Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Породнение Шипкой и Плевной

Красная звезда

04.07.2007

В истории у каждого народа есть страницы, которыми он вправе гордиться, из которых следует осознание пройденного им пути, черпается уверенность в будущем. Для российского и болгарского народов такими совместными страницами, несомненно, стали сражения русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В ее ходе русская армия при поддержке болгарских ополченцев и населения нанесла поражение Османской империи, освободила болгарский народ от пятивекового турецкого рабства. Болгария вновь возродилась как суверенное государство. В эти дни в связи с 130-летием начала русско-турецкой войны в России и Болгарии проходят различные мероприятия, посвященные ее важнейшим событиям - форсированию Дуная, удержанию Шипкинского перевала, затяжной и кровопролитной осаде Плевны, подписанию Сан-Стефанского мирного договора...Их цель - напомнить о наших общих славных делах, выразить признательность всем, кто в те далекие годы проявил на поле брани мужество и героизм, еще раз сказать о глубоких корнях дружбы, которая связывает российский и болгарский народы. Это очень важно сейчас, когда на рубеже XX - XXI веков наши страны несколько отдалились друг от друга и теперь предпринимают активные усилия по восстановлению и углублению дружественных отношений и партнерства. Именно об этом шел разговор на недавнем круглом столе в Московском институте экономики, менеджмента и права, который был организован с помощью Союза друзей Болгарии и в котором приняли участие представители российской и болгарской общественности. Некоторые материалы этого стола предлагается вниманию читателей "Красной звезды".

Выбор пал на Гурко


18 июня 1877 года, через три дня после начала форсирования Дуная, состоялся приказ о формировании Передового кавалерийского отряда под командованием генерал-лейтенанта Иосифа Владимировича Гурко.
Передовому отряду после переправы через Дунай кавалерии и болгарского ополчения предстояло выдвинуться в направлении Тырново и Сельви для разведки расположения войск противника, собрать сведения о дорогах в горы, состоянии проходов через Балканы и подготовиться к переходу через них. Затем, когда последует особое приказание главнокомандующего, отряд должен был овладеть проходами через Балканы, выслать кавалерию вперед с целью поднять на борьбу болгарское население, оказать ему поддержку и разбить турецкие отряды, "если бы таковые оказались в незначительных силах".
К началу войны 49-летний генерал-лейтенант Гурко не был новичком в военном деле, но и значительного боевого опыта не имел. По окончании Пажеского корпуса восемнадцатилетним корнетом он начал службу в Лейб-гвардии Гусарском полку. В 1866 году был назначен командиром 4-го Мариупольского полка. Зарекомендовав себя всесторонне образованным и подготовленным военным руководителем, Гурко в 1876 году был произведен в генерал-лейтенанты с утверждением начальником 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. Главнокомандующий Дунайской армией Великий князь Николай Николаевич, который хорошо знал Гурко по службе, настаивал на его назначении в Действующую армию. "Другого начальника передовой конницы я не вижу", - говорил он.
По прибытии в Главную квартиру русской армии г. Зимницу Гурко постарался детально прояснить для себя боевые задачи. Но, по воспоминаниям генерала, великий князь Николай Николаевич лишь "в очень общих выражениях сказал, что я составляю его глаза, что если можно, то нужно занять Тырново, а затем и переправиться через Балканы". "Только благодаря всеобщему подъему духа, - пишет современник событий генерал-лейтенант П. Баженов, - необыкновенному усердию и одушевлению всех войск и, наконец, благодаря выдающимся способностям, энергии и настойчивости начальника отряда импровизированная организация не помешала Передовому отряду блестящим образом исполнить важнейшую часть возложенной на него задачи".
Взять хотя бы действия Передового отряда при овладении городом Велико Тырново - важным пунктом, имевшим стратегическое значение для дальнейшего продвижения войск к Балканским перевалам. Собранные разведкой сведения не давали четкого представления о численности турецкого гарнизона. Было известно только, что вокруг Велико Тырново возводятся укрепления. Для выяснения обстановки 25 июля Гурко решил предпринять рекогносцировку на местности с участием войск. Заметив и оценив смятение противника, проявившееся вследствие энергичных действий Передового отряда, он обратил рекогносцировку в немедленную кавалерийскую атаку и занял город.
После овладения Велико Тырново войска Передового отряда приступили к решению своей основной задачи - занятию Балканских проходов. На основании разведывательных данных Гурко составил план, в основу которого было положено неожиданное появление отряда за Балканами в долине р. Тунджи. Затем, оградив себя от атак со стороны городов Ени Загры (Нова Загора) и Сливно, повернуть на запад и, овладев городом Казанлык, выйти в тыл турецким войскам, занимавшим Шипкинский перевал. Для перехода через Балканы Гурко выбрал Хаинкиойский перевал (ныне пер. Республики), который турки считали непреступным и достаточно защищенным самой природой этих диких мест.
Для исполнения своего плана Гурко предписал осуществить ряд мер по маскировке действий основных сил Передового отряда. Предпринятые меры в значительной степени облегчили Передовому отряду овладение городом Казанлыком. Гурко предполагал воспользоваться неминуемой паникой среди турецкого населения и войск в Южной Болгарии и перейти в наступление на Филиппополь (Пловдив) и Германлы (Харманли). Однако накануне выступления отряда, 29 июня, было получен приказ главнокомандующего ограничиться занятием перевалов и выходов из них, и далее, до получения на то приказаний, не продвигаться.
Реально оценивая свои возможности по охране выходов из перевалов в Южную Болгарию, генерал Гурко полагал целесообразным решить задачу, не стоя на одном месте, а двигаясь вперед, распространяя тревогу и панику среди турецкого населения и войск. Он неоднократно высказывал в своих донесения мысль о том, что сила Передового отряда не в численности, а в маневренности и производимом им, благодаря этому качеству, подавлению морального духа турецких войск. Приказ же от 29 июня лишал Передовой отряд его главного преимущества перед противником - свободы действий.
Вследствие категорических приказаний главнокомандующего "не двигаться", вызванных неудачами под Плевной (Плевеном), Передовой отряд был обречен на бездействие. Драгоценное время ускользало из рук. Между тем положение отряда становилось критическим. Оставалось одно - искать спасения в отступлении на Шипкинский перевал. "Я содрогаюсь при мысли, что временное пребывание наше в этих местах будет причиною столь ужасной участи жителей этого района. Не скрою также, что отступление наше в горы и затем вторичный выход в долину р. Тунджи, в виду ободрившейся армии, без всякого сомнения, будет стоить и нам громадных жертв", - писал Гурко главнокомандующему.
Вскоре войска Передового отряда в соответствии с предписанием Полевого штаба отошли к Хианкиойскому перевалу и поступили в подчинение генерал-лейтенанта Ф.Ф. Радецкого.
Прощаясь с войсками Передового отряда, генерал Гурко в своем последнем приказе от 31 июля писал: "...вы ежедневно сражались с врагом и каждый день был новым днем славы для вас и для русского оружия. Хаинкиой, Кунари, Оресари, Уфлани, Казанлык и Шипка навсегда связали ваше имя с долиною р. Тунджи и обессмертили ее вашими геройским подвигами. <...> Блистательные победы, одержанные вами при Ени-Загре 18-го и при Джуранли 19-го июля, заставили всю армию Сулеймана-паши отступить назад, несмотря на то, что у нас было всего 13 батальонов, а у неприятеля 30 батальонов. <...> С болью в сердце расстаюсь с вами, войска Передового отряда. Воспоминания о том, что я 38 дней провел среди вас, что я был свидетелем ваших молодецких подвигов и изумительно тяжелых трудов, что я видел, как все три рода оружия соревновались между собой в честном исполнении боевой службы, никогда не изгладятся из моего сердца и будут служить лучшими воспоминаниями моей жизни".
Надежда Иванова, младший научный сотрудник Института славяноведения РАН, заместитель ответственного секретаря Союза друзей Болгарии

Ни шагу назад


Оборона Шипкинского перевала длилась четыре с половиной месяца - с 21 августа 1877года по 3 января 1878 года. Защитникам Шипки пришлось бороться не только с противником, но и с суровой природой. К началу боев за Шипку туркам противостояли только один русский полк (36-й Орловский), 27 орудий и 5 дружин болгарского ополчения. И это против целой армии Сулеймана- паши.
Шипкинская позиция проходила по гребню, пересекая дорогу, ведущую из Габрово в село Шипка и далее в Казанлык. Позиция делилась на две части: передовую, на вершине Шипки, и главную, расположенную севернее передовой. На передовой были установлены две батареи: "Стальная" и "Большая". Между ними протянулись стрелковые окопы и траншеи, занятые батальоном 36-го пехотного Орловского полка и четырьмя ротами 1-й и 4-й дружин ополченцев. Начальником передовой позиции был полковник М. П. Толстой - командир 1-й дружины болгарского ополчения.
Главная позиция на северной высоте была выгнута дугой по протяжению перевала. Вогнутой стороной она была обращена к западу, то есть к Лисата-Гора. На западном холме вершины Шипка старое турецкое укрепление было приспособлено русскими под позицию для "Центральной" батареи. Позиция была обращена фронтом к вершине Малуша. Этой батареей командовал поручик Поликарпов. На восточном холме была установлена другая батарея, которую назвали "Круглой". Ею командовал полковник Бенецкий.
Окопы перед "Центральной" батареей фронтом на запад и по седловине между вершинами Столетова и Шипкой заняли семь рот 36-го Орловского полка во главе с подполковником Депрерадовичем. Третий батальон 36-го пехотного Орловского полка занял окопы правого фланга.
Атаку Шипкинского перевала турки предприняли в 7 часов утра 21 августа 1877 года. С юга наступали таборы Шакир-паши, а с востока - отборные части Реджеба- паши. Всего - 24 табора, поддержанные черкесской конницей. Противник бросал свои силы 11 раз, но защитники перевала отбили их, нанеся наступающим большие потери.
Бой продолжался и весь следующий день. На помощь защитникам перевала утром 22 августа из Габрово прибыл полковник Иловайский с двумя орудиями конной артиллерии и несколькими десятками казаков. Подошли и 200 болгар - добровольцев для пополнения поредевших ополченских дружин.
23 августа противник изменил направление главного удара. Теперь все внимание было сосредоточено на правом фланге Шипкинской позиции. Неприятель стремился решительным ударом овладеть вершиной и водрузить на ней знамя. Но защитники твердо стояли на позициях. Истощенные нехваткой воды и продовольствия, испытывая страшную усталость после трехдневных непрерывных боев, русские воины и болгарские ополченцы из последних сил отбивали наступление многочисленного врага. Гибли в неравных сражениях орловцы, брянцы, болгарские ополченцы. Перестали вести огонь "Стальная" и "Круглая" батареи. Наступил критический час, когда силы были уже на исходе. Именно в этот момент подоспело подкрепление. Общими усилиями турецкие полчища были отброшены.
Убедившись, что бой 23 августа проигран, Сулейман-паша дал приказ к отступлению и стал собирать силы для решающей битвы. В ночь на 17 сентября он снова бросил в атаку свои таборы и даже гвардию. Но опять был вынужден отступить.
Наступила осень, а вслед за ней и ранняя зима. На смену прежним защитникам пришли другие полки 24-й пехотной дивизии: 93-й Иркутский, 94-й Енисейский и 95-й Красноярский. Началось известное "зимнее стояние на Шипке". По свидетельству современников, пехотинцы проводили дни и ночи в засыпанных снегом окопах, от стужи и метели негде было укрыться. Несмотря на это, русский солдат, поистине чудо- богатырь, поддерживаемый местными болгарами, стоял на Шипке до конца.
Оборона Шипки - яркий пример взаимной выручки и братской взаимопомощи русского и болгарского народов, сражавшихся во имя торжества справедливости и идеалов свободы.
Юлия Ткачева, студентка Института языков и культур им. Л.Н. Толстого.

Генерал, теоретик, организатор


Говоря о русско-турецкой войне, я бы хотел вспомнить об одной яркой личности, о человеке, внесшим большой вклад не только в русско-турецкую войну 1877-1878 годов, но и русскую военную науку и мысль. Это - Николай Николаевич Обручев. В своей книге известный московский ученый-историк Олег Айрапетов назвал его "русским Мольтке". Генерал, теоретик, организатор- профессионал во всех областях Обручев своими трудами заложил основы подготовки России к будущей Первой мировой войне как в военном, так и в политическом отношении, способствовал правильному определению приоритетов внешней политики Российской империи и делал все от него зависящее для их реализации.
Николай Николаевич Обручев родился 21 ноября 1830 года в Петербурге. Получил хорошее военное образование: окончил Александровский кадетский корпус (1848 г.), затем Императорскую военную академию (1854 г.) с большой серебряной медалью. После окончания академии был причислен к Генеральному штабу.
На научные труды Обручева обратил внимание военный министр Д.А. Милютин. И назначил его управляющим делами Военно-ученого комитета Главного штаба. Пользуясь особым доверием военного министра, Николай Николаевич стал одним из деятельных участников важнейших военных реформ 60-70-х годов XIX века. В частности, способствовал введению всеобщей воинской повинности, реорганизации вооруженных сил на новых основах, подготовке театров военных действий и планов возможных военных действий. В 1876 году Обручев разработал стратегический план русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Однако из-за отношения главнокомандующего великого князя Николая Николаевича к Обручеву, это не включили в полевой штаб Дунайской армии. Война началась, а Обручев был вынужден оставаться в Петербурге. Лишь неудачи русской армии на Дунайском и Кавказском театрах заставили высшее командование вспомнить о нем.
26 июня 1877 года Обручев был командирован в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией великого князя Михаила Николаевича с особыми полномочиями. Он участвовал в разработке планов военных действий при Аладже и Карсе.
За участие в войне против Турции Обручев был награжден орденом св. Георгия 3-й степени, ему присвоили звание генерал-адъютанта. С восшествием на престол Александра II, Обручев был назначен начальником Главного штаба, оставаясь также и председателем Военно-ученого комитета. Он активно работал над повышением боеспособности и боеготовности армии. По его инициативе и при его участии было сформировано три армейских корпуса, введена система резервных войск, кавалерия усилена формированием новых драгунских полков, в полевой артиллерии были сформированы дивизионы и мортирные полки, в инженерных войсках созданы железнодорожные, телеграфные и воздухоплавательные батальоны и роты, введены крепостные инженерные части, проложены шоссейные дороги протяженностью 1650 верст, усилены укрепления и вооружение многих крепостей. Николай Николаевич Обручев участвовал в разработке стратегических планов на случай войны против Германии и Австрии.
Он также внес большой вклад в развитие военной науки. В 1850 году вышел в свет его первый ученый труд: "Опыт истории военной литературы в России". В дальнейшем читателям был представлен цикл его работ по военной истории и теории военного искусства: "Обзор рукописных и печатных памятников, относящихся к истории военного искусства в России по 1725 г.", "О вооруженной силе и ее устройстве", "Изнанка Крымской войны", "Записки о снаряжении пехоты пяти первостепенных европейских армий: русской, французской, английской, австрийской и прусской", "Исследование причин смертности населения и опыта составления санитарной карты", "Сеть русских железных дорог. Участие в ней земства и войска" и многие другие. Н.Н. Обручев основал и был первым редактором (4 выпуска) журнала "Военный сборник", в котором опубликовал ряд своих статей. Работы Обручева представляют собой образец глубокого анализа геополитического положения России применительно к конкретным условиям последней четверти XIX века.
В 1897 году генерал Обручев вышел в отставку, жил во Франции в имении жены. Он умер 25 июня 1904 года во Франции, похоронен в Петербурге. Как офицер болгарской армии, я горжусь, что и наша история связана с этим русским военным гением.
Полковник Георгий Иванов, заместитель военного атташе при посольстве Болгарии в России

http://www.redstar.ru/2007/07/04_07/3_03.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме