Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Cудьба Тихвинской иконы Божией Матери в период II Мировой войны и в первые послевоенные годы

О.  Копылова, Седмицa.Ru

16.07.2007

Чудотворный Тихвинский образ Божией Матери в ризе
Чудотворный Тихвинский образ Божией Матери в ризе
Чудотворная Тихвинская икона Божией Матери - одна из самых известных православных святынь. На протяжении нескольких веков она почитается православными верующими как защитница Русской земли. По преданию, этот образ был написан евангелистом Лукой и послан им вместе с Евангелием и книгой Деяний Апостольских в Антиохию к принимавшему христианство державному Феофилу. После его кончины икону перенесли в Иерусалим, а оттуда в V в.- в Константинополь, где в ее честь воздвигли храм, известный под названием Влахернского. В 1383 г. икона исчезла из храма и тогда же явилась на Руси, в маленьком городе Тихвине. Там для нее устроили сначала деревянный, затем каменный храм, а в 1560 г.- мужской общежительный монастырь. Bсе последующие века икона пребывала в Большом Тихвинском монастыре. Почитание ее было столь велико, что в Успенском храме, где она покоилась, было сделано особое окно, через которое паломники могли видеть чудесный образ и молиться ему в те часы, когда храм закрыт.

После Октябрьской революции 1917 г. Свято-Успенский Большой Тихвинский мужской монастырь, главной святыней которого являлась чудотворная Тихвинская икона Божией Матери "Одигитрия", разделил печальную участь многих русских обителей: в 1924 г. он был закрыт, а в конце 1920-х гг. был вновь открыт в обновленческой ориентации [1]. В годы Великой Отечественной войны икона не была эвакуирована в глубь страны и в 1941 г. попала в руки немецко-фашистских оккупантов, а позднее была вывезена ими из Тихвина. С этого времени началась полоса скитаний чудотворного образа. В 1995 г. было принято решение о возвращении Свято-Успенского Большого Тихвинского монастыря Русской Православной Церкви, что позволило сделать реальным и возвращение иконы.

В отечественной литературе и прессе вопрос об обстоятельствах вывоза иконы из СССР до сих пор не освещался. Существуют различные версии о пребывании чудотворной иконы за границей. Так, например, в работе Д. Орехова "Святые иконы России" говорится следующее: "В ноябре 1941 года немцы вошли в Тихвин, но уже через месяц должны были оставить город. Наши солдаты разыскали икону в заброшенном Успенском соборе и вывезли ее во Псков. В 1944 году икону перевезли в Ригу. Епископ Иоанн (Гарклавс) [2], рискуя жизнью, переправил ее в Америку" [3]. В статье "Икона-защитница вернется" отмечается, что во время Великой Отечественной войны немцы вывезли образ из Пскова в Ригу, но, отступая из Латвии, забыли забрать. Икона оказалась на попечении Рижского епископа Иоанна, была вывезена из Латвии и с 1949 г. "обосновалась" в США [4], а газета "Жизнь" сообщала о том, что во время Великой Отечественной войны город Тихвин был занят немцами и "спасая чудотворный образ, настоятель храма архимандрит Иоанн (Гарклавс) и его духовный сын Сергий сумели перебраться в США" [5]. Следует подчеркнуть, что и в монографических исследованиях, посвященных истории Русской Православной Церкви в годы Второй мировой войны, также отсутствуют сюжеты, связанные с вывозом Тихвинской иконы Божией Матери за пределы СССР. Лишь М. В. Шкаровский в недавно вышедшей монографии затрагивает вопрос о передаче иконы Псковской духовной миссии [6].

В последнее время появились работы, в той или иной степени освещающие историю "скитаний" иконы в годы Второй мировой войны, ее пребывание за рубежом [7]. Интерес к этому был во многом вызван возвращением чудотворного образа Русской Православной Церкви, однако всеобъемлющего исследования до сих пор не проводилось.

В основе настоящей публикации лежат архивные источники, хранящиеся в ГА РФ. Среди них материалы Совета Министров СССР (ф. Р-5446), Совета по делам религий при Совете Министров СССР (ф. Р-6991), Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (ЧГК) (ф. Р-7021), Управления уполномоченного Совета Министров СССР по делам репатриации (ф. Р-9526). Привлекались также источники, хранящиеся в иностранных архивах, в частности в хранилищах США [8], а также периодическая печать того времени (в том числе газеты, издававшиеся на оккупированной территории, и официальный печатный орган Советской военной администрации в Германии (СВАГ)[9], церковные газеты, издававшиеся в Западной зоне оккупации Германии). Наиболее полный комплекс документов, характеризующий события, связанные с вывозом чудотворной иконы за пределы СССР, отложился в рассекреченных материалах фонда Совета по делам религий. Именно здесь, в "Наблюдательном деле по Германии, Австрии и Венгрии за 1949 год" и в "Наблюдательном деле по карловацкой Церкви за 1947-1948 годы" сохранились документы, в которых наиболее подробно и достоверно изложены события, связанные с вывозом иконы в Германию в годы II Мировой войны, и о неудачной попытке вернуть национальную святыню на Родину в послевоенное время. Мы располагаем свидетельствами очевидцев, официальными документами, перепиской, фотографиями. Выявленные документы позволяют восполнить все имеющиеся пробелы в истории перемещения иконы из СССР сначала в Германию, а затем в США, а также роль различных церковных организаций, государственных учреждений СССР, Германии и США в ее судьбе. Я попытаюсь воссоздать события времен Второй мировой войны, проследить судьбу чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери, по возможности максимально объективно рассмотреть причины того, что национальная русская святыня на протяжении 60 лет находилась за пределами России.

* * *

Немецкие оккупанты вошли в Тихвин в первых числах ноября 1941 г., но уже в начале декабря началось активное наступление Красной армии. Отступая из города, фашисты взорвали и подожгли здания старинного Тихвинского монастыря, предварительно разграбив церковное имущество. Были повреждены и разрушены практически все монастырские постройки (см. док. N 1). Но, безусловно, самой большой потерей не только для Тихвинского монастыря, но и для всей Русской Православной Церкви явилось похищение национальной святыни - чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. Ущерб, нанесенный городу в связи с похищением иконы, был оценен в 300 тыс. руб.- сумма максимальная для икон [10].

Вывоз чудотворной иконы из Тихвинского монастыря был зафиксирован в "Акте о разграблении старейшего Тихвинского монастыря" от 7 апреля 1942 г., сохранившемся в материалах ЧГК (см. док. N 1). К Акту прилагались фотографии с изображением монастырских зданий, разрушенных немецкими оккупантами, а также фотография интерьера Успенской церкви с пустой нишей, в которой до вывоза находилась чудотворная икона.

В начале 1942 г. икона попала в Псков. Именно сюда оккупанты свозили художественные и церковные ценности из музеев и храмов Новгорода, пригородов Ленинграда и других мест. В январе 1942 г. Тихвинская икона Божией Матери попала в ведение Отдела по охране культурнохудожественных ценностей группы немецких армий "Север" [11]. Ее поместили в оружейную комнату военно-полевой комендатуры [12], а по воскресным дням привозили в Троицкий кафедральный собор, где проходили богослужения.

В газете "За Родину" в N 53 (148) от 5 марта 1943 г. напечатана фотография, запечатлевшая момент передачи Тихвинской иконы Божией Матери высшим немецким командованием (видимо, "самим" А. Розенбергом [13]) начальнику Псковской православной духовной миссии протоиерею Кириллу Зайцу [14]. Очевидцы этого события вспоминали, что передача иконы производилась при большом скоплении верующих. На специальных носилках ее пронесли общим крестным ходом к соборной площади, где был сооружен помост с аналоем [15]. Здесь же, на Соборной площади, священник Г. Бенигсен произнес пламенную проповедь. Он говорил о подвиге святого князя Александра Невского, освободившего Псков и Новгород от иноземного нашествия [16]. До весны 1944 г. главным хранителем Тихвинской иконы Божией Матери был протоиерей К. Зайц. Во время пребывания в Пскове икона стала почитаться как покровительница беженцев [17].

В первых числах февраля 1944 г. в связи с наступлением частей Красной армии немецкое командование приступило к эвакуации похищенных художественных и церковных ценностей из Пскова в Латвию. В столицу Латвии была вывезена и Тихвинская икона Божией Матери; ее перевозку осуществлял сотрудник штаба А. Розенберга, член специальной группы "Новгород" штурмфюрер Цвибель [18].

Вместе с Тихвинской иконой в Ригу были отправлены и другие реликвии - мощи святых благоверных князей псковских Всеволода-Гавриила (с ракой) и Довмонта-Тимофея, блаженного Николая, Псковского чудотворца, и прп. Иоасафа Снетогорского[19]. Мы располагаем, пожалуй, единственным документальным свидетельством, зафиксировавшим обстоятельства пребывания чудотворной иконы в Риге,- это рапорт "единственного очевидца" событий священника Николая Барановича на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I, составленный 21 июня 1945 г. В 1945 г. отец Николай был настоятелем церквей Рижского женского Троице-Сергиевского монастыря. Как следует из рапорта, останки Псковских чудотворцев в гробнице были привезены в Ригу и экспедитором канцелярии митрополита Сергия (Воскресенского)[20] С. Шенроком прямо со станции доставлены в Троице-Сергиевский женский монастырь, где вместе с иконами псковских церквей поставлены в Троицком соборе. Тихвинскую же икону фашисты поместили в здание Рижского художественного музея. Здесь она была сфотографирована, а детали ризы описаны. После продолжительных переговоров и переписки с канцелярией экзархата, а также благодаря личной просьбе митрополита Сергия оккупационные власти дали разрешение на перемещение чудотворной иконы в городской кафедральный собор. 4 марта 1944 г. Тихвинскую икону Божией Матери торжественно встретили представители рижского духовенства во главе с епископом Иоанном (Гарклавсом), который на долгие годы стал хранителем национальной русской святыни.

В храме Рождества Христова в Риге святыня пребывала до 31 июля 1944 г., привлекая верующих различных конфессий. Следует отметить, что в день привоза чудотворной иконы в рижский кафедральный собор 4 марта 1944 г. "во избежание могущих возникнуть недоразумений в будущем" приемочная комиссия с участием экспертов составила акт осмотра иконы на латышском языке [21]. 31 июля 1944 г. ключарь рижского городского кафедрального собора протоиерей И. Легкий [22] получил распоряжение епископа Иоанна о перемещении Тихвинской иконы Божией Матери в собор Рижского женского Троице-Сергиевского монастыря. При богослужениях Тихвинская икона помещалась посреди церкви, а на ночь выносилась в нижний Успенский храм, служивший бомбоубежищем для насельников обители.

В последних числах сентября 1944 г. "фашистские агенты СД" насильно вывезли из Риги в Либаву (Лиепая) рижских епископов - православного, двух католических и лютеранского. Обстоятельства и подробности изъятия иконы из монастыря 27 сентября и вывоза ее за пределы СССР описал священник Н. Баранович (см. док. N 7). В Либаве чудотворная икона пробыла несколько дней. Затем на пароходе, на борту которого среди 2 тыс. беженцев был епископ Иоанн (Гарклавс) вместе со своей матерью и молодым 16-летним приемным сыном - иподиаконом Сергием,- икона была вывезена в Данциг, затем в Лодзь. Последний хранитель иконы о. Сергий Гарклавс вспоминал, что из Лодзя латвийские священнослужители решили ехать в чешский город Яблонец в Судетах [23]. Вместе с Владыкой Иоанном в это время находились и другие священнослужители Латвийской епархии (см. док. N 6). В Яблонце священнослужители получили возможность совершать службы в пустующем католическом храме. О. Сергий Гарклавс вспоминал: "Прихожан было много: из Яблонца и окрестностей приходили рабочие, вывезенные немцами из разных стран,- греки, румыны, болгары, русские. Как-то под Рождество Владыка пообещал, что мы привезем на богослужение чудотворную икону. По снегу, на санях и довезли. Как счастливы были люди!" [24]

Именно будучи в Яблонце, а точнее, в местечке Иоганнесберг, расположенном в 7 км от Яблонца, епископ Иоанн 20 мая 1945 г. составил доклад на имя Святейшего Патриарха Алексия I о себе и о положении Латвийской епархии (см. док. N 6). В этом докладе не было ни слова о Тихвинской иконе. Ее следы оказались на время потеряны. Примерно в то же время - в мае-июне 1945 г.- Латвийскую епархию посетил епископ Псковский и Порховский Григорий (Чуков) [25], будущий митрополит Ленинградский и Новгородский. Посетив женский Троице-Сергиевский монастырь и выяснив обстоятельства вывоза Тихвинской иконы Божией Матери в Либаву, а оттуда - в Европу, Владыка Григорий сделал устное предложение единственному очевидцу событий настоятелю монастырских церквей священнику Н. Барановичу сообщить Патриарху Алексию I "подробности кощунственного изъятия национальной русской святыни - чудотворной иконы Божией Матери Тихвинской из Успенского храма" [26]. 21 июня 1945 г. о. Н. Баранович подготовил рапорт, и 3 июля 1945 г. епархиальный совет Православной Церкви Латвийской ССР направил его управляющему делами Московской Патриархии протопресвитеру Н. Колчицкому. Именно с этого времени Московская Патриархия начала по своим каналам осуществлять розыск чудотворного образа, затерявшегося в Европе.

По воспоминаниям о. Сергия Гарклавса, "в мае 1945 года советские войска вошли в Чехословакию. Можно было бы возвращаться, но Владыка [еп. Иоанн.- О. К.] решил не торопиться. А через полгода стало очевидно, что если мы решимся ехать домой, то попадем не в Ригу, а прямиком в Сибирь... И тогда мы стали думать, как бы нам уехать в Американскую зону Германии. Благотворительная католическая организация "Каритас", занимающаяся отправкой репатриантов на родину, взялась нам помочь. Мы добрались до Праги. Нам надо было пересесть в товарный поезд, шедший в Американскую зону. Кругом ходили советские патрули, которые бы нас непременно задержали. Пришлось пролезть под вагонами, протаскивая с собой икону... В чешском городке Пльзени в 5 утра поезд остановился - проверка. Услышав русскую речь, мы затаились. "Этот вагон мы уже осматривали",- раздалось снаружи... Это был последний советский патруль. Новый день мы уже встретили в Американской зоне, в баварском Амберге" [27]. Так начался 4-летний период пребывания чудотворного образа на территории Американской зоны оккупации Германии. В течении года латвийские священники жили в Баварии, а затем их переместили в лагерь беженцев Херсбрук в 20 км северо-восточнее Нюрнберга.

Осенью 1945 г. представитель Московской Патриархии архиепископ Фотий (Топиро) [28] совершил поездку в Среднюю Европу. 5 декабря 1945 г. он подал рапорт на имя Патриарха Алексия I, где сообщил, что дал письменное поручение священнику Петру Кудринскому [29] отправиться в Мюнхен и вручить находящимся там карловацким архиереям Патриаршее обращение с целью воссоединения их с Московской Патриархией [30], а также получить у епископа Иоанна (Гарклавса) Тихвинскую икону Божией Матери и временно поместить ее в Успенском соборе Праги (см. док. N 5).

Патриарх Алексий I незамедлительно обратился в Совет по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР с просьбой "оказать содействие к проезду прот[оиерея] Кудринского в г. Мюнхен для выполнения данного ему поручения". Как видим, в это время существовала реальная возможность вернуть Тихвинскую икону Московской Патриархии, однако в рапорте архиепископа Фотия этот вопрос был поставлен наряду с такой серьезной проблемой, как взаимоотношение Московской Патриархии с "карловацкой группировкой" [31]. Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Г. Карпов [32] на письме Патриарха написал резолюцию: "Пока не следует делать" [33]. Внимательное исследование всех обстоятельств дела позволяет предположить, что резолюция Карпова относилась именно к проблеме воссоединения Зарубежного Синода с Русской Православной Церковью, а вопрос о возвращении на Родину Тихвинской иконы оказался на втором плане.

Оставленная на территории Американской зоны оккупации икона побывала во многих лагерях беженцев в Баварии. Близ чудотворного образа духовно окормлялись тысячи людей. О. Сергий Гарклавс вспоминал, как во время богослужения в одном из беженских лагерей к чудотворному образу подошла немолодая русская женщина, угнанная немцами в Германию, с просьбой вернуть ей сына, след которого затерялся в пучине войны. Богородица услышала ее слезные мольбы - в толпе верующих, также стремившихся приложиться к чудотворному образу, она узнала своего сына [34].

Вновь вопрос о возвращении иконы в СССР встал в октябре 1948 г. В Управление уполномоченного Совета Министров СССР по делам репатриации 13 октября 1948 г. поступило заявление от репатриируемого из Американской зоны оккупации инженера-химика Г. Г. Белого. Белой сообщил, что Тихвинская икона находится в г. Херсбрук, по адресу: Ямбергерштрассе, 64. "Дом... принадлежит лагерю ИРО [35] для ДП [36] и заселен привилегированными лицами... распоряжаются и отвозят икону в Америку епископ Рижский Иоанн и протоиерей Николай Веглайс [37]... В недалеком будущем предстоит выезд всей группы с иконой в Соединенные Штаты Америки" (см. док. N 9). Представитель СССР по репатриации в Германии генерал-майор Т. Юркин незамедлительно сообщил о местонахождении святыни в Отдел реституций и доложил об этом командованию СВАГ. Были поставлены в известность также Совет по делам Русской Православной Церкви и МИД СССР [38].

В последних числах октября 1948 г. Отдел реституции СВАГ подал реституционное требование американской военной администрации в Германии на возвращение иконы в СССР [39]. М. С. Зинич приводит подробности беседы заместителя руководителя отдела американской военной администрации Р. Ховарда с советским представителем по делам реституций в Американской зоне Сидориным, состоявшейся 25 октября 1949 г. Ховард проинформировал Сидорина о розыске Тихвинской иконы у Рижского епископа, который заявил, что видел икону только в Риге, а ее настоящее местонахождение ему не известно. Советский представитель настоял на продолжении поисков святыни и попросил разрешения на поездку в лагерь перемещенных лиц к епископу Иоанну. Однако представители американской администрации отказали Сидорину в выдаче разрешения на посещение лагеря. 18 ноября 1948 г. заместитель политсоветника СВАГ М. Грибанов сообщил в МИД СССР о том, что розыски Тихвинской иконы Божией Матери так и не были доведены до конца. Он заверил МИД, что после прибытия нового состава советской миссии в Американскую зону оккупации Германии ее поиски продолжатся [40].

Совет по делам Русской Православной Церкви, в свою очередь, также начал сбор документальных свидетельств о вывозе иконы немецкими оккупантами. Так, 4 ноября 1948 г. он направил в МИД СССР выписку из эмигрантской газеты "Православная Русь", где шла речь о посещении в 1947 г. чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери Мюнхена (см. док. N 8). 8 декабря 1948 г. Совет по делам Русской Православной Церкви направил члену Коллегии МИД СССР А. А. Смирнову справку с описанием иконы (см. док. N 10). Однако Совет по делам Русской Православной Церкви проявил полную некомпетентность и неосведомленность о внешнем виде чудотворного образа, направив в МИД СССР описание, взятое из дореволюционного издания [41].

Далее события разворачивались следующим образом. В Совет по делам Русской Православной Церкви на имя Карпова 5 февраля 1949 г. пришло письмо за подписью заместителя министра иностранных дел СССР В. А. Зорина [42]. Письмо уведомляло об информации, полученной МИД СССР в конце 1948 г. от Главноначальствующего СВАГ маршала В. Д. Соколовского [43], который сообщил, что Тихвинская икона Божией Матери находится в Американской зоне оккупации Германии и американцы отказывают в осмотре иконы, мотивируя это тем, что она не является Тихвинской, поскольку вывезена из Латвии. В связи с этим Соколовский предложил подобрать авторитетного в церковных кругах высококвалифицированного представителя Церкви, который мог бы по первому требованию прибыть в Берлин для последующего выезда совместно с представителями СВАГ в Американскую зону для опознания. В случае если икону получить не удастся, Соколовский полагал целесообразным выступление Патриарха с открытым письмом в печати [44].

7 февраля Карпов связался по телефону с митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием (Чуковым) "за справкой о Тихвинской иконе Божией Матери". 8 февраля, после повторного разговора с Карповым, митрополит Григорий составил об этом донесение на имя Патриарха Алексия, а также сообщил Патриарху информацию об иконе, которую он смог узнать от преподавателя Ленинградских духовных школ А. Ф. Шишкина [45], осенью 1944 г. командированного в Эстонию и Латвию. Шишкин же, в свою очередь, получил дополнительные сведения об иконе от протоиерея П. Кудринского, сообщившего, что епископ Иоанн, находившийся в Мюнхене, в подчинении митрополиту Анастасию [46] хранит эту икону у себя как "семейную святыню" и не собирается ее возвращать "иначе, как если сам возвратится в СССР" (см. док. N 12).

9 февраля 1949 г. в Совет по делам Русской Православной Церкви по запросу Карпова поступило письмо от управляющего Ростовской епархией митрополита Ростовского и Новочеркасского Сергия (Ларина) [47] - единственного из епископата, "знавшего" Тихвинскую икону Божией Матери. Епископ Сергий подробно описал внешний вид иконы, в том числе риз, которые икона трижды меняла. Именно на этом описании впоследствии основывалась информация, представленная Советом по делам Русской Православной Церкви в МИД СССР и в Совет Министров СССР (см. док. N 14).

16 февраля 1949 г. Карпов отправил письма В. А. Зорину [48] и заместителю председателя Совета Министров СССР К. Е. Ворошилову [49], в которых были обобщены "добытые" сведения о вывозе Тихвинской иконы Божией Матери и содержались предложения о составе церковной делегации для поездки в Американскую зону оккупации Германии с целью опознать икону. В состав делегации было предложено ввести епископа Сергия как руководителя, управляющего делами Московской Патриархии, настоятеля Патриаршего Богоявленского собора протопресвитера Н. Ф. Колчицкого, наместника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Иоанна (Разумова) [50]. В Германию предполагалось отправить также заведующего музеем Римского-Корсакова в Тихвине К. Н. Проскурякова, который был в числе тех, кто в свое время подписал Акт об ущербе, причиненном фашистами Тихвинскому монастырю. 17 февраля 1949 г. состоялась встреча Патриарха Алексия I и Г. Г. Карпова. Патриарх передал председателю Совета по делам Русской Православной Церкви прошение причта, исполкома, двадцатки и церковного актива Тихвинской церкви г. Тихвина [51] о возвращении в храм Тихвинской иконы Божией Матери (см. док. N 15). В ходе встречи были согласованы окончательный состав церковной делегации для поездки в Германию и сроки поездки - предположительно сразу же после 13 марта, по окончании сессии Синода.

В конце февраля 1949 г. на имя Патриарха поступил доклад митрополита Григория (Чукова), где Владыка также писал о том, что верующие Тихвина желают вернуть в город чудотворный образ (см. док. N 17). Как видим, в феврале 1949 г. в Совете по делам Русской Православной Церкви была проведена большая работа по подготовке материалов для Отдела реституций СВАГ, доказывающих бесспорный факт незаконного вывоза Тихвинской иконы Божией Матери немецко-фашистскими оккупантами.

Однако к концу 1940-х гг. позиция американских оккупационных властей по вопросу реституций изменилась. Эта проблема стала предметом постоянных дискуссий советских представителей и американской оккупационной администрации. В этом отношении показательно письмо Соколовского Главнокомандующему и военному губернатору США в Германии генералу Л. Клею: "С реституцией советского имущества из Американской зоны оккупации Германии создалось совершенно недопустимое положение. Известно, что гитлеровцы вывезли из временно оккупированных областей Советского Союза в Германию огромные материальные ценности. Известно также и то обстоятельство, что большая часть этих ценностей оказалась в западных областях Германии, в том числе на территории нынешней Американской зоны оккупации... Почти три года прошло с тех пор, как оккупационные власти приступили к выполнению соглашений по реституции (возврату) имущества пострадавших стран. Этот срок вполне достаточен для того, чтобы работа по реституции советского имущества из Американской зоны значительно приблизилась к удовлетворительному завершению. Фактически же эта работа по-настоящему не начиналась... Факты показывают, что причиной столь неудовлетворительных результатов в деле реституции советского имущества из Американской зоны оккупации является стремление американских властей практически сорвать возвращение награбленного гитлеровцами советского имущества" [52].

В соответствии с порядком реституций американские оккупационные власти должны были разрешать членам Советской миссии по реституции посещать немецкие предприятия, архивы, музеи, картинные галереи и частные коллекции для выявления советского имущества. Однако подобные разрешения, как правило, не выдавались даже в тех случаях, когда советские власти располагали информацией о местонахождении советского имущества. В качестве примера Соколовский привел положение с возвращением на Родину Тихвинской иконы: "Так, советским властям известно, что один из уникальных памятников Русской Православной Церкви, икона "Тихвинская Божья Матерь", находится в Американской зоне оккупации и укрывается там неким Иоанном Рижским. Неоднократные просьбы членов Советской миссии по реституции и Управления репараций Советской военной администрации о выдаче разрешения на осмотр и на возврат иконы были отклонены американскими властями". 10 марта 1949 г. последовало достаточно жесткое ответное письмо генерала Клея, в котором по поводу иконы говорилось следующее: "Я уже информировал Ваш штаб о том, что данное заявлении [по поводу Тихвинской иконы Божией Матери.- О. К.] находится в производстве наших полевых частей. Однако мы не нашли или не идентифицировали указанную икону" [53]. Таким образом, американцы отказали по въезде церковной делегации на территорию Американской оккупационной зоны.

Узнав о трудностях, возникших с возвращением чудотворного образа на Родину, Совет по делам Русской Православной Церкви в начале марта 1949 г. дополнительно направил в МИД СССР несколько документов по вопросу о вывозе иконы из СССР, в том числе материалы, представленные Московской Патриархией (рапорт священника Барановича от 21 июня 1945 г., Акт осмотра иконы в 1944 г. в Риге), вырезки из оккупационных газет с фотографиями иконы во время ее пребывания в Пскове и др. Однако никаких результатов данная мера не принесла. Оставалось последнее - опубликовать в печати заявление Московской Патриархии по поводу неправомерных действий американских оккупационных властей, не желающих разрешить вывоз иконы с территории своей зоны в СССР. Этот вопрос рассматривался во время встречи Карпова с Патриархом Алексием 16 апреля 1949 г. В подготовке текста соответствующего документа принимали участие Московская Патриархия, СВАГ, Совет по делам РПЦ, МИД СССР. Предполагалось, что заявление-протест будет опубликовано в берлинской печати при непосредственном содействии архиепископа Берлинского и Германского Сергия (Королева) [54].

В заявлении, составленном от имени Московской Патриархии, митрополит Григорий (Чуков) опротестовал действия американских властей, назвав их "незаконными и произвольными" (см. док. N 20). Тем не менее в конце июня 1949 г. стало ясно, что чудотворный образ американцы не отдадут. Они сформулировали новую мотивацию отказа: "необходимость ее [иконы.- О. К.] для религиозных нужд местного населения" [55]. Епископ Рижский Иоанн (Гарклавс) вскоре выехал вместе с иконой в США, где она и находилась более 50 лет [56]. Наконец, 8 июля 2004 г. закончилось 60-летнее странствие чудотворной иконы по зарубежным странам. Она была возвращена в родной Успенский собор в Тихвине, место своего исторического пребывания.



Примечания:

[1] Краткая летопись Тихвинского Успенского Богородицкого мужского монастыря // Журнал Московской Патриархии. 2004. N 7. С. 37; Чудотворная икона Божией Матери Тихвинская: Молебное пение. Сказание. Исследование. М., 2004. С. 60.

[2] Иоанн (Гарклавс; 1898-1982), с 23 февраля 1943 г. епископ Рижский, 22 сентября 1944 г. был вывезен немецкими оккупантами в Либаву, а 9 октября "под охраной" направлен в Германию. В 1949 г. эмигрировал в Америку, где вплоть до ухода на покой являлся архиепископом Средних Штатов, Чикагским и Миннеаполисским в юрисдикции Американской Церкви (Североамериканской митрополии) (см.: Долгая дорога домой: Хроника возвращения в Россию из Америки чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери // Россия православная. 2004. N 4. С. 39, 83).

[3] Орехов Д. Святые иконы России. СПб., 2000. С. 42.

[4] Безрукова Л., Королев А. Икона-защитница вернется // Труд. 2003. 9 июля. N 124.

[5] Чудотворная икона возвращается в Россию // Жизнь. 2004. 15 марта. N 57.

[6] Шкаровский М. В. Церковь зовет к защите Родины. Религиозная жизнь Ленинграда и Северо-Запада в годы Великой Отечественной войны. СПб., 2005. С. 225-226.

[7] Помимо указанных выше публикаций см.: Празднование в честь явления иконы Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, именуемыя "Тихвинская" // Честь и слава Богоматери: Тихвинская икона. М., 1994. С. 52-77; Васильева О. Нетленный пленный образ // Новое время. 1995. N. 17. С. 34-35; Семиряга М. И. Как мы управляли Германией: Политика и жизнь. М., 1995; Корнилов А. А. Преображение России: О православном возрождении на оккупированной территории СССР (1941-1944 гг.). Нижний Новгород, 2000; Бернев С. Судьба святыни. Кто и как вывозил чудотворную Тихвинскую икону Божией Матери из России // Русь православная. 2001. N 11-12. С. 3; Колесникова Л. Об истории реставрации чудотворной иконы Богоматери Тихвинской // София. 2001. N 4. С. 17-21; Тихвинская икона Божией Матери: По материалам конференции "Чудотворная икона Тихвинской Богоматери: Иконография, история, почитание", 24-27 октября 2001 г., Санкт-Петербург-Тихвин // София. 2001. N 4. С. 14-21; Кириллин В. М. Светоприемная свеща и чудес сокровище: Икона Пренепорочной Матери Божией Тихвинская // Россия православная. 2004. N 4. С. 11-40; Возвращение Тихвинской иконы Божией Матери // Московские епархиальные ведомости. 2004. N 6-8; Тихвинская икона Божией Матери: Возвращение. СПб., 2004; Зинич М. С. Похищенные сокровища: Вывоз нацистами российских культурных ценностей. М., 2005.

[8] U. S. Restitution of Nazi-Looted Cultural Treasures to the USSR, 1945-1959: Facsimile Documents from the National Archives of the United States / Compiled with an Introduction by P. K. Grimsted. Washington, 2001.

[9] СВАГ - Советская военная администрация в Германии. Подробнее о деятельности СВАГ см.: Деятельность Советской военной администрации в Германии (СВАГ) по демилитаризации Советской зоны оккупации Германии: 1945-1949: Сборник документов. М., 2004; СВАГ и религиозные конфессии Советской зоны оккупации Германии. 1945-1949. Сб. документов. М., 2006.

[10] См.: Экспертное заключение о стоимости икон и церковной утвари, находившихся в Успенском соборе бывшего Тихвинского Богородицкого монастыря и оказавшихся при освобождении г. Тихвина от немецко-фашистских захватчиков похищенными или уничтоженными (ГА РФ, ф. Р-7021, оп. 30, д. 1564, л. 15-16).

[11] Кириллин В. М. Светоприемная свеща... С. 37.

[12] Краткая летопись Тихвинского Успенского Богородицкого монастыря... С. 37.

[13] Розенберг Альфред (1893-1946), один из главных идеологов нацизма, руководитель оккупационного режима на захваченных территориях СССР. 29 января 1940 г. назначен главой Центрального исследовательского института по вопросам национал-социалистической идеологии и воспитания, сформировал так называемый Штаб Розенберга, который в годы Второй мировой войны превратился в организацию, проводившую в крупных масштабах захват культурных ценностей на оккупированных территориях (см.: Залесский К. Третий Рейх: Энциклопедия НСДАП: Власть в Третьем рейхе. М., 2005. С. 474-476).

[14] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 126. Кирилл Зайц (1869-1948), протоиерей, с 1943 г. протопресвитер. Служил в храмах Белоруссии и Латвии, с 1929 по 1933 г. являлся настоятелем рижского кафедрального собора. В ноябре 1941 г. был назначен начальником Псковской православной духовной миссии. В 1944 г., после вступления в Псков Красной Армии, арестован и приговорен к 20 годам лагерей. Скончался в лагере 18 октября 1948 г. (см.: Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Православие в Эстонии. М., 1999. С. 411-413; о Псковской православной миссии см. также: Обозный К. П. Народное образование, Псковская миссия и церковная школа в условиях немецкой оккупации Северо-Запада России // Вестник церковной истории. 2006. N 4. С. 176-206); Раевская-Хьюз О. О Псковской миссии // Журнал Московской Патриархии. 2001. N 9. С.60-62.

[15] Подробности передачи иконы Псковской миссии см.: Краткая летопись Тихвинского Успенского Богородицкого мужского монастыря... С. 37.

[16] Раевская-Хьюз О. О Псковской миссии // Бенигсен Г., прот. Не хлебом единым: Проповеди. М.; Клин, 1997. С. 233.

[17] Возвращение Тихвинской иконы Божией Матери... С. 56.

[18] Зинич М. С. Указ. соч. С. 131.

[19] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 682, л. 138-141.

[20] Сергий (Воскресенский; 1897-1944), с 1941 г. митрополит Виленский и Литовский, Патриарший экзарх Эстонии. В августе 1941 г. направил в Псков православную духовную миссию. Убит 28 апреля 1944 г.

[21] Акт осмотра иконы (на латышском и русском языках) хранится в ГА РФ. В комиссию по приему иконы входили: золотых дел мастер И. Бэтинь, серебряных дел мастера И. и Л. Ридусы, епископ Рижский Иоанн, священники Н. Лауцис, В. Евстафьев, заведующий хозяйством рижского кафедрального собора И. Платер и юрисконсульт Латвийской епархии помощник присяжного поверенного Р. Дидковский (ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 143-144).

[22] Иоанн Легкий (род. 1900), протоиерей, служил в рижском кафедральном соборе.

[23] Хранитель великой святыни: Интервью о. Сергия Гарклавса газете "Виноградная лоза" (Рига) // Россия православная. 2004. N. 4. С. 72-83.

[24] Хранитель великой святыни... С. 80.

[25] Григорий (Чуков) (1870-1955), с 26 мая 1944 г. архиепископ Псковский и Порховский с поручением управления Ленинградской, Новгородской и Боровичской епархиями, с 7 сентября 1945 г. митрополит Ленинградский и Новгородский.

[26] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 138.

[27] Хранитель великой святыни... С. 80.

[28] Фотий (Топиро; 1884-1952), с июля 1943 г. епископ Кубанский и Краснодарский (вернулся из григорианского раскола), с 1944 г. епископ Херсонский и Николаевский (с февраля 1946 г. архиепископ), с 1947 г. архиепископ Одесский.

[29] Петр Кудринский (род. 1898), протоиерей, настоятель Свято-Алексеевской церкви в Либаве (Лиепае). Вместе с группой латвийских священнослужителей был вывезен немцами за пределы СССР.

[30] Имеется в виду обращение Патриарха Алексия I к архипастырям и клиру кРусской православной Церкви за границей (РПЦЗ) от 10 августа 1945 г.

[31] Подробнее см.: Цыпин В., прот. История Русской Церкви: 1917-1997. М., 1997. С. 593-594.

[32] Карпов Георгий Григорьевич (1897-1967), с сентября 1943 г. по февраль 1960 г. председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР.

[33]ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 140, л. 180. Подлинное письмо Патриарха хранится в ГА РФ в рассекреченном деле из фонда Совета по делам религий - "Материалы по Карловацкой церкви".

[34] Хранитель великой святыни... С. 81.

[35] IRO - International Refuges Organization (Международная организация по делам беженцев).

[36] Displaced Persons of United Nations (Ди Пи) - гражданские лица, по обстоятельствам военного времени оказавшиеся вне родины, желающие или возвратиться в ее пределы, или найти себе новую родину, но не могущие этого сделать без помощи извне. См.: Полян П. Жертвы двух диктатур. М.. 2002. С. 373-374.

[37] Николай Вейглас, настоятель церквей Рижского женского Троице-Сергиевского монастыря. В "Списке епископов и духовенства Русской Православной Церкви, бежавших с немцами из Советского Союза" значится как Н. Веглайс (ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 129, л. 298).

[38] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 439, л. 126; Зинич М. С. Похищенные сокровища... С. 132.

[39] Зинич М. С. Указ. соч. С. 132.

[40] Там же. С. 133.

[41] Тихвинские монастыри. Ч. 1: Тихвинский Богородицкий большой мужской монастырь. СПб., 1854.

[42] Зорин Валериан Александрович (1902-1986), в 1947-1955 гг. заместитель министра иностранных дел СССР.

[43] Соколовский Василий Данилович (1897-1968), генерал армии, маршал Советского Союза, с 6 июня 1945 г. заместитель главноначальствующего СВАГ, с 21 марта 1946 г. по март 1949 г. главноначальствующий Советской военной администрации в Германии, главнокомандующий Группой советских оккупационных войск в Германии.

[44] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 115.

[45] Шишкин Александр Федорович (1897-1965), с 1945 г. преподаватель Богословского-пастырских курсов.

[46] Анастасий (Грибановский; 1873-1965), митрополит, в 1936-1964 гг. глава РПЦЗ.

[47] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 439, л. 121-124. Сергий (Ларин; 1908-1967), епископ Ростовский и Новочеркасский в 1947-1949 гг.

[48] ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 125-128.

[49] Там же, д. 451, л. 129-132. К письму Карпова приложен проект распоряжения Совета Министров СССР "О поездке церковной делегации в Германию" (Л. 133). Текст письма Карпова К. Е. Ворошилову от 16 февраля 1949 г. частично опубликован: Васильева О. Ю. Нетленный пленный образ... С. 34-35.

[50] Все перечисленные лица уже неоднократно совершали заграничные поездки: епископ Ростовский и Новочеркасский Сергий (Ларин) в 1945 и 1946 гг. выезжал в Югославию, протопресвитер Н. Колчицкий - в 1945-1946 гг. в Германию, Сирию, Палестину, Египет, Англию, в 1948 г.- в Болгарию; архимандрит Иоанн (Разумов) - в 1945 и 1946 гг. в Болгарию...

[51] Имеется в виду единственная в то время действующая церковь в Тихвине - в честь Тихвинской иконы Божией Матери, построенная в 1791 г.

[52] Цитируется по подлинному письму Соколовского Клею, хранящемуся в Национальном архиве США и изданному в электронной публикации: U. S. Restitution of Nazi- Looted Cultural Treasures to the USSR... Текст письма см.: Семиряга М. И. Указ. соч. С. 238-239.

[53] Семиряга М. И. Указ. соч. С. 238-239.

[54] Сергий (Королев; 1881-1952), с 16 ноября 1948 г. архиепископ Берлинский и Германский, экзарх среднеевропейских православных церквей Московского Патриархата.

[55] См. ГА РФ, ф. Р-6991, оп. 1, д. 582, л. 166.

[56] О подробностях пребывания чудотворного образа в США см.: Долгая дорога домой...

(Дополнительно см.: Документы о судьбе Тихвинской иконы Божией Матери в 1940-х гг. из фондов ГА РФ)


О. Н. Копылова, кандидат исторических наук

(Приводится по изданию: Вестник церковной истории. М.: ЦНЦ "Православная Энциклопедия", 2007, N1 (5). С. 78-90)


http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=45177&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме