Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русские имена в Антарктиде

Андрей  Гавриленко, Красная звезда

07.02.2007

Если сегодня в какой-нибудь обычной московской средней школе задать вопрос старшеклассникам: "Кто открыл Америку?", наверное, большинство ответят без запинки. Конечно же, известный мореплаватель Христофор Колумб. А вот знают ли наши школьники, да и большинство граждан России о том, кто открыл самый труднодоступный материк планеты - Антарктиду?
А ведь сделали это моряки нашего Отечества. Первыми в истории человечества к берегам загадочной земли Южного полушария подошли корабли русской высокоширотной экспедиции. А именно шлюпы "Восток" и "Мирный" под командованием капитана Ф.Ф. Беллинсгаузена и лейтенанта М.П. Лазарева. Произошло это в далеком 1820 году. Российские моряки обошли вокруг Антарктического материка, несколько раз приблизившись к его берегам, и таким образом в общих чертах определили его очертания.
Экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева продолжалась 751 сутки. Из них в Южном полушарии корабли находились 535 дней, причем 122 дня - южнее шестидесятой параллели и 100 дней - во льдах. За все время плавания экспедиционные корабли прошли в общей сложности почти 50 тысяч миль, что более чем в два раза превышает длину экватора. Русская антарктическая экспедиция была замечательна еще и тем, что она собрала ценнейшие сведения о природе Южного полушария и совершила ряд географических открытий в других районах Мирового океана. За время плавания было открыто 29 островов, из них два - у берегов Антарктиды. Астрономические определения географических координат, в которых находились экспедиционные суда во время плавания, а следовательно, и карты, составленные экспедицией, отличались исключительной точностью.
Вблизи ледяного континента были предприняты уникальные научные наблюдения, обогатившие науку важными сведениями о природе полярной области. Так, наблюдения за волнением, распределением морских льдов и айсбергов, а также за течениями позволили составить представление о тех районах Южного океана, о которых раньше ничего не было известно. По данным магнитных наблюдений, весьма тщательно выполнявшихся в экспедиции, Беллинсгаузен вычислил координаты магнитного полюса в Южном полушарии на 1819-1821 гг. Это были первые сведения о положении Южного магнитного полюса, основанные на наблюдениях, выполненных непосредственно в Антарктике.
Первая русская антарктическая экспедиция, открыв ледяные берега Антарктиды со стороны Африки и скалистые горы Земли Александра I в юго-восточной части Тихоокеанского сектора Южного океана, положила начало открытию остальных частей Антарктического континента. Кроме того, кругосветное плавание русских кораблей вблизи берегов Южнополярного материка среди дрейфующих льдов и айсбергов развеяло легенду о недоступности антарктических вод в высоких широтах.
24 июня 1821 года "Восток" и "Мирный" вернулись в Кронштадт. Цель первой в истории кругосветной антарктической экспедиции была полностью достигнута. Наблюдений и исследований проведено столько, что Фаддею Фаддеевичу потребовалось целых три года для обработки записей в вахтенных журналах и других собранных материалов. Началась подготовка к изданию книги, которое было осуществлено в 1831 году.
РОССИЯНЕ были и одними из первых, кто ступил на землю Антарктики. Это сделали в январе 1911 года Дмитрий Горев и Антон Омельченко, участвовавшие в экспедиции Р. Скотта. В то же время прибыл в Антарктиду и Александр Степанович Кучин - штурман и руководитель океанографических работ на экспедиционном норвежском судне "Фрам", на котором Р. Амундсен подошел к краю шельфового ледника Росса, чтобы затем на собаках совершить поход к Южному полюсу.
О первых русских людях, побывавших на Ледяном континенте, напоминают сегодня названия на географической карте: ледник Кучина на Земле Уилкса, бухта Омельченко на Берегу Отса, остров Горева вблизи Берега Правды в море Дейвиса и пик Дмитрия на полуострове Росса.
Советские ученые стали одними из первых на нашей планете, кто стоял у истоков широких океанографических исследований в южнополярных районах. Еще в начале тридцатых годов прошлого столетия они планировали экспедицию в Антарктиду. Тогда предполагалось использовать китобойную флотилию акционерного Камчатского общества "Алеут". На судах этой флотилии, а также с помощью самолета, базировавшегося на китобойной базе, намечалось обследовать обширный район начиная от Земли Эндерби на западе и моря Росса на востоке. Программой научных исследований предусматривались океанографические, гидрографические и гидрологические работы в водах Южного океана, а также гляциологические и аэрометеорологические наблюдения. Кроме того, намечались геологические и геоморфологические исследования на материке. Проект этой экспедиции был обсужден в ряде научных учреждений Ленинграда. Однако экспедиция не состоялась, поскольку власти Южно-Африканского Союза - такое название тогда носила Южно-Африканская Республика, отказались снабдить советскую китобойную флотилию топливом.
Советские исследования в Антарктике начались более 20 лет спустя. Флагманское судно первой советской антарктической экспедиции - дизель-электроход "Обь" - отправилось в рейс из Калининграда 30 ноября 1955 года. Через полмесяца, 14 декабря, из этого же порта к берегам Антарктиды отправилось второе экспедиционное судно - дизель-электроход "Лена", а через день вслед за "Обью" и "Леной" направилось еще одно экспедиционное судно. Это был небольшой теплоход "Рефрижератор N 7", задачей которого была доставка в Антарктиду продовольствия для участников экспедиции.
Экспедиция для того времени была хорошо оснащена. Авиационный отряд имел четыре самолета и два вертолета, наземный транспортный отряд - 13 гусеничных тракторов и бульдозеров, четыре гусеничных вездехода ГАЗ-47, десять грузовых автомобилей со специально оборудованными кузовами (походные радиостанции, авторемонтные мастерские, электростанции и т. д.), автомобиль ГАЗ-69. Кроме того, полярники взяли с собой 50 ездовых колымских собак с нартами. Экспедиция располагала также вспомогательными плавсредствами, предназначенными в основном для выгрузки кораблей: буксирным катером ледокольного типа, двумя баржами, понтонами и мотоботами.
Для создания первого научного поселка на берегу Ледяного континента экспедиции был придан строительный отряд из 90 человек. Возглавлял первую советскую антарктическую экспедицию сотрудник Арктического и антарктического научно-исследовательского института, доктор географических наук Герой Советского Союза М.М. Сомов.
5 января 1956 года "Обь" достигла цели. Был тихий солнечный полдень, когда экспедиционный корабль остановился у кромки припая. С борта хорошо был виден берег Антарктиды (впоследствии он был назван Берегом Правды). На юге над ровной поверхностью припая возвышался ледяной обрыв высотой 12-15 метров, за которым, постепенно поднимаясь, уходила за горизонт заснеженная поверхность ледникового щита.
Сразу же после швартовки судна для рекогносцировки была выслана небольшая лыжная партия, в которую вошли начальник морской экспедиции профессор В.Г. Корт, гляциологи профессора Г.А. Авсюк и П.А. Шуйский, кинооператор А.С. Кочетков и корреспондент газеты "Комсомольская правда" А.Р. Барашев. Возглавил эту партию метеоролог профессор А.М. Гусев, заслуженный мастер спорта по альпинизму. Вслед за ними пешком на берег отправились еще двое - географ профессор К.К. Марков и геолог профессор О.С. Вялов. Эти восемь человек были первыми советскими людьми, ступившими на берег Ледяного континента.
Вот как описывал это событие А.М. Гусев: "Подъем на барьер оказался очень простым, и мы считали уже, что находимся на материке. Но когда прошли несколько дальше от барьера по направлению к камням, то обнаружили огромную трещину, преградившую дальнейшее продвижение. Вскоре стало ясно, что это не трещина - она была слишком широка. Мы выяснили, что находимся не на материке, а на огромном айсберге, вероятно, недавно отделившемся от основного оледенения, но еще сидящем на грунте и не начавшем плавание: внизу между нами и противоположным краем виден был частично взломанный припай с лежащими на нем обломками льда. Это было сравнительно недалеко от цели нашей разведки - гряды камней и не сулило ничего хорошего. Действительно, раз здесь лед движется, то участки склонов вблизи камней может постигнуть такая же участь, которая постигла тот, на котором мы находились.
Пришлось вновь спуститься на припай и по нему пройти немногим больше километра к западу. На барьер решили выходить в самом близком к камням месте. Здесь обрыв был раза в два выше того, где мы поднимались в первый раз. На барьер вел острый снежный гребень, надутый зимой. Он был не очень удобен для подъема, тем более что в средней части был разорван. Но более подходящее место из-за недостатка времени найти было трудно, и мы направились по нему на ледник. Когда мы проходили через разрыв гребня, выяснилось, что он возник в результате приливо-отливных явлений в океане: припай вместе с уровнем воды то приподнимался, то опускался, и у места его соединения с неподвижным ледяным барьером материка образовалась приливо-отливная трещина. Естественно, что это привело к разрыву снежного гребня, перекинутого с барьера на припай. Трещина "дышала". Значит, сюда проникала подо льдом длинная пологая зыбь из океана и заставляла перемещаться относительно друг друга края трещины. От этого медленно перемещались и края разорванного гребня. Из трещины были слышны скрежет и булькание от падающих в воду кусков снега и льда.
Теперь уже не было никакого сомнения в том, что мы вышли на материк".
Поиски места для строительства базы были продолжены уже с помощью авиации. После нескольких рекогносцировочных полетов западнее стоянки корабля напротив острова Хасуэлл, где обрывистый ледяной берег материка, возвышающийся над морем на 12-16 метров, делает изгиб почти под прямым углом, были обнаружены четыре небольших скалистых холма, черневших среди заснеженного ледникового покрова у самого берега. Наиболее крупный холм, расположенный на конце полуострова, в самом широком месте имел метров 300-400. Остальные выходы коренных пород были значительно меньше. К северу от этого холмистого полуострова, названного впоследствии полуостровом Мирный, над поверхностью моря возвышались 17 скалистых островков, самый большой из которых, остров Хасуэлл, имел около полутора километров в поперечнике и высоту почти 100 метров.
15 января началась выгрузка строительных материалов и экспедиционного оборудования, доставленного на "Оби". Грузы непрерывным потоком подавались из раскрытых трюмов корабля на большие тракторные сани, стоящие у борта на припае. Затем трактора тащили сани на берег, к месту строительства обсерватории. Разгрузка велась круглые сутки. Строители, распланировав поселок, начали собирать металлические фундаменты, на которых вскоре стали появляться стены первых домов поселка. Всего в Мирном первой экспедицией было сооружено 21 здание. Жилые дома образовали улицу, названную именем Ленина.
На юго-западной окраине поселка были разбиты две взлетно-посадочные полосы и оборудована площадка для стоянки самолетов. Царившее здесь веками белое безмолвие нарушилось гулом авиационных двигателей.
В разгрузке и строительстве обсерватории участвовали все: члены экипажей судов, строители, ученые, руководители и рядовые члены экспедиции. Погода далеко не всегда благоприятствовала полярникам. Уже 18 января разыгрался первый ураган. Сильный ветер начал ломать припай, на котором находились трактора и снятые с корабля грузы. Часть из них удалось поднять обратно на палубу судна, остальные с большим трудом были доставлены на берег. В дальнейшем разгрузка судов и строительные работы еще не раз прерывались из-за налетавших ураганов и метелей.
Менее месяца потребовалось для создания научной станции в Антарктиде. 13 февраля над первым советским научным поселком, расположенным точно на Южном полярном круге, был поднят Государственный флаг Советского Союза, и обсерватория Мирный, названная именем одного из парусных кораблей экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, вступила в строй действующих научных станций.
Еще до завершения строительства обсерватории, 11 февраля, в Мирном были начаты систематические метеорологические наблюдения. Затем по мере окончания строительства отдельных сооружений и установки в них научного оборудования объем наблюдений постепенно расширялся. К концу мая в Мирном уже выполнялся полный комплекс научных наблюдений, предусмотренных программой экспедиции.
С первых же дней прибытия экспедиции в Антарктиду начались рекогносцировочные исследования прилегающих районов с помощью авиации. Поскольку эта область континента была еще очень мало изучена, почти в каждом полете советские исследователи получали новые сведения. Так, в результате полета 16 января вдоль побережья на восток до Берега Нокса было обнаружено много неизвестных ранее островов и выходов коренных горных пород, замечены изменения в очертаниях шельфового ледника Шеклтона. Во время многочисленных полетов с посадками в различных пунктах побережья участники экспедиции провели геологические, гляциологические, гравиметрические, магнитные, метеорологические, биологические и другие наблюдения. В этих районах была выполнена также аэрофотосъемка. В море Дейвиса и прилегающих районах Южного океана в течение всего года проводилась регулярная авиационная ледовая разведка, которая дала первые сведения о ледовом режиме этих вод.
Было совершено несколько полетов и в глубину континента. Так, 25 февраля самолет Ил-12 побывал в районе геомагнитного полюса, где планировалось создать станцию Восток. В начале марта был предпринят длительный разведывательный полет в район, где намечалось построить станцию Советскую. Во время этих полетов было впервые установлено, что во внутренних районах Восточной Антарктиды высота поверхности ледникового покрова достигает 3,5-4 километров.
2 апреля 1956 года из Мирного в глубину Ледяного континента вышел первый санно-тракторный поезд. Он состоял из двух тракторов С-80 и шести саней. В походе участвовали 11 человек, возглавил его начальник экспедиции М.М. Сомов. Поход проходил в трудных условиях. Наступала южнополярная зима. С каждым днем сокращался период светлого времени. Уже через два дня, удалившись от Мирного на 55 километров, поезд оказался на высоте 1.000 метров, и по мере движения вперед высота все возрастала. Низкие температуры, постоянные сильные ветры и метели затрудняли движение и исследовательские работы, однако участники похода на протяжении всего пути проводили метеорологические, аэрологические, гляциологические, магнитные, астрономические и актинометрические наблюдения, а также сейсмозондирование ледникового покрова. Пройдя 375 километров, 4 мая поезд достиг своей цели. Здесь, на высоте 2.700 метров, была открыта первая внутриконтинентальная научная станция Пионерская...
В ПОСЛЕДУЮЩИЕ десятилетия было сделано немало в исследовании Южного материка, площадь которого около 14 миллионов квадратных километров, что почти в полтора раза больше территории Европы. В советских антарктических экспедициях в общей сложности участвовали не менее десяти тысяч человек. И негоже сегодня нам забывать, что у истоков исследований Антарктиды, которые продолжаются и в настоящее время, были славные сыны нашего Отечества.

http://www.redstar.ru/2007/02/07_02/4_05.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме