Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Дело" Соломонии Сабуровой

Дмитрий  Володихин, Политический журнал

07.02.2008

В декабре 2007 г. на экраны центрального телевидения вышел документальный фильм о Покровской обители в Суздале. Главными героинями картины стали знатные инокини: монастырь был "аристократическим", и тут монашествовали представительницы знатнейших родов, в том числе и жены самих государей российских. Известнейшая из них - Соломония Сабурова, супруга Василия III. Режиссер представил ее мятежным существом. Из фильма следует: великая княгиня всерьез занималась колдовством, в монашество была пострижена насильно, за это прокляла супруга и его род, а уже в стенах обители родила ребенка, который впоследствии стал атаманом Кудеяром.

Между тем в церковной жизни существует иной образ Соломонии, или, иначе, преподобной Софии Суздальской. Это личность, оказавшаяся способной на великое самопожертвование, человек огромной духовной крепости.

Таким образом, фильм, хотя в нем и упомянуто старинное почитание инокини Софии как святой, выглядит антитезой для лучшей и благороднейшей версии о судьбе этой женщины.

В наше время культ Соломонии-Софии обретает все большую известность. Многие верующие были огорчены и встревожены появлением, мягко говоря, очень странного "документального" фильма. Одна из красивейших героинь русской истории подана зрителям как пошлый персонаж авантюрного романа со скандалом в центре сюжета. Вероятно, таково веяние времени: массовая культура из чего угодно способна сделать шоу, было бы кому это шоу продать. Тем важнее вырвать историческую истину из сети превратных интерпретаций.

Немецкий дипломат и князь-диссидент свидетельствуют

Соломония Сабурова родилась в конце 80-х - начале 90-х гг. XV в. Она происходила из древнего и богатого боярского рода, издавна служившего московским князьям. В 1506 г. великий князь московский Василий III, избрав Соломонию из множества красавиц, сделал ее своей женой. Их брак продлился два десятилетия, и ничто не сообщает о ссорах между ними: по всей видимости, их супружеская жизнь устроилась счастливо. Соломония была благочестивой женщиной, и до наших дней сохранился вышитый ее руками покров на гробницу святого Сергия Радонежского.

Одно омрачало жизнь венценосной четы: у них не было ребенка. Супруги совершали богомольные поездки в монастыри, молились о чадородии, но их мечта все никак не исполнялась. Между тем бездетность великого князя угрожала стране большой смутой. Его братья хищно посматривали на престол московский, в среде служилой знати были свои претенденты, в глазах которых московский княжеский дом был не самым родовитым на Руси... За столетие до того споры о наследовании великокняжеского звания вызвали на землях Московского княжества кровавую войну, продлившуюся двадцать пять лет! Теперь стране угрожала новая бойня. Судьба всего государства зависела от отношений между мужем и женой.

Существует две версии того, что происходило дальше. Одна из них основывается на свидетельствах немецкого дипломата барона Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в Москве в 1526 г., а также на истории, рассказанной через много десятилетий князем Андреем Курбским, перебежавшим во время войны на сторону литовцев.

Что пишут они?

Вот история, рассказанная Герберштейном в его труде "Записки о московитских делах": "...рассерженный бесплодием супруги, он [Василий III] в тот самый год, когда мы прибыли в Москву, т.е. в 1526-й, заточил ее в некий монастырь в Суздальском княжестве. В монастыре, несмотря на ее слезы и рыдания, митрополит сперва обрезал ей волосы, а затем подал монашеский куколь, но она не только не дала возложить его на себя, а схватила его, бросила на землю и растоптала ногами. Возмущенный этим недостойным поступком, Иван Шигона, один из первых советников, не только выразил ей резкое порицание, но и ударил ее бичом, прибавив: "Неужели ты дерзаешь противиться воле государя? Неужели медлишь исполнить ее веления?" Тогда Саломея [так Герберштейн называет Соломонию] спросила его, по чьему распоряжению он бьет ее. Тот ответил: "По приказу государя". После этих слов она, упав духом, громко заявляет в присутствии всех, что надевает куколь против воли и по принуждению и призывает Бога в мстители столь великой обиды, причиняемой ей. Итак, Саломея была заточена в монастырь, а государь женился на Елене, дочери князя Василия Глинского Слепого, в то время уже покойного, - он был братом князя Михаила Глинского, который тогда содержался в плену. Вдруг возникает молва, что Саломея беременна и даже скоро разрешится. Этот слух подтверждали две почтенные женщины, супруги первостепенных советников, казнохранителя Георгия Малого и постельничего Якова Мазура, и уверяли, что они слышали из уст самой Саломеи признание в том, что она беременна и скоро разрешится. Услышав это, государь сильно разгневался и удалил от себя обеих женщин, а одну, супругу Георгия, велел даже подвергнуть бичеванию за то, что она своевременно не донесла ему об этом. Затем, желая узнать дело с достоверностью, он посылает в монастырь, где содержалась Саломея, советника Федора Рака и некоего секретаря Потата и поручает им тщательно расследовать правдивость этого слуха. Во время нашего тогдашнего пребывания в Московии некоторые утверждали нам за непреложную истину, что Саломея родила сына по имени Георгий, но никому не желала показать ребенка. Мало того, когда к ней присланы были некие лица для расследования истины, то она, говорят, отвечала им, что они недостойны того, чтобы глаза их видели ребенка, а когда он облечется в величие свое, то отомстит за обиду матери. Некоторые же упорно отрицали, будто она родила. Итак, молва гласит об этом происшествии двояко".

А вот свидетельство князя Курбского, взятое из его "Истории о великом князе Московском": "Прожив с первой своей женой Соломонией двадцать шесть лет, он постриг ее в монашество, хотя она не помышляла об этом и не хотела этого, и заточил ее в самый дальний монастырь, находящийся за двести с лишним миль от Москвы, в Каргопольской земле. Итак, он распорядился ребро свое, то есть Богом данную святую и невинную жену, заключить в темницу, крайне тесную и наполненную мраком. А сам женился на Елене, дочери Глинского, хотя и препятствовали ему в этом беззаконии многие святые и добродетельные не только монахи, но и сенаторы его".

Эти два рассказа свидетельствуют о том, что Соломонию Сабурову заставили постричься в монахини, чему она всеми силами сопротивлялась. Вскоре после этого распространились слухи о том, что у нее там родился ребенок. В 1934 г. реставратор А.Д. Варганов вскрыл в Суздале гробницу, которую приписывали "сыну" Соломонии Сабуровой и, по его словам, обнаружил там детскую рубашечку. Находку Варганова многие истолковали как косвенное доказательство того, что какой-то ребенок все-таки был.

"Иное сказание"

Но есть и иная версия, более правдоподобная. Соломония Сабурова видела несчастье мужа и знала об угрозе смуты, нависшей над Россией. Она сама великодушно предложила Василию III постричь ее в монахини, а потом найти вторую жену и родить наследника - ради мира на Руси. Ведь после кончины бездетного супруга, как уже говорилось, могла разразиться большая война претендентов на московский престол - братьев Василия III и других представителей рода Рюриковичей, не принадлежавших московскому княжескому дому. Этого боялись всерьез. Для страны с точки зрения общественного спокойствия лучшим исходом был второй брак Василия III и рождение ребенка - бесспорного наследника престола. Русские летописи XVI столетия содержат информацию о духовном подвиге Соломонии Сабуровой, переступившей через свою гордость. Так, в Никоновской летописи говорится, что великая княгиня была пострижена в монахини "по совету ея", то есть по ее собственному желанию. Другой летописный текст рисует такую же картину: великая княгиня со слезами молит супруга о разводе.

Откуда тогда взялись сведения о насильственном пострижении и о страшном заточении Соломонии Сабуровой?

Присмотримся к рассказчикам.

Назвать Сигизмунда Герберштейна злопыхателем великокняжеского рода и всей России было бы неправильно. Этот иноземец не был врагом нашей страны, а для его стиля характерна беспристрастность. Как минимум - стремление к беспристрастности. Но... каковы источники информации, на которые он опирался? Свидетелем пострижения Соломонии Сабуровой барон быть не мог. Сомнительно, чтобы по этому поводу был составлен какой-то документ, содержащий подробное описание происходившего, и уж совсем фантастичным надо назвать предположение, согласно которому подобная бумага могла попасть в руки иностранного дипломата. Сигизмунд Герберштейн полагался на молву, слухи - так, во всяком случае, сообщает читателям сам барон. Иными словами, он собирал столичные сплетни. Немецкий дипломат не знал русского, но он знаком был с одним из южнославянских языков, а потому мог находить собеседников в русской среде. Для сравнения можно представить себе современного российского дипломата, прибывшего в Сербию или, скажем, Словению, не имея представления о южнославянских языках и полагаясь на знание родственного им русского. Он подбирает слух о странной истории, произошедшей с женой политического лидера страны... насколько, разумеется, способен понимать сказанное. Сколько в этом слухе истины? А Бог весть. Одни говорят так, другие эдак, словарного запаса для полного прояснения ситуации катастрофически не хватает... Отсюда и вопиющие несообразности в сообщении Герберштейна. Во-первых, летопись четко сообщает о том, что супругу великого князя постригли в Москве, в девичьем Рождественском монастыре, а Герберштейн говорит о суздальских местах, куда прибыла уже инокиня. Во-вторых, пострижение производил, по словам барона, сам митрополит, а, несомненно, более осведомленный летописец сообщает, что это был "Никольский игумен Старого Давид". В-третьих, зачем это великокняжескому фавориту Шигоне бич в храме? Кого он там собирался стегать? Монашек? Или на него снизошло предвидение, что великую княгиню придется бить, и он прихватил с собой удобный инструмент? Подробность эта более всего напоминает деталь из городского романса "о жестокой любви и страданиях". Наконец, даже имя супруги Василия III Герберштейн воспроизводит неверно. Очевидно, Соломонию называл Саломеей в разговоре с ним человек, пожелавший очернить ее: ведь аналогия с Саломеей - погубительницей Иоанна Предтечи, дочерью евангельской Иродиады, - должна была бросить тень на благочестие бедной женщины... Какова после всех этих замечаний цена рассказу Герберштейна? Та же, что и любой городской сплетне. "Говорят, что скоро все подорожает... А особенно поваренная соль!"

Нетрудно представить себе среду, в которой могли зародиться такого рода сказки.

Московская знать, настроенная на политические игры вокруг престола, который должен был опустеть после смерти бездетного Василия III, была разочарована его разводом и новым браком, а потому распустила слухи, порочащие великого князя и его супругу. Сплетни эти дошли до ушей Герберштейна.

Кто же известен в числе противников развода Василия III и его второго брака? Прежде всего, инок Вассиан Патрикеев (сам происходивший из знатнейшего аристократического рода и настроенный неблагожелательно к суровому правителю Василию III), Максим Грек (на которого вряд ли может падать подозрение в заговоре с московской аристократией) и... князь Семен Курбский, брат деда князя Андрея Курбского! Выходит, один из ярых противников второго брака Василия III, князь Семен Курбский, сохранил эту нелепую историю в своей семье как старинное предание, которым потом воспользовался его отдаленный родич Андрей Курбский. Насколько достоверным является свидетельство Курбского? В двух словах - совершенно недостоверным. В основе своей оно восходит к истории непосредственного участника событий 1525 г., заинтересованного в определенном толковании своей роли. Возможно, Курбский опирался также и на историю Герберштейна, которую знал (в "Истории о великом князе Московском" есть ссылка на Герберштейна как раз в том месте, где тот расхваливает князя Семена Курбского). Князь-диссидент ненавидел Ивана IV - сына Василия III от второго брака, то есть и сам был, что называется, "заинтересованным лицом". Наконец, "История о великом князе Московском" появилась через много десятилетий после развода Василия III, и, соответственно, изобилует ошибками. Не 26 лет длился брак великого князя и Соломонии Сабуровой, а 20, да и не в Каргополье отправили ее после пострижения, а в Суздаль. Наконец, мрачными красками обрисованная "темница" бывшей государыни - просто плод воображения Курбского. Как известно, Василий III сохранил к бывшей супруге доброе отношение и даже пожаловал ее, уже ставшую старицей Софией, селом Вышеславским. Сидела бы она в "тесном" заточении, так понадобился бы ей доход с богатого села? Нонсенс.

У брака Василия III в среде московской служилой аристократии имелись как противники, так и сторонники. Многих интересовало прежде всего сохранение покоя в стране, перспектива нарушения устоявшегося порядка вызывала тревогу; к тому же не все были заинтересованы в поддержке политической "партии", связанной с кланом Сабуровых. Независимые псковские летописцы оставили противоречивые толкования этой истории. Один из них увидел во втором браке великого князя прелюбодеяние: "...А все то за наше согрешение, яко же писал апостол: иже аще пустит жену свою, а оженится иною, прелюбы творит". Зато другой приводит мнение боярской думы, настаивавшей на разводе и новом браке: "И начаша бояре говорили: князь-де великий... неплодную смоковницу посекают и измещут из винограда".

До какой степени развод Василия III и его второй брак соответствуют нормам канонического права XVI столетия - вопрос, нуждающийся в оценке крупного специалиста с богословским образованием. Но гораздо важнее другое обстоятельство: все упреки в неканоничности действий Василия III, правильными они были или нет, адресовывались ему и только ему. За великой княгиней никакой вины нет. К тому же митрополит Даниил, бывший тогда главой Русской Церкви, не увидел в истории добросердечной женщины и ее страдающего мужа ничего преступного. Он позволил развод и дал благословение на второй брак.

Осталось обвинение Соломонии Сабуровой в колдовстве. Действительно, существует документ времен Василия III, содержащий часть следственного дела, в том числе показания, где великая княгиня обвиняется в использовании услуг Стефаниды-рязанки, а потом некой "черницы", "наговаривавших" воду и пресный мед, с помощью которых Соломония будто бы пыталась привлечь к себе любовь супруга и побороть бесчадие. Историки уже высказывали предположение, согласно которому какая-то группировка знати инспирировала розыск, пытаясь таким образом приблизить решение Василия III о разводе и втором браке. Если бы обвинения сочли существенными, то Соломонии Сабуровой грозило бы страшное наказание. Уже при отце Василия III, Иване Великом, в Московском государстве жгли еретиков, а колдовство заслуживало не менее суровой кары. Но... никто Соломонию Сабурову не жег, не пытал, жизнь ее в монашестве получила богатое обеспечение. Следовательно, скорее всего, вина ее в колдовских действиях доказана не была.

Итак, Соломония Сабурова стала инокиней Софией. Она отправилась в суздальский Покровский монастырь. Василий III женился во второй раз, и через несколько лет у него родился сын Иван. Самопожертвование Соломонии Сабуровой не было напрасным.

Был ли у Соломонии Сабуровой сын?

А как же ребенок, родившийся вне закона? Здесь хотелось бы добрым словом помянуть сотрудников Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В январе 2007 г. они предоставили автору этих строк два документа, проливающих свет на историю с мифическим Георгием, "сыном" Сабуровой. Это, во-первых, акт о раскопках в суздальском Покровском монастыре 19-20 мая 1996 г. - за четырьмя подписями, среди которых есть и подпись старшего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН С.А. Беляева. О гробнице, раскрытой А.Д. Варгановым, в акте говорится следующее: "Погребения на этом месте не могло быть по причине физического отсутствия места для него, ибо фундамент представляет единый монолит, сохранившийся в неповрежденном виде без каких-либо выемок в нем, а совершение захоронения между плитами пола и фундаментом невозможно, так как толщина этого слоя в самом его глубоком месте не превышает 0,3 м". Иначе говоря, раскопки 1996 г. поставили под сомнение то, что А.Д. Варганов действительно нашел в указанном им месте захоронение с рубашечкой. Ведь там вообще не могло быть гробницы - сплошной камень... А научного протокола вскрытия гробницы А.Д. Варгановым просто нет. Его не составили. Как нет ни фотографий, ни зарисовок. Что ж, провинциальная археология 1934 г., как видно, не знала простейших правил научной работы... Второй важный документ - официальное письмо директора музея-заповедника, заслуженного работника культуры РФ, кандидата исторических наук А.И. Аксеновой в суздальский Покровский монастырь от 11 декабря 2006 г. В нем, среди прочего, сказано: "Легенда, не подтвержденная документально, остается легендой. Прямых неопровержимых данных о существовании ребенка, приуроченности предметов погребения к имени Соломонии (Софии) нет". Сказано честно и точно.

Вся история этой находки утратила научное основание.

Остается приложить к фактам здравый смысл. Крайне маловероятно рождение сына после двух десятилетий бесплодного брака. Еще менее вероятно сохранение в тайне самого факта рождения (и воспитания!) ребенка в женском монастыре. Невозможно мотивировать отказ Василия III от желанного наследника - ведь во втором браке сын у него родится лишь несколько лет спустя, в 1530 г.! Исключительно трудно представить себе способ, с помощью которого инокиня скрыла мальчика от московской комиссии. Если бы версия Герберштейна о гордых словах Соломонии-Софии, брошенных главе следствия, были верны хоть на золотник, то Покровскую обитель и весь Суздаль, наверное, перерыли бы от подвалов до чердаков, а сама женщина закончила бы свои дни в месте куда менее приемлемом, чем богатый аристократический монастырь.

И уж совсем ничем не подкрепленные байки - связь между мифическим Георгием и атаманом Кудеяром. Эта версия пригодна только для "альтернативной истории".

* * *

Инокиня София скончалась в Покровском монастыре в 1542 г. Она оставила добрую память как человек глубокой веры. Известно, что она сама выкопала колодец для нужд обители. Монастырская традиция сообщает о многочисленных чудесах, совершавшихся у гроба Софии. Особое почитание ее началось еще в XVI столетии, а в середине XVII в. состоялось ее прославление в лике святых. Со времен петровских преобразований и на протяжении синодального периода ее почитание оказалось под запретом. Но оно возобновилось в 90-х гг. XX в. 27 марта 2007 г. патриарх Алексий II повелел внести имя преподобной Софии Суздальской в Месяцеслов РПЦ. Таким образом, эта старинная святая обретает общерусское почитание.

Вот это - столбовая дорога русской истории. Именно это, а не масскультовские поделки с ведьмами и проклятиями. Но какой же соблазн для ничтожных душ - толковать события прошлого не к благородству и красоте, а к низости и пороку! Поистине, в наше время умы настолько искажены, что труднее всего хлеб назвать хлебом, дом - домом, а дерево - деревом.

Дмитрий ВОЛОДИХИН, кандидат исторических наук, доцент МГУ

http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=103&tek=7912&issue=213



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме