Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Европа: ислам наступает

Александр  Крылов, Фонд стратегической культуры

05.03.2008

В ноябре 2005 года волнения мусульманской молодежи потрясли Францию. С наступлением темноты бесчинствующие юнцы жгли автомобили, автобусы, церкви, школы, медицинские центры, почтовые и полицейские отделения. Временами дело доходило до стрельбы: участники беспорядков стреляли в полицейских и закидывали их камнями. Беспорядки начались в пригородах Парижа, населенных преимущественно выходцами из Северной Африки, затем перекинулись в центр французской столицы и распространились на огромную территорию - от немецкой границы до Атлантики и Средиземного моря, от Страсбурга на востоке до Нанта на западе, Марселя и Ниццы на юге. В соседних Бельгии и Германии происходило нечто похожее, хотя там события не достигли того размаха, что во Франции.

Официальные лица в Париже, Брюсселе, Берлине всячески подчеркивали социально-экономический характер выступлений мусульманской молодежи. Они явно избегали говорить о религиозной принадлежности участников беспорядков. Складывалось впечатление, что властям страшно признаться в том, что происходящие события не являются банальным молодежным бунтом или хулиганством. Но то, о чем до сих пор предпочитали молчать, очевидно: бунтовала исламская молодежь, и в событиях не принимали участия подростки из других религиозных общин.

И вот Европа опять в огне. Пожары в Дании начались после того, как полиция арестовала нескольких мусульман, которые планировали убийство автора карикатур на пророка Мухаммеда. В ответ на сообщение о планах расправы с художником пять датских газет вновь перепечатали на первых полосах кощунственное изображение Пророка с бомбой в тюрбане. После этого начались уличные беспорядки, молодежь из иммигрантских кварталов устроила более ста пожаров в зданиях, жгла машины и мусорные баки на улицах, отвечала на действия полицейских камнями и бутылками.

Подобно своим французским коллегам власти Дании затрудняются объяснить, чем вызвана нынешняя волна насилия. Агрессивность мусульманской молодежи опять объясняется социально-экономическими проблемами, "излишне жесткими" мерами полицейских или протестом против решения ведущих газет страны вновь поместить на своих страницах карикатуры на Пророка.

Показательно, что беспорядки в Дании совпали по времени с заявлением главы Церкви Англии архиепископа Кентерберийского Р. Уильямса в поддержку идеи инкорпорирования норм шариата в британское законодательство. Это заявление вызвало бурную реакцию в британском обществе. Как показали результаты опроса, проведенного газетой "Санди экспресс", более трети британцев посчитало, что архиепископ Кентерберийский "предал" христианские ценности, но большинство англичан высказалось против его отставки (за - лишь 22% опрошенных). Поддержку лидеру англикан оказал и глава правительства Гордон Браун.

Гордящиеся своей толерантностью европейские политики убаюкивают себя и общество тем, что ислам, в конце концов, - всего лишь одна из религий. Однако ислам в Европе играет особую роль, здесь он куда более политизирован, чем в мусульманских странах. И это чревато опасностями для европейской цивилизации.

Реальную численность мусульман в Западной Европе не знает никто, так как наряду с легальными иммигрантами и их потомками здесь обитают миллионы нелегалов. По разным подсчетам, в Западной Европе сейчас проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Демографы предсказывают, что к 2015 г. их численность удвоится благодаря высокому уровню рождаемости и массовой иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока.

В отличие от прошлых лет значительная часть мусульманских мигрантов и их потомков теперь не проявляет желания интегрироваться в новую для себя среду. Прежняя европейская модель строительства единой гражданской нации в рамках национального государства (как и "плавильный котел" в США) в современных условиях перестает работать. Вместо этого появляются концепции строительства мультикультурных, многоконфессиональных, а с недавнего времени и многоязычных сообществ внутри отдельных государств Западной Европы.

Населенные темнокожими гражданами мусульманские районы и пригороды существуют в Париже, Берлине, Лондоне, многих других крупных европейских городах. Росту численности европейских мусульман способствует поощряемая государственными социальными программами высокая рождаемость. В мусульманских семьях среднее количество детей, как правило, не ниже четырех. Многодетность мусульманских семей контрастирует с малодетностью и кризисом традиционных семейных ценностей у коренных европейцев. Одновременно нравственный кризис европейского общества ведет к росту популярности ислама. Во Франции численность белых французов-мусульман уже превышает 50 тысяч человек и это значительно превосходит, к примеру, число русских мусульман в России.

В течение нескольких десятилетий трудности демографического и экономического характера вынуждали страны Евросоюза легализовать и даже пропагандировать иммиграцию из мусульманских стран, распространять утверждения о том, что интеграция мусульманской диаспоры в европейское общество будет способствовать сближению христианской и исламской цивилизаций. В Европе еще продолжали по инерции проповедовать идеи толерантности и мультикультурализма, а Сэмюэль Хантингтон в своей нашумевшей книге "Столкновение цивилизаций" уже утверждал, что Европа и Ислам - два антипода, две изначально враждебные, антагонистические цивилизации.

В отличие от иммигрантов первой волны, неприятие окружающей действительности среди мусульман второго и третьего поколений нарастает и приобретает радикальные формы. Уже во второй половине 1990-х годов молодые мусульмане Европы начали проявлять все большую нетерпимость к таким европейским установлениям, как сексуальное равенство, свобода религии, свобода слова, равноправие сексуальных меньшинств и т.д. В школах с мусульманскими учениками утвердилась сексуальная сегрегация.

Юные мусульмане Европы больше не ограничиваются тем, что сами живут по законам ислама. Многие девушки и женщины-мусульманки были вынуждены надеть хиджабы под давлением родственников или общины. Согласно исследованиям, проведенным французскими властями, в некоторых европейских городах девушка-мусульманка, которая отказывается носить платок, "рискует подвергнуться оскорблениям, физической агрессии, сексуальному насилию и даже коллективному изнасилованию".

Некоторые исламские деятели уже потребовали автономии для европейских мусульман. Европа стала ареной деятельности исламских террористов, организовавших взрывы в Мадриде, Лондоне, убийство голландского режиссера Тео Ван Гога в Амстердаме. Большинство совершивших теракты в Мадриде и Лондоне - молодые мусульмане, принадлежащие ко второму или третьему поколениям иммигрантов. Они не были связаны с зарубежными террористическими организациями, хотя и объявляли себя последователями "Аль-Каиды". Их мировоззрение формировалось в Европе.

Сегодня ислам - один из важнейших факторов европейской общественной жизни. Те мусульмане, которые не интегрированы в европейскую действительность, делают выбор в пользу "чистого" ислама и ощущают себя в первую очередь частью всемирной мусульманской уммы.

Демографическая ситуация укрепляет мусульман в уверенности, что рано или поздно Западная Европа станет частью исламского мира. Говорят о том, что "чрево мусульманской женщины превратилось в наиболее эффективное средство исламизации Европы и всего мира". Некоторые аналитики утверждают, что уже в ближайшем будущем первой исламской страной Западной Европы станет Франция, из которой ислам начнет свое победное шествие по остальным странам континента.

В условиях построенного на либеральных ценностях европейского общества выработка какой-то особой политики по отношению к мусульманам, само их выделение из числа других меньшинств выглядит как недопустимое нарушение демократии. Настойчивое стремление игнорировать специфику мусульманских проблем приводило к тому, что такие экстремисты, как Абу Хамза из Египта, без проблем получали британское гражданство, в течение многих лет спокойно жили в Великобритании и занимались террористической деятельностью.

Для европейского либерализма кажется немыслимым принятие законодательных актов аналогичных, к примеру, австралийскому указу об арабо-мусульманских иммигрантах, от которых "правительство ощущает угрозу терактов". В этом указе говорится, что "мусульманам, желающим жить в Австралии по законам шариата, придется покинуть эту страну". В Европе же высказывания о том, что ислам может стать угрозой для общества, влекут за собой обвинения в расизме и судебное преследование.

Европейские политики, приверженные либерализму, будут и дальше делать вид, что проблему можно решить путем инкорпорирования норм шариата в законодательство стран ЕС, но это не помешает дальнейшему росту обособленности местных мусульман и росту влияния радикального ислама, способного бросить вызов всей европейской цивилизации.

Перспективы Европы во многом зависят от того, сумеют ли там выработать адекватную политику по отношению к растущим и все менее интегрированным в общество мусульманским общинам. Если этого не удастся сделать, - наиболее вероятна вовсе не "европеизация ислама", на которую уповают некоторые европейские политики, а наоборот - "исламизация Европы". Впрочем, нынешнего архиепископа Кентерберийского и подобных ему сторонников введения норм шариата в европейское законодательство, перспектива исламизации Европы не страшит: они уже готовы пропагандировать ее как исторически и морально оправданную.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1263



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме