Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русская провинция

Иеромонах  Даниил  (Сычев), Русское Воскресение

04.09.2007


Из истории села Спас-Телепнево …

Есть в российской провинции места неприметные, ни чем, на первый взгляд, не выделяющихся среди окружающих сел и деревень. Однако стоит только внимательно вглядеться в их историческое прошлое, как нам открываются интересные события, происходившие на этой земле. Часто они связаны не только с конкретной губернией или уездом, но и с некоторыми страницами из истории всего нашего Отечества. Таким является небольшое село Телепнево (Спасское), живописно расположившееся по берегам небольшой речки Менки, в трех километрах от автодороги Москва-Минск и в двадцати километрах от города Вязьмы, Смоленской области.

Свое начало и особую известность Телепнево получило при князе и воеводе, члене Боярской думы Иване Федоровиче Овчине Телепневе-Оболенском, который "имел в Вязьме богатый дом, а недалеко от города владел обширными поместьями,...куда этот вельможа приезжал для житья в свое удовольствие". В тридцатые годы XVI века Телепнев-Оболенский пользовался широким покровительством великой княгини Елены Васильевны, дочери литовского вельможи князя Василия Львовича Глинского и княгини Анны Глинской (урожденной Якшич). В 1526 г оду она стала второй женой великого князя Московского Василия III Иоанновича, прожившего двадцать лет в бездетном браке с Соломией Сабуровой. От этого брака у нее родились два сына - Иоанн (Грозный) и Юрий. После кончины Василия III она стала регентшей при малолетнем сыне Иоанне, фактически управляя государством в 1533-1538 годах. Через свою родную сестру Агриппину Федоровну Челяднину, "мамку" - воспитательницу великого князя Иоанна, Телепнев быстро смог приобрести исключительное влияние на великую княгиню. С первых дней своего пребывания на Московском престоле, Елена Васильевна, пользуясь поддержкой Телепнева-Оболенского и митрополита Даниила (Рязанца), решительно поддерживала самодержавную власть и отличалась твердостью. Она выбрала путь жесткого подавления всяческих притязаний Боярской думы. Так от управления сразу был оттеснен сын боярский Иван Юрьевич Шигона-Поджогин. Дмитровского князя Юрия Ивановича, начавшего "вборзе всякия неправды делати великому князю", посадили в темницу, где он умер от голода. Вскоре и князь Андрей Иванович Шуйский, обвиненный в подстрекательстве помещиков против центральной власти, и перезывании к себе на службу детей боярских, был арестован. В тюрьме скончался и наиболее близкий родственник Елены Васильевны - Михаил Глинский. В августе 1534 г ода были посажены в тюрьму князья Иван Федорович Бельский и Иван Михайлович Воротынский. Князья Симеон Бельский и Иван Лятский, бежали в Литву, пытаясь оттуда добиваться возвращения своих вотчин. Существует разное мнение о правлении великой княгини Елены Васильевны. Часто суровые меры, к которым прибегала великая княгиня Елена Васильевна, объяснялись обстоятельствами того времени. Они применялись только после тщательного расследования, а не под влиянием раздражения или гнева. Необходимо отметить, что многие решения Елены Васильевны были направлены исключительно на благо государства и во всем согласовывались с заветами предшественников ее сына - Иоанна IV. По свидетельствам современников, великая княгиня отличалась большой набожностью и благотворительностью. Она часто посещала монастыри и храмы, горячо молилась и раздавала щедрые милостыни.

При ней русские войска, под начальством Телепнева-Оболенского, успешно действовали против Сигизмунда короля Польского нападавшего на наши границы и желавшего отвоевать Смоленск, объединившись с крымским ханом. В сентябре 1535 года Иван Федорович отправил неприятелю грамоту, в которой писал, что война начата не Москвой и что "Государь наш, как есть истинный христианский Государь, и прежде не хотел и теперь не хочет, чтобы кровь христианская лилась, а басурманская рука высилась; хочет наш Государь того, чтобы христианство в тишине и покое было". После чего в 1537 году заключили перемирие на условиях, выгодных для Москвы.

Под конец правления великой княгини Телепнев-Оболенский носил титул конюшего боярина и был ее самым главным советником. Елена Васильевна "юная летами и цветущая здравием" умерла скоропостижно 3 апреля 1538 г ода, и предположительно отравлена "лихим зельем". Великий князь Иоанн очень любил Ивана Федоровича, но по малолетству не мог его защитить от недовольных бояр. Уже через неделю после кончины великой покровительницы, его заключили в темницу князья Шуйские, также имевшие свои вотчины в Вяземском крае, к северо-западу от села Туманова, на реке Касня. Князь Телепнев-Оболенский вскоре скончался от недостатка пищи и тяжести оков. Его сестру Агриппину сослали в Каргополь, где постригли в монахини. Историк Н.М. Карамзин характеризовал князя Телепнева как умного, деятельного, благородно честолюбивого человека, который не боялся оставлять столицу во время войн и хотел славы, но за дела, а не по милости государя.

Находясь под покровительством великой княгини Елены Васильевны, князь Телепнев-Оболенский вел себя в Вязьме и ее округе весьма вольно. Об этом вспоминается в "Житии преподобного Герасима, Болдинского чудотворца", составленном по древним преданиям в конце XIX века архимандритом Андреем, настоятелем Болдинского монастыря Смоленской епархии. В окрестностях Вязьмы, на правом берегу реки Бебри, стоял густой ольховый лес. В нем "с давних пор был притон воров, разбойников и всякаго рода буянов, которым правильная жизнь казалось невыносимой. Сюда собирались и из самой Вязьмы, и из окрестностей разные порочные люди, желавшие погулять и побезчинствовать на свободе, никого не стесняясь, в кругу товарищей, предавшись постыдной страсти к вину. Любил заглянуть в этот уголок важный в то время боярин Телепнев-Оболенский, имевший невдалеке от города поместье, ныне село Спас-Телепнево. Вместе с ним и без него заявлялись сюда разные мелкие бояре ("дети боярские"), которым представлялась безцветной честная, трезвая и трудолюбивая жизнь". Особенно "прославилась" под Вязьмой дворня Телепнева-Оболенского, которая, пользуясь долгими отлучками хозяина, грабила и убивала богатых и бедных на Смоленской дороге. "Разбойники предавались пьянству и другим порокам, не давали покоя ни прохожим, ни проезжим, бесчестя всех и грозя смертью каждому. Никто не осмеливался вступить в борьбу с бесчинствующими, имевшими в лице всесильного вельможи опору и поддержку". В 1536 году на Бебрю пришел из Болдино известный подвижник преподобный Герасим. Вскоре трудами преподобного "на месте грабежа, насилий и разврата возник приют молитвы, отречения от мира и собственности, покров чистоты и непорочности" - Иоанно-Предтечев монастырь.

Второе название "Спасское", село Телепнево получило по существовавшему здесь храму в честь Спаса Нерукотворенного Образа. В письменных источниках оно встречается и как Спас-Телепнево.

Описание прихода в Телепневе и события связанные с ним впервые встречаем в "Ведомости о состоянии Спасской церкви". В семидесятые годы XIX века ее составил священник Василий Никитич Чистяков. В начале XX века эти сведения, используя местные "изустные" предания, значительно дополнил его зять, священник Алексий Федорович Попов. В 1903 году он оправил в Смоленск свое "Историко-статистическое описание села Спас-Телепнева" известному историку-краеведу Ивану Ивановичу Орловскому, и оно сохранилось в областном архиве.

В своем исследовании, после XVI века, священник Алексий Попов обращается к "Историческому очерку города Вязьмы и его окрестностей" И.П. Виноградова. "В 1661 году к самым границам нашим пришло польское войско с намерением взять Вязьму, но, не дойдя до Вязьмы двадцати верст около нынешняго села Телепнева, неприятельское войско остановилось, чтобы отдохнуть и приготовиться к успешному нападению. Казалось, Вязьме и в это время предстояло испытать тяжелыя последствия польских разорений, каким она нередко подвергалась, но обстоятельства изменились в нашу пользу и, сильные верой в Бога, Вязьмичи приписали свое спасение от грозившей беды заступничеству Преподобнаго Аркадия. Вот что говорит об этом предание, записанное в житии Преподобного Аркадия: "...и видиша литовские вои, едуща на сером коне от Вязьмы юношу, а когда он подъехал к литовским полкам, многих литовских людей сек мечем, так что никто с ним не мог сразиться, причем запретил им идти на град Вязьму, говоря: "Если вы не послушаете меня, все погибнете; меч вы поясте гнева Божия". Когда же литовцы спросили: "Кто он такой, что так смел, сечь войска их?". Он ответил: "Я Аркадий, град этот - мое Отечество". Литовцы в страхе и смятении духа обратились в бегство, не будучи ни кем преследуемы, попирая друг друга".

Священник Алексий писал, что "...от эпохи польско-литовских нашествий здесь много осталось разсказов и легенд о том, как они ничего не щадили, выжигали и уничтожали целыя села и деревни; в полуверсте от села есть обширная площадь, поросшая сосонником и вся изрытая ямами, какия бывают под лагерными палатками. Об этой площади сохранилось предание, что якобы здесь был лагерь польских войск".

Незадолго до войны 1812 года один из Карабановых попал под суд из-за донесения, посланного в Санкт-Петербург военным губернатором Смоленска, графом, генералом от кавалерии С.С. Апраксиным, инспектировавшего в 1807 году дороги губернии. В частности он докладывал и о "беспорядках, произошедших по случаю исправления в Вяземской округе отведенного помещику Карабанову на участке через речку Ужицу моста и гатей". За Карабанова заступился губернский предводитель дворянства С.И. Лесли. В своем рапорте в Правительствующий сенат он просил "об освобождении от вопросов и уголовной палаты помянутого Карабанова, служащего ныне в милиции, также губернского землемера и уездного судью Карабанова, после долговременной и беспорочной службы доведенных помянутым военным губернатором под суд безвинно". После рассмотрения дела в Сенате, С.И. Лесли объявили выговор, "дабы он впредь подобных сему объяснений в напрасное затруднение Сената представлять не отваживался". В Смоленском архиве сохранился лишь "Список с указа Правительствующего Сената Смоленскому Губернскому Правлению", и чем закончилось это дело для Карабанова неизвестно.

В 1812 году село Спас-Телепнево, стоявшее на Старой Смоленской дороге, по которой проходили русские и французские войска, было свидетелем многих событий той Отечественной войны. До октябрьского переворота 1917 года и последующего разорения храма, в его библиотеке сохранялись некоторые свидетельства о нашествии неприятеля, отмеченные в рукописи отца Алексия Попова. "В минее за июль месяц на двадцать девятом листе в подстрочном замечании написано так: "1812-го было разорение от француза, в Москве был и возвратившись, - все - дома пожег и гуменныя строения и не оставил ничего кроме пепла, и была жизнь горькая народу, многих били. Записал села Спасскаго священнослужитель иерей Симеон Лукин, сын Конокотин, 1813-го года, иулия сего числа". В шнуровой расходной денежной книге за 1812 год в августе было записано так: "В оном месяце неприятелем похищено хранившихся в церкви кошельковых денег восемьдесят рублей. Священник Симеон Конокотин". Существует изустное предание, что церковь в 1812-м году была осквернена неприятелем, а именно, обращена в конюшню, каковое предание подтверждается следующею записью в той же шнуровой расходной денежной книге за ноябрь месяц 1812-го года. "К освящению церкви на исправление одежды на престол и прочия надобности издержано денег сорок рублей". И еще следующая заметка на метрической книге - копии рукою священника Конокотина: "Освящена церковь 1812-го года. Ноября 19-го протоиереем Филиппом Руженцевым со священником Симеоном Конокотиным, записал иерей Симеон для памяти". Все жители села и прихода пред нашествием французов, забрав свои пожитки и скот, удалялись в леса, которых возле села в то время было множество, и находились там все время кампании 1812 года; мужики и молодые ребята собирались партиями, вооружались, кто чем мог, подкарауливали отставшие отряды французов, били и преследовали их и брали в плен. О некоторых предводителях таких партий и их действиях в народе сохранилось не мало разсказов".

16-17 августа (ст. ст.) 1812 года через Телепнево в сторону Царево-Займища, где принял начальство над всеми армиями светлейший князь М.И. Голенищев-Кутузов, проходили 1-я и 2-я Западные армии (генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли и генерала от инфантерии князя П.И. Багратиона). 19 августа к Гжатску проследовали французы.

В ночь с 21 на 22 октября 1812 года у Телепнева останавливалась на ночевку колонна генерала от инфантерии М.А. Милорадовича. На рассвете 22 октября кавалерийские корпуса 4-й генерал-майора И.В. Васильчикова и 2-й генерал-майора Ф.К. Корфа, поддержанные пятью полками казаков, шедшие в авангарде колонны Милорадовича, выйдя проселками из села, через деревню Максимково, выдвинулись к Смоленской дороге в районе села Федоровское и деревни Мясоедово. Здесь около восьми часов утра начался знаменитый Вяземский бой с отступавшими соединениями французской армии. К сожалению, пехота, также ночевавшая у Телепнева, подошла значительно позже, не успев поддержать атаку кавалерии на этой позиции.

О неприглядных событиях тех лет, происходивших в Телепневе, в восьмидесятые годы XIX века писал журнал "Русский архив", поместивший "Рассказ смоленского диакона о нашествии 1812 года". После отъезда из Телепнева владельца усадьбы Петра Матвеевича Карабанова в ополчение, а его жены в Костромское имение "...сейчас же и начали мужики шалить: то тащут, то берут, другое ломают". Крестьяне ходили в господский дом и "делали, что хотели". В одной из комнат они ободрали клеенку, которой были оббиты стены. Один из крестьян хотел порубить топором хозяйскую карету. "Дерево на растопку годится, и еще кое-что повыберу из нее". Когда местный священник попытался остановить разбой, "мужик погрозил топором, добавив: "Я тебя на месте уложу тут. Я и Петра Матвеевича (барина) теперь не боюсь, пусть он покажется, и я ему брюхо распущу". Многие из крепостных Карабанова повторили то же самое. После изгнания неприятеля и возвращения хозяев в свои владения, в Вяземский уезд прибыл советник Тверской палаты гражданского суда Денисов. При объезде селений "вотчинные управляющие и головы докладывали ему о волнении крестьян". Провели расследование и в Телепневе. Виновные за творимые ими бесчинства соответственно были наказаны, а главные зачинщики преданы суду.

Карабановы (Коробановы) - русский дворянский род, начало которого восходит к XVI веку. Их предок Иван Андреевич Карабанов, по прозвищу Булгак, был воеводой в Великих Луках. Род Карабановых был внесен в VI часть родословной книги Смоленской, Московской и Рязанской губерний. "Историческое Родословие Дворян Карабановых" в конце XVIII века написал игумен Ювеналий (Воейков; 1729-1807 гг.), занимавшийся генеалогией русских дворянских родов, проживая на покое в Московском Новоспасском монастыре.

Петр Матвеевич Карабанов (1764-1829 гг.) - поэт и переводчик конца XVIII и первой четверти XIX века. Сын майора, родился в Смоленске (Смоленской губернии). Первоначальное обучение получил в доме архиепископа Тверского и Кашинского Платона (Левшина; 1737-1812 гг.), будущего митрополита Московского и Коломенского. Обучался в Тверской духовной семинарии и в семинарии Троице-Сергиевой лавры. В 1782 г оду поступил в Московский университет. После университета Карабанов в 1785 году был вначале определен на службу в Контору дворцовых строений, а затем - в канцелярию князя Потемкина. Петр Матвеевич дослужился до чина статского советника. Как поэт он сотрудничал с журналами: "Зеркало Света" (1786-1877 гг.), "Новые Ежемесячные Сочинения" ( 1791 г.), "Санкт-Петербургский Меркурий" ( 1798 г.) и "Новости" ( 1799 г.), где печатали его оды, сказки, басни и прочие сочинения. Игумен Ювеналий (Воейков) называл его "именитым стихотворцем", который всегда имел "в запасе несколько пьес на рождение, крещение, бракосочетание и кончину знатных особ обоего пола". Ему принадлежит популярная в конце XVIII - начале XIX века "Песня гренадерская", музыку к которой написал И.Е. Хандошкин. Карабанов перевел трагедию "Альзира" Вольтера, выдержавшую три издания. Петр Матвеевич был известен среди писателей старой школы, объединявшихся вокруг Шишкова. За свои литературные труды в 1807 году Карабанов был избран в члены Российской Академии. С 1811 г ода он принимал участие в заседаниях литературного общества "Беседа любителей русского слова". Карабанов перевел с французского языка: "Инженерная наука в производстве работ при укреплениях и архитектура гражданская" Белидора ( 1802 г.) и "Утешение христианина, или побудительные причины к упованию на Бога в различных обстоятельствах жизни" аббата Роассара ( 1806 г.). Вместе с Г.Р. Державиным, А.С. Никольским и А.С. Хвостовым, как член Российской Академии, П.М. Карабанов участвовал в составлении словаря и в переводе "Ликеи" Лагарпа, воспитателя великих князей Александра и Константина Павловичей. В 1801 и 1812 годах изданы стихотворения Карабанова "нравственные, лирические, любовные, шуточные, смешанные, оригинальные и в переводе".

О храме села Телепнево. Достоверно неизвестно, существовала ли церковь в то время, когда селом владели князья Телепневы-Оболенские. Об этом не сохранилось никаких преданий. Вероятно, что деревянный храм в поместье стоял, но его сожгли или разрушили польско-литовские отряды, часто разорявшие эти края. Читаем в "Историко-статистическом описании села Спас-Телепнева": "Действительное же существование церкви известно гораздо позднее, а именно с 1698 года. Она была построена вскоре после польско-литовскаго нашествия, известнаго в народе под именем "Пацова разорения"; селом в это время владели уже не Телепневы-Оболенские, а господа Карабановы. Первоначальный деревянный храм был построен в 1698 году стольником Феодором Михайловичем Карабановым на отведенной из помещичьей дачи под церковь и кладбище земле на том месте, которое прежде называлось "Ведерники". Церковь здесь господин Карабанов построил, как гласит предание, в то время когда перенес в Телепнево свою резиденцию из разореннаго литовцами и поляками села Князь-Иванова, находившагося от Телепнева в трех верстах к северо-востоку.

О построении церкви сам ктитор господин Карабанов написал в хранящемся в церкви и по настоящее время большом часослове, изданном в Москве 1688 года, на обороте 134 листа, против 18 числа октября, у края печати, так: 7206 года/ 1698 года от сотворения мира обложена церковь Божия Спаса Нерукотвореннаго Образа в сельце "Ведерниках", что ныне село Спасское; подписал я стольник Феодор Михайлович Карабанов своею рукою, ради памяти детям своим". Подобная же надпись есть и в июльской минее под 25 числом на 281 и 282 листах в подстрочиях следующаго содержания: "1698-го года село Спасское началось, прежде была церковь деревянная, строена и обложена в сельце "Ведерниках"; а ныне село Спасское Господином стольником Феодором Михайловичем Карабановым. Октября 18 дня и при оном селе были священники - первый Василий, Стефан, Андрей, Михей, Лука, по сей 1805-й год, и оная запись самая справедливая. Писал и подписал того же села местный священник Симеон Лукин сын Конокотин, 1805 года, августа 20 числа".

Деревянная церковь, возведенная в 1698 году, была освящена в честь Перенесения из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа (празднование 16/29 августа н.ст.). К середине XVIII века она обветшала и была разобрана, а на ее месте к 1755 году поставлена новая, с тем же престолом. "Каменная сия церковь построена тщанием и иждивением Лейб-гвардии порутчицы вдовы Маргариты Феодоровны Карабановой, невестки ктитора... Иконостас в нее был перенесен из прежней деревянной церкви; табли его были окрашены зеленою краскою и украшены местами старинною резьбою с позолотою. В нем было много резных икон, из которых некоторыя и доныне (1903 г.) сохранились, как-то: резной, особенно чтимый прихожанами образ Спасителя в сидячем положении с терновым венцом на главе и по сторонам его Божия Матерь и Иоанн Богослов в стоячем положении, тоже резныя. Эти иконы до 1847 года находились близ иконостаса, с левой стороны арки, в высеченном в стене углублении, как бы в темнице, а ныне находится в церковной паперти, в таком же высеченном в стене углублении за стеклом. Еще сохранилась глава Святаго Иоанна Предтечи и Крестителя Господня на блюде, тоже в футляре за стеклом и крест с распятием на нем Спасителем - тоже резной. При построении каменной церкви была выстроена и трапеза деревянная; колокольни же в то время построено не было, и колокола временно помещались возле церкви на деревянных столбах. В 1774-м году вокруг церкви тою же Маргаритою Феодоровной Карабановой выстроена каменная ограда, которая занимала места гораздо менее чем занимает ограда ныне существующая".

В 1792-1800 годах сын Маргариты Федоровны, надворный советник Петр Васильевич Карабанов провел работы по перестройке храма. Священник Алексий писал: "Вместо бывшей дотоле деревянной трапезы была устроена каменная и к ней пристроена высокая каменная же колокольня, существующая и по настоящее время; в настоящую церковь, вместо прежняго иконостаса, взятаго из старой церкви, был поставлен новый вызолоченный на полименте с новыми иконами, кроме двух местных особенно чтимых - Спаса Нерукотвореннаго Образа и Владимирской Божией Матери, которыя остались от прежняго иконостаса и на которыя он в то же время сделал серебряныя вызолоченныя ризы. Церковь покрыл белым листовым железом и купил три новых колокола на колокольню". В начале XX века на колокольне висели шесть колоколов: самый большой весил 109 пудов, второй - ночной и повседневный - 27 пудов 24 фунта; остальные: 13 пудов 22 фунта, 6 пудов 30 фунтов, 4 пуда 10 фунтов и 1 пуд 32 фунта. Все колокола были правильно подобраны и имели довольно приятный звук, особенно трезвон во все колокола отличался музыкальностью и гармоничностью.

На средства вдовы генерал-майорши Анны Павловны Карабановой в 1844-1850 годах между церковью и колокольней был построен правый теплый придел в честь Смоленской иконы Божией Матери "Одигитрия". До 1844 года весь храм был холодный и с одним престолом в честь Нерукотвореннаго Образа Спасителя. Освящен он 26 августа 1850 года по благословению преосвященного Тимофея (Вещезерова; 1782-1862 гг.), епископа Смоленского и Дорогобужского "местным благочинным священником города Вязьмы отцом Сергием Бобровым с прочим духовенством".

Левый теплый придел в честь праздника Богоявления Господня устроен в 1869-1872 годах, при священнике Василии Чистякове на средства приходского попечительства. По благословению преосвященного Иоанна (Соколова; 1818-1869 гг.), епископа Смоленского и Дорогобужского, придел освящен 7 октября 1872 года игуменом Болдина монастыря Авраамием (братом о. Василия). Совместно с "местным благочинным отцом Иоанном Поповым и священниками: местным Василием Чистяковым, села Успенскаго - Афанасием Сухановым и села Новаго - Иосифом Ильенковым и диаконом села Вырубова, Гжатскаго уезда Иоанном Чистяковым". Иконостасы обоих теплых приделов были выкрашены красной краской, а резные царские врата - вызолочены червонным золотом.

В 1870 году Спасский храм имел по штату: священника, дьячка, пономаря и сверх штата - диакона. Входил он в состав Федоровского благочиния, находившегося в 10 верстах в селе Федоровском.

При церкви было 36 десятин 2332 сажен земли, из них: 4 десятины - усадебной, 27 - пахотной, 3 - сенокосной и остальное - неудобий. На церковной земле стояли деревянные дома для священноцерковнослужителей. При храме был каменный флигель, строительство которого начал около 1810 года Петр Васильевич Карабанов, но смерть помешала ему, и здание стояло долго недостроенным. В 1851-1860 годах по разрешению епархиального начальства флигель был достроен священником Василием Чистяковым, накрыт тесом и отделан. По окончании работ в нем разместилась сельская церковно-приходская школа, наставником в которой безвозмездно трудился отец Василий. По его инициативе были открыты церковно-приходские школы в селах: Шуйское, Горки, Леонтьево. При храме под председательством отца Василия существовало приходское попечительство. "За усердныя и значительные в пользу сиротского училища денежные пожертвования" в 1859 году ему преподано Архипастырское благословение. В память войны 1853-1856 годов он был награжден наперстным бронзовым крестом на Владимирской ленте. Скончался отец Василий Чистяков в 1877 году и погребен в Спас-Телепневе.

В 1878 году в Спас-Телепневе родился Михаил Еремеевич Орлов, будущий священник, служивший в 1930 годы в Преображенском храме села Ольша, Руднянского района. В ноябре 1937 года отец Михаил был арестован сотрудниками Руднянского РО УНКВД и отправлен в Смоленскую тюрьму. Решением тройки УНКВД Смоленской области от 16 ноября того же года он осужден по статье 58-10, и 27 ноября расстрелян. Реабилитирован отец Михаил 27 марта 1989 года Прокуратурой Смоленской области.

В середине XIX века на кладбище "владельцем села генерал-майором Карабановым над гробом его родителя и сродников, где и сам по завещанию погребен" была построена каменная часовня.

Карабановыми в XVIII веке были построены два каменных храма в селе Ново-Никольском, Вяземского уезда. Первый в честь святителя Николая чудотворца с приделом во имя Тихвинской иконы Божией Матери и колокольней возведен на господской земле, на средства Иакова Васильевича Карабанова в 1786 году. Второй - кладбищенский в честь Трех святителей Петра, Алексия и Ионы, устроен в 1796 году Петром Васильевичем Карабановым. В некоторых источниках утверждается, что в первой половине XIX века в Ново-Никольском в собрании П.Ф. Карабанова сложилась большая коллекция портретов государственных деятелей и военноначальников, которая была завещана им Румянцевскому музею в Москве. Павел Федорович Карабанов (1767-1851 гг.) - премьер-майор, известный коллекционер, внук генерал-поручика Леонтия Михайловича Карабанова (1703-1775 гг.). Служил в Преображенском полку. С 1789 года Павел Федорович проживал в Москве, занимаясь "собиранием предметов древности и различных преданий и разсказов о прошлом русского государства". Его записки опубликованы в "Чтениях Московского общества истории и древностей" и "Русской старине".

По данным, приведенным в "Списке населенных мест Смоленской губернии по сведениям 1859 года" во владельческом селе Спасском (Телепневе), находящемся в Успенской волости, по Московскому почтовому тракту, в 20 верстах от уездного города, в 15 верстах от становой квартиры, при речке Менке, было 32 двора, жителей: 168 мужского пола и 205 женского. Одна православная церковь. Училище (школа). Богадельня.

В 1870 году в селе Спас-Телепневе был 51 двор и 236 жителей. К Телепневскому приходу относились следующие деревни: Хотино, Бобрище, Курьяново, Боранцево, Казаково, Вепрево, Коноплянки, Арешково, Рославцы, Головлево, в которых было 198 дворов и 1354 жителей. На содержание храма из казны выделялось 168 рублей серебром. В конце XIX века священник получал жалование 108 рублей в год и псаломщик 36 рублей. Из отчета о деятельности Спас-Телепневского церковного попечительства известно, что в 1890 годы в церковной библиотеке имелось более 250 экземпляров разных книг и брошюр религиозного содержания, которые предлагались прихожанам для чтения, особенно в зимние, праздничные дни. В конце XIX века планировалось силами прихода: провести ремонт стен и кровли храма, а также ограды; перекрыть крышу на церковно-училищном доме, заменить в нем полы, подновить штукатурные стены и потолки. Председателем попечительства был священник Алексей Попов. Его постоянными членами: старшина Успенской волости, крестьянин Дмитрий Иванов и церковный староста, крестьянин Петр Осипов. В этот же период в одиннадцати селениях Спасского прихода, отстоящих друг от друга в полутора-десяти верстах, проживали 741 человек мужского пола и 803 женского.

Согласно второму изданию "Списка населенных мест Смоленской губернии", в 1904 году в селе Спас-Телепнево Успенской волости, было 53 двора, жителей: 162 человека мужского пола, 186 женского. Церковь, земская школа; две мелочных и одна винная лавка. Кроме того, в это время в "Полном географическом описании нашего Отечества", в Спас-Телепневе упоминаются богадельня и конный завод принадлежавший А.Я. Липскерову.

Подробное описание Телепнева в начале XX века дано у священника Алексия Попова. Село "расположено в красивой, живописной, гористой местности, на берегу речки Менки или "Менце" (по старинному названию), соединяющейся близ самаго села с рекой Жижалой, которая в тридцати верстах от села впадает в Угру. Река Менка разделяет село на две половины или слободы: первая, стоящая на более высоком берегу Менки ныне носит название "Поповки", среди нея стоит высокий и обширный храм в честь Нерукотвореннаго Образа Спасителя. Храм окружен каменною оградою. На западной стороне от храма находится женское училище - школа грамоты - и дома священноцерковнослужителей, а сейчас же за домами, за глубоким оврагом, - большая красивая роща, в правой стороне которой находится общее местное приходское кладбище, окруженное с трех сторон канавой, с четвертой северной - рекою Менкою и обсаженное березками. К востоку от храма - старинная владельческая усадьба с большим каменным господским домом и другими флигелями и постройками, за которыми тянется большой фруктовый сад и парк, выращенный столетиями. Ранее имение это принадлежало ктиторам и благотворителям местнаго храма дворянам господам Карабановым и находилось в цветущем состоянии. После них оно побыло в руках купцов и евреев, которые старались вытянуть из него все соки и постепенно привели его в упадок. Теперь оно принадлежит издателю газеты "Новости дня" господину Липскерову и приводится им в лучшее состояние". Абрам Яковлевич Липскеров (р. 1848 г.) был известным московским журналистом и издателем. В 1883 г оду он основал в Москве газету "Новости дня", получившую широкое распространение. С 1891 г ода стал издавать "Новости иностранной литературы", а с 1892 года - "Семью", как приложение к "Новостям дня". С 1916 года проявил себя как поэт его сын Константин Абрамович Липскеров (1889-1954 гг.). В своих лирических произведениях он был "чрезвычайно далек от революционной современности", и неоднократно подвергался критике за "типичное эпигонское творчество". В 1922 году в книге классических сонетов "День шестой", отмечался "чрезвычайно сильный элемент стилизации на библейские и античные темы". Кроме стихов Липскеров написал несколько пьес, из которых наиболее известна была "Морская горошина". Ему также принадлежал вариант текста к опере "Карменсита и солдат" Бизе, ставившейся в музыкальном театре имени Немировича-Данченко.

Далее о Телепневе священник Алексий писал: "На другой, менее возвышенной стороне Менки расположилась крестьянская слобода, которая тянется почти в одну линию, занимая пространство до первой версты. С левой стороны слобода оканчивается небольшой, но красивой частно-владельческой усадьбой, двумя красивыми флигелями и другими хозяйственными постройками и садом. Эти две усадьбы придают селу весьма красивый и живописный вид. Весною и летом село утопает в зелени и садах".

Из кратких сведений о земской школе Спас-Телепнева, образованной в 1879 году известно, что в декабре 1880 года в ней было 33 учащихся. На ее содержание 105 рублей в год давало Вяземское уездное земство и 90 рублей церковное попечительство. В 1897 году в школе было 46 учащихся. В пяти верстах от села находилась школа грамоты с 41 учащимся. В ней, вероятно, преподавал исполняющий должность псаломщика Спасской церкви Дмитрий Дмитриевич Бонич, имевший звание учителя народных школ. В 1907 году учительница школы А. Розанова направляла в Вяземскую земскую управу письмо, в котором сообщала о состоянии старой школы и желании местных крестьян построить напротив храма новое здание. В 1913-1914 учебном году в школе было 73 учащихся, из них 19 девочек. Преподавали две учительницы и закон Божий священник Спасского храма о. А.Ф. Попов. Попечителем школы был К.И. Иваницкий.

В августе 1912 года через Спас-Телепнево проходил крестный ход со Смоленской иконой Божией Матери "Одигитрия" Надворотной из города Смоленска на Бородинское поле, где проходили торжества посвященные столетию Отечественной войны 1812 года.

Революционные события 1917 года резко изменили состояние жизни в этих местах. Уничтожение землевладельцев и постепенное разорение крестьянства привели к практически полному опустению некогда богатых деревень.

Согласно описи, хранящейся в документах административного отдела Вяземского исполкома, в 1921 году в селе Телепневе стояла одна каменная церковь, в ветхом состоянии, требующая ремонта; престолов - 3, колоколов - 6, икон в алтарях - 16, в иконостасах - 112, в разных местах храма - 50. В ветхом состоянии находилась и каменная часовня. В опись комиссией были включены: один ветхий церковный каменный дом и деревянные амбар, сарай и навес.

С начала 1922 года Телепневский приход входил в состав Вяземского викариатства Смоленской епархии, возобновившего свою деятельность при епископе Венедикте (Алентове), расстрелянном в 1937 году. Изъятие церковных ценностей проведено в Спасском храме 18 мая 1922 года. В этот день из церкви взяты серебряные богослужебные предметы: крест малый, внутри с крестиком; дарохранительница; потир с полным прибором; три обложки с Евангелий; шестнадцать накладок и четыре ободка от Евангелий. Всего вес серебра составил 8 фунтов и 21 золотник. Несмотря на просьбы священника Попова, и церковного старосты Н. Фотиева в церкви оставлен лишь малый медный сосуд, употреблявшийся ранее для причащения больных.

В ноябре 1924 году церковь в селе Спас-Телепнево включена в список религиозных обществ, отосланных для регистрации в Административный отдел Губисполкома. Документы направлялись в Смоленск за подписью начальника Управления Вяземской рабоче-крестьянской милиции. С 1930 года Спасская церковь использовалась под школу. По воспоминаниям местных жителей храм был взорван немецко-фашисткими оккупантами при отступлении в марте 1943 года. Вяземский район освобожден от неприятеля 12 марта 1943 года. Руины разобраны местными жителями.

Уже в 1970 годы детей школьного возраста из Телепнево возили автобусом в Успенскую школу, где они проживали в интернате. К концу XX века храм, часовня и все усадебные постройки были полностью разрушены. Сохранились два небольших, одноэтажных каменных здания, предположительно принадлежавших приходу. На территории парка долгие годы располагалась детская база отдыха, также прекратившая свое существование. В 2007 году в деревне Телепнево, Ермолинской сельской администрации проживало семьдесят человек местных жителей. У уроженцев данных мест появилось желание расчистить основание бывшего храма, установить на них памятный крест. И этот небольшой, первый шаг может стать началом, если не возрождения, то сохранения православных традиций старинного Телепнева.



Литература и источники:

1. Архимандрит Андрей. Житие Преподобного Герасима, Болдинского чудотворца. М., 1893.

2. Виноградов И.П. Исторический очерк г. Вязьмы с древнейших времен до 17 века (включительно). М., 1890.

3. Вороновский В.М. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии. СПб., 1912.

4. Иванов М.В. Смоленский край: история музейной деятельности на материалах частных собраний, выставок и музеев (конец XVIII - первая треть XX века). Смоленск, 2005.

5. Книга памяти жертв политических репрессий. Смоленский мартиролог. Т. 4. Смоленск, 2004, с. 265.

6. Лесли О.Н. Лесли в войне 1812 года. Смоленск, 2005

7. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Смоленская губерния. Сост. М. Цебриков. СПб., 1862.

8. Памятная книжка Смоленской губернии. Смоленск, 1878.

9. Памятная книжка Смоленской губернии. Смоленск, 1898.

10. Подмазо А.А. Большая Европейская война. 1812-1815. Хроника событий. М., 2003.

11. Россия. Полное описание нашего отечества. Т. 9. Верхнее Поднепровье и Белоруссия. Под ред. П.П. Семенова. СПб., 1905.

12. Русский биографический словарь. Т. И-К. Репринт. М., 1994.

13. Смоленские епархиальные ведомости (СЕВ). Маршрут Смоленской иконы Божией Матери. Смоленск. N 11, 1912.

14. СЕВ. N 21. О деятельности Спас-Телепневского попечительства. Смоленск, 1895.

14. СЕВ. Адрес-календарь Смоленской епархии. Смоленск, 1897.

15. Смоленское земство и народное образование. 1865-1918 годы. Сборник материалов ГАСО (Государственного архива Смоленской области). Смоленск, 2004.

16. Сперанский И. Деятели Смоленского края на пользу церкви, общественной благотворительности, науки и народного образования. СЕВ. N 13, 1899.

17. Смоленская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 г. СПб, 1868.

18. Список населенных мест Смоленской губернии. Смоленск. 1904.

19. ГАСО. Ф. 391, оп. 1, д. 3. Фонд И.И. Орловского. Историко-статистическое описание села Спас-Телепнева (1903 г.).

20. Филиал Государственного архива Смоленской области в г. Вязьме. ФГАСО (г. Вязьма). Ф.81. оп. 1, св. 2, д. 12. Ведомости о церквях Вяземского уезда. Спас-Телепнево. Ново-Никольское ( 1870 г.).

21. ФГАСО (г. Вязьма). Ф. Р-596, оп. 1, св. 4, д. 53. Опись имущества церкви в с. Телепневе ( 1921 г.).

22. ФГАСО (г. Вязьма). Ф. 596, оп. 1, св. 24, д. 295 (быв. д. 51). Отдел управления Вяземского уездного исполнительного комитета. Акты осмотров церковных ценностей и сведения об изъятии за 1922-1923 гг.

23. ФГАСО (г. Вязьма). Ф. 739, св. 3, д. 22. Список церквей отосланных на регистрацию ( 1924 г.).

Автор благодарит сотрудников Вяземского архива, Скопина В.В. (г. Москва) и Степченкова Л.Л. (г. Смоленск) за оказанную помощь при подготовке данной статьи.

http://www.voskres.ru/school/daniil.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме