Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Память свт. Григория Двоеслова

Седмицa.Ru

25.03.2008


25 марта Святая Церковь празднует память свт. Григория Двоеслова …

Григорий I Великий (Двоеслов)
Фрагмент статьи из т. XII "Православной Энциклопедии", Москва. 2006 г.

Свт. Григорий Великий (Двоеслов)
Свт. Григорий Великий (Двоеслов)
Григорий I Великий (Двоеслов; лат. Gregorius Magnus) (ок. 540, Рим -12.03.604, там же), свт. (пам. 12 марта; в совр. католич. Церкви 3 сент.- день интронизации), папа Римский (3 сент. 590 - 12 марта 604), отец и учитель Церкви.

Жизнь.

Источниками жизнеописания свт. Григория являются: 1. Сочинения самого святителя, в частности "Собеседования (Диалоги) о жизни и чудесах италийских отцов и о бессмертии души" (Greg. Magn. Dial. I [Praef.]; III 36; IV 16, 21), "40 Бесед на Евангелия" (In Evang. 38. 15), многочисленные письма.

2. Сочинения церковных писателей. Самые древние свидетельства о свт. Григорие приводятся его современником св. Григорием Турским в "Истории франков" (Greg. Turon. Hist. Franc. X 1), завершенной в 594 г., св. Исидором, еп. Севильским, в соч. "О знаменитых мужах" (Isid. Hisp. De vir. illustr. XL 53-56), написанном ок. 610 г., а также в Liber pontificalis (LP. Vol. 1. P. 312-314). Св. Беда Достопочтенный посвятил свт. Григорию неск. глав в "Церковной истории англов" (Beda. Hist. Angl. I 23, 24, 27-32; II 1), законченной в 731 г. Во 2-й пол. VIII в. Павел Диакон (Варнефрид) упоминает о святителе в "Истории лангобардов" (Paul. Diac. Hist. Langobard. III 13, 20, 24, 25; IV 5, 8, 9, 18, 19, 29).

3. Древние лат. Жития Г. В.: 1-е написано ок. 700 г. в Англии неизвестным монахом мон-ря Уитби (Colgrave B. The Earliest Life of Gregory the Great. Camb., 1985), 2-е - Павлом Диаконом во 2-й пол. VIII в., известно в 2 редакциях, краткой (BHL, N 3639) и расширенной (с позднейшими интерполяциями; BHL, N 3640; PL. 75. Col. 41-59), 3-е, пространное, составлено в Риме по указанию папы Иоанна VIII в 872-873 гг. Иоанном Диаконом (в 4 кн.; PL. 75. Col. 59-242). Существуют неск. греч. анонимных Житий свт. Григория. (BHG, N 720-721f).

4. В Новое время сведения о Г. В. приводят Ц. Бароний (Baronius C. Annales ecclesiastici. Coloniae Agrippinae, 1624. T. 7. Col. 700-703, 802 etc.; T. 8. Col. 2-214), Л. Мембур (Maimbourg [L.]. Histoire du Pontificat de S. Gregorie le Grand. P., 1686. T. 1, 2), бенедиктинец Дени де Сент-Март (Sainte Marthe D., de. Histoire de S. Gregoire le Grand. Rouen, 1697), пытавшийся доказать, что Г. В. в монашеской жизни был последователем прп. Венедикта Нурсийского, монашеский устав к-рого он вводил в мон-рях. Вместе с жизнеописанием Г. В. подробные сведения о его лит. деятельности содержатся в "Новой библиотеке церковных писателей" (Du Pin L. E. Nouvelle Bibliotheque des Auteurs ecclesiastiques. P., 1691. T. 5. P. 105-146), а также у У. Кейва (Cave G. Scriptorum ecclesiasticorum Historia litteraria. Oxf., 1740. Vol. 1. P. 543-546), К. Удина (Oudin C. Commentarius de scriptoribus Ecclesiae antiquis illorumque scriptis. Fr./M., 1722. T. 1. Col. 1493-1571). В XIX в. основное исследование о жизни Г. В. содержится в работе нем. церковного историка И. А. В. Неандера (Neander J. A. W. Allgemeine Geschichte der christlichen Religion und Kirche. Gotha, 18563. Bd. 2. Abt. 1. S. 60-76 sqq.).

Э. П. Б.

Г. В. происходил из старинного рим. патрицианского рода Анициев, представители к-рого издавна исповедовали христианство и из к-рого вышли Римские папы св. Феликс III (483-492), прямой предок Г. В., и св. Агапит I (535-536). К этому роду принадлежали Боэций (ок. 480 - 524 или 526), возможно, прп. Венедикт Нурсийский (ок. 480-547). Семья Г. В. отличалась благочестием: в средние века в Римской Церкви существовал культ его отца Гордиана, и ныне в католич. Церкви святыми почитаются мать Г. В. св. Сильвия (пам. зап. 3 нояб.) и 2 его тетки, сестры отца - св. Тарсилла (Трасилла; пам. зап. 24 дек.) и св. Емилиана (пам. зап. 5 янв.). Отец Г. В. был одним из 7 рим. регионариев (regionarius - Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. IV 83), управлявших округами, на к-рые был разделен Рим.

Юность Г. В. совпала с непродолжительным временем восстановления в Италии римско-визант. культурных традиций, в промежутке между отвоеванием Византией этой территории у готов и очередным нашествием варваров - лангобардов. Это позволило Г. В., с детства предназначенного к политической карьере, получить основательное образование, особенно в области права. Поступив на гос. службу, он ок. 573 г. стал одним из высших должностных лиц в Риме. Однако после смерти отца решил оставить политическую деятельность и принять монашество. Он основал 6 мон-рей в наследственных поместьях на Сицилии (Greg. Turon. Hist. Franc. X 1; Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. I 5) и в 574/5 г. превратил свой дом в Риме, находившийся на склоне Скавра Целийского холма близ ц. мучеников Иоанна и Павла, в мон-рь во имя св. ап. Андрея Первозванного (Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. I 6). Распродав оставшееся имущество, Г. В. раздал деньги бедным и стал вести строгую подвижническую жизнь в Андреевском мон-ре простым монахом в посте, молитве, изучении Свящ. Писания и святоотеческих творений. Св. Сильвия поселилась в келье недалеко от основанного сыном мон-ря (Ibid. I 9). Строгая аскеза ухудшила физическое здоровье Г. В., остававшегося слабым всю последующую жизнь (Greg. Turon. Hist. Franc. X 1; Beda. Hist. Angl. II 1).
Вскоре Г. В. был призван к церковному и общественному служению: в 577/8 г. против его воли он был рукоположен, вероятно, папой Бенедиктом I (Kelly J. N. D. The Oxford Dictionary of Popes. Oxf., 1986. P. 64-65) во диакона-регионария, а примерно через год преемником Бенедикта I папой Пелагием II был послан в качестве папского представителя, апокрисиария, в К-поль (Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. I 25, 26) ко двору визант. имп. Тиверия I с целью заручиться военной поддержкой императора в борьбе римлян против опустошавших Италию лангобардов. В К-поле Г. В. приобрел большой опыт в гос. и церковно-адм. делах, продолжая вести, насколько было возможно, вместе с приехавшими с ним неск. насельниками мон-ря ап. Андрея монашеский образ жизни. В визант. столице он познакомился с выдающимися людьми своего времени, в частности Антиохийским патриархом свт. Анастасием I Синаитом и св. Леандром, еп. Севильским (старшим братом св. Исидора, еп. Севильского), сблизился с семьей сменившего Тиверия имп. Маврикия, став крестным отцом его сына (Greg. Turon. Hist. Franc. X 1; ср.: Markus. P. 11-12). По просьбе еп. Леандра Г. В. провел в кругу единомышленников цикл духовных бесед на Книгу Иова, составивших впосл. большое экзегетическое соч. "Moralia". Он одержал победу в богословском диспуте с К-польским патриархом свт. Евтихием по вопросу о телах святых после воскресения (Greg. Magn. Moral. XIV 56; ср.: Beda. Hist. Angl. II 1; Paul. Diac. Vita S. Greg. Magn. 9; Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. I 28-30; Duval Y. M. La discussion entre l'apocrisiaire Gregoire et le patriarche Eutychios au sujet de la resurrection de la chair // Gregoire le Grand: Colloque intern. Chantilly, Sept. 1982: Actes / Ed. J. Fontaine, R. Gillet, S. Pellistrandi. P., 1986. P. 129-158). Находясь в К-поле, Г. В. так и не овладел греч. языком (Greg. Magn. Reg. epist. VII 32; X 39; XI 74; ср.: Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. IV 81).

Г. В. не добился у императора военной помощи и в кон. 585 г. или нач. 586 г. был отозван в Рим. Он вновь вернулся в свой мон-рь, вероятно тогда став его настоятелем; проводил с братией регулярные беседы на различные книги Свящ. Писания, благодаря чему число насельников увеличивалось. В это время Г. В. являлся одним из ближайших советников Римского папы Пелагия II. Возможно, он принимал непосредственное участие в составлении обширного папского послания к Аквилейскому патриарху Илие и епископам Истрии (Paul. Diac. Hist. Langobard. III 10) с целью уврачевания т. н. аквилейской схизмы (см. в ст. Аквилея), заключавшейся в неприятии мн. зап. епископами осуждения "Трех Глав" на Вселенском V Соборе.

7 февр. 590 г. во время эпидемии чумы в Риме, возникшей после сильного наводнения, папа Пелагий II скончался. Духовенство и народ единодушно избрали новым папой Г. В., чему он пытался сопротивляться, не желая оставлять уединенную монашескую жизнь. Согласно сообщению Григория Турского, Г. В. для избавления Рима от чумы призывал народ к покаянию, организовывал в городе молебны и крестные ходы (Greg. Turon. Hist. Franc. X 1; ср.: Paul. Diac. Hist. Langobard. III 24; Idem. Vita S. Greg. Magn. 11; Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. I 41, 42). По преданию во время одной из процессий, возглавляемой Г. В., над мавзолеем имп. Адриана явился арх. Михаил, что знаменовало окончание эпидемии; впосл. этот знаменитый рим. мавзолей получил название Замка св. ангела. После утверждения имп. Маврикием избрания Г. В. папой он 3 сент. 590 г. был рукоположен во епископа и возведен на Римский престол, став первым Римским папой из монашествующих.

Теоретически юрисдикция Римского папы простиралась на территории Италии, Галлии, Испании и Иллирика. Но завоевания лангобардов, церковные смуты VI в. на практике ограничивали власть папы: она распространялась лишь на еп-ства, соседствующие с Римом, еп-ства юга Италии и о-вов Сицилия, Сардиния и Корсика (Мейендорф И., протопресв. С. 219). В этих областях Г. В. заботился о каноничности избрания епископов, к-рые принимали посвящение в Риме, особое внимание обращал на то, чтобы на вакантные кафедры избирались достойные и испытанные люди. Судебные тяжбы епископов разбирались в Риме папой во время ежегодных епископских соборов. С дозволения Г. В. Сицилийские епископы по причине удаленности их еп-ств могли приезжать на собор раз в 3 года или даже раз в 5 лет. За пределами этих областей "папская власть была прежде всего нравственным и вероучительным авторитетом" (Там же).

Политическая ситуация в Италии, переживавшей глубокий кризис, была таковой, что лишь Церковь оставалась действенной адм. структурой, и взошедший на Римский престол Г. В. был вынужден взять на себя заботу не только о Римской Церкви, но и о гражданском благосостоянии страны. Он не раз выступал ходатаем перед императором за италийское население, притесняемое гражданской властью (Greg. Magn. Reg. epist. I 49; V 41), обращался к представителям местной власти, защищая обездоленных (Ibid. I 2, 48, 61; X 51). Ввиду того что имп. экзарх в Италии Роман не мог обеспечить защиту страны от лангобардов, Г. В. пришлось заниматься политическими проблемами с целью заключения перемирия с лангобардским вождем Ариульфом, к-рый в 592 г. грозился захватить Рим. Когда в 593 или 594 г. в результате нарушения перемирия экзархом лангобардский кор. Агилульф подошел к Риму, собираясь разрушить его, Г. В. организовал защиту города и вступил с королем в переговоры через его жену христианку Теоделинду. Ему удалось спасти Рим только ценой огромного выкупа и обещания платить ежегодную дань. Действия архипастыря вызвали крайнее неудовольствие имп. Маврикия, назвавшего Г. В. "изменником и глупцом", однако тот с достоинством и сдержанностью указал императору на его неспособность вести дела на западе империи (Ibid. V 40). Миролюбивая политика папы принесла империи желаемые результаты: в 599 г. по его инициативе, несмотря на противодействие нек-рых визант. чиновников, был заключен мир с лангобардами. При Г. В. начался постепенный процесс перехода лангобардов, бывших частью арианами, частью язычниками, в Православие. Обнаруживая "абсолютную политическую преданность империи", Г. В., т. о., более, нежели светские власти Италии, выступал проводником имперской политики на Западе (Мейендорф И., протопресв. С. 222). Эти события, по мнению мн. исследователей, возымели далеко идущие последствия. Духовный авторитет, адм. и дипломатический талант Г. В. при слабости имп. власти в итал. владениях фактически делали его правителем на Апеннинах (см., напр.: Кудрявцев П. Н. Судьбы Италии от падения Западной Римской империи до восстановления ее Карлом Великим: Обозрение остготско-лангобардского периода итальянской истории. М., 1850. С. 166). Это был один из первых шагов в направлении создания буд. Папского гос-ва (см. Папская область), когда предстоятели Римской Церкви стали светскими государями не только де-факто, но и де-юре. В связи с этим Г. В. по праву считается отцом средневек. папства.

Г. В. всемерно укреплял церковную дисциплину, боролся с симонией, расширял благотворительность. Он внушал клиру заботиться о вдовах, сиротах и бедных (Greg. Magn. Reg. epist. I 13, 39, 46, 55, 62-64; IV 33; VI 4; VII 38). Оставаясь монахом, святитель вел скромную, воздержанную жизнь, избегая светской роскоши, чрезвычайно благоволил мон-рям, основывал новые храмы (напр., ц. во имя св. Агафии, мц. Палермской, в Риме в 592). Он высказал несогласие с эдиктом имп. Маврикия, запрещавшим принятие монашества военным и гос. служащим (Ibid. III 65; ср.: Batiffol. P. 195-197). Г. В. не оставлял без внимания огромного хозяйства Римской Церкви. Он ужесточил контроль над использованием папских земельных владений, включавших территории в Италии, на Сицилии, Корсике, Сардинии, в Сев. Африке и Иллирике. Доходы шли на различные церковные и общественные нужды: помощь неимущим, основание мон-рей, выкуп пленных, дань лангобардам и др. Папа ввел правило назначать управляющими каждой из частей папских владений не мирян, как было раньше, но только священнослужителей. При этом он сам испытывал кандидатов и старался предотвращать возможные злоупотребления. Стремление Г. В. осмыслить цель и назначение своего архипастырского служения побудило его к написанию в первые годы понтификата соч. "Пастырское правило".

Под бременем многочисленных архипастырских трудов Г. В., как это видно из его сочинений, жалел о вынужденном оставлении монастырского образа жизни, болезненно переживая конфликт "жизни деятельной" и "жизни созерцательной": "Теперь душа моя скорбит оттого, что неприятности лежащих на мне дел вызывают в ней воспоминания о прежней моей монастырской жизни... когда она умела управляться со всеми случайностями, возвышаться над всем скоропреходящим, потому что мысль ее была постоянно устремлена к небесному... А теперь, по долгу пастырского служения, я должен заниматься делами мирскими и, оставив прежнюю прекрасную и безмятежную жизнь, осквернять свою душу тиною земных попечений" (Greg. Magn. Dial. I [Praef.]); "я хотел бы с Марией сидеть у ног Господа, слушать слова уст Его, и вот с Марфой приходится заниматься внешними делами и заботиться о многом" (Idem. Reg. epist. I 5; ср.: Лк 10. 39-41).

В июле 595 г. под председательством Г. В. состоялся большой поместный Собор Римской Церкви, на к-ром были приняты документы, касавшиеся церковной дисциплины и богослужения. В результате реформы был установлен твердый порядок богослужения. Реформа монашества состояла в том, что Г. В. поставил его в тесную связь с церковной организацией и особенно с папой, к к-рому монахи могли апеллировать в сложных вопросах. Он издал особые документы (privilegia), регламентирующие возможность освобождения мон-рей из-под контроля местного епископа; увеличил срок послушничества до 2 лет (Greg. Magn. Reg. epist. X 9) по сравнению с Уставом прп. Венедикта Нурсийского, определявшим 1 год испытания для новоначальных (Regula Benedicti. 58), возраст для аббатис установил не менее 60 лет (ср.: 1 Тим 5. 9).

Г. В. проявлял попечение о всех зап. Церквах, вел обширную переписку с представителями вост. Церквей. Пристальное внимание уделял Равеннской, Медиоланской и Аквилейской митрополиям, продолжая уже в качестве архипастыря заниматься исцелением "аквилейской схизмы": ему удалось вернуть неск. епископов-раскольников в лоно Церкви, хотя полностью раскол был прекращен уже после смерти Г. В. В стремлении подчинить рим. влиянию Африканскую Церковь Г. В. согласился с требованием епископов Нумидии о сохранении там местных церковных обычаев и настоял только на том, чтобы в примасы не были посвящаемы обратившиеся из донатистского раскола (см. Донатизм). В письмах к североафрикан. епископам по поводу обуздания беспокойных донатистов папа призывал архипастырей к соборным деяниям и оказанию помощи гражданским властям (Greg. Magn. Reg. epist. II 48; IV 35; VI 37; ср.: Предтеченский С. А. Развитие влияния папского престола на дела западных Церквей до конца IX в. Каз., 1891. С. 93-99). В 589 г. в Испании III Толедский Собор (см. Толедские Соборы) принял обращение вестготов-ариан в Православие. Г. В. послал паллиум одному из вдохновителей этого обращения, своему другу еп. Севильскому Леандру. Однако отношения Рима с Испанией осложнялись национальной обособленностью вестготов и визант. присутствием в Юж. Испании. Исп. Церковь всячески подчеркивала свою независимость от Римского престола. Не было у Рима постоянных адм. связей и с галльской Церковью, но и здесь Г. В. упрочивал рим. влияние. В 593 г. он назначил архиепископа Арелата (совр. Арль, Франция), одной из древних галльских митрополий, св. Виргилия своим викарием, восстановив существовавшую ранее традицию; заложил основу буд. союза папства с Франкским гос-вом, установив контакты с франк. кор. Хильдебертом II; нейтрализовал иконоборческую деятельность Марсельского еп. Серена, приказавшего убрать из храмов и уничтожить св. иконы (в обосновании иконопочитания у Г. В. выходит на передний план не догматические предпосылки, а дидактический аспект: иконы для неграмотных суть то же, что Свящ. Писание для грамотных, они напоминают о Христе - Reg. epist. IX 52; XI 13).

В центре внимания Г. В. была также миссионерская деятельность. Немало усилий он прилагал к обращению в Православие лангобардов. У св. Беды Достопочтенного и в Житии св. Вильфрида приводится рассказ о том, как, еще будучи простым монахом, Г. В. предпринял попытку отправиться для проповеди Евангелия на Британские о-ва, завоеванные язычниками-англосаксами, к-рые во многом уничтожили там древнюю христ. церковную организацию кельтов и прервали ее контакты с рим. миром. Но граждане Рима не захотели тогда отпустить Г. В. (Beda. Hist. Angl. II 1). Миссия в Англию была организована в 595/6 г. Она состояла из 40 монахов рим. мон-ря ап. Андрея во главе с его настоятелем св. Августином, ставшим впосл. епископом Кентерберийским, примасом Англии. Г. В. деятельно участвовал в подготовке миссии, рассылая рекомендательные письма к разным лицам на пути следования миссионеров с просьбами оказания им всемерной помощи, позже дополнительно направлял священнослужителей из Рима, посылал Августину предписания о иерархической организации Церкви англов, об отношениях епископа и клира, о правильном распределении церковных доходов и т. д. (Ibid. I 23, 24, 27-32). Возможно, что к отправке миссионеров Г. В. побудили сами англосаксы. По прибытии на Британские о-ва миссия была благосклонно принята кентским кор. Этельбертом I и поддержана его женой христианкой кор. Бертой. Рим. миссия преследовала цель не только распространения христианства среди язычников, но и весьма жесткой интеграции кельтской Церкви в рим. церковную структуру. Первоначально миссионеры имели успех лишь в королевстве Кент, за его пределами они столкнулись с сопротивлением кельтской Церкви, не желавшей отказываться от своих церковных обычаев и входить в подчинение Риму. Относительное единение кельтской и Римской Церквей в Британии было достигнуто только в 664 г. По мнению св. Беды, Г. В. справедливо называть апостолом англов (Ibid. II 1).

Отношения Г. В. с К-польским Патриархатом были довольно сложными. Так, в 595 г. он получил апелляцию от 2 пресвитеров, осужденных в К-поле, и, основываясь на расширительном понимании 4-го и 5-го правил Сардикийского Собора (343), аннулировал это решение. Кроме того, у Г. В. вызвало протест использование К-польским патриархом свт. Иоанном IV Постником титула "вселенский", неверно понятого папой как претензия патриарха на всемирные епископские полномочия (Greg. Magn. Reg. epist. VII 27). Считается, что протест Г. В. выразился в том, что он, выказывая смирение, первым из епископов Рима стал именовать себя "рабом рабов Божиих" (servus servorum Dei), хотя для этого утверждения нет достаточных оснований (Мейендорф И., протопресв. С. 224, прим.). Формулировка servus servorum Dei позже закрепилась в титулатуре Римских пап.

В последние годы жизни Г. В. тяжело болел, почти не вставал с постели. Скончавшийся папа в тот же день был погребен в портике базилики св. ап. Петра в Риме (Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. IV 68). По сообщению св. Беды Достопочтенного, на раке с мощами Г. В. была выгравирована эпитафия, в к-рой он назван "консулом Божиим" (consul Dei - Beda. Hist. Angl. II 1). Церковный народ почтил его именованием "великого". Сочинение Г. В. "Собеседования..." ("Диалоги") снискало ему почетный титул "собеседника" (лат. dialogus от греч. diЈlogoj; слав. двоеслов).

Сочинения. Г. В. был одним из немногих Римских пап, оставивших обширное лит. наследие. "Экзегет, проповедник и моралист", он "в своих творениях явил то единство "теории" и "практики", которое вообще представляет отличительную особенность лучших произведений святоотеческой письменности" (Сидоров. С. XL).

Экзегетические труды составляют самую большую группу его сочинений. Соч. "Expositio in librum Iob sive Moralia" (Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования, в 35 кн.) - первое по времени написания и самое большое по объему из толкований Г. В. на ВЗ. Первоначально представляло собой записи бесед Г. В., впосл., в период понтификата, было им отредактировано и выпущено в свет. Каждое место Книги Иова Г. В. начинает с рассмотрения букв. смысла, затем переходит к мистическому и прообразовательному и заканчивает нравственным смыслом; библейский текст служит лишь отправной точкой для богословских размышлений автора.

"Homiliae in Ezechielem Prophetam" (22 Беседы на Книгу прор. Иезекииля, в 2 кн.), произнесены перед народом в 593 г., во время осады Рима лангобардами, впосл. переработаны. Занятый архипастырскими и политическими делами Г. В. не смог довести до конца этот труд: 1-я кн. (беседы 1-12) охватывает первые 4 главы библейской книги, 2-я (беседы 13-22) - 40-ю гл. В этих толкованиях Г. В. опирался гл. обр. на труды Оригена и блж. Иеронима Стридонского. Помимо экзегетического материала "Беседы..." содержат много исторических сведений о ситуации в Италии в период нашествия лангобардов.

"Homiliae in Canticum Canticorum" (Беседы на Книгу Песни Песней Соломона), написаны в 594-598 гг., не были закончены и охватывают только первые 8 стихов Песни Песней; аллегорическое по характеру толкование опирается на труды Оригена и зап. экзегета Аппония (V в.). В ходе многовековой рукописной традиции "Беседы..." Г. В. смешались с толкованиями этой же библейской книги экзегета XI в. Роберта Томбеленского (Тумбаленского), и лишь в новейшее время исследователям удалось восстановить сочинение папы в подлинном виде (см., напр.: Capelle B. Les homelies de S. Gregoire sur le Cantique // RBen. 1929. T. 41. P. 204-214; Verbaken P. La tradition manuscrite du commentaire de S. Gregoire sur le Cantique des cantiques // RBen. 1963. T. 73. P. 277-288).

"Homiliae in Evangelia" (40 Бесед на Евангелия, в 2 кн.), произнесены во время воскресных и праздничных богослужений в 590-591 гг. на евангельские чтения и впосл. (592-593) отредактированы и изданы автором. Многое в этих "Беседах..." взято Г. В. из его "Moralia".

Нравственно-аскетические. Соч. "Regula pastoralis" (Пастырское правило), один из лучших святоотеческих трактатов по пастырскому богословию, было написано в кон. 590 - нач. 591 г. и посвящено Иоанну, еп. Равеннскому. Трактат состоит из 4 частей: в 1-й речь идет о том, какими качествами должен обладать призывающийся к пастырскому служению; во 2-й - о том, какую жизнь должен вести истинный пастырь; в 3-й - о правилах гомилетики и назидания паствы различных сословий и состояний; в 4-й - о ежедневном смирении и сознании пастырем своего недостоинства. Это сочинение по желанию имп. Маврикия еще при жизни Г. В. было переведено на греч. язык сщмч. Анастасием II Синаитом, патриархом Антиохийским, однако перевод не сохранился. На Западе "Пастырское правило" предписывалось священнослужителям в качестве настольной книги: Майнцским Собором (813) оно было признано первой книгой после Свящ. Писания и церковных правил, на Реймсском Соборе (813) было прочитано как руководство для пастырей, по свидетельству Гинкмара, архиеп. Реймсского (2-я пол. IX в.), при архиерейской хиротонии поставляемый епископ, держа в руках "Пастырское правило" и книгу церковных правил, клялся хранить эти правила в мыслях, в жизни и в учительстве (Hincmar. Opusc. Praef.).

Самое известное сочинение Г. В.- "Dialogi de vita et miraculis patrum Italicorum et de aeternitate animarum" (Собеседования (Диалоги) о жизни и чудесах италийских отцов и о бессмертии души, в 4 кн.), написано в 593-594 гг. в простой, доступной форме, рассчитано на широкую аудиторию. По жанру оно относится к житийной литературе. В первых 3 книгах автор, основываясь на личных воспоминаниях и на авторитетных свидетельствах, рассказывает другу юности диак. Петру о чудесах итал. святых VI в. 2-я кн., полностью посвященная прп. Венедикту Нурсийскому, является единственным ранним источником сведений об этом святом. В 4-й кн. на примере описаний множества видений (ставших жанром древней и средневек. религ. лит-ры) обсуждается вопрос бессмертия души и ее загробной участи, содержится учение о чистилище (напр., Dial. IV 25, 39, 40, 55). Переведенные в сер. VIII в. на греч. язык Римским папой св. Захарией, греком по национальности, "Диалоги" (BHG, N 1445y-1448b) были очень популярны в средние века как на Западе, так и на Востоке. Этот греч. перевод послужил основой для новых переводов, в т. ч. на слав., араб., груз. языки (Dufner G. Die Dialoge Gregors des Grossen im Wandel der Zeiten und Sprachen. Padova, 1968. S. 38-210).

А. Р. Фокин

Гомилетика

Г. В. внес вклад в развитие принципов пастырского проповедничества, являющихся одной из основных тем его соч. "Пастырское правило". Главным условием успеха проповеди, согласно Г. В., являются личные качества проповедника: безупречная в нравственном отношении, основанная на евангельских заповедях жизнь, к-рая становится примером для пасомых, а также соответствующее образование, глубокое знание Свящ. Писания. Образцовая жизнь проповедника усиливает действие слова, в противном случае его поведение ослабляет веру в проповедуемую истину (Reg. pastor. I 1, 2, 10; II 3, 4; III 42).

Ссылаясь на свт. Григория Богослова, папа отмечал, что, предлагая всегда одно и то же Божественное учение, священнослужитель должен соотносить свое назидание с состоянием слушателей (Ibid. III 1). Г. В. последовательно разбирал способы проповедничества, связанные с особенностями людей, полом, возрастом, социальным и семейным положением, состоянием здоровья, нравственными качествами (Ibid. III 2-37). Напр., на мужчин следует "возлагать бремена более тяжелые", на женщин - "более благие и легкие, чтобы таким образом тем доставить поприще для упражнения их мужественных сил, как сосудам более крепким, а этих утверждать в добре кротостью, обращаясь с ними снисходительнее, как с более немощным сосудом женским" (ср.: 1 Пет 3. 7); юношей "удобнее бывает направить к совершенству строгостью предостережений, а старцы скорее вразумляются уважительным и почтительным увещанием" (Reg. pastor. III 3); бедным следует "подавать утешение и отраду, чтобы они не падали духом под тяжестью бедствий и уничижения, а в богатых - поселять страх, чтобы они не гордились и не превозносились" (Ibid. III 4). В наставлении слушателей с разными духовными недугами пастырь должен искусно разнообразить проповедь, чтобы каждый в его слове находил себе врачевание, и в то же время чтобы проповедь не заключала в себе противоречий; следует держаться золотой середины и избегать крайностей: девство восхвалять так, чтобы не оскорбить брака, слабых возбуждать к подвигам т. о., чтобы не возгордились сильные (Ibid. III 38). Наряду с представлением достаточно общих для всех отцов Церкви положений христ. учительства Г. В. вводил оригинальные приемы - напр., воздействие на слушателей яркими образами благочестивых преданий. В систематическом порядке святитель разбирал частные вопросы проповеднической практики.

Г. В. предлагал библейский образ лестницы Иакова (Быт 28. 10-17) как символ тесной связи предметов проповедничества: земного, т. е. человеческих грехов и немощей в их отношении к домостроительству спасения, и небесного - стремления к восхождению духом к Богу, к созерцанию Его Славы (Reg. pastor. II 5).

Э. П. Б.

Влияние личности и сочинений Г. В. значительно, особенно в зап. Церкви: в средние века он был ярким примером христ. образа жизни, проповедничества, авторитетом в нравственно-аскетических вопросах. К богословским взглядам Г. В. по проблемам эсхатологии обращались св. Юлиан, архиеп. Толедский, ("Прогностикон", кон. VII в.), Беат Лиебанский ("Толкование на Апокалипсис", кон. VIII в.). В период распространения в Испании ереси адопцианства (VIII в.) на авторитет Г. В. ссылались и ее вдохновители, и православные, так же как в богословских спорах на Западе о предопределении (2-й пол. IX в.) на труды архипастыря опирались богословы, защищавшие разные позиции (Готшальк, Гинкмар, архиеп. Реймсский, Пруденций из Труа, Ратрамн из Корби). Во время иконоборческих споров к посланию Г. В. к Серену, еп. Марсельскому, обращались папы св. Григорий II и Адриан I. Влияние экзегезы Г. В. заметно уже в нач. VIII в. у св. Беды Достопочтенного ("Толкование на Песнь Песней"), позже - у Вигбода (кон. VIII в.), Рабана Мавра (1-я пол. IX в.); как экзегета папу высоко ценили Гаймон Осерский, Ремигий Осерский, Валафрид Страбон, Пасхазий Радберт. В каролингскую эпоху влияние Г. В. проникло в область гос. законодательства относительно Церкви: в капитуляриях и конституциях императоров Людовика Благочестивого и Лотаря I (IX в.) встречаются цитаты из "Пастырского правила" (Constitutio Wormatiensis // PL. 97. Col. 605). Влияние Г. В. особенно заметно в зап. средневек. агиографии и визионерско-мистической лит-ре, напр. в сочинении Хаттона "О видении и смерти Веттина" (1-я пол. IX в.). Следы влияния мистики и аскетики Г. В. присутствуют в монашеских уставах св. Леандра Севильского, св. Исидора Севильского, св. Фруктуоза, еп. Бракарского, а также аскетических сочинениях св. Валерия Бергиденского. В более позднюю эпоху прослеживается воздействие Г. В. на богословов школы аббатства Сен-Виктор (Гуго Сен-Викторский, Ришар Сен-Викторский и др.), а также на Бернарда Клервоского. Менее заметно влияние папы в спекулятивном богословии. Однако на него ссылались Иоанн Скот Эриугена, Фома Аквинский (374 раза во 2-й части "Суммы теологии").

Почитание. Празднование памяти, агиография.

Предание сохранило рассказы о множестве чудес, совершенных Г. В. во время жизни и после кончины. В Испании, напр., с его именем связывают происхождение одной из главных святынь обл. Эстремадура, иконы Пресв. Девы Марии Гваделупской: считается, что подаренная Г. В. св. Леандру Севильскому икона пропала во время мусульм. завоевания Испании и лишь в XIII в. была чудесным образом обретена неким пастухом.

Документально почитание святителя фиксируется не ранее рубежа VII и VIII вв., причем за пределами Рима. В кон. VII в. о Г. В. как о человеке высшего совершенства, просиявшего святостью, отзывался св. Ильдефонс, архиеп. Толедский (Hildef. Tolet. De vir. illustr. 1). В нач. VIII в. авторитет Г. В. был уже столь высок, что ему была приписана первая в истории подложная папская декреталия, созданная пресвитером из Лондиния (совр. Лондон) Нотхельмом в форме якобы послания Г. В. к архиеп. Августину Кентерберийскому (Greg. Magn. Reg. epist. XI 64 // PL. 77. Col. 1183-1200); в качестве такового послания этот текст присутствует в "Церковной истории англов" (Beda. Hist. Angl. I 32). Однако его подложность была обнаружена уже в сер. VIII в. св. Бонифацием, "апостолом Германии", и рим. диаконом Геммулом.

Впервые ежегодное литургическое празднование памяти Г. В. и включение его имени как обязательного в тексты литаний были установлены в 747 г. в Англии церковным Собором в Клофешо (Mansi. T. 12. Col. 400). Из Англии почитание папы проникло в соседнюю Ирландию, где его имя впервые было внесено в мартирологи; сложилось предание об ирл. происхождении его родителей. О проникновении культа Г. В. в Ирландию из Англии, а не из Рима свидетельствует то, что в ирл. мартирологах (в частности, в Таллахтском Мартирологе XII в.) его имя было записано под 29 марта (день поставления папой - ordinatio), а не как в мартирологах рим. традиции, зафиксированной в Liber Pontificalis,- под 12 марта (день кончины) или 3 сент. (день поставления). День памяти Г. В. 29 марта отмечен также в литургических книгах и поздних списках Мартиролога Узуарда (с дополнениями, XIII-XV вв.) нидерланд. происхождения (PL. 123. Col. 887). В Нидерланды это празднество, вероятно, было занесено англосакс. миссионерами, активно проповедовавшими здесь в VIII в., в пользу чего говорит тот факт, что рукописи этого мартиролога франц. происхождения (в т. ч. кодекс из аббатства Сен-Жермен-де-Пре под Парижем, IX в.), следуя рим. традиции, указывают день поставления Г. В. не 29 марта, а 3 сент. (PL. 124. Col. 431). В литургических книгах (XIII-XV вв.) аббатства Сен-Медар в Суасоне, где зафиксированы обе эти памяти, отмечено, что 29 марта память поставления совершается в соответствии с древней традицией, а 3 сент.- в соответствии с рим.

Под 12 марта имя Г. В. впервые присутствует в Мартирологе Рабана Мавра (нач. IX в.). Ориентировавшийся на авторитет св. Беды Достопочтенного и англосакс. традицию, Рабан Мавр повествует о папе именно как о просветителе англов. В Риме празднование памяти Г. В. 12 марта фиксируется неск. десятилетиями спустя (сер. IX в.) в Малом рим. Мартирологе (PL. 123. Col. 153). Однако, ни этому памятнику, ни опиравшемуся на него Мартирологу Адона Вьеннского (сер. IX в.) еще неизвестно празднование памяти 3 сент.; эта память как день поставления Г. В. появляется в Мартирологе Узуарда в 70-х гг. IX в. (PL. 123. Col. 835).

Д. В. Зайцев

Кроме древних лат. Житий Г. В. сохранилось неск. анонимных его Житий на греч. языке: 3 полных (BHG. N 720-721a, 721e (Latysev. Menol. T. 1. C. 233-236)), 1 расширенное (BHG. N 721d) и 1 сокращенное (BHG. N 721c).

В PL. 75. Col. 496-498 содержится Житие Г. В. на лат. языке, к-рое издателем патрологии Минем приписывается греч. агиографу X в. Симеону Метафрасту. Однако в описании лат. житий святых (Bibliotheca Hagiographica Latina), созданном болландистами, этот текст считается анонимным (BHL. N 3645), его греч. оригинал (BHG. N 721) фигурирует в рукописях также как анонимный. Очевидно, лат. текст, изданный в патрологии, представляет собой поздний перевод с греч. оригинала, к-рый в свою очередь предположительно был выполнен на основе лат. Жития Г. В., написанного Иоанном Диаконом.

В греч. синаксарях помимо основной даты - 12 марта - память Г. В. отмечена также под 8, 11 и 14 марта.

Несомненно негативное воздействие на почитание папы в правосл. слав. мире оказал раскол Церкви в 1054 г. В месяцесловах древних слав. Евангелий и Апостолов (XI - нач. XV вв.) его память не встречается (Лосева О. В. Русские месяцесловы XI-XIV вв. М., 2001. С. 63-75, 289-290).

На слав. языке Житие Г. В. сохранилось в 2 древних переводах: один (перевод Жития, приписываемого в PL Симеону Метафрасту) содержится в старослав. Супрасльской рукописи (Минее Четьей под 11 марта) XI в. (Супрасълски, или Ретков сборник. София, 1982. Т. 1. С. 118-124), др. входит в состав рус. Миней Четьих XV-XVII вв., начиная с волоколамского комплекта РГБ. Волок. 595 (ВМЧ. Март, дни 1-11. С. 206-207). В XIV в. Житие папы переводилось по крайней мере трижды: в составе Статного пролога (самостоятельно и при Минее служебной) в Болгарии или на Афоне (ВМЧ. Март, дни 12-25. С. 718-719) и при Римском Патерике. Более раннее проложное Житие отсутствует.

Имя Г. В. в молитвах на слав. языке, имеющих великоморавское (Молитва против диавола) или чеш. происхождение (Молитва Св. Троице), датируемых IX-XI вв. и дошедших в позднейших рус. списках, не упоминается (при наличии др. зап. святых, в т. ч. Римских пап). Обоснованно предполагается, что исключение имени Г. В. или порча текста произошли в них уже на восточнослав. почве (Konzal V. Otazniky kolem cirkevnislovanske Modlitby k sv. Trojici a eeskych vlivu na literaturu Kyjevske Rusi // Palaeoslovenica: Pamatce J. Кurca (1901-1972); Praha, 1991 (= Slavia. 1991. N 3). S. 15-16, 18, 20-21; Конзал В. Старославянская Молитва против дьявола. М., 2002. С. 48-49, 75).

А. А. Турилов, О. Н. Афиногенова

Мощи.

Открытие мощей Г. В. произошло в Риме в 826 г. с разрешения имп. Людовика Благочестивого. Этот акт был совершен не рим., а франк. клириком, препозитом аббатства Сен-Медар в Суасоне Радуином. Однако обретение мощей, вероятно, способствовало оживлению почитания Г. В. и в Риме. Иоанн Диакон сообщал о регулярном совершении вигилий в честь святителя и процессиях с его мощами (Ioan. Diac. Vita S. Greg. Magn. IV 80). Вскоре после открытия мощей Римский папа Григорий IV обновил место захоронения Г. В.: его мощи были помещены под освященным в его честь алтарем вновь выстроенного оратория в базилике св. Петра (Ibidem; Vita Greg. IV // LP. Vol. 2. P. 73-85). С кон. XV в. этот алтарь был известен как алтарь Г. В. и св. ап. Андрея Первозванного, поскольку в память об особом почитании святителем ап. Андрея папа Пий II в 1464 г. установил над этим алтарем киворий с главой апостола. После перестройки базилики папа Климент VIII в нач. XVII в. устроил новый алтарь в честь Г. В., чьи мощи в мраморной раке были помещены под ним в 1606 г. папой Павлом V.

Документы XVI в. свидетельствуют, что Радуин перенес в Суасон малые частицы мощей Г. В., большая их часть осталась в Риме. В 826 г. в Суасоне частицы мощей святителя, от к-рых совершались чудеса, с честью были поставлены в главной церкви аббатства Сен-Медар, что нашло отражение в учреждении местной памяти под 9 дек. В 842 г. в присутствии короля зап. франков Карла Лысого состоялось торжественное перенесение мощей в перестроенную церковь аббатства (местная память 26 авг.). При этом король лично нес ковчежец с мощами (Nithard, Historia // PL. 116. Col. 64). В 1037 г. в связи с междоусобными распрями во Франции эти мощи были временно скрыты, память их открытия в 1038 г. праздновалась в аббатстве 20 апр.

По сообщениям хронистов аббатства Сен-Пьер-ле-Виф в Сансе (совр. Франция) Одорана, Клария (XII-XIII вв.) и Роберта Сен-Марианского (Осерского) (нач. XIII в.), глава Г. В. в 70-х гг. IX в. была передана Римским папой Иоанном VIII архиеп. Санса Ансегизу, к-рый поместил ее в мон-ре Сен-Пьер-ле-Виф. Участники Сансского Собора 1095 г. торжественно переложили главу святителя в новую раку, что зафиксировано в актах Собора; переложения имели место в 1333, 1439, 1459 гг. В каждом случае констатировалась целостность главы. В XVII в. небольшая ее частица была передана папе Урбану VIII по его личной просьбе, к-рый впосл. передал ее конгрегации ораториан в Вилличели.

Известна др. традиция почитания главы Г. В., основанная на источниках, совр. хроникам аббатства Сен-Пьер-ле-Виф в Сансе,- сказании из Жития (XII в.) св. Гебхарда II, еп. Констанца, поздней Констанцской хронике (рубеж XV-XVI вв.) и актов (начиная с XIII в.) аббатства Петерсхаузен близ Констанца. Согласно этим источникам, в ходе паломничества в Рим в 989 г. еп. Гебхард получил от папы Иоанна XV главу Г. В., к-рую поместил в освященную им во имя святителя церковь аббатства Петерсхаузен (ActaSS. Aug. T. 6. P. 110). Отсюда в XIV в. имп. Свящ. Римской империи Карлом IV вместе с др. реликвиями она была перенесена в Прагу, где в честь этого события было установлено особое празднество 2 янв. Если эта версия почитания главы Г. В. достоверна, то следует признать, что в Сансе хранилась только ее часть, а указания в сансских документах на ее целостность следует понимать не в том смысле, что глава находилась там целиком, а в том, что ее часть оставалась невредимой со времени принесения из Рима.

Пребывание частицы главы Г. В. фиксируется с XVI в. в ц. святых Иоанна и Кордулы в Кёльне, куда она могла попасть из Петерсхаузена.

В Болонье, в ц. в честь Г. В. и св. Сатира, хранятся частицы мощей папы, а в ц. в честь первомученика Стефана - его далматик. Частицы мощей Г. В. имелись в кёльнских храмах: вмч. Пантелеимона - палец, картузианского мон-ря - зуб и некая кость; в ц. св. Аутберта в Камбре (совр. Франция); в картузианском Рутильском мон-ре в диоцезе Льеж (совр. Бельгия). Однако еще болландисты высказали сомнение относительно подлинности мощей в Рилильском мон-ре, равно как и мощей, почитавшихся с XIV в. в кармелитском мон-ре в Лиссабоне (ActaSS. Mart. T. 2. P.130).

Покровительство, храмы. В 1298 г. Римским папой Бонифацием VIII Г. В. официально был провозглашен "великим учителем Церкви" (каковыми в католич. Церкви наряду с ним являются свт. Амвросий, еп. Медиоланский, блж. Иероним и блж. Августин),- это почетное наименование применительно к Г. В. встречается уже у авторов каролингской эпохи. Покровителем учения и учеников святитель широко почитался в XV в. в Нидерландах, о чем упоминает Фома Кемпийский (Thomas a Kempis. Sermons to the Novices Regular. 8 / Transl. By V/ Soully. L., 1909).

Запустевший после смерти Г. В. рим. мон-рь ап. Андрея на Целийском холме был возобновлен в VIII в. папой Григорием II. На месте дома, где родился святитель, была устроена церковь в его честь, впосл. неоднократно перестраивавшаяся. В этой церкви сохраняются епископский трон Г. В., престол, на к-ром по преданию он совершал литургию, а также почитается место его первоначального погребения, хотя документальных свидетельств о погребении здесь Г. В. нет.

Посвящения храмов Г. В. на Руси, в Болгарии и Сербии неизвестны.

В 1831 г. папа Григорий XVI учредил в честь Г. В. орден св. Григория 4 степеней, имеющий военное и гражданское предоставления.

Д. В. Зайцев

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=51257&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме