Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Все, как на войне (II)

Станислав  Гончаренко, Фонд стратегической культуры

25.08.2007

Часть I

Единственный способ сохранить территориальную целостность нашей страны - это ускоренное заселение востока России на базе его интенсивного и комплексного хозяйственного освоения.

Еще сто лет назад видный общественный деятель России князь А.Г. Щербатов утверждал: "Густое население на восточных окраинах Империи закрепит их за Россией более, чем трехсоттысячная армия и дорогостоящие крепости". Если учесть, что этот регион России обладает гигантскими, мирового значения запасами природных ресурсов и огромным жизненным пространством, становится понятной надвигающаяся угроза территориальной целостности России, исходящая и от Китая, и от США, и от Японии.

Важность хозяйственного развития указанных регионов с целью противодействия возможной экспансии возрастает по мере роста ресурсного дефицита в развитых и развивающихся странах. Сибирь и Дальний Восток же по залежам полезных ископаемых и лесным богатствам представляют собой заманчивую мировую кладовую. Здесь сосредоточено 85% основных природных ресурсов России. По отдельным видам сырья показатели относительно мировой базы составляют 20%, 50% и т.п. Для стран, испытывающих ресурсный дефицит, подступиться к таким богатствам заманчиво. Еще 28-й президент США Вудро Вильсон остро сожалел о том, что России достался "главный приз в истории человечества - Сибирь". В прессе США уже появились пробные пропагандистские шары о возможности выкупить малозаселенную, слабо хозяйственно освоенную территорию Сибири за 4-5 трлн. долл., и таким образом повторить прецедент продажи Россией Аляски.

В то же время необходимо учесть, что хозяйственному развитию территорий всегда предшествовало и потом сопровождало его дорожное строительство. Пограничная Транссибирская магистраль была проложена исключительно для сохранения восточных территорий России путем их заселения русскими, активизации хозяйственной деятельности, несмотря на значительные экономические трудности страны и вопреки противодействию на всех уровнях власти. Именно в полосе Транссиба развернулось основное расселение, создание промышленных центров.

Учитывая стратегические интересы России, ее безопасность, следует исключить предлагаемое заимствование зарубежной практики массового завоза рабочей силы для выполнения тяжелых и неквалифицированных работ. Этот вид миграции обостряет обстановку на рынке труда, особенно в условиях недостатка рабочих мест для граждан России, ведет к оттоку финансовых ресурсов из России. Однако главная угроза национальной безопасности России кроется в массовом въезде и закреплении на территории страны иностранных граждан.

Сторонники завоза иностранной рабочей силы пытаются мотивировать это тем, что Россия в настоящее время не имеет демографического ресурса для масштабного переселения населения в отдаленные и экстремальные по условиям проживания районы. Для усиления доводов в пользу массового привлечения иностранной рабочей силы приводятся расчеты, по которым при отсутствии иммиграции в Россию (нулевой миграционный прирост) для сохранения пропорций между трудоспособным и нетрудоспособным населением страны на нынешнем уровне к середине века возраст выхода на пенсию для россиян необходимо будет установить в 73 года (для мужчин и женщин).

Исходя из этого, делается заключение, что "при определенно позитивных тенденциях, внешняя для России миграция только на 24% восполняет естественную убыль населения". По расчетам, выполненным Отделом народонаселения Секретариата ООН, для поддержания стабильной численности населения России в течение следующих 50 лет необходимо около 500 тыс. "чистой иммиграции" в год, т.е. в сумме 25 млн. человек. В целях привлечения иммигрантов в Россию сторонниками этой позиции предлагается даже сопровождать ввоз иностранцев их натурализацией. Это предложение - самое опасное для национальной безопасности России. Оно неизбежно приведет к проблеме, аналогичной негритянской в США, турецкой в Германии, афро-азиатской в Англии, арабской во Франции, албанской в Италии и т.д. Развитые страны уже не в состоянии разрешить этнические конфликты сейчас и на обозримую перспективу. Подобные рекомендации провоцируют депопуляцию российского населения, нарушают этническое единство народа, 85% численности которого составляют русские. Поэтому миграционная стратегия России должна не просто избегать привлечения иностранной рабочей силы массовых профессий, но противодействовать ей.

Что касается демографического кризиса, отрицательно влияющего, в том числе и на возможность заселения отдаленных районов, то оздоровление демографического положения должно проводиться по проверенным веками схемам, в основном, за счет мер поддержки рождаемости. Так, например, происходило в Югославии после Второй мировой войны. В США за десять лет численность населения была увеличена на 30 млн. человек и запланирован к 2050 г. беспрецедентный для развитой страны прирост еще на 75 млн. человек. Это логически стыкуется с высказываниями о возможных торгах за восточные территории России.

России в этой ситуации, с учетом надвигающихся угроз, не остается иного выхода, как повторить свой собственный опыт, когда с 1864 г. по 1897 г. численность Центральной России увеличилась в полтора раза. Доля населения России среди жителей земного шара на 1913 год составляла 10,2%. Вот к чему должна стремиться Россия сейчас. Для избежания демографической трагедии в России должна быть сформирована и реализована национальная Доктрина роста численности населения, с отдельной составной частью по Сибири и Дальнему Востоку.

В основу последней должны быть положены три стратегических направления:

- снижение оттока адаптированного к местным климатическим условиям населения из восточных регионов страны,

- формирование мощного миграционного потока на восток,

- создание в Сибири и на Дальнем Востоке социально-экономических условий для интенсивного (более 2%) естественного прироста населения на национальной основе. Этот параметр должен быть выше, чем в целом по стране.

Основным направлением для решения третьей стратегической задачи является снижение занятости женщин в общественном производстве. Это условие было и остается определяющим во всем мире, во все времена. Женщине должна быть предоставлена возможность выбора - трудиться в общественном производстве или воспитывать детей с условием материального обеспечения в обоих случаях.

Такая постановка вопроса накладывает особые требования на интенсивное развитие малолюдных технологий в Сибири и на Дальнем Востоке, особенно на тяжелых и рутинных работах, на активизацию инновационной политики. Но именно это является обязательным и по причине своеобразия климатических и пространственных особенностей этого региона и в силу того, что именно эти виды работ наиболее просто поддаются автоматизации.

Что касается начального этапа - приостановки оттока населения из восточных и северных территорий страны - то это целиком относится к области социальных гарантий. Следует особо отметить тот факт, что на настоящий момент сложились объективные возможности для формирования организованного миграционного потока. Это связано со значительным миграционным резервом, возникшим в результате отрицательного в целом явления - спада промышленного производства в стране, появления безработицы, вынужденного перехода значительной части квалифицированных работников в разряд неквалифицированной рабочей силы (охранники, подсобные рабочие и т.д.). Поэтому Россия в настоящий момент имеет не только насущную потребность в упорядочении целенаправленных миграционных процессов, но и принципиальную возможность их реализации. Именно такой подход должен стать конструктивной альтернативой привлечению иностранной рабочей силы на территорию России.

Для реализации восточной миграционной стратегии России могут быть использованы различные социально-экономические стимулы, в том числе льготы по проезду, подъемные для обустройства переселенцев в этих районах. Финансирование по указанным статьям должно закладываться в стоимость тех инвестиционных проектов, для реализации которых будут организовываться миграционные потоки. Для закрепления населения в регионах перспективного развития представлялось бы оправданным снизить процент подоходного налога с работающих, увеличить пенсионные пособия ветеранам. Кроме того, полезным могло бы явиться введение районных повышающих коэффициентов к заработной плате и пенсии, соответствующих объективно более дорогому прожиточному минимуму, а также создание здесь особо благоприятных условий для материнства и детства и т.п. Для отработавших договорный срок трудящихся, желающих уехать в другие регионы страны, должна быть предоставлена льгота, например 90% компенсация строительства жилья по новому месту жительства.

Значительному повышению численности работоспособного населения, людей самого репродуктивного возраста, могли бы способствовать благоприятные условия для добровольного расселения в восточных регионах вынужденных переселенцев из стран СНГ. Хотя необходимо учесть и то, что чем меньше становится пророссийская диаспора в странах СНГ, тем слабее политические позиции России на постсоветском пространстве в целом. Высвобождающуюся нишу занимают представители третьих стран, не являющиеся проводниками российских интересов.

Стратегия освоения Сибири и Дальнего Востока вынудит внести уточнения в федеральные программы трудовой занятости, особенно в отдаленных и депрессивных районах, строительства там жилья, в том числе для переселенцев с Севера. Должны будут оставлены за рамками рассмотрения проекты по целенаправленному отселению безработных тружеников из районов с перспективными сырьевыми запасами, в первую очередь таких, как Воркута, Норильск, Сусуман. Зарубежные инвесторы готовы оплатить эти проекты по 10 млн. долл. каждый, но для России реализация этих проектов грозит ущербом в стратегическом плане.

По всей видимости, требуется дополнительный анализ необходимости ликвидации 380 населенных пунктов на Севере и т.д. "Схема регионального расселения по территории Российской Федерации до 2005 г." будет не только востребована, но в нее придется вносить коррективы по росту перспективной численности жителей в ускоренно развивающихся регионах Дальнего Востока и Сибири. Сейчас необходимо разработать новую Генеральную схему расселения в России с учетом требуемых демографических перспектив, нового размещения производительных сил по территории страны и рассматривать это как упреждающий шаг по отношению к обозначившимся вызовам и угрозам глобализации.

Насколько климат и природные условия зоны БАМ, Транссиба, Крайнего Севера, а также Горного Алтая, Тувы и других, приравненных к ним территорий России, пригодны для постоянного проживания, показывает опыт сходных по природным и климатическим условиям некогда малозаселенных и отсталых северовосточных территорий КНР. То, что при благоприятных экономических и социально-бытовых условиях население готово длительное время и даже постоянно проживать на Севере, доказывает отечественный и зарубежный опыт, в том числе северных городов России - Мурманска, Архангельска, Норильска и др., а также Аляски, северных провинций Канады. Особенно это касается своеобразного "оазиса" амурской поймы (Комсомольск-на-Амуре и Амурск), окруженной горными рельефами. Интегральная оценка дискомфортности Комсомольска-на-Амуре сопоставима с Новосибирском -165 баллов (по методу Л.Амлена) и значительно лучше, чем у Братска (235 баллов) или Сургута (267 баллов). Комсомольская агломерация представляет надежную опорно-тыловую базу Севера.

В связи с необходимостью развития градостроительства в восточных регионах страны при их транспортно-промышленном освоении заслуживает внимания позиция ученых ЦНИИПГрадостроительства Е.М.Маркова и других, выдвинувших в свое время проблему "обеспечения равных комплексов благоприятных условий жизнедеятельности на компенсационной основе, а не на уравнительной". Равенство условий проживания может быть достигнуто лишь путем обеспечения сбалансированного равновесия достоинств и недостатков проживания в той или иной зоне России.

Вполне естественны и встречные требования, при которых стройная система поселений на всей территории Востока и Севера России потребует соответствующей системы транспортной связи между ними. Транспортные связи должны обеспечивать активные хозяйственные отношения между регионами России. Это важно не только с экономической точки зрения, но и с той позиции, чтобы крупные города и отдельные регионы (особенно на окраинах России) не превращались в анклавы других государств, ибо последнее создает угрозу усиления сепаратистских тенденций и распада страны. Насколько трудно становится субъекту Российской Федерации, имеющему затрудненные транспортные связи с другими российскими регионами страны, наглядно показывает пример Калининградской области.

Поэтому первоначальная цель развития транспортных связей - это способствовать развитию внутригосударственного экономического пространства, препятствовать развалу единого хозяйственного комплекса как основы экономического могущества России.

Станислав Степанович ГОНЧАРЕНКО - Президент Евроазиатского транспортного инновационного центра

http://www.fondsk.ru/article.php?id=917



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме