской четвертой летописи под 1158 г.), наиболее вероятно, что Б. и. была написана по заказу кн. Андрея сразу после сооружения храма в его загородной резиденции, в 1150-1160-х гг. или в 3-й четв. XII в.

Упоминания о Б. и. отсутствуют в ранней редакции «Сказания о чудесах Владимирской иконы Богоматери» и впервые встречаются в житии кн. Андрея Боголюбского (нач. XVIII в.). Наиболее подробные сведения об иконе содержатся в «Летописи Боголюбского монастыря» (1767-1769), составленной игум. Аристархом. Несмотря на позднее происхождение этого источника, уникальность и разнообразие его свидетельств говорят о том, что ее составитель мог использовать не сохранившиеся до наст. времени документы или лит. произведения. В «Летописи» сообщается об остановке повозки с Владимирской иконой в окрестностях Владимира, о совершении кн. Андреем молитвы, во время к-рой ему явилась Богоматерь со свитком в правой руке, повелевшая поставить икону не в Ростове, а во Владимире и на месте Ее явления основать храм и мон-рь. Вскоре кн. Андрей заложил каменную ц. Рождества Пресв. Богородицы и приказал иконописцам изобразить Богоматерь так, как Она ему явилась. Князь поместил икону в новый храм, установив праздник в честь образа в день явления Богоматери 18 июня. Мон-рь, основанный кн. Андреем, стал называться Боголюбским в память о явлении Богородицы. Это название перешло и на чудотворную икону (вариант «Боголюбивая», вероятно, представляет собой народное переосмысление эпитета «Боголюбская»). Согласно «Летописи Боголюбского монастыря», Деисус из 5 фигур на верхнем поле Б. и. повторял походные иконы кн. Андрея Боголюбского, перед к-рыми он молился в своем шатре. Возникновению предания, возможно, способствовало то, что Б. и. оказалась единственной уцелевшей иконой из первоначального убранства церкви бывш. княжеской резиденции и после перенесения в Москву Владимирской иконы - единственной местной иконой, связанной с основателем храма кн. Андреем.

Согласно менее распространенному преданию, известному по надписи на гравюре с изображением «Богоматери Боголюбской» 2-й пол. XVIII в. (Ровинский. Народные картинки. Т. 3. N 1221. С. 486-491), чудотворный образ принадлежал к числу икон, написанных евангелистом Лукой. То же предание отождествляет Б. и. с образом Богоматери Пирогощей в Киеве.

Почитание

Нек-рые исследователи, несмотря на отсутствие прямых свидетельств, говорят об особом почитании Б. и. в XII в. (Н. Н. Воронин, Е. С. Медведева, М. В. Щепкина), связывая эту икону с формированием на Руси праздника Покрова Пресв. Богородицы. О судьбе и почитании Б. и. в XIII-XIV вв. известно мало. Предположительно к XIV в. относится возникновение чтимой иконы Богоматери, известной под названием «Боголюбская», находившейся с XVII в. в Благовещенском соборе Московского Кремля (утрачена в 1812). Этот небольших размеров образ (ок. 44,5? 26,7 см) принадлежал к числу домашних святынь великих князей и царей. Сохранившиеся детали драгоценного убора, частично относящиеся к кон. XIV в. (венец), а также описи храма позволяют судить об иконографии утраченной иконы. По мнению Стерлиговой, икона являлась списком с Б. и. (Богоматерь была представлена в молении; изображения свитка, Спасителя в небесном сегменте и Деисуса отсутствовали) и была связана с родом суздальско-нижегородских князей; в Москву могла попасть с Евдокией Димитриевной, дочерью кн. Димитрия Константиновича суздальского, женой вел. кн. блгв. Димитрия Донского. В то же время создание этой иконы могло быть связано с темой заступничества Богоматери за человеческий род и за заказчика иконы, а не с почитанием иконы из Боголюбова.

Встречающиеся в лит-ре сведения о почитании Б. и. в Москве XV-XVI вв., как правило, имеют гипотетический характер. Так, икону, находившуюся в кремлевском Сретенском соборе, затем попавшую в собор Спаса на Бору, было принято связывать с эпохой вел. кн. Василия II, хотя сохранившийся образ (ГММК) относится к более позднему времени. Существует предположение о том, что именно Б. и. в 1518 г. привезли из Владимира в Москву для поновления вместе с иконой Спасителя (иногда отождествляемой с образом «Спас на престоле с припадающим митр. Киприаном», XII - кон. XIV в.; под записью 1700 г., ГММК). В летописях сообщается о владимирском происхождении привезенных икон, но ничего не говорится об их иконографии. Первым достоверным свидетельством почитания и косвенным свидетельством чудотворений Б. и. (или ее списка) является надпись «Миро святыя Богородици Бо[го]любьское» на золотом ковчеге 1-й пол. XVI в. (СПГИАХМЗ) с изображением Богоматери, молящейся перед десницей Божией, без свитка в руках. Такое же изображение находится на помещенном внутрь этого ковчега более раннем серебряном мощевике. Не исключено, что надпись возникла в результате «опознания» забытой реликвии, о к-рой напомнило изображение на старом мощевике. Вероятно, лишь во 2-й пол. XVI в. или позднее были созданы первые точные копии Б. и. «в меру и подобие» с изображениями Господа в небесном сегменте и свитка в правой руке Богоматери (икона из Сретенского собора - ныне в ГММК; икона из собрания ГВСМЗ).

По мнению ряда исследователей (А. Н. Грабар, М. А. Маханько, Н. А. Маясова, А. Г. Мельник, Е. С. Овчинникова и др.), с усилением почитания Б. и. связаны изображения «Богоматери Молебной» или «Моление о народе», распространившиеся в рус. искусстве с нач. XVI в. и, возможно, известные уже в XV в. (древнейшие точно датированные примеры относятся к 20-40-м гг. XVI в., напр., пелена Соломонии Сабуровой - 1525, СПГИАХМЗ). На иконах этого типа Богоматерь, как и на Б. и., предстоит Иисусу Христу, изображенному в небесном сегменте, в левой руке Она держит свиток с молитвой ко Господу о спасении человеческого рода, Христос представлен со свитком, содержащим ответ на моление Богоматери. Перед Богоматерью изображены молящиеся святые (напр., Московские митрополиты Петр и Иона, князья Борис и Глеб, преподобные Зосима и Савватий Соловецкие) во главе коленопреклоненного народа или припадающий местночтимый святой, иногда святые (напр., преподобные Иосиф Волоцкий, Корнилий Комельский, Трифон Вятский, сонм ростовских святых). Из монастырских и соборных описей XVI-XVII вв. известно, что такие иконы назывались «Богоматерь Молебная» или «Моление о народе» и отличались от Б. и. (предстоящими, пейзажным фоном, свитком в левой руке Богоматери, иногда изображением облака под Ее ногами). К числу памятников этого типа принадлежат небольшие домашние и большие храмовые иконы, композиции в составе житийных циклов Богоматери (напр., клеймо иконы «Рождество Богоматери, с клеймами земной жизни», сер. XVI в., Устюженский краеведческий музей), а также подвесные пелены.

С кон. XVII - нач. XVIII в. в описях встречаются упоминания эпитета «Боголюбская» в отношении древних изображений Богоматери в молении или Богоматери «Моление о народе»: в описи Благовещенского собора Московского Кремля 1680-1681 гг. иконой «Пресвятая Богородица Боголюбская» названа древняя аналойная икона, на к-рой изображена Богоматерь в молении; составители описи московского Успенского собора 1701 г. считали образами Богоматери Боголюбской многочисленные иконы с разными вариантами изображения Богоматери в молении, известные по описям 1-й пол. XVII в. как образы «Пречистыя Богородицы молебные». Появление подобных композиций, родственных памятникам XIV-XV вв. с одиночным изображением молящейся Богоматери (Богоматерь в молении на иконе 30-40-х (?) гг. XV в. (традиционно именуемая «Богоматерь Боголюбская», СПГИАХМЗ) и на пелене Софии Палеолог 1499 г. из Троице-Сергиева мон-ря (СПГИАХМЗ), связано с характерным для рус. искусства позднего средневековья интересом к теме соборной молитвы и заступничества Богоматери за правосл. народ. Определенное сходство икон «Богоматери Молебной» с Б. и. объясняется их общим происхождением от древней визант. иконографии Богоматери Параклисис. Возможно, под воздействием произведений нового типа на древней Б. и. появились изображения свитка в руке Богоматери и Иисуса Христа в правом верхнем углу средника.

Установление общерус. почитания Б. и. приходится на посл. треть XVII в. Считается, что в 1672 г. крещение царевича Петра Алексеевича было специально приурочено ко дню памяти апостолов Петра и Павла, в канун праздника к-рых был убит кн. Андрей Боголюбский. Согласно «Летописи Боголюбского монастыря», в 1681 г. обитель посетил царь Феодор Алексеевич, приложивший к иконе свой наперсный крест. В 1682 г. до дня празднования Б. и. были отложены похороны И. и А. Нарышкиных, убитых во время стрелецкого восстания братьев царицы Наталии Кирилловны, а в 1684-1687 гг. над местом их погребения в московском Высокопетровском мон-ре выстроена церковь в честь Б. и. (вероятно, первый храм с таким посвящением); в 1690 г. в ней был поставлен список Б. и., привезенный царем Петром из Боголюбского мон-ря. Чудотворным образом в тот период считалась и Б. и. кремлевского Сретенского собора. С особым почитанием Б. и. в эпоху Петра I связано предание об иконе в с. Юрьевском Боровского у. Калужской губ., подаренной Петром стольнику Б. Батурину, к-рый просил благословить его образом из придворного храма, а также предание о появлении Боголюбской Московской иконы Божией Матери, находившейся над Варварскими воротами Китай-города. Составление службы Б. и. относится к рубежу XVII-XVIII вв. и, возможно, связано со строительством храма в Высокопетровском мон-ре. Старейший список службы датируется 1704 г. (ГИМ. Симон. N 1).

Среди большого числа копий Б. и. 3-й четв. XVII - нач. XVIII в., связанных с художественной традицией Оружейной палаты, встречаются как точные списки Б. и., так и образы, отражающие взаимовлияние иконографических типов Б. и. и Богоматери «Моление о народе». Характерная особенность этих икон - появление пейзажного фона и разных вариантов текста на свитке Богоматери. На нек-рых иконах присутствуют надписи с эпитетом «Боголюбская». Древнейший из точных списков Б. и. кон. XVII - нач. XVIII в., икона 1677 г., подписанная Феодотом Феофановым, сыном Протопоповым (Ухтомским), происходит, по сведениям Н. И. Комашко, из Смоленско-Корнилиевской ц. Переславля-Залесского (ныне в частном собрании). Икона довольно точно передает сложившуюся к тому времени иконографию первообраза за исключением изображения Деисуса на верхнем поле. По сообщению Н. В. Султанова, в ц. в честь Казанской иконы Божией Матери с. Марково Бронницкого у. находилась Б. и., подписанная Симоном Ушаковым. Наиболее точными списками Б. и., воспроизводящими Деисус на верхнем поле, являются: икона 1694 г., написанная иером. Толгского мон-ря Геннадием (ЯХМ); икона 1710 г., написанная Яковом Ивановым Молчановым для ц. св. мч. Иоанна Воина на Якиманке в Москве (в наст. время там же), икона 1712 г., написанная Василием Улановым «с чудотворнаго образа, что у Стретения в Верху» для московской ц. Св. Троицы в Сыромятниках (ГТГ). Ряд икон рубежа XVII-XVIII вв., повторяя основные иконографические особенности древнего прототипа, под влиянием композиций с образом Богоматери «Моление о народе» дополняет изображение молящейся Богоматери фигурами припадающих святых: икона 1689 г. из московской ц. Воскресения в Кадашах, написанная Николаем Соломоновым и др. (ГТГ; к ногам Богоматери припадают преподобные Сергий Радонежский, Варлаам Хутынский и Иоанн Дамаскин; изображение Деисуса отсутствует), и икона кон. XVII в. из собрания банка «Интеза» (г. Виченца, Италия; у ног Богоматери - Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский, на верхнем поле изображен пятифигурный Деисус). На Б. и. Высокопетровского мон-ря было изображение припадающего кн. Андрея. Известен случай, обусловленный воздействием почитания Б. и., изображения кн. Андрея на иконе «Моление о народе»: он представлен на иконе кон. XVII в., написанной Федором Андреевым и происходящей из Донского мон-ря (ГТГ), в числе припадающих святых.

В XVIII-XIX вв. иконы Б. и. почитались в Москве (см. Боголюбская Московская икона Божией Матери), в с. Юрьевском Боровского у. Калужской губ., в с. Зимарове Раненбургского у. Рязанской губ. (см. Боголюбская Зимаровская икона Божией Матери), в ц. царевича Димитрия в Угличе (см. Боголюбская Угличская икона Божией Матери). Менее известные списки находились в Тамбовской губ.: в Введенской ц. в Елатьме (1771), в соборе в Усмани (прославилась в 1831, празд. 25 марта), в Боголюбском жен. мон-ре в Козлове (ныне Мичуринск, празд. 29 окт.); во Флоровской (Боголюбской) ц. в Туле (прославилась в 1771), в ц. Воскресения Христова в Тарусе (пожертвована в 1790 г., прославилась чудесами в 1848 и 1870). Боголюбский образ прославился во время эпидемии чумы в 1771 г., когда Богоматерь, являясь разным людям, велела перенести Б. и. из Боголюбова во Владимир. После перенесения чудотворной иконы эпидемия прекратилась, и с того времени был установлен обычай ежегодного принесения Б. и. во Владимир 21 мая. Кроме того, в течение года икону носили по разным городам и селениям Владимирской губ. Мн. списки Б. и. тоже прославились в 1771 г. и во время холерных эпидемий 1831, 1848, 1853 и 1870 гг.

В XVIII - нач. XX в. параллельно существуют 2 основных иконографических извода. Первый извод представлен многочисленными иконами и эмалевыми образками - списками Б. и. Эти памятники известны в 3 основных вариантах: 1-й точно копирует древний образец; во 2-м варианте (распространяется с кон. XVII в.?) присутствует изображение припадающего к Богоматери кн. Андрея Боголюбского (икона 2-й пол. XVIII (?) в., поновленная в сер. XIX в., в иконостасе придела святых Киприана и Иустины собора Покрова на Рву в Москве), иногда с изображением мон-ря (икона 1-й четв. XVIII в., ГВСМЗ). Этот иконографический тип иллюстрирует легенду о явлении Богоматери кн. Андрею. 3-й вариант, возможно, появившийся в нач. XVIII в., включает изображение Боголюбского мон-ря, помещенное у ног Богоматери (иногда с ц. Покрова на Нерли). Нек-рые поздние списки Б. и. воспроизводят крест, приложенный к образу царем Феодором Алексеевичем и прикрепленный к ее окладу у правого плеча Богоматери.

2-й извод восходит к типу «Моление о народе» и включает изображения святых, молящихся Богоматери (чаще всего московских чудотворцев), что связано с почитанием Боголюбской Московской иконы; особый тип «Моление о народе» (с фигурой предстоящего митр. Петра) получил распространение в старообрядческом медном литье XVIII-XIX вв.

Архивные материалы: Медведева Е. С. Древнерус. иконография Покрова. 1947. Ркп. // Архив ИАРАН. З-2. 3. 1728.

Источники: Переписная книга Московского Благовещенского собора XVII в. // Сб. на 1873 г., изд. Об-вом древнерус. искусства при Моск. Публичном музее. М., 1873. С. 9-10 (2 паг.); Описи Московского Успенского собора от нач. XVII в. по 1701 г. включительно // Риб. Т. 3. СПб., 1876. Стб. 615, 620; Летопись Боголюбова мон-ря с 1158 по 1770 г., сост. по монастырским актам и записям игум. Аристархом в 1767-1769 гг. / Сообщ. архим. Леонид [Кавелин] // ЧОИДР. 1878. Кн. 1. С. 1-24.

Литература: Доброхотов В. Древний Боголюбов город и мон-рь с его окрестностями. М., 1852. С. 6-7, 22-23, 45-46, 65, 105-110; Григорий [Воинов-Борзецовский], архим. Высоко-Петровский монастырь. М., 1873. С. 17-19; Покрышкин П. П. Иконы моск. придворного собора Спаса на Бору. СПб., 1913. С. 11-13. Табл. VII-X [Боголюбская икона в соборе Спаса на Бору]; Кондаков. Иконография Богоматери. Т. 2. С. 298-301. Илл. 166-167; Лазарев В. Н. Живопись Владимиро-Суздальской Руси // История рус. искусства. М., 1953. Т. 1. С. 444-447; Щепкина М. В. Изображение рус. ист. лиц в шитье XV в. // Тр. ГИМ: Памятники культуры. М., 1954. Вып. 12. С. 10; Николаева Т. В. Произведения мелкой пластики XIII-XVII вв. в собр. Загорского музея: Кат. Загорск, 1960. N 119. С. 263-264; N 122. С. 268-270 [ковчеги с миром Боголюбской иконы]; Антонова, Мнева. Каталог. Т. 2. N 456. С. 87-88; N 899. С. 398; N 903. С. 401; N 992. С. 421; N 1015. С. 485; Воронин Н. Н. Из истории рус.-визант. церковной борьбы XII в. // Вв. 1965. Т. 26. С. 200, 214, 215; Ростово-суздальская школа живописи. М., 1967. N 1. С. 77; Маясова Н. А. Памятник с Соловецких островов: Икона «Богоматерь Боголюбская с житиями Зосимы и Савватия» 1545 г. Л., 1970; Живопись домонгольской Руси / Авт.-сост. О. А. Корина. М., 1974. N 5. С. 16-17, 37-39; Овчинникова Е. С. Московский вариант «Богоматери Боголюбской» // Дри. М., 1975. [Вып.:] Зарубежные связи. С. 333-353; Грабар А. Н. Заметка о методе оживления традиций иконописи в рус. живописи XV-XVI вв. // Тодрл. 1981. Т. 36. С. 289-294; Анисимов А. И. О древнерус. искусстве: Сб. ст. М., 1983. С. 88, 175-176, 325, 397-398, 440; Bentchev I. Handbuch der Muttergottesikonen Russlands: Gnadenbilder, Legenden, Darstellungen. Bonn; Bad-Godesberg, 1985. S. 16, 19, 31-32; Романова М. В. Уникальное произведение живописи домонгольской Руси // Рус. искусство XI-XIII вв.: Сб. ст. М., 1986. С. 62-72; Ebbinghaus A. Andrej Bogoljubskij und die «Gottesmutter von Wladimir» // Russia Mediaevalis. 1987. T. 6/1. S. 182 ff.; idem. Die altrussischen Marienikonen-Legenden. B., 1990. S. 98-99; Vzdornov G. I. Fruhe Russische Ikonen // Russische Ikonen: Neue Forschungen. Recklinghausen, 1991. N 13. S. 110-112 (рус. вариант: Вздорнов Г. И. Ранние рус. иконы // VI науч. чтения памяти И. П. Болотцевой (1944-1995): Сб. ст. Ярославль, 2002. N 15. С. 30); Сказание о чудотворных иконах Богоматери и о Ея милостях роду человеческому. Коломна, 1993. С. 349-351, 351-355 [чтимые списки]; Агроскина Е. А. Неизвестный художник XVII в. Николай Соломонов // ПкНо, 1994. М., 1996. С. 210-221. [Боголюбская икона Н. Соломонова: С. 215-217]; Маханько М. А. «Богоматерь Боголюбская»: Об использовании древних иконографических изводов в иконописи XVI в. // Искусствознание. 1998. N 2. С. 240-261; Кызласова И. Л. История отечественной науки об искусстве Византии и Древней Руси, 1920-1930-е гг. М., 2000. С. 195, 211, 227, 233, 245, 282; Стерлигова И. А. Драгоценный убор древнерус. икон XI-XIV вв.: Происхождение, символика, худож. образ. М., 2000. С. 133-136, 162, 199-220; она же. Боголюбская икона Богоматери в XII-XIII вв. // Дри. СПб., 2002. [Вып.:] Византия, Русь, Зап. Европа: искусство и культура: Посвящ. 100-летию со дня рожд. В. Н. Лазарева (1897-1976). С. 187-204; Николаев К. А. К вопросу о первоначальном убранстве интерьера ц. Иоанна Воина на Якиманке (1709-1717) // VI науч. чтения памяти И. П. Болотцевой (1944-1995): Сб. ст. Ярославль, 2002. С. 82-83 [Боголюбская икона Я. И. Молчанова]; Орлова М. А. Наружные росписи средневековых храмов: Византия. Балканы. Древняя Русь. М., 2002. С. 163-165; Анисимов А. И., Георгиевский В. Т. Дневник экспедиции во Владимир в 1918 г. / Подгот. к изд. Г. И. Вздорновым (в печати).

А. С. Преображенский

http://www.sedmitza.ru/text/722561.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме