Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Крах мировой революции

Александр  Елисеев, РПМонитор

09.11.2007


Кто остановил триумфальное шествие "красного глобализма"? …

Парадокс истории заключался в том, что лидеры большевизма, в большинстве своем, были убежденными глобалистами. (Сами они использовали термин "интернационализм".) Российская революция рассматривалась ими как некий, и далеко не главный, этап более широкого процесса - т.н. "мировой революции". Судьба революционной России ставилась в прямую зависимость от того, как именно будет развиваться ситуация в Европе. Правда, внутри большевистской верхушки имелись серьезные разногласия по поводу того - на какую именно внешнюю силу надо ориентироваться.

"ДЕМОН РЕВОЛЮЦИИ" И АНТАНТА

Троцкий (нарком иностранных дел), которого считают самым фанатичным приверженцем мировой революции, ориентировался на страны Антанты. В течение зимы-весны 1918 года он всячески проталкивал идею о необходимости революционной войны с Германией на стороне Англии и Франции. Очевидно, Троцкий надеялся, что разгром кайзеровской Германии при участи РСФСР откроет для нее возможность как-то влиять на европейские дела и способствовать ускорению революционного процесса на Западе.

Он был готов на то, чтобы обеспечить союзникам контроль над нашими железными дорогами, предоставить им порты Мурманска и Архангельска с целью ввоза товаров и вывоза оружия, разрешить допуск западных офицеров в Красную Армию. Более того, "демон революции" предлагает осуществить интервенцию Антанты в Россию по... приглашению самого Советского правительства. Да, такое предложение неоднократно и вполне официально обсуждалась на заседаниях ЦК. В последний раз это произошло 13 мая 1918 года.

А 22 апреля Троцкий откровенно заявил, что новая армия нужна Советам "специально для возобновления мировой войны совместно с Францией и Великобританией против Германии". На "просоветскую" интервенцию очень надеялись многие деятели Антанты, и в этих надеждах их поддерживали западные представители в РСФСР. Так, британский представитель и шпион по совместительству Б. Локкарт считал необходимым заключить с большевиками детально разработанный договор и "доказать им делами, что мы готовы, хотя и не поддерживая напрямую существование Советов, не бороться с ними политическим путем и честно помогать им в трудно начинающейся реорганизации армии".

Троцкому удалось пролоббировать идею высадки английского десанта в Мурманск. 2 марта Мурманская народная коллегия, являвшаяся коалиционным (Советы, земства и т.д.) органом местной власти и возглавлявшаяся сторонником Троцкого А. Юрьевым, "пригласила" в город две роты солдат английской морской пехоты. Сделано это было по благословению самого наркоминдела. 1 марта коллегия прислала в Совнарком телеграмму, спрашивая - принять ли военную помощь, предложенную руководителем союзной миссии контр-адмиралом Т. Кемпом (тот предлагал высадить в Мурманск войска с целью защиты его от возможного наступления немцев). Ответил мурманским властям сам Троцкий, и его телеграмма гласила: "Вы обязаны незамедлительно принять всякое содействие союзных миссий". На следующий день английские военные моряки в количестве 150 человек вошли в город (к началу мая иностранных солдат будет уже 14 тысяч человек).

Через три дня, 5 марта Троцкий официально встретился с английским и американским представителями - Б. Локкартом и Р. Робинсоном. На встрече он объявил о том, что большевики готовы принять военную помощь Антанты. А 11 марта, во время проведения IV съезда Советов, президент США Вильсон прислал телеграмму, в которой обещал РСФСР всемерную поддержку в деле защиты ее суверенитета - ясно от кого. Но политические весы уже слишком сильно склонились в другую сторону, и от помощи демократий, в конечном итоге, отказались. (Троцкий же в скором времени был снят со своего поста, который занял Чичерин).

КРАСНАЯ "ГЕРМАНОФИЛИЯ"

Сам Ленин выступал в данном плане как германофил. Он считал, что воевать с Германией нельзя ни в коем случае, а надо заключить с ней пусть даже "похабный мир" и ждать, пока немецкие пролетарии не совершат победоносную революцию. Вот тогда-то они, по его мысли, и должны были придти на помощь советской России - вместе со всей хваленой германской промышленной мощью.

У нас до сих пор восхищаются прозорливостью вождя мирового пролетариата. Принято считать, что Ленин совершенно точно спрогнозировал развитие событий в 1918 году. Дескать, он пошел на заключение Брестского мира, зная, что вскоре произойдет революция в Германии. Действительно, эта революция произошла, вот только она ограничилась свержением монархии и осуществлением буржуазно-либеральных преобразований. Но ведь Ленин рассчитывал именно на социалистическую революцию, после которой германский пролетариат придет на помощь РСФСР. Однако как раз в Германии социалистическая революция и захлебнулась. Попытка тамошних большевиков ("спартаковцев") во главе с К. Либкнехтом взять власть провалилась, а красное восстание было жестоко подавлено. Что любопытно - самими социалистами (социал-демократами), только правыми.

Выяснилось, что Ленин, несмотря на всю свою эрудицию, так и не смог понять, что происходит в Германии и что представляет собой германский характер. Никакой большевизм в Германии победить не мог, для этого она была слишком "заорганизована". (Немцам предстояло пережить иной искус - нацизмом.)

Вот весьма любопытное описание политического кризиса в Германии во время выступления "спартаковцев" (конец 1918 года): "... Другие матросы кинулись на захват здания Военного министерства на Ляйпцигерштрассе. Здесь некоему герру Гамбургеру вручили бумагу, в которой говорилось о низложении правительства Эберта и переходе власти к революционному комитету. Истинный прусский чиновник Гамбургер обратил внимание на то, что бумага не подписана, а, соответственно, никем не авторизована. Пока революционные матросы искали члена Революционного совета, который мог бы подписать декрет, правительственные войска уже заняли Военное министерство". (А. Уткин. "Унижение России. Брест, Версаль, Мюнхен"). Понятно, что ни о какой большевизации здесь и речи быть не могло.

МОГИЛЬЩИК КОМИНТЕРНА

Как видим, большевики мыслили крайне утопично, делая ставку на разного рода внешних спасителей - Германию или Антанту. Впрочем, в высшем большевистском руководстве тогда выделялся один деятель, который, напротив, мыслил весьма прагматически, в духе государственничества. Этим деятелем был И. Сталин, который в 1918 году утверждал: "...Принимая лозунг революционной войны, мы играем на руку империализму... Революционного движения на Западе нет, нет фактов, а есть только потенция, а с потенцией мы не можем считаться". (1918 год). Чуть позже, в 1923 году, когда Политбюро деятельно готовило коммунистическое восстание в Германии, Сталин утверждал: "Если сейчас в Германии власть, так сказать, упадет, а коммунисты подхватят, они провалятся с треском. Это "в лучшем" случае. А в худшем случае - их разобьют вдребезги и отбросят назад... По-моему, немцев надо удерживать, а не поощрять".

Ну, Сталин-то отлично знал - насколько "революционна" Германия. Вот, что вспоминает Черчилль: "Далее в разговоре Сталин упомянул о непомерной дисциплине в кайзеровской Германии и рассказал случай, который произошел с ним, когда он, будучи молодым человеком, находился в Лейпциге. Он приехал вместе с 200 немецкими коммунистами на международную конференцию. Поезд прибыл на станцию точно по расписанию, однако не было контролера, который должен был отобрать у пассажиров билеты. Поэтому все немецкие коммунисты послушно прождали два часа, прежде чем сошли с платформы. Из-за этого они не попали на заседание, ради которого приехали издалека". ("Вторая мировая война")

И не удивительно, что именно Сталин выступил в качестве могильщика мировой революции, которую пытались инициировать "красные глобалисты". На протяжении всех 30-х годов, будучи уже лидером мирового коммунизма, Сталин сделал все для того, чтобы не допустить победы революции где-нибудь в Европе. Он навязал западным компартиям оборонительную тактику. Западные коммунисты всегда были нужны ему как проводники советского влияния, но не в качестве революционизирующей силы. В 1934 году в Австрии (февраль) и Испании (октябрь) вспыхнули мощные рабочие восстания, в которых приняли участие и тамошние коммунистические партии. Сталин этим восстаниям не помог вообще ничем - ни деньгами, ни оружием, ни инструкторами. Любопытно, что советские газеты сообщали об указанных революционных событиях довольно отстраненно и со ссылками на западные телеграфные агентства.

Сталин сделал все, чтобы предотвратить "социалистическую революцию" в Испании. По большему счету именно он, а не Франко, спас испанцев от ужаса большевизма, который повторили бы в этой стране левые социалисты, анархисты, троцкисты. В 1936 году (21 декабря) он направил телеграмму испанскому премьер-министру Ларго Кабальеро. В телеграмме было высказано пожелание воздержаться от конфискации имущества мелкой и средней буржуазии, заботиться об интересах крестьян, привлекать к сотрудничеству представителей не только левых организаций. А коммунистам строго предписывалось забыть о всякой революции.

И они забыли. Компартия Испании стала ориентироваться на средний класс и говорить больше о национальной независимости, чем о социализме. Во время гражданской войны ее ряды пополняли, главным образом, мелкие предприниматели, офицеры, чиновники. По сути, КПИ занимала позиции национального, патриотического социализма.

НИКАКОЙ РЕВОЛЮЦИИ!

Даже во время "холодной войны" Сталин продолжал позиционировать себя в качестве стойкого консерватора, не желающего отвечать революцией на революцию. Он предложил коммунистам Франции и Италии проводить взвешенную и осторожную политику.

Еще не окончилась Вторая мировая война, когда Сталин встретился с лидером Французской компартии Морисом Торезом. Это произошло 19 ноября 1944 года. Во время беседы Сталин покритиковал французских товарищей за неуместную браваду. Соратники Тореза хотели сохранить свои вооруженные формирования, но советский лидер им это решительно отсоветовал. Он дал указание не допускать столкновений с Шарлем де Голлем.

Какое-то время ФКП держалась указаний Сталина. Но 4 мая 1947 года фракция коммунистов проголосовала в парламенте против политики правительства П. Рамадье, в которое, между прочим, входили представители партии. Премьер-министр резонно обвинил коммунистов в нарушении принципа правительственной солидарности, и они потеряли важные министерские портфели. Сделано это было без всякого согласования с Кремлем, который ответил зарвавшимся бунтарям раздраженной телеграммой Жданова: "Многие думают, что французские коммунисты согласовали свои действия с ЦК ВКП (б). Вы сами знаете, что это неверно, что для ЦК ВКП (б) предпринятые вами шаги явились полной неожиданностью".

Историк М. Наринский, изучавший документы, связанные с вышеуказанными событиями сделал следующий, весьма показательный вывод: "В целом ставшие доступными документы подтверждают, что Сталин был деятелем геополитического мышления - территории, границы, сферы влияния, компартии стран Запада выступали для него как инструменты советской политики, как своеобразные и специфические участники разгоревшейся "холодной войны". Ни о каком захвате ими власти вооруженным путем не было и речи". ("И.В. Сталин и М. Торез. 1944-1947. Новые материалы")

Сталин предостерегал коммунистов Греции против обострения отношений с правительством. Но они вождя не послушали и подняли восстание. Тогда Сталин отказал в поддержке коммунистическим повстанцам.

Именно Сталин не допустил создания коммунистической Балканской Федерации, вызвав тем самым упреки И.Б. Тито, который обвинил генералиссимуса в измене большевистским идеалам.

Кстати, в 1941-1942 годах Сталин склонялся к тому, что поддержать не коммунистов Тито, а партизанское движение сербских националистов-четников, которых возглавлял Д. Михайлович. Вот что пишет биограф Тито Р. Уэст: "Немцы воспользовались глубоким снегом, чтобы начать лыжное наступление, от которого партизаны были вынуждены искать спасение высоко в горах. На протяжении всего этого времени, исполненного лишений и опасности, партизаны не получали от Сталина никакой поддержки. В ноябре в Ужице, когда партизаны и четники стреляли друг в друга, Дедиер слушал передачи из Москвы на сербско-хорватском: "От неожиданности я вздрогнул и сказал Тито: "...Ты только послушай! Они говорят, что все силы сопротивления возглавляет Дража Михайлович". ("Иосип Броз Тито. Власть силы")

И только потом, когда лидер югославских коммунистов укрепил свои позиции, создав мощнейшую партизанскую армию, Сталин был вынужден оказать ему поддержку - опять-таки, исходя из сугубо прагматических соображений.

"ВАМ НЕ НУЖНА ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА..."

Сталин был готов отказаться от идеи строительства социализма в Восточной Германии и предложил Западу создать единую и нейтральную Германию - по типу послевоенной Финляндии. В марте-апреле 1947 года на встрече четырех министров иностранных дел (СССР, США, Англии, Франции) В.М. Молотов показал себя решительным поборником сохранения национального единства Германии.

Сталин советовал коммунистам Западной Германии отказаться от слова "коммунистическая" в названии своей партии и объединиться с социал-демократам (данные предложения зафиксированы в протоколе встречи с руководителями Восточной Германии В. Пиком и О. Гротеволем, состоявшейся 26 марта 1948 года). В странах Восточной Европы коммунисты тоже объединились с социал-демократами, но это объединение было направлено на то, чтобы обеспечить преобладание самим коммунистам. А в Западной Германии, контролируемой буржуазными странами, коммунисты были гораздо слабее социал-демократов, и объединение могло привести к совершенно непредсказуемым результат. И, тем не менее, Сталин готов был рискнуть западногерманской компартией ради объединения германских земель. Любопытно, что в западных зонах оккупации тамошние власти запретили коммунистам менять свое название. Они даже запрещали совместные мероприятия коммунистов и социал-демократов.

Напротив, Сталин допускал возможность возобновления деятельности социал-демократов в Восточной Германии. Ранее произошло слияние коммунистов и социал-демократов в одну, Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ). Но 30 января 1947 года на встрече с лидерами СЕПГ Сталин предложил им обдумать идею воссоздать на востоке Социал-демократическую партию, не разрушая при этом СЕПГ. Такой гибкой мерой Сталин рассчитывал укрепить доверие немцев, многие из которых продолжали разделять идеи социал-демократов.

Сталин спустил на тормозах коммунизацию Финляндии, угроза которой была вполне реальной. Тамошние коммунисты заняли ряд ключевых постов, в том числе и пост министра внутренних дел, и тихой сапой уже начали расправу над своими политическими противниками. Но из Москвы пришло указание прекратить "революционную активность".

Кстати сказать, Сталин далеко не сразу пошел на установление коммунистического правления в странах Восточной Европы. В 1945-1946 годах он видел их будущее в создании особого типа демократии, отличающегося как от советской, так и от западной моделей. Сталин надеялся, что социалистические преобразования в этих странах пройдут без экспроприации средних и мелких собственников. В мае 1946 на встрече с польскими лидерами вождь сказал: "Вам не нужна диктатура пролетариата потому, что в нынешних условиях, когда крупная промышленность национализирована и с политической арены исчезли классы крупных капиталистов и помещиков...". (Данилов А.А., Пыжиков А.В. "Рождение сверхдержавы. СССР в первые послевоенные годы")

По замыслу вождя, странам Восточной Европы вовсе не обязательно было идти к социализму под руководством коммунистических партий. Коммунисты рассматривались Сталиным в качестве важнейшего, но отнюдь не главного элемента восточноевропейской системы. Он решил сделать ставку на политиков-центристов, свободных от ориентации на марксизм. Так, Сталин считал ключевой фигурой новой Чехословакии патриота-центриста Э. Бенеша, который ратовал за немарксистский вариант социализма ("национальный социализм"). Аналогичное отношение у него было к таким немарксистским и нелевым политикам, как О. Ланге (Польша), Г. Татареску (Румыния), З. Тильза (Венгрия), Ю. Паасикиви (Финляндия).

Но усиление конфронтации с Западом (по вине последнего), а также выбор многими несоциалистическими политиками Восточной Европы сугубо прозападной ориентации, подвигли Сталина взять курс на установление там господства коммунистических партий.

ПРОТИВ КРАСНОГО КИТАЯ

Не менее показательна политика Сталина на восточном направлении. Он был категорически против коммунистической революции в Китае. В замечательном исследовании А. Панцова "Мао Цзедун" приводится множество удивительных фактов, которые свидетельствуют о критическом отношении Сталина к китайским "товарищам". Так, после войны Сталин советовал Мао придти к мирному соглашению с националистами Чан Кайши. Он даже настоял на том, чтобы лидер китайских коммунистов поехал в город Чунцин на встречу с генералиссимусом Чаном. А вот с самим Мао Сталин встречаться упорно не хотел. И принял он его только после того, как тот пришел к власти и стал государственным деятелем.

Американцы же, напротив, сделали очень многое для победы китайской компартии. Еще в 1944 году Мао со товарищи вели активные переговоры с представителями США, во время которых они пообещали "проклятым империалистам" всевозможные уступки. В дальнейшем "штатники" очень даже основательно помогли маоистам: "Полугосударственная организация - Институт тихоокеанских отношений - практически определяла американскую политику в Китае в течение пятнадцати лет. Это влияние значительно способствовало поражению Чан Кайши. Например, в правительственные круги передавалась информация, изображавшая китайских коммунистов как демократов и "сторонников земельной реформы". В результате Чан Кайши было предложено ввести в состав правительства коммунистов. Когда он отказался, полностью были прекращены поставки из США. Разработанная институтом финансовая политика вызвала колоссальную инфляцию в Китае и массовое недовольство населения режимом Чан Кайши. Эта политика поощрялась министерством финансов под руководством Уайта и представителя этого министерства в Китае, Соломона Адлера...". (И. Шафаревич. "Была ли перестройка акцией ЦРУ?")

Для чего же американцам понадобилось помогать коммунистам? Все просто - им нужно было создать в социалистическом лагере некий второй полюс силы, который бы постоянно ослаблял СССР. Собственно говоря, в 60-е годы "красный Китай" как раз и стал таким вот полюсом. Дело чуть было не дошло до войны между двумя социалистическими державами. А уже в 70-е годы Мао пошел на открытое сближение с США. Сталин все это предвидел, вот почему он насколько можно саботировал победу китайской революции (хотя в то же время и был вынужден оказывать маоистам некоторую помощь - иначе его не поняли бы руководители зарубежных компартий).

Итак, очевидно, что с первых же лет советской власти Сталин выступал как последовательный прагматик, ставящий геополитические интересы страны превыше абстрактных и утопических идей.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6712



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме