Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Летопись церковных событий. 1927 год

Монах  Вениамин  (Гомартели), Русская неделя

11.03.2008

1927: 13 янв. (ст. ст.) - Архиерейский Синод РПЦЗ запрещает митрополита Западно-Европейского Евлогия в служении. Оценка митр. Евлогия: "Этим актом "карловчане" углубили наше разобщение до крайнего предела. Намерение было ясно - они хотели своим запрещением сокрушить меня, рассчитывая на смутность церковного сознания, на неустойчивость моей паствы, на старую дореволюционную привычку видеть в Синоде высшую церковную инстанцию и считать его постановления для себя обязательными. Но расчет оказался неверный. Моя паства каким-то безошибочным чутьем правды разобралась в сложном церковном положении..." (митр. Евлогий, стр. 615).

1927: Обращение к духовенству и приходам митр. Евлогия по поводу его запрещения Св. Синодом РПЦЗ:

"...Собравшиеся в Карловцах Преосвященные не вняли многократным моим просьбам не изменять существовавшего положения и тем сохранить мир церковный, не пожалели они душ русских людей, которые в тяжком изгнании страждут от нашего разделения, не пощадили они и церковного достояния, облегчив своим заявлением о моем устранении домогательства врагов церкви на наши храмы как раз тогда, когда я веду с ними решительную борьбу.

Пред лицом этих печальных обстоятельств призываю к твердости и спокойствию духа вверенное мне духовенство и паству - в сознании правильности избранного нами направления церковной жизни, в полном согласии со священными канонами и с волей в Бозе почившего Святейшего Патриарха Тихона. Исходящие же от заграничного Архиерейского Синода запрещения и другие меры по отношению ко мне, к моему духовенству и пастве не имеют никакой канонической силы, ибо Собор и заграничный Архиерейский Синод в нынешнем их составе не являются моею канонической властью и посему не могут вмешиваться в дела моей епархии и не могут вязать и решать духовную совесть вверенной мне паствы. Отныне наша Западно-Европейская Митрополия становится на путь самостоятельного, независимого от заграничного Архиерейского Синода, существования, - так же, как независимо от него живут Американская Русская Православная Церковь с митрополитом Платоном во главе и со всеми его епископами, Латвийская Церковь с Архиепископом Иоанном, Литовская с Архиепископом Елевферием и другие..." Тогда же произошел обмен посланиями между митр. Евлогием и Вселенским Патриархом Василием III, высказавшим неодобрение действий Карловацкого Синода:

"...Мы отнюдь не затрудняемся решительно объявить, что, как всякая другая деятельность, так и вынесенное против Вас запрещение со стороны так называемого Архиерейского Синода за границей - являются деяниями канонически беззаконными и никакой посему церковной силы не имеющими, ибо и самое существо этого самозванного собрания в качестве органа управления канонически несообразно и о необходимости роспуска его и прекращения суетливой и вредной деятельности его не раз уже были даны от власти указания и распоряжения..."(митр. Евлогий, стр. 616-617).

1927: 16 февр. (ст. ст.) Архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) пишет доклад Архиерейскому Синоду Зарубежной Церкви, к которому прилагает два доклада "Русского Патриотического общества" и доклад четырех мирян с протестами против письма митрополита Антония, опубликованного в "Возрождении":

"Ясное и категорическое постановление Собора 1926 года об YMCA вскоре же по окончании этого Собора было нарушено не только, митроп. Евлогием вместе с подчиненными ему иерархами (архиеп. Владимир, архиеп. Серафим и еп. Вениамин), но и самим председателем Собора митр. Антонием, равно как и последовавшим его примеру архиеп. Анастасием. - Особое волнение среди верующих православных людей произвели письменные заявления по этому вопросу председателя Собора митр. Антония, напечатанные в газете "Возрождение" (от 22 июля 1926 г. и 10 сентября 1926 г.) и в N 10 "Вестника Русского студенческого христианского движения", в которых он называет постановление Собора 1926 г. относительно YMCA простым "повторением отзыва Собора 1921 г." и основанным на "малой осведомленности" членов Собора по этому вопросу (письмо от 22 июля 1926 г., напечатанное в газете "Возрождение"). - Такого рода заявления председателя Собора относительно постановлений Собора 1926 г. по вопросу об YMCA, по свидетельству составителей Парижского доклада, "ныне всеми толкуется не иначе, как юридическое аннулирование их смысла и значения" (С. 9-10). С своей стороны, составители докладов находят, что председатель Собора не имеет права делать заявления в печати, аннулирующие смысл и значение соборных постановлений, как вообще, так в частности и по данному вопросу, и просят Синод подтвердить и, если необходимо, разъяснить истинный смысл соборных постановлений по данному вопросу. При этом они заявляют, что если не найдут поддержки в борьбе за чистоту Православия у Синода, то будут вынуждены "с верными Православию пастырями искать путей спасения Русской Церкви помимо Синода и даже вопреки ему" (Парижский доклад, С. 16) по примеру православных братств юго западной России в XVI и XVII веках..."

(ГА РФ фонд 6343 оп. 1 дело 282 лист 124-125).

1927: Тучков предложил митр. Кириллу Казанскому возглавить Русскую Церковь.

"...Перед тем, как митр. Сергий стал заместителем Местоблюстителя, его роль Тучков предлагал... митрополитам Агафангелу и Кириллу... Когда Тучков вызвал митр. Кирилла, последний давал согласие на занятие этой должности, но не принял предложенных условий. "Если нам нужно будет удалить какого-нибудь архиерея, - сказал Тучков, - вы должны будете нам помочь". "Если он будет виновен в каком-либо церковном преступлении, да. В противном случае я скажу: брат, я ничего не имею против тебя, но власти требуют тебя удалить и я вынужден это сделать". "Нет, не так. Вы должны сделать вид, что делаете это сами и найти соответствующее обвинение!" Владыка Кирилл, конечно, отказался. Говорят, он ответил: "Евгений Алекс., Вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь!" (Вестник РСХД, 1973, N 107, стр. 180).

1927: 29 марта Пасхальное приветствие Патриарха Иерусалимского Дамиана обновленческому Синоду. (Тульск. Еп. Вед., 1927, N 6).

1927: 29 марта на 65 году своей жизни отошел ко Господу патриарх-католикос Грузинской Церкви Амвросий (Хелаиа). Его похоронили в тбилисском Сионском кафедральном соборе. В 1995 г. на расширенном Соборе Грузинской Церкви он был причислен к лику святых. Днём его памяти было установлено 16 (29) марта.

1927: 30 марта митрополит Сергий (Страгородский) вышел из тюрьмы, ему было разрешено жить в Москве (раньше запрещалось). Архиепископ Угличский Серафим (Самойлович) передает ему дела по временному управлению Церковью.

1927: В Китае началась гражданская война. Кафедральный Богоявленский собор Шанхая, основание которого было заложено еще в 1903 г., в марте 1927 г. оказался в эпицентре военных действий. Духовенство Собора, под охраной полицейского отряда международной концессии Шанхая и Шанхайского Русского Полка, было эвакуировано на территорию французской концессии Шанхая. Туда же переселилось и все русское население Шанхая. Собор был ограблен китайскими солдатами. На территории французской концессии началась постройка нового храма в честь иконы "Споручница грешных" - в старом Соборе богослужения возобновились лишь в 1929 г., однако большая часть прихожан перешла в новый собор, там же служил и архиерей. (Свящ. Дионисий Поздяев, Православие в Китае).

1927: По сведениям напечатанным в эмигрантском журнале "Китеж" (1929 г.) на 1 апреля 1927 г. 117 епископов Русской Православной Церкви находились в различных местах заключения. Смерть на воле была в ту пору редким уделом для русского архипастыря.

1927: 8 мая в США прибыл сербский епископ Мардарий, который возглавил сербскую епархию, с тех пор сербская паства в Америке имеет своего постоянного епископа.

1927: 20 мая Административный отдел Центрального административного управления НКВД, непосредственно занимавшийся регистрацией религиозных центров, выдал митрополиту Сергию (Страгородскому) справку за N 22 - 4503 - 62:

"Гражданину Страгородскому Ивану Николаевичу

Москва, Сокольники, ул. Короленко, д. 3/5

Справка

Заявление исполняющего делами местоблюстителя патриаршего престола митрополита Нижегородского Сергия, гр-на Страгородского, и список организовавшегося при нем временного так называемого "Патриаршего Священного Синода" в составе: митрополита Новгородского Арсения Стадницкого, митрополита Тверского Серафима-Александрова, архиепископов: Вологодского Сильвестра Братановского, Хутынского Алексия Симанского, Костромского Севастиана Вести, Звенигородского Филиппа Гумилевского, епископа Сумского Константина Дьякова - в Административном отделе ЦАУ НКВД получены и приняты к сведению. Препятствий к деятельности этого органа впредь до утверждения его не встречается". (ГАРФ. Ф. 393. Он. 2. Д. 1851. Л. 21 - 21 об. Машинописная копия).

1927: 28 июня (ст. ст.) произошло сильное землетрясение в Иерусалиме. Повреждены храмы на Елеонской горе и храм Гроба Господня. Сообщение обновленческого "Вестника Св. Синода": "11 июля 1927 г. в 3 ч. дня в Иерусалиме и других местах Палестины произошло сильное землетрясение. Иерусалим, особенно старая часть города, серьезно пострадал. Несколько десятков домов и лачуг разрушены, сотни дали трещины. Много убитых, в т. ч. одна русская. Раненых еще больше. Колокольня, воздвигнутая архим. Антонином на Елеонской горе, дала кое-где трещины. Немного пострадала и церковь на Елеонской горе. Русский Собор на русском месте пострадал больше. Средний купол дал большую трещину, один малый купол погнулся. Малый купол Гроба Господня (под ним храм Воскресения греческий) сильно растрескался. В храме запретили служить. Ему более 800 лет. Сильно пострадал Ноблус, старая часть которого вся обвалилась. Сильно пострадали за Иорданом города: Аман, столица Эмира Абдалы, Сальт, Керан. Мало пострадали Яффа, Хейфе. Больше всех пострадали мусульмане. Евреи им помогают - кормят, лечат, образовали по всей Палестине отряды землекопов - сторожей для сбережения имущества.

В общем полагают убитых в стране не менее 300, а раненых около 2000 чел. Иерихон тоже сильно пострадал: человек 10 убитых, а монастырь Иоанна Предтечи на берегу Иордана совершенно разрушен. В общем убытки православной Патриархии доходят до 400.000 рублей. Блаженный Патриарх Дамиан сильно удручен всем этим. Необходима помощь". (ВСС, 1927, N9-10).

1927: 4 июля патриархом-католикосом Грузии был выбран Христофор II (Цицкишвили). Род. в 1873 г. Окончив Тифлисскую Духовную Семинарию (1893), он принял сан священника и трудился на приходе, а затем - в качестве законоучителя Тифлисской мужской гимназии. В 1918 г. посещал Историко-филологический факультет Тифлисского университета. В 1921 г. хиротонисан во епископа Урбнисского без пострижения в монашество.

1927: 10 июля (ст. ст.) Обращение патриарха Александрийского Мелетия ко всем автокефальным Церквам (в т. ч. к обновленцам) прибыть на Поместный Собор в Александрию для обсуждения назревших вопросов (в первую очередь - календарного вопроса), в порядке подготовки к будущему Вселенскому Собору. ("Вестник Св. Синода", 1927, N 9-10).

1927: 16 июля (ст. ст.) Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий и члены Временного Патриаршего Св. Синода выпустили послание ("декларацию") следующего соедержания:

"...Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона перед его кончиною было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, Святейший говорил: "Нужно бы пожить еще годика три". И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов советского государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего и ему не суждено было при жизни видеть свои усилия увенчанными успехом.

Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемирно стремиться к мирному строению наших дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мной и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными; с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможность мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона.

Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, созидая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством. Засвидетельствовать это и является первой целью нашего (моего и Синодального) послания.

За тем извещаем вас, что в мае месяце текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященный Новгородский Митроп. Арсений, еще не прибывший, и Костромской Архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчались успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и т.д. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершившейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, ее духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о Святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия.

Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно осознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами советского Союза, лояльными к советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас Апостол (Рим. XIII, 5). И мы надеемся, что с Божией помощью, при нашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена. Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы советской власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это - недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Учреждение советской власти многим представлялось недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайности для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять "знамений времени", и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекшее подозрение советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с советским правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем лишь, повинуясь законной власти (I Тим. II, 2) или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти.

Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесспорно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и оставить свои политические симпатии дома, приносить в церковь только веру и работать с нами только во имя веры, или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять, и очень скоро, возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и православная жизнь остаются незыблемы.

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить Заграничный Синод (2 мая/22 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к советской власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и Родиной.

Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего второго Поместного Собора, который изберет нам не временное, а уже постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех "похитителях власти" церковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и пр. подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутренней церковной жизни, в то же время, своим Соборным разумом и голосом, даст окончательное одобрение и предпринятому делу установления правильных отношений Церкви к советскому правительству...

За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, Митрополит Нижегородский, Члены Временного Патриаршего Священного Синода: Серафим митрополит Тверской, Сильвестр архиепископ Вологодский, Алексий архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской Епархией, Анатолий архиепископ Самарский, Павел архиепископ Вятский, Филипп архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией, Константин епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией. Управляющий делами Сергий, епископ Серпуховский". (Л. Регельсон).

1927: В июле началось массовое возвращение "Декларации" православными приходами митр. Сергию в знак протеста.

1927: 22 июля (ст. ст.) патриарх Иерусалимский Дамиан написал письмо патриарху Александрийскому Мелетию, в котором сообщал, что не может приехать на Пом. Собор в Александрию в связи с бедствиями, вызванными землетрясением 28 июня (ст. ст.) в Палестине. (Вестник Св. Синода, 1927, N 9-10).

1927: В этот год, под большим давлением, был достигнут некий "компромисс" между Константинопольским патриархатом и афонскими обителями, согласившимися поминать патриарха. Патриарх разрешил афонцам сохранить старый календарь, с условием возобновления возношения имени вселенского патриарха, оставив решение вопроса о календаре на усмотрение будущего всеправославного собора. Это частично успокоило насельников Афона, - с таким решением согласились настоятели всех монастырей, но не все монахи.

1927: 25 августа состоялась межконфессиональная конференция в швейцарском городе Лозанне. В ней от Русской Церкви участвовали: митрополит Евлогий, русские богословы о. Сергий Булгаков, проф. Н. Н. Глубоковский, проф. Н. С. Арсеньев, митрополит Варшавский Дионисии (Валединский) и прот. Гуркевич (Польша). Кроме русских были 22 делегата от Православных Церквей - иерархи и богословы. Главой православной делегации являлся Экзарх Вселенской Патриархии митрополит Фиатирский Герман; от Александрии - митрополит Леонтопольский и митрополит Нубийский; от Церкви Греции - митрополит Неопактский и три профессора богословия Афинского университета; от Церкви Кипрской - профессор богословия; от Румынии - митрополит Черновицкий; от Церкви Сербской - епископ Иринеи Новосадскии (богослов); от Церкви Болгарской - известный богослов и профессор Софийского университета протопресвитер Стефан Цанков. Митрополит Евлогий вспоминал: "В Лозанну съехалось до 500 делегатов: архиепископы, епископы, священники, пасторы, профессора богословия... - представители 90 различных церковных объединений (Церквей и христианских общин). Только Рим своих делегатов не прислал. Восточное православие было представлено группой делегатов от Константинопольского, Александрийского, Иерусалимского, Сербского и Румынского патриархатов и от Церквей Греческой, Болгарской, Польской, Западноевропейской, Русской (я и протоиерей С.Булгаков) и Грузинской. Председателем Конференции был епископ Нью-Йоркский Брент. Пленарные заседания происходили в громадном университетском зале, общие моления - в городском соборе (несколько песнопений и особо составленная молитва о христианском единении)..." (Митр. Евлогий, Путь моей жизни, гл. 22). Православная делегация свое отношение к объединению Церквей выразила в следующих словах: "Как неоднократно подчеркивалось во время состоявшихся переговоров, в вопросах веры и религиозного сознания в Православной Церкви неуместен никакой компромисс, и нельзя обосновывать одними и теми же словами два понимания, два различных представления и объяснения общепринятых формулировок. И православные не могут надеяться, что единство, основанное на таких двусмысленных формулировках, не будет долговечно.... Православная Церковь считает, что любой союз должен основываться на общей вере... Никакой практической ценности, например, не имеет согласие о необходимости таинств в Церкви, если имеются коренные противоречия среди Церквей в отношении их числа, их смысла и вообще сущности каждого из них, их действия и результатов... Вследствие всего этого мы не можем принять идею воссоединения, ограничивающуюся лишь общими незначительными элементами, потому что, согласно учению Православной Церкви, там, где нет общности веры, не может быть общения в таинствах. Мы даже не можем применить здесь действующий в других случаях принцип икономии, которую часто применяла Православная Церковь в отношении обращающихся к ней". (Заявление православных участников на Первой Всемирной конференции "Вера и церковное устройство", Лозанна, 1927).

1927: 26 августа Собор Архиереев Русск. Прав. Церкви Заграницей подтвердил решения Арх. Синода от 13/26 янв. 1927 г. о запрещении митр. Евлогия в священнослужении, с дополнительным пояснением, что "богослужения его безблагодатны, таинства, им совершаемые, не таинства, а совершаемые им хиротонии неканоничны". Запрещение викариев Зап.-Евр. епархии: арх. Владимира и еп. Сергия. Непризнание этого акта митр. Евлогием. ("Китеж", 1927, N 8-12, стр. 56).

1927: 27 августа Собор Архиереев Русской Православной Церкви Заграницей выпустил Окружное послание к своей пастве (Ответ на декларацию м. Сергия): "...В июле текущего года Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Нижегородский митрополит Сергий и Временный Патриарший Синод обнародовали особое послание о положении Церкви в России и об отношении к ней и к заграничной пастве советской власти. Послание это весьма знаменательно. Объявляя о том, что с открытием деятельности Патриаршего Синода, наша Церковь в России "имеет не только каноническое, но и по гражданиским законам вполне законное центральное управление", оно призывает нас "выразить всенародно нашу благодарность" советской власти "за такое внимание к духовным нуждам православного населения. Признавать ее законной, повиноваться ей "не только из-за страха, но и по совести (Рим. 13, 5), "сознавать советский союз гражданской родиной, радости и успехи которого - наши радости и успехи, а неудачи - наши "неудачи" и "всякий удар, направленный в Союз... как удар, направленный в представителей Церкви". Послание признает нужным и обязательным, чтобы мы все, которым "дороги интересы Церкви", кто "желает вывести ее на путь законного и мирного существования", чтобы мы - "церковные деятели" - показали, что мы "не с врагами... советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством". Вместе с этим послание осуждает наше заграничное духовенство и паству за неверность советской власти и за выступления против нее, требуя от духовенства дать письменное обязательство в полной верности советской власти "во всей своей общественной деятельности", угрожая, в случае неисполнения этого требования исключить наших духовных лиц из состава клира Московской Патриархии.

Наконец, послание напоминает о том, что будто бы Святейший Патриарх Тихон в 1922 году закрыл наш Архиерейский Синод; отмечает, что Синод существует "политически не меняясь", что будто бы "своими притязаниями на власть он даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря". Таково последнее деяние Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и его Временного Священного Синода.

Что нам сказать о нем?

Наш священный и ответственный долг архипастырей Церкви и наша христианская совесть повелевает нам сказать о сем деянии следующее: Послание митрополита Сергия и членов Священного Синода составлено не свободно, а под сильным давлением гонителей нашей Святой Церкви и мучителей русскаго народа - большевиков, так как ни один архипастырь, свободный от гнета и плена этих злейших врагов Христовых, не может признать их властью законной, не может верить их мирным отношениям к Св. Церкви и не может надеяться установить правильные отношения с нею Церкви. Всему миру известно, сколь великое множество служителей алтаря Господня и верных сынов Церкви - мирян умерщвлены носителями безбожной советской власти. Сколь многие святыни русского народа поруганы и осквернены или даже вовсе разрушены, сколь многие архипастыри, пастыри и миряне и теперь томятся в тюрьмах, ссылках и изгнаниях, поношениях и страданиях за св. Веру и за законы отеческие. Около десяти лет продолжается антихристово гонение на Христа и Его Св. Церковь в страждущей России, гонение, напоминающее нам первые века христианства. Как же можно выражать всенародную благодарность такой власти? Как можно говорить о ее внимании к духовным нуждам православного населения? Как можно радоваться ее радостям и печалиться ее неудачам? Нет, не добрая воля наших архипастырей составила это послание, а злая воля врагов Христовых.

Послание преследует недостижимую цель - установить неслыханный и неестественный союз между безбожной властью и Св. Православной Церковью. Но, скажем мы словами Апостола: "какое общение праведности с беззаконием? Что общаго у света с тьмой? Какое согласие между Христом и Велиаром?"(2 Корин. 6, 14-15). Радости советской власти - оскудение веры и благочестия, умножение беззакония, развращение людей, разрушение Церкви, страдания верных чад Божиих, пролитие крови праведных, насаждение на земле царства диавола. Может ли это быть радостью для Церкви?

Послание митрополита Сергия не архипастырское и не церковное, а политическое и посему не может иметь церковно-канонического значения и не обязательно для нас свободных от гнета и плена богоборной и христоненавистной власти. Под предлогом мирного отношения к Церкви, давая разрешение митрополиту Сергию организовать Священный Синод, большевики принудили его и других иерархов заявить, что советская власть - законная, что ей нужно повиноваться, как богоустановленной, что ее интересы совпадают с интересами Св. Церкви и что всякое противление ей преступно и должно быть наказуемо церковными карами. Таким образом, послание иерархов Церкви стало одним из средств пропаганды советской власти и внедрения ее безбожной политики в церковную жизнь.

Иерархи благословляют противохристианскую политику врагов всякой религии. Положение дела совершенно чуждое Церкви, вредное и опасное, способное создать новую тяжкую смуту в Церкви и дать повод опасаться за чистоту Православия в России. Церковь не может благословлять противохристианскую, а тем более безбожную политику. Утверждая это, мы не хотим сказать того, что Церковь должна быть совершенно чужда политики государства. Церковь должна быть выше политических страстей и партийности, однако она должна не только благословлять христианскую политику государства, но и борьбу с его противохристианскими, а тем более безбожными началами. Что скажем еще? Можем ли признать советскую власть законною? Можем ли дать письменное обязательство в верности этой власти? Нет, мы не можем и не должны этого делать. Мы почитаем советскую власть не законною и не богоустановленною, а существующую по попущению Божию ради наших грехов и для вразумления нашего. Мы называем советскую власть христоненавистной и безбожной, разрушающую и Церковь и Россию. Мы молим Господа, чтобы Он избавил нашу Церковь и Россию от гнета и плена этой власти.

Можно ли почитать законным постановление Временного Патриаршего Синода об увольнении от должностей и исключении из клира Московской Патриархии архипастырей и прочих священнослужителей, если они откажутся дать письменное обязательство о верности советской власти? Такое постановление Синода не может быть признано законным и каноническим. Оно должно почитаться превышением власти и противоречит не только священным канонам Церкви и посланию архипастырей - Соловецких узников к советской власти, но и посланию самого митрополита Сергия от 10 июня 1926 года, не признавшему возможным применять церковные наказания к заграничному духовенcтву "за его неверность Советскому Союзу".

Не можем не отметить того, что рука врагов Церкви оказала свое влияние на то место послания, где оно говорит о нашем Архиерейском Синоде. Совершенно неправильно отмечает послание, будто Святейший Патриарх наш в 1922 году закрыл наш Священный Синод. Мы должны заявить, что в указанное время был закрыт не настоящий наш Архиерейский Синод, а Временное Высшее Церковное Управление заграницей. Настоящий наш Синод не закрывался ни Святейшим Тихоном, ни его преемниками по управлению Церковью, хотя всем им было хорошо известно о его существовании, что подтверждает теперь и сам митрополит Сергий и его Синод, не решаясь однако объявить о закрытии его. Этим смешением двух различных учреждений - Временного Высшего Церковного Управления заграницей и Архиерейского Синода враги Церкви постарались смутить верных чад ее и углубить церковную смуту за границей. Несправедливо послание упрекает наш Синод в разделении церковного общества на два лагеря. Наоборот, он всегда стремился к тому, чтобы объединить все епархии и духовные миссии заграницей в одно целое. Разделили наше церковное общество два митрополита Платон и Евлогий, ранее сами подчинявшиеся нашему Синоду и пользовавшиеся его помощью и поддержкой, но в 1926 году самочинно и незаконно отколовшиеся от него и пожелавшие управлять своими епархиями единолично и безответственно, не имея над собою никакой власти и поставив себя выше автокефальных иерархов. Тщательно рассмотрев послание Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и Временного Патриаршего Синода, и, приняв во внимание, что высшая церковная власть в России находится в тяжком пленении у врагов Церкви, несвободна в своих деяниях, а также то, что у нас нет возможности иметь с нею нормальные сношения, Священный Собор Архиереев Русской Православной Церкви заграницей определил:

1) Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью в виду невозможности нормальных сношений с нею и в виду порабощения ее безбожной советской властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и канонического управления Церковью.

2) Чтобы освободить нашу иерархию в России от ответственности за непризнание советской власти заграничной частью нашей Церкви, впредь до возстановления нормальных сношений с Россией и до освобождения нашей Церкви от гонений безбожной советской власти, заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама. Согласно священным канонам, определениям Священного Собора Всероссийской Поместной Православной Церкви 1917-18 г.г. и постановлению Святейшего Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920 года, при помощи Архиерейского Синода и Собора Епископов, под председательством Киевского митрополита Антония.

3) Заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывною, духовно-единою ветвью великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери Церкви и не считает себя автокефальною. Она попрежнему считает своею главой Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра и возносит его имя за богослужениями.

4) Если последут постановление митрополита Сергия и его Синода об исключении заграничных епископов и клириков, не пожелавших дать подписку о верности советскому правительству, из состава клира Московского патриархата, то такое постановление будет неканоничным.

5) Решительно отвергнуть предложение митрополита Сергия и его Синода дать подписку о верности советскому правительству, как неканоническое и весьма вредное для Святой Церкви, как в России, так и заграницей.

Объявляя о таком нашем постановлении всем верным чадам Святой Церкви, мы уповаем, что наш Великий Пастыреначальник, Господь Иисус Христос приведет ее к благу, миру и радости и посрамит всех ее врагов.

"Да воскреснет Бог и расточатся врази Его" (67 пс. 2 ст.). Аминь.

Митрополит Антоний, архиепископ Феофан, архиепископ Серафим, епископ Сергий, епископ Гавриил, епископ Гермоген, епископ Феофан, епископ Дамиан, епископ Серафим, епископ Тихон".

1927: 31 августа (ст. ст.) Постановление Синода митр. Сергия о переводе митр. Иосифа на Одесскую кафедру.

1927: 31 августа (ст. ст.) митр. Евлогий пишет письмо митр. Сергию с просьбой о предоставлении ему автономии, митр. Сергий в своем письме от 24 сент. отказал ему в этом.

1927: Прочитав в газете послание своего Заместителя митр. Сергия, митр. Петр поручил находившемуся вместе с ним Спасо-Клепиковскому епископу, викарию Рязанской епархии Василию (Беляеву) передать свой взгляд на декларацию. Вот что тот писал: "С 1 августа по 23 сентября я прожил в поселке Хэ Обдорского района Тобольского округа вместе с митр. Петром Местоблюстителем, и, по его поручению, должен Вам сообщить нижеследующее: Владыка получил возможность прочитать декларацию нынешнего Православного Синода и вынес от нее вполне удовлетворительное впечатление, добавив, что она является необходимым явлением настоящего момента, совершенно не касаясь ее некоторых абзацев. Владыка митрополит просил передать его сердечный привет митрополиту Сергию и всем знающим его". (По митр. Иоанну - Доклад еп. Спасо-Клепиковского Василия от 11.11.1927. Арх. 3).

1927: 6 сент. (ст. ст.) Архиерейский Собор РПЦЗ выпустил послание о запрещении в священнослужении митр. Платона Северо-Американского и ушедшего с ним в раскол духовенства.

1927: 14 сентября. Отзыв соловецких епископов на "Декларацию".

а) "...Мысль о подчинении Церкви гражданским установлениям выражена в такой категорической и безоговорочной форме, которая легко может быть понята в смысле полного сплетения Церкви и государства..."

б) "...Послание приносит Правительству "всенародную благодарность за внимание к духовным нуждам Православного населения". Такого рода выражение благодарности в устах Главы Русской Православной Церкви не может быть искренним и потому не отвечает достоинству Церкви..."

в) "...Послание Патриархии без всяких оговорок принимает официальную версию и всю вину в прискорбных столкновениях между Церковью и государством возлагает на Церковь..."

г) Угроза запрещения эмигрантским священнослужителям нарушает постановление Собора 1917/1918 гг. от 3/16 авг. 1918 г., разъяснившее всю каноническую недопустимость подобных кар и реабилитировавшее всех лиц, лишенных сана за политические преступления в прошедшем (Арсений Мацеевич, священ. Григорий Петров). (Л. Регельсон, Трагедия Русской Церкви. С. 436).

1927: 8 окт. (ст. ст.) После легализации митрополита Сергия и его Синода патриарх Иерусалимский Дамиан присылает ему послание с благословением ему и его Синоду.

1927: 17 окт. (ст. ст.) Письмо митр. Иосифа митр. Сергию с отказом оставить Ленинградскую епархию: "...Вы сделали меня Ленинградским митрополитом без малейшего домогательства с моей стороны. Не без смущения и тяготы принял я это опасное послушание, которое иные, может быть, разумно, а то и преступно решительно от себя отклонили... Владыко! Ваша твердость еще сильна исправить все и настойчиво положить конец всякой смуте и неопределенности. Правда, я не свободен и не могу сейчас служить своей пастве, но ведь "секрет" этот понятен всему миру... Теперь несвободны (и едва ли будут свободны) все сколько-нибудь твердые и нужные люди... Вы говорите - так хочет власть, возвращающая свободу ссыльным архиереям под условием перемены ими прежнего места служения и жительства. Но какой же толк и польза нам от вызываемой этим чехарды и мешанины архиереев, по духу церковных канонов состоящих в нерасторжимом союзе с паствой, как своей невестой? Не лучше ли сказать: Бог с ней, такой фальшивой человеческой милостью, являющейся просто издевательством над нашим человеческим достоинством, бьющей на дешевый эффект, призраком милования. Пусть уж лучше будет так, как раньше было. Как-нибудь протянем до того времени, когда поймут наконец, что ссылками и напрасными терзаниями неодолима вечная вселенская Истина... Один компромисс может быть допустим в данном случае... Пусть они (архиереи) поселятся и на других местах в качестве временно управляющих этими местами, но с непременным сохранением прежнего места-звания... Не мирясь совестью своею ни на какой другой комбинации, я решительно не могу признать правильным состоявшегося без всякой моей вины и без всякого моего согласия и даже ведома перемещения моего на Одесскую епархию прежним безобразно-царско-распутинским порядком и требую незамедлительного перенесения моего дела из сомнительной не для одного меня компетенции вашего Синода на обсуждение усиленного Собора епископов, коему я только сочту обязанным явить свое беспрекословное послушание" (о. Вл. Цыпин...).

1927: 30 окт. (ст. ст.) Патриарх Антиохийский Григорий прислал благословение митрополиту Сергию и его Синоду и признание его временным главой патриаршей Церкви.

1927: Временно управлявший Вятской епархией епископ Виктор (Островидов), получив "Декларацию", отослал ее обратно в Патриархию, а вслед затем и письмо с весьма мрачной оценкой документа и его автора. По мнению епископа Виктора, "Декларация" содержит "тяжелую неправду" и "возмущающее душу глумление над Святой Православной Церковью и над нашим исповедничеством за истину Божию". (о. Вл. Цыпин...)

1927: 24 ноября (ст. ст.) Послание Константинопольского Патриарха Василия III митр. Сергию. "...Известие, что и Ваши дела получили благополучное разрешение, что касается отношений к гражданской власти... доставило нам большое удовольствие. Надеемся, что это правильное направление будет способствовать пользе... целой и единой Русской Церкви, но никак не одной из ее частей, на которые Она теперь находится разделенной (имеется в виду обновленчество - Л. Р.)... Ответственность за прошлое тяготеет одинаково на многих и никто не может сбросить ответственности с одного на других..." В тот же день Конст-ий патриарх отправил письмо обновленческому Синоду с сообщением о получении им письма митр. Сергия Нижегородского об узаконении возглавляемой им части Церкви и с выражением надежды на примирение враждующих и созыв общего Собора с участием обеих частей Русской Церкви. (Л. Регельсон...).

1927: В декабре, желая предотвратить надвигавшееся разделение, группа духовенства и мирян Ленинграда решила предупредить об этом митр. Сергия и, если возможно, заставить изменить намеченный им курс. Их основные требования были изложены в специальном обращении, написанном в начале декабря проф. прот. В. Верюжским: "1. Отказаться от намечающегося курса порабощения Церкви государству. 2. Отказаться от перемещений и назначений епископов помимо согласия на то паствы и самих перемещаемых и назначаемых епископов. 3. Поставить Врем. Патриарший Синод на то место, которое было определено ему при самом его учреждении в смысле совещательного органа, и чтобы распоряжения исходили только от имени Заместителя. 4. Удалить из состава Синода пререкаемых лиц (в т.ч. епископа Алексия). 5. При организации Епарх. Управлений должны быть всемерно охраняемы устои Православной Церкви, каноны, постановления Поместного Собора 1917 - 18 гг. и авторитет епископата. 6. Возвратить на ленинградскую кафедру митр. Иосифа (Петровых). 7. Отменить возношение имени Заместителя. 8. Отменить распоряжение об устранении из богослужений молений о ссыльных епископах и о возношении молений за гражданскую власть" (Митрополит Иоанн (Снычев). Расколы // Христианское чтение, 1991, N6, с.23.)

1927: 13 декабря (ст. ст.) Акт об отделении от митр. Сергия, подписанный еп. Дмитрием Гдовским и еп. Сергием Нарвским ("ради мира совести отрицаемся мы лица и дел бывшего нашего Предстоятеля, незаконно и безмерно превысившего свои права"). (Л. Регельсон..).

1927: 15 декабря реакция ОГПУ на визит ленинградцев к митр. Сергию была весьма оперативной. Е. А. Тучков на присланной к нему из Ленинграда секретной докладной записке собственноручно наложил следующую резолюцию: "Т[оварищу] Полянскому].

1) Сообщите в Ленинград, что была у Сергия делегация с такими-то предложениями].

2) Предложите наиболее активных из оппозиции мирян арестовать под другими предлогами.

3) Сообщите, что мы повлияем на Сергия, чтобы он запретил в служении некоторых оппозиционных] епископов, а Ерушевич <так в тексте> после этого пусть запретит некоторых попов.

15/XII Е. Тучков" (ЦА ФСБ РФ. Дело "Всесоюзной организации ИПЦ". Т. 9. Л. 3).

1927: В первые же годы существования восстановленного Польского государства началось разрушение величественного православного собора св. Александра Невского в Варшаве, на Саксонской площади. Тогдашний Польский Сейм, санкционировавший разрушение православной святыни, положил в основу своего решения то соображение, что этот собор являлся-де памятником и свидетелем польской неволи. Почти в течение 3 лет производилось разрушение этого собора и, наконец, в 1927 году он был взорван динамитом. Кроме Варшавы были разрушены православные соборы в городах Люблине, Калише, Влоцлавке, Плоцке и Кольцах. Была также разрушена военная церковь в Варшаве, а на ее месте сооружен танцевальный зал. (Доклад К. Н. Николаева на 2-ом Всезарубежном Соборе 1938 г. - "Положение Православной Церкви после войны").

1927: Основана Западно-Европейская епархия РПЦЗ с приходами, храмами и общинами в Швейцарии, Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурге, Италии, Португалии и Австрии.

http://www.russned.ru/stats/2117



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме