Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Тайна за семью печатями

Протоиерей  Владимир  Пархоменко, Православие и современность

14.03.2009

В рубрике «Больной вопрос» представители Церкви, священнослужители отвечают на вопросы журналистов и наших читателей, касающиеся церковной жизни. Здесь встречаются два мнения, два взгляда на одну и ту же проблему.

Часто говорят, что Бог обращается к человеку шепотом любви. Если он не услышан, то голосом совести. Если же человек не слышит и голоса совести, то Бог обращается через рупор страданий. У каждого своя дорога к вере. Кто-то идет к ней годами, кому-то посчастливилось родиться в верующей семье, но в любом случае Церковь - та территория, где случайных людей не бывает. И в то же время на пути к Богу иной раз камень преткновения может оказаться там, где его совсем не ожидаешь, где, как кажется, тебя всегда должны ждать и любить, в атмосфере самой Церкви.

Согласитесь, не все сразу могут почувствовать себя своим в новой обстановке. Некоторые люди робки по своей натуре, а переступая порог храма, человек не только попадает в непривычную ситуацию, но еще и чувствует, что соприкасается с чем-то великим, таинственным, священным. Как себя при этом вести? Что делать и к кому обращаться за помощью? Перед какой иконой зажечь свечу, кому поклониться, как перекреститься, что можно делать, а что нельзя - ответы на эти вопросы знает далеко не каждый обыватель. И не каждый решится подойти спросить о них у батюшки, посмеет оторвать от дел обычно строгого с виду священнослужителя. Есть и страх, что из храма могут выгнать за некое неправильное поведение. Женщины, например, знают, что в храм им можно заходить только с покрытой головой. Но если вдруг, проходя мимо церкви, появилось непреодолимое желание именно сегодня сделать свой первый шаг к Богу? И как быть, сначала надо бежать домой за косынкой или все же делать первый шаг, который важнее соблюдения правил? И если устройство любой социальной структуры, как правило, предполагает некий ликбез для впервые обратившегося, что-то вроде доски объявлений, где можно найти ответы на свои вопросы, то в Церкви ничего подобного нет. В море литературы можно легко заплутаться, так и не получив нужные конкретно тебе ответы. И отсюда возникает закономерный вопрос: а не слишком ли сама Церковь, как отдельная, самодостаточная структура, закрыта от общества?
Ведь складывается такое впечатление, что Церковь существует как некая данность, и при этом в каждом отдельном человеке она никак не заинтересована. Если у него есть потребность стать причастным к церковной жизни, пусть он сам решает, что ему делать и как к этой жизни идти. Своеобразного «окошечка для справок», куда всегда можно было бы обратиться, нет. Порой кажется, что там за высоким забором, в храме кипит какая-то своя жизнь, недоступная простому человеку. Когда переступаешь порог церкви, складывается впечатление, что здесь происходит некое священнодейство, которое можно лишь осквернить своим присутствием. Но если Церковь не делает шагов навстречу, когда человек просто приходит в храм, не помогает сориентироваться на месте и не стыдиться своих действий, то как можно двигаться дальше и придти, например, на исповедь? Ведь там, наверное, еще больше условий и правил…
И, конечно же, появляются вопросы. Современная Церковь - структура, пользующаяся масштабным общественным влиянием, и, возможно, ей просто выгодно быть в тени, не привлекая слишком много людей к своим внутренним делам и процессам? И не обязательно совсем ей бороться за каждого прихожанина, который походит-походит в храм, не поймет, что за жизнь там идет, да и перестанет. По-моему, проблема действительно имеет место быть, и если не делать шагов в ее решении, то Церковь так и будет в глазах многих людей сверхсекретным учреждением, закрытой структурой, своеобразной terra incognita. Так что же происходит? В храме действительно царит особая жизнь, недоступная любому, кто решил сделать шаг ей навстречу? Или это просто заблуждение человека, которому мешают стеснительность и какие-то его личные проблемы?

Виктория Федорова


У закрытости - человеческое лицо

Обсуждение заявленной темы требует опыта жизни без Церкви. «Родившимся» в церковной ограде значительно труднее «посмотреть со стороны», поскольку Церковь в мире для них так же естественна, как когда-то детский сад, школа, армия. Более того, для таких людей Церковь часто еще большая реальность, чем что-либо другое.

Те же, кто не был воспитан в церковной среде, конечно, более остро и ярко, как правило, переживали приход в Церковь, ощущали, что обрели окно, через которое свет и свежий воздух проникают в этот темный и душный мир. Надо сказать, что с духовной точки зрения это полезно и хорошо, поскольку формирует в душе благоговейный трепет в отношении к Церкви, Богу. Потом многие такое восприятие теряют, но, по крайней мере, память об этом сохраняется.
Всем ли «неотмирность» Церкви мешает приблизиться к ней? Полагаю, что нет. Лично знаком с людьми, которых привлекла церковная дверь именно завесой таинственности и необычности. И надо сказать, что Церковь в истории не раз существовала на конспиративном положении, начиная со времен римских катакомб. Но, конечно, есть люди, которые воспринимают Церковь как сверхсекретное учреждение. Помню, когда мне было лет десять, гулял с родителями по Москве в районе Арбата. Мы подошли к зданию, которое выделялось из общего фона не архитектурой даже, а какой-то особой атмосферой, царившей вокруг. Было безлюдно, подчеркнуто строго. «А что здесь находится?» - поинтересовался я. Мне многозначительно ответили: «Это посольство». Хорошо помню, что пережил в тот момент чувство запредельности, недосягаемости, таинственности того, что назвали этим непонятным словом «посольство». Наверное, подобным образом можно воспринимать Церковь.
Но должна ли Церковь стремиться к тому, чтобы ее воспринимали иначе? Есть в церковной жизни примеры того, как абсолютная открытость и доступность делают Церковь вообще «невидимой». Как священник я неоднократно сталкивался с подобным явлением, например в праздник Крещения Господня. Во многих храмах в этот день ради порядка и благочиния воду освящают не в самом храме, а в церковном дворе. И большое число людей, получив желаемое, святую воду, тут же уходят, не поднимая глаз и даже не бросив благодарного взора в сторону храма. Многие батюшки именно поэтому ставят купели в самом храме: «Пусть хотя бы так зайдут».
Поэтому можно говорить о том, что кого-то таинственность Церкви привлекает, для кого-то является барьером. Но Церковь и должна подчеркивать свою «небесность», «сакральность». Хотя в то же время она бесспорно не должна быть закрытой. Да она таковой и не является, проблема закрытости Церкви на самом деле имеет человеческое лицо.
Порой вновь пришедшим мы сами, христиане, своим невниманием создаем барьер. Повторюсь, если и есть некая преграда, то это мы, «те, кто уже в винограднике». Но всякий христианин должен помнить притчу Христа и понимать, что виноградник - Церковь не его, а Господа! Поэтому нужно уметь расти так, чтоб не подавлять молодые ростки, давать им место.
Святейший Патриарх Алексий II много об этом говорил. Как-то на московском епархиальном собрании он сказал, что будет снимать настоятелей, если будут иметь место случаи грубости к людям со стороны служащих храма. Но дело ведь не только в «американской» улыбке при встрече, дело в умении «снизойти» к человеку, в способности услышать его и понять. А это очень трудно.
Недавно на епархиальном складе увидел «Православный молитвослов для молодежи», заинтересовался: «Интересно, как же решили задачу такого издания?» Беру книжицу в руки - легкая, из очень плохой бумаги и хлипкая - разваливается при разгибании. На джинсовой обложке привлекшая меня надпись смотрится как три тополя на Плющихе. Открываю…Обычный молитвослов, но только текст очень бледный и бесцветный. Конечно, в душе родилось сожаление о том, что вот так решаем задачи церковной миссии. Хотя очевидно, что молитвослов для молодежи нужен.
В заключение скажу, что проблема, о которой мы сейчас размышляем, во многом определяется историей Церкви в советский период. Его последствия на самом деле изживаются. В Церкви сегодня активно развивается миссионерское служение. В свечных лавках ставят на послушание тех христиан, которые не только цены на свечи могут указать, но и в православной литературе разбираются. Во многих храмах проводят беседы перед Таинством Крещения, и «окна для справок» в том или ином виде тоже есть. Не везде, конечно. Но так обязательно будет повсеместно, это дело времени.

Протоиерей Владимир Пархоменко, настоятель храма в честь
Преображения Господня в с. Пристанное

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=6268&Itemid=3




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме