Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Патриарх Сергий и Сталин

Николай  Головкин, Столетие.Ru

Сталин / 15.02.2007


Прошло 140 лет со дня рождения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия (Страгородского) …

Историки, как церковные, так и светские, неоднозначно оценивают деятельность Святейшего Патриарха Сергия, который управлял Русской Православной Церковью на протяжении без малого двадцати лет кровавого XX века. Одни обвиняют его в недопустимости компромисса с безбожной властью. Другие, напротив, считают, что лишь благодаря избранному им курсу в тяжелейших условиях удалось сохранить от полного уничтожения церковную жизнь, сберечь хотя бы некоторые храмы и святыни. Для Церкви же эти трагические годы стали отдельной эпохой, как и всё служение Первосвятителя.

Будущий Святейший Патриарх Сергий (в миру Иван Николаевич Страгородский) родился 11 (24) января 1867 года в Арзамасе в семье священника. В 1890 году окончил Петербургскую Духовную академию и тогда же был пострижен в монахи, а затем рукоположен в иеромонахи с именем Сергий. Был архимандритом и настоятелем русской посольской церкви в Афинах, начальником православной миссии в Японии, ректором Петербургской Духовной академии.

Войдя в состав Синода, с марта 1912 года он, уже будучи епископом Финляндским и Выборгским, возглавлял Предсоборное совещание, которое подготавливало Поместный Собор. К 1917 году владыка Сергий, незаурядный богослов, стал одним из наиболее авторитетных иерархов Русской Православной Церкви.

В 1918-1921 годах митрополит Сергий - один из ближайших сотрудников Святейшего Патриарха Тихона. Самый неоднозначный период его жизни пришелся на 1922-1924 годы, когда он примкнул к обновленческому расколу. В 1924 году после публичного покаяния в соборе Донского монастыря митрополит Сергий был принят назад в лоно Русской Православной Церкви.

С 1925 года митрополит Сергий находился во главе Русской Церкви, сначала в качестве Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, а затем - как Местоблюститель. Но настоящие испытания ждали его впереди. В 1925 году, вскоре после смерти Святейшего Патриарха Тихона, митрополит Сергий был назначен заместителем Патриаршего Местоблюстителя.

С этих пор он по Промыслу Божию фактически возглавил Русскую Православную Церковь, приняв на свои руки заботу о ней в страшные годы гонений. Широко известно его Послание к пастырям и пастве от 29 июля 1927 года, так называемая Декларация, в которой было сказано, что Церковь, храня верность Православию, разделяет радости, успехи и неудачи со своей гражданской родиной, тогда - Советским Союзом (а вовсе не "с большевиками", как об этом иногда ошибочно говорят).

Архивы донесли до нас предварительный, запрещенный к публикации властями текст этого Послания, в котором владыка Сергий еще яснее выразил эту мысль:

"Отнюдь не обещаясь примирить непримиримое и подкрасить нашу веру под коммунизм, мы религиозно остаемся такими, какие есть, - староцерковниками, или, как нас величают, тихоновцами. Прогресс церковный мы видим не в приспособляемости Церкви к "современным требованиям", не в урезке ее идеала и не в изменении ее учения и канонов, а в том, чтобы при современных условиях церковной жизни и в современной обстановке суметь зажечь и поддержать в сердцах нашей паствы весь прежний огонь ревности о Боге и научить пасомых в самом зените материального прогресса находить подлинный смысл своей жизни все-таки за гробом, а не здесь. При всем том мы убеждены, что православный христианин, свято соблюдая свою веру и живя по ее заповедям, именно потому и будет всюду желательным и образцовым гражданином какого угодно государства, в том числе и Советского".

Безусловно, митрополит Сергий ради ослабления гонений на Церковь шел на определенный компромисс с властями, но при этом он продолжал ясно свидетельствовать о вере перед лицом тоталитарного государства.

Однако Русская Зарубежная Церковь надолго порвала свои отношения с Московской Патриархией. Лишь в настоящее время эти разногласия преодолены. Близится единство.

Особого уважения заслуживает деятельность Патриаршего Местоблюстителя в дни, когда началась война с фашистской Германией. 22 июня 1941 года, в День Всех Святых, в Земле Российской просиявших, через два часа после выступления по радио наркома иностранных дел Молотова о нападении Германии на Советский Союз и за две недели до обращения Сталина к советскому народу митрополит Сергий призвал верующих, собравшихся в Богоявленском кафедральном соборе Москвы, весь народ дать отпор агрессору. В тот же день он стал рассылать Послание "Пастырям и пасомым Христианской Православной Церкви" по всем приходам Русской Православной Церкви. В нем было сказано:

"...Последние годы мы, жители России, утешали себя надеждой, что военный пожар, охвативший едва не весь мир, не коснется нашей страны, но фашизм, признающий законом только голую силу и привыкший глумиться над высокими требованиями чести и морали, оказался и на этот раз верным себе. Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божиею помощью, и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед Родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы - православные, родные им и по плоти и по вере.

Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства.

Вспомним святых вождей русского народа, например, Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов, безвестные имена которых русский народ увековечил в своей славной легенде о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче, разбивших наголову Соловья Разбойника. Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг.

Если кому-то именно нам нужно помнить заповедь Христову: "Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя". Душу свою полагает не только тот, кто будет убит на поле сражения за свой народ и его благо, но и всякий, кто жертвует собой, своим здоровьем или выгодой ради Родины. Нам, пастырям Церкви, в такое время, когда Отечество призывает всех на подвиг, недостойно будет лишь молчаливо посматривать на то, что кругом делается, малодушного не ободрить, огорченного не утешить, колеблющемуся не напомнить о долге и о воле Божией. А если, сверх того, молчаливость пастыря, его некасательство к переживаемому паствой объяснится еще и лукавыми соображениями насчет возможных выгод на той стороне границы, то это будет прямая измена Родине и своему пастырскому долгу, поскольку Церкви нужен пастырь, несущий свою службу истинно "ради Иисуса, а не ради хлеба куса", как выражался святитель Димитрий Ростовский. Положим же души своя вместе с нашей паствой. Путем самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за Родину и веру во все времена нашествий врагов на нашу Родину. Они умирали, не думая о славе, они думали только о том, что Родине нужна жертва с их стороны, и смиренно жертвовали всем и самой жизнью своей.

Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины.

Господь нам дарует Победу!"

По инициативе Местоблюстителя во время войны Церковь организовала сбор средств на нужды обороны Отечества. На них были сформированы танковая колонна имени Дмитрия Донского и авиаэскадрилья имени Александра Невского.

В августе 1943 года митрополита Сергия срочно вызвали в Москву из Ульяновска, где он находился в эвакуации. Местоблюстителя перевезли из его скромных покоев в Баумановском переулке, в которых он жил в продолжение 15 лет, а в роскошный особняк в Чистом переулке - бывшую резиденцию германского посла графа Шуленбурга. 4 сентября митрополиту Сергию объявили, что вечером ему предстоит визит в Кремль.

Сталин и Молотов приняли тогда трех иерархов Русской Православной Церкви - митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского), митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Симанского) и экзарха Украины, митрополита Киевского и Галицкого Николая (Ярушевича). Большевистский вождь поинтересовался у митрополитов нуждами Церкви. Владыка Сергий указал на необходимость широкого открытия храмов, выборов Патриарха, которого у Церкви со дня смерти Святителя Тихона не было уже 18 лет. Митрополит говорил о необходимости открытия духовных учебных заведений для подготовки священнослужителей.

Была поднята и самая больная и рискованная тема - освобождение архиереев, находившихся в ссылках, тюрьмах и лагерях. Сталин сказал: "Представьте список, мы его рассмотрим". Митрополит Сергий также поднял вопрос о праве священнослужителей на свободное проживание и передвижение внутри Советского Союза, о снятии с них ограничений, связанных с паспортным режимом. Он просил, чтобы власти разрешили богослужение тем священнослужителям, которые вышли из заключения.

Эту встречу иерархов со Сталиным можно без преувеличений назвать исторической. После четверти века большевистских гонений на веру и Церковь было дано разрешение созвать Архиерейский Собор и избрать на нем Патриарха Московского и всея Руси, образовать Синод.

Церкви для размещения Патриархии передали здание в Чистом переулке. Кроме того, Сталин дал разрешение на открытие богословского института и пастырских курсов, которые позже были преобразованы в Московские Духовные академию и семинарию. Поначалу эти учебные заведения Русской Православной Церкви размещались в Новодевичьем монастыре, а в 1948 году их перевели в Троице-Сергиеву Лавру, где за два года до этого была возобновлена монашеская жизнь.

Однако иерархи едва ли обольщались относительно истинного положения вещей. Там же, на встрече в Кремле, митрополитам сообщили об образовании при Совнаркоме СССР специального органа - Совета по делам Русской Православной Церкви во главе с генерал-майором НКВД Георгием Карповым, который готовил встречу в Кремле и присутствовал на ней.

Когда Сталин объявил церковным иерархам о том, что Церковь будет "курировать" Карпов, у митрополита Сергия вырвалось: "Но разве это не тот Карпов, который нас преследовал?". Сталин ответил: "Тот самый. Партия приказывала преследовать вас, и он выполнял приказ партии. Теперь мы приказываем ему быть вашим ангелом-хранителем. Я знаю Карпова, он исполнительный работник".

Беседа затянулась до 3 часов ночи. В заключение разговора Сталин предложил Молотову составить проект коммюнике для радио и газет. В обсуждении его текста участвовали Сталин, митрополиты Сергий и Алексий. Текст был опубликован на следующий день в "Известиях".

Конечно, Сталин не случайно вспомнил о Церкви.

Во-первых, он готовился к первой встрече в верхах в Тегеране и надеялся на увеличение помощи со стороны союзников. Немалую роль в этом могли сыграть религиозные организации за рубежом. Комитет помощи Советскому Союзу в Великобритании, например, возглавлял один из священнослужителей Англиканской церкви Х. Джонсон, настоятель Кентерберийского собора. Сталин был уверен, что "легализация" Церкви в СССР будет отмечена на Западе и вызовет благожелательную реакцию.

Во-вторых, во время войны Русская Православная Церковь неоднократно вносила крупные денежные суммы на военные нужды, постоянно призывала к борьбе с фашистами, во многих оккупированных немцами городах храмы становились духовными центрами сопротивления. Кроме того, в годы войны стало очевидно, что, несмотря на "безбожные пятилетки", народ по-прежнему в большинстве своем верит в Бога и идет в храмы. Тяготы военного времени еще более усилили религиозное чувство в советских людях.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви состоялся через четыре дня после встречи в Кремле - 8 сентября 1943 года - в новом здании Патриархии в Чистом переулке. Это был первый Собор после 1918 года. В нем участвовало 19 архиереев.

На Собор многих архиереев доставили на военных самолетах. Почти все они были исповедниками, прошедшими через тюрьмы, лагеря и ссылки. Архиепископ Сарапульский Иоанн (Братолюбов) и епископ Молотовский Александр (Толстопятов) были освобождены незадолго до Собора.

Выступая на Соборе и сравнивая Великую Отечественную войну с Отечественной войной 1812 года, митрополит Алексий определил нравственные условия успеха русского оружия, общие для всех времен: это - "твердая вера в Бога, благословляющего справедливую брань; религиозный подъем духа; сознание правды ведомой войны; сознание долга перед Богом и Родиной. Это источник неисчерпаемый, никогда не идущий на убыль, источник веры с порывом покаяния, исправления жизни, желания чистоты нравственной. Он питается и возгревается молитвами, подвигами и - вместе - в них находит свое выражение".

Затем митрополит Алексий заговорил об избрании Святейшего Патриарха, ради чего и был созван Собор епископов:

"Я думаю, что этот вопрос бесконечно облегчается для нас тем, что у нас имеется уже носитель Патриарших полномочий, поэтому я полагаю, что избрание со всеми подробностями, которые обычно сопровождают его, для нас является как будто бы и не нужным. Я считаю, что никто из нас, епископов, не мыслит себе другого кандидата, кроме того, который положил столько трудов для Церкви в звании Патриаршего Местоблюстителя".

Ответом на предложение митрополита Алексия был возглас Преосвященных: "Просим, просим! Аксиос, аксиос, аксиос". Один из архиереев сказал: "Полное единодушие всего епископата". Все встали и трижды пропели "Аксиос".

Интронизация новоизбранного Патриарха состоялась в Богоявленском Патриаршем соборе 12 сентября, в день памяти святого князя Александра Невского, небесного покровителя Русской земли.

8 октября 1943 года был образован Совет по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме СССР под председательством Георгия Карпова. Новая политика советского государства по отношению к Церкви, к сожалению, не предполагала равенства сторон и взаимных обязательств. Абсолютное всевластие Сталина и Политбюро исключало всякую возможность для Церкви эффективно настаивать на соблюдении своих прав. По существу никакого договора между Церковью и государством, который определял бы новое положение вещей, не было. Был широкий жест "милости" безбожной власти к прежде гонимой ею Церкви. Проистекал он вовсе не из личного произвола и каприза Сталина. За всем этим стоял трезвый политический расчет и понимание того, что искоренение религии - цель утопическая и недостижимая. Предпочтение было отдано иному, более трезвому соображению: Карпов и его ведомство отныне должны были не гнать Церковь, а наблюдать за умонастроениями в церковной среде, выявлять нелояльные элементы и искоренять их.

И все же... Церковь получила теперь, после встречи митрополита Сергия со Сталиным, возможность назначать епископов на вакантные кафедры, открывать новые приходы, возобновлять духовное образование и церковную печать.

Не дожив года до Победы в Великой Отечественной, он скончался 15 мая 1944 года в возрасте 77 лет. Патриарх был погребен в Никольском приделе Богоявленского кафедрального собора в Елохово 18 мая 1944 года.

О роли Святейшего Патриарха Сергия в жизни Церкви с позиции дня сегодняшнего его преемник на Московском Первосвятительском Престоле - Святейший Патриарх Алексий II сказал:

"Выдающийся богослов и церковно-общественный деятель, отличавшийся глубокой, но отнюдь не "кабинетной" ученостью, он столкнулся с попыткой тоталитарных властителей полностью уничтожить канонический церковный организм. Перед лицом этой опасности - а она для православного христианина угрожает не просто кризисом церковной администрации, но, прежде всего, утратой возможности прибегать к богослужению и Таинствам, без которых немыслимо спасение, - Патриарх Сергий употребил все усилия, чтобы, не поступившись верой и канонами, как это сделали обновленцы, сохранить для верующих возможность припадать к духовной сокровищнице Церкви".

http://stoletie.ru/tayna/070214132257.html




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме