Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Слагаемые победы

Сергей  Кургинян, Завтра

22.08.2008

Итогом любой войны является подписание мира. Иногда в виде безоговорочной капитуляции стороны, проигравшей войну. Но чаще в виде мирного договора, учитывающего интересы как воюющих сторон, так и размытого, но влиятельного субъекта под названием "мировое сообщество". При оценке подобных договоров всегда легче всего встать в позу "благородного ястреба" и закричать о "наших непропорциональных уступках". Но это было бы безнравственно. Общество нуждается в корректном и объективном анализе достигнутых компромиссов, а не в судорожном перечислении уступок под театрализованную барабанную дробь.

Однако объективность и корректность не означают сервильности. Мирные переговоры не завершены. От ничтожных на первый взгляд деталей зависит — в буквальном и абсолютно беспафосном смысле слова — судьба страны.

Во время острой фазы конфликта мы услышали так много интересного о могущественных международных силах, стоящих за спиной Михаила Саакашвили! Мы услышали об этом по каналам государственного телевидения. Сразу по всем каналам! Мы услышали об этом от официальных (причем высочайших) представителей законно избранной власти. Сказано было больше, чем за предыдущую четверть столетия. Причем в тоне, в котором об этом никогда не говорила не только постсоветская, но и позднесоветская власть. Это значит, что положение крайне тяжелое. И — исторически прецедентное. Нас очень редко побеждали, но слишком часто переигрывали. Нас переигрывали в Балканских войнах, которые вела Российская империя. В "холодной войне" нас тоже именно переиграли. В Рейкьявике нас переиграли, на Мальте. Можно победить в войне и проиграть мир. Именно проиграть.

Теперь уже и официальное телевидение, комментируя события в Южной Осетии, говорит о том, что России — в евразийской схеме, копирующей балканскую, — отведена роль Сербии. Сколько раз мы в предыдущие годы об этом предупреждали! Что ж, лучше поздно, чем никогда.

Но мало запоздало зафиксировать аналогию. Надо, чтобы российские (неизбежные при любом компромиссе) договорные уступки не оказались ловушкой, подобной той, в которую когда-то попала сербская сторона. А потому вчитаемся в текст под названием "Шесть принципов мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта". Это предварительный, но суперважный документ. Вчитываться в него надо корректно и уважительно. Хотелось бы дополнить это вчитывание разного рода деталями. например, наблюдением за интонацией и поведенческим стилем президента Франции Николя Саркози. Но для начала очень внимательно прочитаем сам документ.

У нас в России не слишком любят оживленных международных посредников, занимающихся "челночной дипломатией". Негоже потакать такой нелюбви. Хочу подчеркнуть, что в принципе участие посредника в достижении договоренностей, выводящих крупный конфликт из первой "горячей фазы", допустимо. И к активности как таковой президента Николя Саркози следует отнестись с глубочайшей доброжелательностью. Другое дело — качество этой активности.

Его мы можем оценить, лишь проанализировав вышеназванный документ — порождение этой самой активности. Притом, что никакая оценка не отменит нашей — не Саркози, а нашей и только нашей — ответственности за каждую букву данного документа.

Итак, принципы мирного урегулирования грузино-осетинского конфликта. Их шесть. И хотя они на слуху, я все равно обязан их перечислить.

Первый принцип — отказ от применения силы.

Второй принцип — немедленное прекращение всех военных действий.

Третий принцип — свободный доступ гуманитарной помощи.

Четвертый принцип — вооруженные силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации.

Пятый принцип — вооруженные силы России возвращаются на линию, предшествовавшую началу боевых действий.

Шестой принцип. стоп! Поскольку вокруг шестого принципа развернулась полемика, то его надо анализировать отдельно. Но вначале всмотримся в первые пять пунктов. Они кажутся разумными и очевидными. Но нет ничего коварнее подобной кажущейся очевидности.

В названии документа (очень правильным, кстати, образом) зафиксированы стороны конфликта — Грузия и Южная Осетия. Но тогда они и только они, вступив в конфликт, должны договариваться о способе выхода из него. И принципы выхода должны отвечать их субъектности. Соответственно, в соглашение категорически не может быть введен пятый принцип, который осуществить может только Медведев, а не Кокойты. Пятый принцип должен был быть сформулирован так: "Южная Осетия обращается к России с просьбой о возвращении Вооруженных Сил России на линию, предшествующую началу боевых действий".

Вот тогда соглашение по своему содержанию стало бы соглашением между Саакашвили и Кокойты. А Россия не попала бы в ловушку, которая буквально является "ловушкой правосубъектности": "Вы упомянули в соглашении пункт, отвечающий вашей и только вашей правосубъектности (обязательство России вернуть войска на линию, предшествующую началу боевых действий)? Вы по факту такого соглашения стали стороной соглашения, а значит, и стороной конфликта".

Медведев, естественно, выполнил бы просьбу Кокойты. Но ловушки бы не было! Россия не дала бы мировым игрокам никаких (и именно никаких!) оснований для превращения себя в сторону конфликта. В любом же другом случае эти основания возникают. Можно спорить о том, в большей или меньшей степени. Но ведь возникают! Не так ли?

Они ловушку правосубъектности подготовили. Мы в нее попали. На Западе взвыли от восторга, когда это произошло. Просто взвыли!

Установив факт ловушки, содержащейся в бездискуссионных "невинных" пунктах ("отказ от применения силы" — кем? "немедленное приостановление боевых действий" — чьих?), и особенно в пятом, обратимся к шестому пункту, ставшему предметом дискуссии. Той самой дискуссии, которая закончилась (по просьбе Николя Саркози) согласием российской стороны на редакцию, предложенную Михаилом Саакашвили.

Шестой пункт в нашей первоначальной редакции звучал так: "Начало международного обсуждения вопросов будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности".

Всего-то! Предлагалось лишь начать обсуждение будущего статуса Южной Осетии и Абхазии. Поскольку начав, можно кончить чем угодно или ничем, то это очень скромная сатисфакция!

"Ах, сатисфакция! — закричат. — Имперская логика! Вы не народы спасаете, а что-то заполучаете!"

Конечно, когда США вошли в Ирак, они несли порабощенным народам свободу и демократию. Ну, прямо крупными буквами это написано было у них на лбу! Мы анализируем смысл игры или хотим подменить сухую игровую логику эмоциями и причитаниями? Ну, хотели спасти осетинский народ (и, между прочим, наших граждан) от геноцида. Действительно хотели, и что? И абхазов хотели спасти. Хотели — и спасли. Но только по ту сторону ломберного стола в это никто никогда не поверит. А, поверив, станет неслыханно презирать. Нельзя выигрывать (и даже не проигрывать), отбрасывая игровую логику. А также политическое рацио, не имеющее ничего общего с имперской наступательностью и обязательное для всех, кто хочет выжить.

Итак, мы возжелали лишь утешительного приза ("начать обсуждение") и. получили отлуп. Казалось бы, разгромленный агрессор должен выплатить какую-то политическую контрибуцию. Но оказывается, что хотя он и агрессор, и очевидным образом разгромлен, диктовать условия будет он. Что мы впутались во что-то, и сами выпутаться не можем, а "дорогой Николя" дает нам последний шанс.

Мы впутались или нас впутали? Вопрос риторический. Нас очевидным образом впутали. Впутал, как все говорят, Буш ("злой следователь"). А выпутывает Саркози ("добрый следователь").

Это-то и называется "Большая игра"! А также "балканский сценарий", "победа без войны" и так далее. Партнера по игре загоняют в ситуацию, при которой любой ход ухудшает его позиции: "Не дашь отпор кровавому хулигану — от тебя отпадет Северный Кавказ. Разгромишь хулигана — к тебе приедет Саркози. И ты будешь платить хулигану политическую контрибуцию, а не наоборот".

Игрок сначала должен добиться от противника именно очень маленькой и почти незаметной ошибки. Он ее называет "зацепка". Добившись такой ошибки, он потихоньку начинает ее развивать. Тот, против кого играют, должен опомниться только тогда, когда уже будет поздно. "Коготок увяз — всей птичке пропасть". Шесть пунктов и их коварное содержание, которое мы обсуждаем, — это типичная игровая "зацепка".

Пройдет пара месяцев. О том, как рухнула хваленая армия Саакашвили, забудут. И о геноциде осетин забудут. А вот об этой "зацепке" не забудут никогда. К ней будут явным и неявным образом апеллировать. Её будут усугублять. Это-то и называется "разыграть". Не разыграют? Хочется верить.

Хочется-то — хочется. Но я сначала слышу, как представитель РФ в ООН В.Чуркин (блестящий и очень патриотичный дипломат) говорит: "А какой приличный человек станет сейчас разговаривать с Саакашвили?" А потом "друг Николя" объявляет, что господину Саакашвили нечто желательно — и мы это "нечто" соглашаемся принять. То ли потому, что оно желательно Саакашвили, то ли потому, что оно желательно "другу Николя". Как сочетается чуркинский максимализм с подобным минимализмом? И зачем максимализм, если итогом станет минимализм?

Пока Россия шарахается от максимализма к минимализму (притом, что потеря лица — это отнюдь не мелочь), Запад ведет "Большую игру", причем привычными для нее мошенническими способами. "Злой следователь", "добрый следователь" — избитый, но почему-то безотказный прием.

Злой Буш хмурится. Мы нервничаем. Приезжает добрый Николя Саркози и говорит: "Ах, мне так трудно было приехать в Москву! Я стольким рискую ради вас! Я могу об вас замараться, но я еду, нечто предлагаю. Как? Вы не соглашаетесь? Не может быть! Вам нужен — ха-ха-ха — какой-то тайм-аут? Какой тайм-аут, опомнитесь? Взбесившиеся американцы могут с цепи сорваться. О, этот Чейни! Ужас! А Маккейн? Ужас-ужас! Надо скорее что-то подписать. Тогда мы с вами их обыграем!"

В глазах Саркози — непогашенные искорки специфического игрового азарта. Я предлагаю вашему рассмотрению шестой пункт анализируемого мною соглашения в окончательной редакции. После согласования с Саакашвили. То есть по завершению игры "доброго Николя".

Шестой пункт теперь звучит так: "Предоставление Абхазии и Южной Осетии международных гарантий безопасности и стабильности". Ничего себе! Начальная редакция, как говорится, "за здравие", окончательная — "за упокой". Останемся ли мы в итоге в Южной Осетии и Абхазии в качестве миротворцев — "бабушка надвое сказала". "Международные гарантии безопасности и стабильности" — это типичная интернационализация конфликта. Тот самый "балканский сценарий", будь он неладен. Ну, не американцы окажутся "интернационализаторами", а Евросоюз. В точности так, как это прорабатывается для Косово. "Миссия ЕС вместо миссии ООН".

Мы потом свернем с этого пагубного пути? А зачем мы на него встали? Притом, что с каждым днем сворачивать с него будет все труднее! Мы встали на него под давлением обстоятельств? Каких обстоятельств? Непобедимая грузинская армия стояла у врат Кремля? Ах, речь идет о внешних обстоятельствах! Так они всегда будут на нас давить. Чем больше будет наша уступчивость, тем сильнее будет давление.

Как и все граждане России, я хочу верить во все хорошее. Я хочу верить, что "мировое сообщество" придет в ужас от злодеяний Саакашвили. Что оно, придя в ужас, признает Южную Осетию независимым от Грузии государством. Что Южная Осетия, став независимой, воссоединится с Северной и войдет в состав Российской Федерации. Это было бы огромной победой для нашей страны, которой очень нужны победы. И я хочу верить в эту победу. А еще я хочу верить, что доживу до семисот лет.

Шесть пунктов — это только начало. Мы их приняли под давлением? Давление будет усилено. Его усилят американцы. К вопросу об улыбочках, которыми обмениваются Райс и Саркози. Главы МИД стран ЕС ободрили шесть принципов. Франция готовит на их основе проект резолюции Совета Безопасности ООН. Да и сам Совет Безопасности. У, сколько коршунов слетается. прошу прощения, авторитетных членов благородного "мирового сообщества".

В начале 90-х годов все верили, что это благородные члены "мирового сообщества". Потом уже никто из вменяемых людей в это не верил. Но телевидение продолжало об этом уныло талдычить. Теперь уже и телевидение говорит что-то совсем другое, и власть. Они говорят, да не договаривают. Ну, так я договорю. Мировое сообщество — это неправовая банда, замаранная бомбардировками Югославии и много еще чем. Механизм признания Южной Осетии, как и кого бы то ни было еще (так сказать, "признавалка"), находится в руках у этой неправовой банды. Она признает тех, кого хотят признать ее паханы. А кого они не хотят признать, тех не признает. И на любые аргументы плюет с высокой горы.

Соответственно, есть два сценария нашего поведения, совместимых с жизнью. Подчеркиваю, совместимых, и не более того.

Первый сценарий — жесткий. Мы в одностороннем порядке берем под свою опеку народы и заселенные ими территории, вводя их в состав своего государства. А как иначе мы их защитим? Тогда нас называют разными нехорошими словами. А возможно, и подвергают каким-то санкциям. Например — о, ужас! — проблематизируют наше место в так называемой "восьмерке". Или — о, ужас, ужас! — наше место в Европе.

Это предлагаемый мною сценарий? Помилуйте! Я о своем подходе (восстановление СССР и прочее) говорил уже не сотни, а тысячи раз. Подход, который я только что описал, предлагается не мной, но многими. Применив этот ("жесткий") подход, мы должны сказать, что нам. как бы это пополиткорректнее выразиться?.. вот оно! что нам дела нет до этого самого "мирового сообщества", являющегося специфическим альянсом "воров в законе" и опущенных этими ворами "малых сих". И что мы готовы испить горькую чашу последствий своего поведения, порожденного таким качеством "мирового сообщества". Горькую — или смертельную? Не резкость нашего поведения породит превращение горького в смертельное. Хотя, конечно же, мы не должны вести себя по принципу "гуляй, Вася!". Горькое в смертельное может превратить только наша слабость. Это называется "не искушай других собственной слабостью"!

Второй сценарий — "мягкий". Но тоже совместимый с жизнью страны. Мы не признаем Южную Осетию и Абхазию, опасаясь избыточных издержек, связанных с подобным признанием. Но мы рассматриваем эти непризнанные государства как высоко приоритетную зону своих интересов на Кавказе. Своих — и только своих. Мы не пускаем туда ни США ("злого следователя"), ни ЕС ("доброго следователя"), ни ислам, ни Китай. Мы твердой ногой становимся на оставшуюся пророссийской кавказскую землю. И мы делаем все для того, чтобы эта земля становилась все более и более пророссийской. Если надо, то мы — не помыкая властями этих непризнанных государств, а бесконечно уважая их — создаем совместно с ними один социальный и политический климат, если надо — другой. Мы всегда действуем в интересах народов этих государств, мы вкладываемся в обеспечение этих интересов не только в критических ситуациях. Мы это делаем постоянно. Если надо, мы так восстановим Цхинвал, что Тбилиси будет завидовать. Только так!

С "мировым сообществом" мы при этом сюсюкаем, поелику возможно. И пытаемся войти в его действительный воровской синклит, то бишь, в НАТО. Подчеркиваю, что это тоже приемлемая государственная стратегия. Подчеркиваю также — что не моя. Я говорю не о своём любимом, а о совместимом с жизнью страны. Не такой, какой я её во сне вижу, а такой, какова она есть. Не будет ее, нам та, другая, и во сне перестанет сниться.

"Жесткий" сценарий. "Мягкий". Оба они несовместимы с шестым пунктом соглашения в редакции Саакашвили. А поскольку других сценариев жизни нет, то "подарок от Саркози" совместим только с нашей смертью. И чем скорее мы это в полной мере признаем — тем лучше. Подобное признание — не дань имперским амбициям. Оно проистекает из очевиднейшего и простейшего рацио.

Государственники! Кем бы вы ни были по своей идеологии, как бы ни любили Запад, как бы ни хотели "антисовковых" постсоветских благоустройств — очнитесь!

Президент Франции Николя Саркози привез в Москву антигосударственный яд, а не примирительный документ. Поправки Саакашвили превратили привезенное в яд кураре.

Это не подкоп под линию Кремля, это сигнал тревоги. Имея антагонистом Кремля мерзавца Саакашвили и опекающую его безжалостную "братву", нельзя не поддержать Кремль. Это называется поддержка по принципу "от противного". Ну так вот... Впервые за много лет Кремль можно поддерживать не только по этому принципу. Впервые можно по-настоящему гордиться тем, как повела себя Россия и власть на первой острой фазе конфликта.

СМИ в целом, телевидение, в первую очередь, сработали надежно и качественно. Не было ни одной пакости из тех, что сопровождали первую чеченскую кампанию. Не было "кукиша в кармане". И "отработки" директив начальства тоже не было. Налицо была консолидированная внутренняя прогосударственная позиция всего так называемого "среднего" (и решающего) звена. А это беспрецедентно.

Армия вела себя героически. Но героически она вела себя и в других острейших кризисных ситуациях. Тут же она проявила еще и что-то давно забытое. То, чего от нее перестали ждать. Быстроту реакции. Совсем иную боеготовность — и системную эффективность.

МЧС и другие структуры, призванные быстро реагировать в чрезвычайных ситуациях, угрожающих нашей безопасности, оказались адекватны и состоятельны.

Политики не колебались, не шарахались из стороны в сторону. Дмитрий Медведев, имевший богатый административный опыт и нулевой политический, проявил себя как жесткий и эффективный политик. Владимир Путин, за восемь лет приобретя вкус к развернутым политическим формулировкам, давал их сочно, по делу и от души.

МИД вел себя умно, гибко и наступательно.

Региональные политики были на высоте.

Народы Северного Кавказа проявили поразительную солидарность.

Достоинство оказавшегося жертвой геноцида осетинского народа поражает и восхищает, равно как и его мужество.

Сострадательность, проявленная гражданами России. Надежность и "аккуратность" абхазов. Отсутствие каких-либо эксцессов на межнациональной почве. Всё это вызывало гордость за страну, уважение к политикам, управленцам, воинам, а значит, и всей выстроенной Системе.

Системе. наконец-то, мы подошли к самому главному.

В чем обязанность аналитика? Зарегистрировать явление. Описать его. Раскрыть его сущность. И, исходя из этого раскрытия, дать прогноз.

Регистрируем: пожары, залпы, беженцы, трупы. Всматриваемся в детали: сводки, международные СМИ, игровые ходы и так далее.

Проводим первоначальные параллели. Уж очень это всё напоминает сводки двадцатилетней давности (сумгаитские, ферганские и другие). И что? Считать, что проведенная параллель раскрывает сущность явления? Это совершенно недопустимо! Страна, власть, мир — все страшно изменилось. Стоп! Как изменилось? В какую сторону?

Легче всего воскликнуть: "Все полетело в тартарары!" И порассуждать по этому поводу. Но именно потому, что это легче всего, увлекаться подобным не должно. Особенно, когда случилась реальная большая беда. Но что тогда сказать? Что все возрождается, воскресает, аки Феникс из пепла?..

Что именно надо сказать, я понял, наткнувшись на это самое слово "система".

Да, сложилась новая Система. Она, во-первых, сложилась. Она, во-вторых, новая. И она, в-третьих, Система. Как и любая Система, она рассчитана на определенные нагрузки. Как и любая Система, она что-то может, а чего-то нет. Архитектор Системы — Путин. Он ее не сооружал по какому-то генеральному плану. Он делал конкретные дела, наводил элементарный порядок. А она складывалась. Сложилась. Блестяще отреагировала на первой острой фазе конфликта. И — стала пробуксовывать на второй. С глубоким благожелательным интересом и без тени злорадства всмотримся в то, что уже на первой фазе предвещало подобную пробуксовку.

Могло ли быть сказано следующее: "В ночь на восьмое августа 2008 года без объявления войны на нас напали. враг будет разбит, победа будет за нами"? Этого не могло быть сказано. Могли ли мы — ставлю вопрос ребром — объявить войну Грузии? Не могли. А почему не могли? У нас не было оснований? Саакашвили осуществил акт агрессии. Он целенаправленно уничтожал наших солдат. Он также осуществил реальный геноцид. В том числе, и по отношению к нашим гражданам. Но если бы он только истребил наших солдат, наших воинов, то этого бы не было достаточно для объявления войны? По всем мировым нормам этого совершенно достаточно. В телевизионном кадре значилось: "Война в Осетии". Война? Миротворческая операция? Принуждение к миру? Если бы это была война, то мы бы, разгромив Саакашвили, добились очень быстрой безоговорочной капитуляции. И на безусловных основаниях определяли бы устройство жизни на территории, где не по нашей вине началась война. На территории разгромленного нами государства-агрессора.

Саддам Хусейн не напал на США. Он не осуществил кровавого погрома американских граждан. Но — американцы создают новый "Большой Ближний Восток", как они его называют. А мы не можем, разгромив реального агрессора, создать новую структуру безопасности в регионе? А почему, собственно? Потому, что ничего подобного созданная Система осуществить не может. И побуждать ее к этому — значит заниматься провокацией. Так я и не побуждаю, я анализирую ее рамки. Это мой аналитический долг. Система — эффективна. Но она создана для вхождения в Запад, а не для противостояния с ним. И даже не для какого-нибудь "особого пути". Система такова, какова она есть.

Система не может понять, что стряслось. Она цепляется за фактор Саакашвили. Это системный невроз. Система успокаивает себя: "Мне всего-то противостоит подонок Саакашвили. И такой подонок, и этакий, и трус, и дурак. А значит, крупных неприятностей нет".

Саакашвили — подонок, кровавый палач, военный преступник. Наверное, он трус, не знаю. Меня это так же мало интересует, как то, какой он семьянин. То, что он созревший пациент для Кащенко, я сказал задолго до цхинвальских событий. Тогда, когда к его ногам бросали Аджарию. Саакашвили делает все ошибки, кроме одной — стратегической. Он знает, кто сила, и он служит ей — безоглядно, с кровавой бандитской угодливостью. Он не дурак! Вы слышите, не дурак! Гитлер был и подонок, и псих. Но он не был дураком, и потому им занималось не Кащенко, а все человечество. Саакашвили спланировал операцию под названием "сгон с земель". Такие операции — быт Африки, а в чем-то до сих пор и Латинской Америки.

Для сгона нужно, прежде всего, породить в жертвах особый архетипический ужас. Их надо жечь, давить танками, убивать детей на глазах матерей и так далее. Тогда, как гласят соответствующие инструкции, которые Саакашвили выучил наизусть, жертвы, убежав, не захотят возвращаться. А, оказавшись в лагерях беженцев, бок о бок с себе подобными, будут размножать бациллы пережитого ужаса, создавая интересующую мучителей субкультуру жертв.

Для сгона, далее, нужно разрушить инфраструктуру. Всю инфраструктуру жизни. Для этого нужны "Грады", "Ураганы", ковровые бомбардировки. Убитые? Прекрасно, они не вернутся. Уцелевшие? Испугаются! Не испугавшиеся? А куда они вернутся? Нужно разрушить то, куда они могут вернуться. Они же люди, им надо жить, учить детей, лечить их. На восстановление среды нормальной жизни уйдут годы? Прекрасно! Пусть русские восстанавливают! Потом мы это все заселим грузинами. А осетины за эти годы разъедутся по России или укоренятся в Северной Осетии. Так, холодно и подло, рассуждает подонок Саакашвили. Но ровно так же, повторяю, всё расписано в инструкциях, которыми он пользуется. Ровно так сгоняли, между прочим, сербов. И это самое "мировое сообщество" — бровью не повело.

Для сгона, наконец, нужно получить правильный формат власти в созданной зоне бедствия. В Косово должен быть международный контингент, который будет смотреть сквозь пальцы на то, как сербов выдавливают, но за каждый эксцесс с албанцами — ой-ё-ёй!..

В итоге "жесткое" вытеснение завершится "мягким".

Вот что такое реальный Саакашвили.

Что же касается "фактора Саакашвили", то Система не может справиться и с его оценкой. Вроде бы она говорит, что за спиной Саакашвили стоят "злые силы". Но тогда "фактор Саакашвили" никак не равен Саакашвили. Но Системе очень хочется приравнять "фактор Саакашвили" к Саакашвили, а реального Саакашвили к успокоительному "нулю".

В.Чуркин говорит, что идиот Саакашвили (конечно, он, как дипломат, говорит корректнее, но суть в этом) не понял американских хозяев и, что называется, лоханулся. Да все он понял! Ничего бы он без хозяев не сделал! Они бы ему не дали! И. он абсолютно не лоханулся! Он задание выполнил!

Особенно трудно Системе осмыслить так называемую "неадекватность" западных СМИ. Наши СМИ очень обижались тому, что их западные коллеги по профессии проявляют такую неадекватность. И они так обрадовались, когда те стали проявлять адекватность.

Проверьте, пожалуйста, когда они стали проявлять адекватность! Они стали проявлять ее тогда, когда им показалось, что мы попали в капкан, поддавшись на шесть пунктов! Точно тогда! День в день, час в час, минута в минуту: "Надо же! Русские, выиграв войну, подписали политическую капитуляцию?!" Оценив так случившееся, глобальные СМИ стали проявлять по отношению к нам немножечко снисходительности. "Большая игра" ведётся именно так. Вы делаете то, что нужно играющим против вас, — они вас поощряют. И наоборот. А что особенного? Политика "кнута и пряника".

Система мучительно пытается справиться с этим непостижимым поведением глобальных СМИ. Вдруг оказывается, что эти СМИ якобы выполняют (версия С.Маркова) приказы Дика Чейни. Вице-президент США Ричард Чейни — умный, жестокий правый республиканец. Глобальные же СМИ правых совсем не любят. (Это проблема всего Запада — Европы, Израиля, США.) И потом. если бы случившееся было только игрой штаба Маккейна и Ричарда Чейни, штаб Обамы отыграл бы в обратную сторону.

Глобальные СМИ нельзя купить на деньги Саакашвили, который, как говорят, нанял пиар-агентства на американские деньги (версия представителя РФ в НАТО Д.Рогозина). Конечно, Саакашвили кого-то нанял и что-то заплатил. Но сколько он заплатил? Если бы он отдал "глобальным СМИ" всю американскую военную помощь (а мы видим, что это не так), то все равно денег не хватило бы на то, чтобы купить одну тысячную этих глобальных СМИ.

Глобальные СМИ нельзя купить и на деньги мирового нефтяного правительства, о котором говорил тот же Рогозин (его вторая версия).

И как сочетаются две версии Рогозина? Саакашвили на американские деньги купил глобальные СМИ — или их купило глобальное нефтяное правительство? Эти субъекты располагают качественно разными деньгами. В первом случае потягаться ничего не стоит, а во втором.

На самом деле глобальные СМИ не подконтрольны ни пиар-агентствам, исполняющим заказ Саакашвили, ни Дику Чейни, ни мировому нефтяному правительству (которого очевидным образом нет — было бы, жили бы мирненько). Глобальные СМИ гораздо ближе к хозяевам мировых финансов. Кого-то мы знаем по именам. И связи их с глобальными СМИ знаем. Кто-то стоит за кадром. Можно было бы начать решать так называемую обратную задачу и, исходя из этого, реконструировать субъект, стоящий за осетинскими событиями как элементом "Большой игры". Но это не в газетах делается.

Всё, что я хочу показать, — это беспомощность имеющихся сценариев ответа на вопрос, "кто это сделал". А также на другие вопросы. Эта беспомощность обусловлена свойствами Системы, ее кодами. ""Мировое сообщество" хорошее, но оно сотворило Зло... Мы хорошие, но оно нас не любит. Нет, это не оно. Оно нас любит! Нас не любят те, кого подкупил Саакашвили, кому приказал Дик Чейни, кого наняло нефтяное правительство!..".

Повторяю — нынешняя Система создана для вхождения в "мировое сообщество", а не для того, чтобы ему противостоять. Для этого была создана советская Система, учредившая свое "мировое сообщество", именуемое "мировая социалистическая система, народно-освободительные движения и все прогрессивное человечество".

Еще один вариант успокоительного объяснения, даваемого Системой: "Нас не любят англо-саксы. Не "дурак" нас не любит, и не "узкий круг негодяев", а "англо-саксонский мир"" (очень популярная сейчас версия, озвучиваемая, в том числе, и Н.Нарочницкой).

Ну что сказать? У сербов были прекрасные отношения с Францией. Госпожа Нарочницкая не хуже меня знает, какие у них были прекрасные отношения. Кстати, и с Великобританией тоже. С Германией отношения были немного сложнее. Но — лишь немного. И что? Французские истребители помогли югославам, когда американцы бомбили Сербию? Французские политики остановили преступное решение Клинтона по бомбардировкам и столь же преступное решение Буша по Косово? Кто-то верит, что российская армия вместе с французской и немецкой будут воевать против англо-саксонского мира? Ну, зачем эти иллюзии? Кто их порождает? Их порождает Система.

Почему никто, признав, что за спиной Саакашвили американцы, не положил на нужную чашу весов хотя бы возможность вывода нашего Стабилизационного фонда из США? Потому что Система! Не негодяи, не предатели, а Система.

Система не хочет признавать очевидного. Владимир Путин и на Северном Кавказе, и в Москве выступал как очень страстный, яркий и зрелый политик. Но, тем не менее, он сказал следующее: "Холодной войны нет давно, но ментальность холодной войны прочно засела в головах некоторых американских дипломатов".

Да, холодной войны нет давно, не спорю. А что есть? Есть война на уничтожение, по отношению к которой холодная война — это детские шалости. Нам противостоит мир, ненавидящий нас больше, чем когда-либо. Мир беспощадный, как никогда ранее. Мир, провоцируемый нашей слабостью на окончательное решение так называемого "русского вопроса". Возможности этого мира чинить расправы резко усилились. Оснований для того, чтобы нас любить, стало — представьте себе! — не больше, а меньше. Не в отдельных головах засели пережитки прошлого, так сказать. Это новая стратегия управления российской агонией. Речь идет о буквальной формулировке, подкрепляемой разного рода оскорбительными метафорами и сидящей вовсе не в отдельных головах.

Кому нужны иллюзии по поводу частного характера случившегося ("ментальность холодной войны в головах некоторых американских дипломатов" и т.д.)? Путину? Нет! Сам Путин уже перешел Рубикон. И это видно без очков. Системе это надо, Системе.

Она боится признать даже самое очевидное. Что Саакашвили — "шпендель", которого прислала "братва". Что "шпенделя" "отметелили". Что тогда "братва" прислала. о нет, не натовские войска, а всего лишь. всего лишь Николя Саркози.

Спросят: а что делать? Кидаться, очертя голову во все тяжкие, не имея ничего для этого?

Отвечаю: ни в коем случае. Вы ничего не имеете? Захотите это приобрести! Одно слагаемое победы за другим. Какие-то уже в ваших руках. Нужны следующие. Другая стратегия. Другая армия. Другая связь со своим народом. Никто, кстати, не сказал, что он так уж не готов к этому. Другая идеология, культура. Другой формат идей, касающихся того же развития. Умствования? Для этой Системы — да. А для другой — проблема жизни и смерти. Новая весть из России. Новое качество ее объединительной воли. Собирание за счет этого сверхдержавы. Ведь не совсем же мы забыли, как это делается!

Короче, надо создавать другую Систему под другие нагрузки. Построенная Система будет двигаться по "балканской" траектории. И очень скоро столкнется с сокрушительными нагрузками. Не губите под ее обломками себя и народ. Стройте новую! Вам в этом не мешать будут, а помогать все те, кто понимает масштаб беды. Вам не нужна их помощь? Вам нужен Николя Саркози? Ради бога, значит, вы верите в построенную вами Систему. Это ваше право. Милошевич тоже верил.


http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/770/11.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме