Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Генералы и политика: через полвека после реабилитации

Юрий  Рубцов, Фонд стратегической культуры

14.12.2007

В завершающемся 2007 году было немало поводов обратиться к одной из самых трагических и в то же время до сих пор до конца не прочитанных страниц истории России ХХ века - уничтожению военных кадров в ходе репрессий 30-х - начала 40-х годов. Главный из этих поводов - 70-летие печально знаменитого февральско-мартовского (1937) пленума ЦК ВКП (б), а также не менее знаменитого и столь же драматичного процесса по делу маршала Тухачевского и еще семи высших военачальников в мае-июне 1937 года.

В 2007 году исполнилось также полвека со времени реабилитации командования Западным фронтом, члены которого были приговорены к расстрелу и казнены 22 июля 1941 г. Следствие привязало их к пресловутому "военно-фашистскому заговору" 1937 года. Оба "суда" (во главе с одним и тем же председателем - зловещим Ульрихом) стали одинаковой насмешкой над правосудием, отличаясь спешкой и отсутствием всяких оснований для обвинения, кроме признаний подсудимых.

...Катастрофически сложился для Красной Армии начальный период Великой Отечественной войны. Особенно мощное наступление вермахт развил в полосе Западного фронта, нацеливаясь на Смоленск и далее на Москву. Противник в полной мере воспользовался грубыми просчетами советского руководства в определении момента фашистской агрессии и ее главного направления. Создав тройное превосходство в танках, орудиях и минометах, тройное-пятикратное - в живой силе, в первый же день захватив полное господство в воздухе, группа армий "Центр" нанесла нашим войскам тяжелое поражение. Уже 28 июня были захвачены Минск и Бобруйск, западнее белорусской столицы попали в окружение 3-я и 10-я армии, а остатки 4-й армии отошли за Березину. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и прорыва к Смоленску.

Со своими войсками трагедию разделили руководители Западного фронта - командующий генерал армии Д.Г. Павлов, начальник штаба генерал-майор В.Е. Климовских, начальник связи фронта генерал-майор А.Т. Григорьев, командующий 4-й армией генерал-майор А.А. Коробков. В первые дни июля они были отстранены от своих постов и преданы суду Военной коллегии Верховного суда СССР. Чуть позднее, в сентябре 1941 г., та же участь постигла командующего артиллерией фронта генерал-лейтенанта артиллерии Н.А. Клича.

Эта мера была не чем иным, как попыткой И.В. Сталина переложить на военачальников всю вину за поражения и тем самым - сохранить в неприкосновенности собственную репутацию. Кто иной, как не вождь, должен был нести главную ответственность за то, что войска Красной Армии встретили вражеское нападение на положении мирного времени. Из боязни дать немцам малейший повод к агрессии (хотя их целенаправленная подготовка к войне не оставляла сомнений) Сталин запретил предпринимать любые действия по приведению войск прикрытия, предназначавшихся для отражения первого удара, в необходимую степень боевой готовности. Жестко пресекались все попытки командующих войсками округов, в том числе Западного особого, на базе которого был создан Западный фронт, заранее выдвинуть к границе хоть какие-то дополнительные силы.

И вот теперь по воле вождя за трагические ошибки государственного руководства должны были ответить военачальники Западного фронта. Безусловно, они тоже сделали далеко не все, что нужно, чтобы встретить врага во всеоружии, но сопоставима ли их вина с виной вождя и его ближайшего окружения?

Сама процедура установления круга тех, кто был подвергнут аресту, выдавала политический заказ. 30 июня Павлов был отстранен от должности и вызван Сталиным в Москву. Генерал пробыл в столице несколько дней, встретившись лишь с начальником Генштаба генералом армии Г.К. Жуковым. Сталин его не принял и приказал возвращаться "туда, откуда приехал", хорошо зная, что бывший командующий до штаба фронта не доедет. 4 июня по дороге в Гомель, где к тому времени размещался фронтовой штаб, Павлов был арестован. Процедуру ареста контролировал начальник Главного управления политической пропаганды РККА армейский комиссар 1 ранга Л.З. Мехлис, назначенный по совместительству членом военного совета фронта. Ему же вождь поручил определить должностных лиц, которые вместе с бывшим командующим должны были предстать перед судом, и сформулировать правдоподобное обоснование расправы над ними.

6 июля 1941 г. Мехлис собственноручно составил на имя Сталина телеграмму, которую, кроме него, подписали командующий фронтом Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и еще один член военного совета фронта, первый секретарь ЦК КП (б) Белоруссии П.К. Пономаренко: "Военный совет установил преступную деятельность ряда должностных лиц, в результате чего Западный фронт потерпел тяжелое поражение. Военный совет решил:

1. Арестовать бывшего начальника штаба фронта Климовских, бывшего заместителя командующего ВВС фронта Таюрского и начальника артиллерии фронта Клича.

2. Предать суду военного трибунала командующего 4-й армией Коробкова, командира 9-й авиадивизии Черных, командира 42 сд (стрелковой дивизии. - Ю.Р.) Лазаренко, командира танкового корпуса Оборина.

3. Нами арестованы - начальник связи фронта Григорьев, начальник топографического отдела фронта Дорофеев...

Просим утвердить арест и предание суду перечисленных лиц".

В тот же день последовал ответ Сталина, одобрявшего от имени Государственного Комитета Обороны произведенные аресты и приветствовавшего "эти мероприятия как один из верных способов оздоровления фронта".

Судя по материалам следствия, Павлова и других подследственных жестоко пытали. Бывшего командующего фронтом вынудили дать признательные показания, что он был выдвиженцем "врага народа" И.П. Уборевича, расстрелянного в 1937 г. вместе с М.Н. Тухачевским. На вопрос: "Вы как заговорщик открыли фронт врагу намеренно?" Павлов по существу дал утвердительный ответ. Но 22 июля в ходе скоротечного судебного заседания он нашел в себе мужество отвергнуть обвинения во враждебной деятельности, признав себя виновным лишь в том, что войска округа заранее не были приведены в состояние полной боевой готовности. На том же стояли и другие подсудимые.

Тем не менее Павлов, Климовских, Григорьев и Коробков были признаны виновными в том, что они проявили трусость, бездействие, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия и боеприпасов противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями фронта, тем самым дезорганизовали оборону страны и создали возможность противнику прорвать фронт советских войск. Это была расправа с инсценировкой суда, ибо приговор основывался только на показаниях подсудимых, оперативные документы к разбирательству не привлекались, показания свидетелей не заслушивались. Подсудимых приговорили к расстрелу, и в тот же день приговор привели в исполнение. В сентябре был расстрелян и генерал-лейтенант артиллерии Клич. На долгие годы на их имена легла тень несправедливых обвинений и позора.

Лишь после ХХ съезда КПСС Верховный суд СССР возвратился к делу Павлова и его товарищей. Было запрошено заключение Генерального штаба Вооруженных Сил, в котором признавались крупные недочеты в подготовке Западного особого военного округа к войне, но решительно отметалось обвинение в адрес командования округом и фронтом в трусости, бездействии, сознательном развале управления войсками и умышленной сдаче оружия противнику. Все это позволило Военной коллегии Верховного суда вынести справедливый вердикт и посмертно реабилитировать расстрелянных генералов.

Как это часто бывало, о казни военачальников Западного фронта власти объявили широко, посредством приказа наркома обороны СССР, а об их реабилитации сразу узнали лишь семьи да некоторые должные лица. Характерная деталь: даже текст вынесенного генералам приговора был обнародован лишь в 1992 г.

Может быть, я ошибаюсь, но точка в этой истории не поставлена до сих пор. Факт расправы над военачальниками юридически признан, но, скажем, вопрос об увековечении памяти о них на государственном уровне никогда не ставился. Зато в потоке мутной литературы, которой завалены ныне полки книжных магазинов, нередки оскорбления в адрес расстрелянных генералов. Иные одобряют Сталина, приписывая ему некую операцию "Очищение" и воспроизводя при этом звучавшие в июле 1941 г. обвинения в заговоре военных и сознательном развале фронта.

Выходит, и 50 лет не хватило, чтобы научиться не топтаться на костях расстрелянных...

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1120



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме